Стресс у осужденных

От стресса страдаем не только мы, но и наши домашние питомцы. Особенно в раннем возрасте. В нашей статье мы поговорим о стрессе у котят.

Стресс – это эмоциональная или (и) физиологическая реакция организма на воздействие окружающих факторов. Другими словами, это изменения в поведении и самочувствии, вызванные сильными раздражающим фактором или несколькими факторами.

К сожалению, нельзя привести точный перечень таких факторов абсолютно для всех котят и взрослых кошек. У каждого питомца свои особенности психики и свой уровень стрессоустойчивости. Но можно выделить наиболее распространенные причины стресса.

Кроме того, узнавая своего питомца все лучше и лучше, вы научитесь понимать, какие ситуации заставляют его нервничать, и сможете либо избегать их, либо заранее подготавливать к ним питомца.

Наиболее распространенные причины стресса у котят

— Отрыв от матери и переезд в новый дом,

— новая обстановка, новые люди вокруг, новый распорядок дня,

— резкие изменения в рационе питания,

— наличие других питомцев в доме,

— визиты к ветеринарному врачу,

— участие в выставках,

— расставание с хозяином,

— громкий шум (гром, вечеринки, петарды и пр.), и многое другое.

После отрыва от матери котенку предстоит открыть для себя целый мир, познакомиться с новыми людьми (а, возможно, и с питомцами), постичь навыки воспитания и научиться правильно вести себя в новой семье. Это одновременно интересное и очень сложное время, поэтому неудивительно, что котята так подвержены стрессу. Но какой бы распространенной проблемой ни был стресс, его влияние на организм нельзя недооценивать. Ослабленный иммунитет, бессонница, потеря аппетита, развитие различных заболеваний – вот одни из традиционных последствий стресса. Поэтому заботливый хозяин ни в коем случае не должен пускать ситуацию на самотек: со стрессом можно и нужно бороться.

Почему стресс особенно опасен для котят?

До взросления котенку предстоит проделать долгий путь. Организм малыша развивается и формируется минимум до года, ежедневно затрачивая на это огромное количество энергии. В первые месяцы жизни иммунная система котенка очень слаба, и ей не всегда по силам справиться даже с незначительными инфекциями. Стресс, в свою очередь, еще более ослабляет и без того не окрепший организм, мешая его развитию и повышая риск развития заболеваний. Именно поэтому он так опасен для котят.

Стресс у котенка: симптомы

Выше мы говорили, что причины стресса у каждого питомца могут быть разными. То же самое происходит с симптомами. К примеру, один котенок в состоянии стресса становится вялым, а другой, напротив, гиперактивным. Но если выделить наиболее распространенные симптомы стресса, мы получим следующее:

— вялость или гиперактивность,

— туалет в неположенных местах,

— отказ от общения,

— бессонница, и пр.

Нередко «вредные привычки» котенка – это вовсе не привычки, а попытки малыша сообщить хозяину о своем беспокойстве. Из-за стресса котята могут игнорировать лоток, царапать обои, портить личные вещи хозяев и на фоне общего беспокойства проявлять агрессию: царапаться и кусаться. Поэтому если вы заподозрили у котенка стресс – как можно быстрее начните с ним борьбу. Главное, грамотно!

Лечение и профилактика стресса

Что делать, если у котенка стресс? В первую очередь по возможности устраните причину. Конечно, если стресс вызван приходом гостей или визитом к ветеринарному врачу – сделать это несложно, но как быть, если котенок переживает из-за переезда или смены хозяина?

Каким бы ни был стресс – кратковременным или продолжительным, лучшее лекарство от него – это ваша забота, внимание и терпение. Будьте ласковы, постарайтесь отвлечь малыша от негативных ассоциаций, угостите его лакомством, приобретите специальные игрушки, чтобы котенок не скучал. Для нормализации поведения: устранения нервозности и беспокойства, дайте котенку какое-либо успокаивающее средство для кошек, основанное на травах (они продаются без рецепта). Главное, выбрать натуральное и безопасное средство, без седативного эффекта (например, антистресс для кошек 8in1 и пр.). Такие препараты можно использовать не только для лечения, но и для профилактики стресса. К примеру, если вы запланировали поездку в ветклинику, накануне согласно инструкции дайте котенку средство. Это позволит подготовить нервную систему к стрессовой ситуации и снизить ее выраженность.

Важно понимать, что кратковременный стресс не имеет ничего общего с хроническим стрессом и фобиями. Если у вашего питомца сильное, продолжительное нервное напряжение или нарушения психики, лечение прорабатывается совместно с ветеринарным врачом и, возможно, зоопсихологом. Как и с другими серьезными заболеваниями, шутить с этим нельзя: хронический стресс и фобии сами по себе не пройдут.

Не забывайте, что во многом физическое и эмоциональное самочувствие вашего питомца зависит от вас самих. От того, как вы о нем заботитесь и как относитесь к нему. Будьте внимательны, не прибегайте к физическим методам наказания и основывайте ваши отношения исключительно на дружбе и доверии.

hvost.news

Пенитенциарный стресс и особенности его проявления у осужденных, подозреваемых, обвиняемых 1125

Дебольский М.Г., кандидат психологических наук, заведующий кафедрой пенитенциарной психологии факультета юридической психологии МГППУ, Москва, Россия, mdebolsky@mail.ru

Full Text (PDF, 628 kb)

Citation Google Scholar

Проблема стресса достаточно глубоко изучена в общей, экстремальной, организационной психологии. Однако в юридической и пенитенциарной психологии проблема проявления стресса не получила столь широкого освещения.

Нахождение в пенитенциарном учреждении предполагает жизнь в экстремальных условиях, т. е. на индивида действует большое количество фрустрирующих и стрессогенных факторов пенитенциарной среды. Пенитенциарный стресс, как правило, негативно влияет не только на здоровье человека, отбывающего наказание, но и способствует различным деструктивным проявлениям (конфликты, суицид [2, c. 1–2], противоправные действия). Целью нашей работы стало выявление степени распространенности пенитенциарного стресса и особенностей его проявления у осужденных, подозреваемых, обвиняемых в связи с необходимостью разработки рекомендаций по его учету в процессе содержания данных лиц в СИЗО и исправительных учреждениях. Объектом исследования стал пенитенциарный стресс у подозреваемых, обвиняемых, осужденных, предметом исследования стали факторы, влияющие на формирование пенитенциарного стресса и особенности его проявления. Гипотезами исследования стали следующие предположения: пенитенциарный стресс (дистресс) у подозреваемых и обвиняемых встречается чаще чем у осужденных; проявление пенитенциарного стресса взаимосвязано с этапом отбывания наказания; проявления пенитенциарного стресса связано с криминальным опытом осужденных, подозреваемых, обвиняемых; проявление пенитенциарного стресса связано с индивидуально-психологическими характеристиками осужденных, подозреваемых, обвиняемых; проявление пенитенциарного стресса взаимосвязано с актуальным состоянием субъекта (тревога, фрустрация).

Теоретические предпосылки исследования

Понятие «стресс» было введено в 30-е гг. XX в. Г. Селье [8]. Данный термин определяется как неспецифическая реакция организма в ответ на любое требование. Стресс рассматривался как особый тип приспособительной реакции на сверхсильный раздражитель – стрессор, данная реакция является интегральной. При этом неспецифическим данное состояние является, поскольку стрессором в данном случае может выступать любое требование к перестройке привычных вариантов реагирования. Исследователь разделил изучаемый феномен на физиологические и психофизиологические составляющие «неспецифического адаптационного потенциала», описал его проявления и динамику.

Подход Г. Селье и его последователей можно назвать биологическим. Биологический стресс, являясь реакцией на сверхсильный раздражитель (сильные физические и нервно-психические нагрузки), включает в себя три стадии реакции [11, с. 140]: стадия удивления или тревоги – мобилизация организма (защитных функций); стадия сопротивляемости – непосредственно адаптация – совладание с ситуацией; стадия истощаемости – упадок сил, дезадаптация (стадия не обязательна, соответствует понятию дистресс).

Р. Лазарус ввел понятие психологический стресс, автор определил данный феномен как специфическую реакцию организма, при которой активизируется познавательная деятельность, посредством которой индивид определяет для себя степень угрозы того или иного стимула и сопоставляет внешние условия с субъективной возможностью их преодоления [4, с.18]. Специфичность в данном случае заключается в том, что не любое требование может вызвать стрессовое состояние, а только лишь специфическое, т. е. воспринимающееся как угрожающее. Позиция данного автора является теоретической основной данного исследования.

В зависимости от стрессора выделяют различные виды стресса, среди которых пенитенциарный стресс. Лишение свободы – ситуационно-пролонгированная психогенная травма, связанная с невозможностью удовлетворить актуальные потребности, поэтому заключение считается экстремальной ситуацией для личности со своими специфическими раздражителями (стрессоры и фрустрирующие факторы) [10, c.52–54]. В данном случае основным стрессором выступает социальная депривация, вынужденное изменение привычного образа жизни и пенитенциарная среда, в которую попадает личность. Аналогами данного термина в отечественной литературе являются: «психическая дезадаптация», «психопатизация», «тюремизация», «синдром тюремной социальной депривации» и др. В зарубежной литературе синонимом термина «пенитенциарный стресс» является феномен «тюремного стресса», который рассматривается как ситуационная стрессовая реакция. Е.В. Ермасов [3, с. 86], определяет тюремный стресс как комплекс психологических переживаний индивида в условиях изоляции. Данный феномен является интегральной характеристикой физиологических, социальных, социально-психологических механизмов адаптации осужденного. При этом отечественный термин «пенитенциарный стресс» – состояние, возникающее вследствие изоляции. При изоляции правонарушителя можно наблюдать большое количество видов депривации, основная из которых – социальная депривация, кроме того – сенсорная, двигательная, психологическая, информационная, сексуальная, эмоциональная и проч.. М.Е. Сандамирский описал реакцию на стресс в виде нарушения психической адаптации осужденных [7].

А.М. Чириков интегрируя различные взгляды на пенитенциарный и тюремный стресс дает следующее определение: пенитенциарный стресс – «это комплекс психологических переживаний личности, оказавшихся в условиях искусственной изоляции» [10, с. 53]. Такое определение, по мнению автора, позволяет рассматривать пенитенциарный стресс как психологический. С.Б. Пономарев и соавторы, в свою очередь, дают следующее определение пенитенциарному стрессу – это специфическое явление, спровоцированное, в первую очередь, социальными причинами – вынужденной изоляцией от привычного окружения [9, c.6].

В.И. Петров и соавторы определили пенитенциарный стресс как расстройство адаптации [5, с.2]. При этом особенное внимание уделялось бытовым условиях осужденных.

Проанализировав подходы к изучению пенитенциарного стресса (Бартол К., 2004 [1, c. 336–338]; Ермасов Е.В., 2009; Пирожков В.Ф., 2001 [6, c. 361–365]; Пономарев С.Б., 2008; Сандамирский М.Е., 2001; Чириков А.М., 2012), мы предлагаем определить данный феномен следующим образом: пенитенциарный стресс – это субъективная реакция, представляющая собой комплекс психологических переживаний личности, оказавшейся в условиях изоляции, на стрессоры в виде факторов пенитенциарной среды, вызванных социальной изоляцией (ограничением свободы).

Факторы, влияющие на формирование пенитенциарного стресса условно можно разделить на внешние и внутренние. Основными внешними факторами, влияющими на личность, являются стрессоры, связанные с воздействием пенитенциарной среды. Второстепенным внешним фактором можно считать криминогенные характеристики. Внутренними факторами могут стать индивидуально-психологические характеристики личности и ее актуальное состояние (фрустрация и тревога).

Организация исследования и характеристика выборки

Исследование проводилось на базе ФКУ ИК №6 УФСИН России по Московской области. Выборку составили 69 человек мужского пола, отбывающих наказание в данной колонии общего режима. Из них 44% (31 человек) находятся в СИЗО при ИК №6, 56% (38 человек) непосредственно отбывают наказание в ИУ. Возраст обследуемых колеблется от 19 до 47 лет. Из общего количества испытуемых 4% имеют неоконченное среднее образование, 49% – среднее образование, 36% – среднее специальное образование, 11% – неоконченное высшее образование. Среди всех участников исследования ранее отбывали наказание 33%, впервые являются подсудимыми или осужденными 67%.

Методы и методики

Для достижения поставленных целей были использованы следующие методики: авторская анкета; диагностика состояний стресса К. Шайнера; шкала тревоги Спилбергера–Ханина, экспресс диагностика фрустрации В.В. Бойко 16 PF опросник Р. Кеттелла – форма С. Все использованные методики были апробированы на соответствующем контингенте. Статистическая обработка данных осуществлялась в программе IBM SPSS Statistics 22. Для анализа корреляционных связей использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Для выявления различий между двумя независимыми выборками использовался критерий Манна–Уитни. Для выявления различий между несколькими независимыми группами был использован критерий Краскала–Уоллиса для независимых выборок.

Обсуждение результатов исследования

По результатам исследования можно сделать вывод о том, что пенитенциарный стресс одинаково часто встречается как в исправительном учреждении, так и в СИЗО. На уровне значимости p=0,841>0,05 значимых различий в группах СИЗО и ИК не обнаружено. Из выборки 69 испытуемых, признаки стресса обнаружены у 45 человек (65% обследованных). Хотя в пенитенциарной литературе (А.Д. Глоточкин, В.Ф. Пирожков, А.И. Ушатиков, Б.Б. Козак, Ю.А. Дмитриев) отмечается, что лица, содержащиеся в следственном изоляторе, более подвержены стрессу, нежели в исправительной колонии, в нашем исследовании существенных различий в распространенности стресса не выявлено. Возможно, при увеличении выборки эти различия проявятся.

Пенитенциарный стресс наиболее часто проявляется на начальном этапе отбывания наказания и перед освобождением. Выявлены значимые различия распределений стрессового состояния (критерий Краскала–Уоллиса для независимых выборок) между группами «отбыли половину срока» и «отбыли меньше года»: р=0,006<0,05 , также значимые различия были выявлены между группами «отбыли половину срока» и «осталось меньше года до освобождения: р=0,011<0,05. Значимых различий в группах «отбыли меньше года» и «осталось меньше года до освобождения» не выявлено.

Рис. 1. Взаимосвязь стрессовой реакции и этапы отбывания наказания

Стрессовые реакции отмечаются чаще в начале отбывания наказание и перед освобождением (гистограмма 1). Однако причины таких пиков в первом и во втором случае разные. Можно предположить, что первый пик – «нахождение в местах лишения свободы меньше года» связан с периодом адаптации обвиняемого или осужденного к учреждению. В этот момент мы можем говорить о социальной депривации, изменении привычного образа жизни, влиянии новых стрессоров – факторов пенитенциарной среды, о неудовлетворенности актуальных потребностей и др. Второй пик, когда до освобождения осталось меньше года, может быть связан с волнением и тревогой вследствие необходимости подготовиться к новым условиям жизни. Этот момент сопровождается определенным кризисом деформировавшейся под влиянием пенитенциарного учреждения личности, которой вскоре необходимо будет приспособиться к новым условиям – жизни на свободе.

Пенитенциарный стресс отмечается чаще у тех, кто отбывает наказание впервые. На уровне значимости p=0,003<0,05 (критерий Манна–Уитни) выявлены значимые различия в группах, дифференцируемых по признаку наличия опыта отбывания наказания ранее.

Рис. 2. Взаимосвязь стрессового состояния и криминального опыта

В группе впервые отбывающих наказание в местах лишения свободы стрессовые состояния встречаются чаще, чем у тех, кто отбывал наказание ранее (гистограмма 2). Такие результаты могут быть связаны с наличием у ранее судимых обследуемых опыта преодоления пенитенциарного стресса при отбывании наказания в местах лишения свободы ранее.

Предположение о взаимосвязи личностных свойств, определяемых по тесту Кеттелла, и стрессового состояния у осужденных, подозреваемых и обвиняемых не нашло своего подтверждения. При исследовании личности значимых взаимосвязей выявлено не было по факторам (коэффициент ранговой корреляции Спирмена – приложение 2 П: 2.7–2.23): «замкнутость–общительность»(p=0,529), «интеллект» (p=0,159), «эмоциональная неустойчивость–эмоциональная устойчивость» (p=0,114), «подчиняемость–доминантоность» (p=0,979), «сдержанность–экспрессивность» (p=0,889), «подверженность чувствам–высокая нормативность поведения» (p=0,853), «робость–смелость» (p=0,554), «жестокость–чувствительность» (p=0,976), «доверчивость–подозрительность» (p=0,393), «практичность–развитое воображение» (p=0,755), «прямолинейность–дипломатичность» (p=0,852), «уверенность в себе–тревожность» (p=0,071), «консерватизм–радикализм» (p=0,441), «конформизм–нонконформизм» (p=0,810), «низкий самоконтроль–высокий самоконтроль» (p=0,944), «расслабленность–напряженность» (p=0,282), «адекватность самооценки» (p=0,154). Мы можем говорить лишь о некоторых личностных особенностях, оказывающих влияние на уровень тенденции, среди них: эмоциональная неустойчивость (p=0,114), личностная тревожность (p=0,128 – по методике «Шкала тревоги Спилбергера-Ханина»; p=0,071 – по методике «16 PFопросник Р. Кеттелл» ), адекватность самооценки (p=0,154). Представляется, что личностные особенности влияют скорее на вариативность проявлений стрессового состояния, нежели выступают в качестве детерминант стрессовой реакции. Другими словами, в силу существенной специфики исправительных учреждений на формирование стрессового состояния большее влияние оказывают не индивидуально-психологические характеристики, а внешние пенитенциарные стрессоры, которые в данной ситуации имеют более важное значение.

На основании проведенного исследования мы можем сделать вывод о взаимосвязи пенитенциарного стресса и актуального состояния субъекта. В рамках данного исследования среди актуальных состояний были выделены тревога и фрустрация. При уровне значимости p=0,05 (коэффициент ранговой корреляции Спирмена) мы можем сделать вывод о наличии средней корреляционной связи между состоянием стресса и уровнем ситуативной тревожности – состоянием тревоги (при коэффициенте корреляции 0, 464). Связь стрессового состояния с состоянием тревоги у осужденных, подозреваемых, обвиняемых теоретически обосновывается тем, что тревога является атрибутом стрессовой реакции, что особенно выражено на первых этапах развития стрессового состояния. При уровне значимости p=0,007 (коэффициент ранговой корреляции Спирмена – приложение 2, П 2.6) мы можем сделать вывод о наличии средней корреляционной связи между состоянием стресса и фрустрацией (при коэффициенте корреляции 0, 407). Взаимосвязь стрессового состояния с состоянием фрустрации, может объясняться тем, что стрессовая реакция возникает там, где появляется определенное препятствие при достижении желаемой цели и удовлетворении актуальных потребностей. Кроме того, обследуемым предлагался обширный перечень состояний, среди которых необходимо было выделить те, которые осужденные наиболее часто испытывали. Преимущественно отмечались следующие состояния: усталость, эмоциональное и физическое истощение, постоянная напряженность, тревога, раздражение и агрессия, одиночество, подавленность.

В рамках данного исследования было выявлено, что психокоррекция стрессовых состояний необходима как во время нахождения в СИЗО, так и непосредственно в ИК. Однако для психологической работы такого плана в СИЗО пока не предоставляется возможностей, соответственно, внимание необходимо сконцентрировать на осужденных.

В ИК можно выделить следующие группы нуждающихся в профилактике и психокоррекции стрессовых состояний: осужденные на этапе адаптации (находятся в местах лишения свободы меньше года) и осужденные, которым до освобождения осталось меньше года. При этом психологическая работа с каждой из категорий будет иметь различную направленность. В первой группе, целью психокоррекционной работы станет улучшение адаптации, необходимо помочь данным субъектам приспособиться к условиям ИУ с минимальным ущербом для личности. Во втором случае появляется необходимость подготовить осужденных к освобождению, проработать планы на будущее, снять тревогу и напряжение.

Также можно выделить группы по признаку отбывания наказания ранее. Здесь отдельно необходимо выделить впервые отбывающих наказание, у которых степень субъективной угрозы пенитенциарных стрессоров будет соответственно более высокой, чем у отбывавших наказание ранее.

Мишенями воздействия могут стать: состояние фрустрации и состояние тревоги.

А. Концептуального характера.

1. Психологический стресс (Р. Лазарус) – специфическая реакция на внешние и внутренние раздражители, при которой активизируется познавательная деятельность, посредством которой индивид определяет для себя степень угрозы того или иного стимула и сопоставляет внешние условия с субъективной возможностью их преодоления. Соответственно, стрессором может выступать как объективно негативная ситуация, так и ситуация, субъективно воспринимая как стрессовая.

2. Проанализировав подходы к изучению пенитенциарного стресса К. Бартола, Ю.А. Дмитриева, Е. В. Ермасова, В.С. Мухиной, В.Ф. Пирожкова, С.Б. Пономарева, М.Е. Сандамирского, А.М. Чирикова, мы определяем данный феномен следующим образом: пенитенциарный стресс – это субъективная реакция, представляющая собой комплекс психологических переживаний личности, оказавшейся в условиях изоляции, на стрессоры в виде факторов пенитенциарной среды.

3. Основными внешними факторами, влияющими на формирование стрессового состояния, являются стрессоры, связанные с воздействием пенитенциарной среды. Второстепенным внешним фактором, влияющим на личность, является криминальный опыт обследуемого. Внутренними факторами, влияющими на формирование стрессового состояния, являются индивидуально-психологические характеристики и актуальное состояние.

Б. На основе результатов эмпирического исследования.

1. Стрессовые состояния одинаково часто встречаются как в исправительном учреждении, так и в СИЗО.

2. Пенитенциарный стресс наиболее часто проявляется на стадии адаптации к исправительному учреждению и перед освобождением. Первый пик вероятнее всего связан с периодом адаптации обвиняемого или осужденного к учреждению. В этот момент мы можем говорить о социальной депривации, изменении привычного образа жизни, влиянии новых стрессоров – факторов пенитенциарной среды, неудовлетворенности актуальных потребностей и др. Второй пик может быть связан с волнением и тревогой вследствие необходимости подготовиться к новым условиям – жизни на свободе.

3. В группе впервые отбывающих наказание в местах лишения свободы стрессовые состояния встречаются чаще, чем у тех, кто отбывал наказание ранее. Такие результаты могут быть связаны с наличием у ранее судимых обследуемых опыта преодоления пенитенциарного стресса при отбывании наказания в местах лишения свободы ранее.

4. Проявление пенитенциарного стресса не связано с индивидуально-психологическими характеристиками осужденных подозреваемых, обвиняемых. Однако соответствующие тенденции отмечаются по следующим характеристикам: высокий уровень личностной тревожности, эмоциональная неустойчивость, адекватность самооценки.

5. Проявление пенитенциарного стресса связано с состоянием тревоги у осужденных, подозреваемых, обвиняемых. Теоретически такая связь обосновывается тем, что тревога является атрибутом стрессовой реакции, что особенно выражено на первых этапах развития стрессового состояния.

6. Проявление пенитенциарного стресса связано с состоянием фрустрации у осужденных, подозреваемых, обвиняемых. Теоретически такая взаимосвязь обосновывается положением о том, что стрессовая реакция возникает там, где появляется определенное препятствие при достижении желаемой цели и удовлетворении актуальных потребностей.

7. Наиболее часто осужденные отмечают у себя следующие состояния:

psyjournals.ru

Стресс у кошек: симптомы и лечение

Слово “стресс” последнее время стало модным в лексиконе практически каждого человека. Любую ситуацию, выходящую за рамки привычного, устоявшегося образа жизни принято считать стрессовой, но так ли это на самом деле и, что есть депрессия для кошки, попытаемся разобраться в этой статье.

Начать, пожалуй, стоит с главного, а именно с определения понятия, что же такое стресс у кошек: напряженное состояние нервной системы, возникающее, как ответная реакция на внешние раздражители (стрессоры). Стрессовое состояние входит в большую группу заболеваний под общим названием — неврозы.

Стрессовая реакция — это не простое нарушение эмоционального состояния кошки, на которое не стоит обращать внимание, как думают многие: зачем лечить итак само пройдет. Вот здесь и кроется большая ошибка. Дело в том, что в результате длительного воздействия раздражителей, о которых речь пойдет чуть позже, меняется не только поведение питомца, а происходят глубокие изменения во внутренних органах и системах. Эти метаморфозы — следствие попытки организма приспособиться к стрессовым факторам, когда же адаптация проходит слишком долго или неудачно, природная защита дает сбой и появляются новые болезни.

Многие привыкли думать, что стрессоры могут носить только психологический характер, на самом же деле выделяют несколько их видов:

  • Физические — воздействие температуры на кошку (ожог, обморожение, резкая смена холода на жару и наоборот), влажность, солнечный удар, удар электрическим током, болезненные травмы с обширным повреждением покровов тела и обильным кровотечением;
  • Химические — в эту группу относят любые ядовитые или раздражающие вещества, способные привести к отравлению (бытовая химия, лекарства и т.д.). Кстати, даже табачный дым, пущенный ради «прикола» в нос кошке, или запах алкоголя может стать причиной стресса;
  • Биологические — длительное голодание, недостаточное поступление питательных веществ и витаминов, инфекции любой этиологии (вирусы, грибы, бактерии).
  • Психические — наверное, самая большая и часто встречающаяся у кошек группа стрессоров, на которой стоило бы остановиться чуть-чуть подробнее.
  • Эмоциональный стресс у кошек

    Итак, психологический стресс — результат перевозбуждения нервных центров головного мозга, отвечающих за эмоции (страх, беспокойство, испуг и т.д.).

    Причины могут быть разными, вот некоторые из них:

  • переезд на новое место жительства,
  • резкая смена климата и окружающей обстановки,
  • транспортировка,
  • появление в доме новых жителей,
  • страх одиночества,
  • потеря хозяина или его предательство,
  • отсутствие общения со стороны человека — ему вдруг стало некогда заниматься питомцем или появился новый объект обожания,
  • ограничение передвижения по дому — для свободолюбивой кошки, любящей ходить, где ей вздумается, такое ограничение невыносимо.
  • Степень проявления во многом зависит:

    • от крепости нервной системы кошки: у одних неожиданный громкий звук (гром или соседский перфоратор) — вызовет обморок, а другие продолжат мирно спать, не поведя и ухом;
    • от привычки — например, если животное с детства часто возили в автомобиле или переезжали с ним с места на места, то ни о каком стрессе, во всяком случае с глубокими функциональными изменениями, не может быть и речи. Максимум, что произойдет — небольшое нервное потрясение, которое быстро проходит, особенно, если уделить питомцу должное внимание и уход.
    • Какие симптомы стресса у кошек

      Признаки нельзя назвать специфическими и у каждого отдельно взятого животного они будут выражены по-разному: сильнее или слабее. Кроме того, они зависят от фазы стресса, которых выделяют три.

      Первая фаза — реакция тревоги (стадия мобилизации), которую довольно легко упустить из виду, особенно невнимательному владельцу, который не умеет отличить болезненное состояние питомца от эмоционального потрясения.

      Физиологически стадия проявляется:

    • снижением мускульного тонуса,
    • кратковременным падением температуры тела,
    • снижением давления,
    • учащенным дыханием,
    • потерей аппетита, его снижение или, наоборот, чрезмерное обжорство.
    • Из явлений нервозного характера отмечается следующее:

    • гипертрофированная тяга к чистоплотности — кошка целыми днями вылизывает себя вплоть до образования залысин;
    • повышенная возбудимость или апатия ко всему происходящему;
    • паническое состояние (метание из стороны в сторону, дикий вопль, слюнотечение, недержание мочи).
    • Изменения происходят и во внутренних органах: локальные кровоизлияния на слизистых оболочках во внутренних органах, чаще всего в кишечнике, что может проявиться диареей.

      Вторая фаза — фаза адаптации или резистентности, когда состояние животного нормализуется. При купировании стресс-факторов эта стадия считается стадией выздоровления, когда организм полностью справился с проблемой.

      Третья фаза — фаза истощения, когда действие раздражителей продолжается, а защитная система животного не справляется с нагрузкой. Характеризуется глубокой апатией и равнодушием ко всему происходящему, дистрофией, функциональными нарушениями в головном мозге, что в итоге может привести к гибели животного.

      Как лечить стресс у кошек?

      Из всего вышесказанного, вполне логично, что стресс лечить необходимо, а вот какими методами решать специалисту. Для одних животных будет достаточно исключить воздействие раздражителей, чтобы они пошли на поправку, а другим придется давать снотворные или психотропные лекарственные вещества, чтобы локализовать негативный процесс. Опять-таки медикаменты должен назначать ветеринарный врач, ни в коем случае нельзя самовольничать.

      Нередко в лечение стресса с успехом применяются методы медицинской психологии:

    • отвлекающий маневр — переключение внимание питомца на предметы, не связанные с раздражителем: нежное поглаживание или ласковый разговор быстро приведет кошку в состояние покоя;
    • физическая нагрузка — завлечение кошки в активные игры, частые прогулки на свежем воздухе;
    • фобия-терапия проводится с осторожностью, так как нервное перенапряжение только усугубит ситуацию. Фобии бывают разные — боязнь улицы, чужих людей, машины и т.д. Дозированное приучение к страху, поможет заставить питомца перестать бояться. В случае с улицей можно попробовать следующий метод: животное каждый день на несколько минут выносят во двор; со временем придет осознание несуществующей опасности.
    • Минимизировать или полностью исключить воздействия эмоциональных стрессовых факторов на кошку можно с помощью успокаивающих препаратов на основе трав (типа стоп-стресс). Дают их за несколько дней до предполагаемого изменения привычного уклада кошачьей жизни: посещение ветеринарного врача или грумминг-салона, переезд, перестановка мебели и т.д.

      Спасибо за подписку, проверьте почтовый ящик: к вам должно прийти письмо с просьбой подтвердить подписку

      kotobormot.ru

      Раздел III. Психология тюремной среды

      Глава 20. Психологическая характеристика адаптации осужденных к среде исправительных учреждений

      20.1. Понятие психологической адаптации осужденных

      Чем раньше человек попадает в сферу действия уголовной юстиции, тем дольше он остается в ней. Это обусловлено двумя взаимосвязанными и усиливающими друг друга причинами.

      Во-первых, отклонения индивида, носящие социальный и эмоциональный характер, затрудняют его успешное приспособление к жизни в обществе. Во-вторых, тюремная обстановка еще более усугубляет эти отклонения и приводит его к институционализированной апатии и зависимости, которые снижают возможность успешного приспособления на свободе.

      Тюремное сообщество характеризуется принудительным равенством, при котором со всеми обращаются одинаково.

      Цель тюремного заключения состоит в тотальном контроле, при осуществлении которого главное место отводится силе (В. Фокс, 1980).

      Фрустрации и лишения ведут к созданию тюремной субкультуры. У заключенных существует общая проблема статуса, поскольку все они отвергнуты обществом. В свою очередь, они сами отвергают его. Насильственная близость с другими заключенными, сосредоточенными в одном месте под надзором и контролем многочисленной охраны, приводит к тому, что поведение каждого становится предметом официального или неофициального обсуждения.

      Адаптация достигается путем идентификации себя с другими обитателями тюрьмы. В ее основе лежит отказ от сотрудничества с властями и лояльность по отношению к заключенным. Лиц, усердно сотрудничающих с администрацией, подвергают психологическому наказанию: лишают социальных контактов в обстановке, где они и так ограничены, могут избить и даже убить. Психологические травмы и материальные лишения угрожают чувству самоуважения, защитным системам и социальной приспособленности личности, возникает чувство опасности в связи с вынужденными контактами с порочными людьми, поведение которых нельзя предсказать. Все это разрушает социальные ожидания человека, у него появляется ощущение неопределенности.

      Заключенные считают, что в тюрьме на человека самое большое влияние оказывает плохое обращение со стороны персонала и других заключенных вследствие ненадлежащего контроля и надзора внутри этого учреждения. Лишь немногие программы обучения, воспитания и досуга в тюрьмах действительно эффективны. Осужденный постоянно чего-нибудь боится и должен быть начеку, поэтому спустя некоторое время такие состояния начинают определять стиль всей жизни в исправительном учреждении.

      О. Уайльд ярко описал тюрьму в «Балладе Редингской тюрьмы»:

      За стены прячется тюрьма

      От солнца и луны,

      Что ж, люди правы: их дела,

      Как души их, черны –

      Ни вечный Бог, ни Божий сын

      Их видеть не должны.

      Там жизнь идет из года в год

      В зловонных конурах,

      Там смерть ползет из всех щелей

      И прячется в углах,

      Там, кроме похоти слепой,

      Все прах в людских сердцах,

      Мечты и свет прошедших лет

      Убьет тюремный смрад,

      Там для преступных, подлых дел

      Он благостен стократ.

      (Уайльд О. Избранные произведения. – М., 1961. Т. 1. С. 395-396.)

      Таким образом, лишение свободы влечет за собой негативные последствия:

      – осужденный изолируется от семьи и ближайшего окружения, теряет связь с постоянно изменяющимся обществом;

      – снижается самооценка преступника, он подвергается унижению и клеймению, что затрудняет его возвращение в общество после освобождения.

      В. Шаламов (1989) указывал, что каждая минута лагерной жизни – отравленная минута: заключенный ненавидит труд, он обучается лести, лжи, подлости. Возвращаясь на волю, он видит, что моральные барьеры отодвинулись куда-то в сторону. Оказывается, можно делать подлости и жить. Он ненавидит весь мир, оплакивая судьбу. К чужому горю он разучился относиться сочувственно. Он боится, раздавлен морально.

      Осужденный, которого отвергают и другие осужденные, и персонал тюрьмы, глубоко погрязнет в преступлениях, поскольку его ничто не останавливает.

      Позитивный процесс адаптации, правильное восприятие осужденным наказания и стремление измениться в лучшую сторону связаны со знанием механизмов и закономерностей адаптации и процесса ресоциализации.

      Если не удается обеспечить минимальное уважение к человеку, его достоинству, квалифицированную психологическую помощь, то позитивное воздействие уголовного наказания сводится к нулю.

      «Впечатления первых часов и дней в учреждении надолго, а иногда и навсегда определяют отношение к этому учреждению, а следовательно, все последующее поведение поступившего туда.» (Макаренко А.С. Полн. собр. соч.: В 8 т. – М., 1983. Т. 1. С. 303.).

      Э. Оконем (1975) раскрывает понятие адаптации как процесс либо результат возникновения равновесия между потребностями личности и условиями общественной среды.

      К. Обуховский (1985) считает, что одним из условий нормального функционирования человека является надлежащее знание своих объективных потребностей и формирование соответствующих задач и целей на основании знания ситуации и собственных возможностей. К их числу можно отнести модель поведения лиц из ближайшей среды (значимых лиц). По мнению А. Левицкого (1990), на ресоциализацию влияют и одновременно облегчают процесс адаптации следующие факторы:

      1) степень социализации культуры, в которой развивается личность;

      2) формирование психического приспособления, то есть удовлетворение личных потребностей в условиях данной культуры;

      3) согласование намеренного и ненамеренного влияния среды на ресоциализацию.

      Помещение человека в искусственную среду тюрем и колоний разрушает сложившуюся систему жизнеобеспечения.

      Противоречивость наказания и лишения свободы, казалось бы, очевидна. Главная задача наказания – приспособление человека к жизни на свободе, но его отделили от общества. Его хотят научить активному и социально полезному поведению, но содержат в условиях строгой регламентации, что не может не вызывать пассивность. У преступника хотят заменить вредные привычки полезными, но содержат его среди себе подобных, как бы умышленно заражая вредным влиянием (Г.Ф. Хохряков, 1991).

      Рассматривая активное приспособление, нельзя не вспомнить слова А.Ф. Лазурского (1921) о том, что для человека низшего уровня характерна большая выраженность экзоэлементов; среда, «мало сочетаясь с эндоособенностями личности», подчиняет их себе.

      На среднем уровне у человека гораздо больше способностей адаптироваться к окружающей среде, найти в ней свое место и использовать ее для своих целей. Наконец, высший уровень отличается субъективным характером бытия человека, когда он активно стремится преобразовывать среду сообразно собственным влечениям и потребностям.

      Осужденному (заключенному) приходится неоднократно адаптироваться:

      – к различным требованиям режима отбывания наказания в зависимости от вида режима и условий отбывания наказания;

      – основным средствам воздействия на него (воспитательная работа, труд, образовательное обучение и профессиональная подготовка, нравственно-религиозное влияние и др.);

      – изменению условий отбывания уголовного наказания (прогрессивная система);

      – условиям жизни на свободе в связи с освобождением из исправительного учреждения (В.Ф. Пирожков, 1977).

      В процессе адаптации осужденные сталкиваются со многими трудностями: утрата свободы; отрыв от семьи, родственников, коллектива, в котором работал; упреки совести и чувство стыда; распад семьи, вызванный совершенным преступлением; пребывание в среде преступников; невозможность иметь нормальные половые отношения; отсутствие работы по специальности; материально-бытовые ограничения и др.

      Наиболее тяжело осужденные, по их собственному признанию, переносят утрату материальных и духовных благ, причем по мере отбывания наказания переживания углубляются и расширяются.

      Влияние самого факта лишения свободы требует психологической подготовки. Е.Г. Ширвиндт справедливо отмечал, что «как бы ни было гуманизировано лишение свободы, как бы ни был смягчен «фетишизм решеток», к какому бы минимуму ни были сведены специфические тюремные элементы лишения свободы, все же оно остается мерой, поражающей весь комплекс жизненных проявлений, всю сферу интересов личности, наиболее чувствительным, наиболее тяжелым вторжением в личность правонарушителя» (Ширвиндт Е.Г. Система мер социальной защиты и проблемы ее реформы//Основы и задачи советской уголовной политики. – М.; Л., 1929. С. 90.).

      Социальная адаптация – это приспособление индивида к новым условиям жизнедеятельности в общности осужденных, которые он не может изменить по своему усмотрению.

      Приспособление к конкретному коллективу или группе и другим микросоциальным общностям входит в понятие социально-психологической адаптации.

      Психологически социальную адаптацию можно представить как процесс выработки человеком оптимального режима жизнедеятельности в соответствии с требованиями новых условий общения и деятельности. В данном случае реализуется цель – обрести защиту в системе межличностных отношений. При этом одни люди быстро адаптируются к условиям мест лишения свободы, другие – медленнее, а третьи – с трудом принимают их.

      Одним из признаков позитивной или негативной адаптации является вхождение в группу. Уже во время первого знакомства демонстрируется поведение, принятое в среде осужденных. Это особенно характерно для осужденных, старающихся занять определенный статус (манера держаться, блатной язык, нецензурная брань, татуировки, жаргон, жесты).

      В качестве основных показателей социальной адаптации могут выступать:

      а) уровень оценки осужденным своих новых товарищей и администрации;

      б) уровень оценки отношения к нему группы, администрации;

      в) степень интенсивности общения с другими осужденными;

      г) уровень удовлетворенности характером взаимоотношений и своим местом в системе этих взаимоотношений.

      Выделяются два пути проявления адаптации у осужденных: автопластический (приспособление существующих условий к себе) и аллопластический (подчинение нормам поведения, принятым в конкретной группе). Для исправительных учреждений больше характерен второй. Осужденный свидетельствует: «Система безумная. В первый год шла выучка, учились жить так, чтобы не «напороть косяков». Идешь по «зоне», кто-то тебя знает и поэтому расположен, а другой, он тебя не знает, а ты, предположим, сунул ложку в верхний карман куртки, а это большой косяк. Это знак «пидора», «петуха». Или пришел в столовую, хочешь сесть на лавочку, а это стол, где обедают «петухи». Там с этими «петухами» постоянно всякие табу. Даже очко в туалете есть отдельное для «петухов». И все надо запомнить, все знать. Когда садишься за стол в обед и от пайки откусил, ее уже нельзя положить в карман. Если хочешь взять с собой, надо нетронутую завернуть в газетку и положить в карман. Ложку клади сюда, это делай так, когда вышел, стань туда. Совершенный кошмар. Все заритуализировано». Все познавательные процессы: память, внимание, ощущение, все мысленные процессы осужденных направлены на то, чтобы приспособиться к этим условиям.

      20.2. Психологическая характеристика адаптации осужденных. Ее физиологический механизм

      В социальных науках понятие адаптации применяется в нескольких значениях:

      а) как приспособительная реакция отдельного человека на изменения окружающей социальной и природной среды, в частности, при различных переменах на индивидуальном жизненном пути человека (смена места жительства, работы, условий деятельности и т.д.);

      б) как принятие человеком тех или иных социальных ролей. Чтобы выявить действительное значение понятия социальной адаптации, следует обратить внимание на то, что человек часто сталкивается с новыми для него условиями, в которых привычное поведение невозможно. Они требуют перестройки жизненного ритма, форм поведения и отношения к окружающему.

      В новых условиях люди могут испытывать беспокойство, волнение, робость, неуверенность или, напротив, считать эти условия безразличными для себя и даже чуждыми. Постепенно они осваиваются с новой обстановкой, их деятельность и поведение приобретают привычный стиль.

      В общем виде адаптацию личности можно представить как процесс и результат вхождения человека в новую социокультурную среду. В ней можно выделить три фазы:

      1) адаптация – предполагает усвоение действующих ценностей и норм, овладение соответствующими им формами деятельности и уподобление другим членам сообщества. Когда индивиду удается преодолеть трудности адаптационного периода, у него возникает чувство конформности, зависимости;

      2) индивидуализация – порождается обостряющимся противоречием между установкой «быть таким, как все» и стремлением к персонализации. Если человек, демонстрируя референтной для него группе личностные свойства, характеризующие его индивидуальность, не встречает взаимопонимания, то могут сформироваться негативизм, агрессивность, подозрительность;

      3) интеграция – определяется противоречием между стремлением индивида быть идеально представленным своими особенностями в общности и потребностью общности одобрить и культивировать лишь те особенности, которые способствуют ее совершенствованию. Если противоречие не устранено, наступает дезинтеграция и как следствие – изоляция либо вытеснение из общности. В связи с тем, что ситуация адаптации многократно повторяется, соответствующие личностные новообразования закрепляются, складывается устойчивая структура личности.

      Психологическая адаптация включает в себя ряд аспектов, способствующих выработке осужденным приспособления к новым условиям отбывания уголовного наказания.

      Познавательный аспект заключается в том, что, вступая во взаимодействие с определенной социальной средой, осужденный постепенно получает разнообразную информацию о ней, своем непосредственном окружении, условиях жизни и деятельности (моральных ценностях и установках людей, с которыми он общается, требованиях к нему как члену той или иной социальной общности, системе деловых отношений, взаимоотношений в группе, социально-психологической позиции отдельных членов групп и их лидеров, об отношении к нему окружающих).

      Осужденный усваивает социально-психологическую информацию о среде не пассивно, а соотносит со своим опытом, с имеющейся у него системой ценностных ориентации и установок. Если эта информация соответствует опыту индивида, то он воспринимает ее положительно. Так постепенно происходит процесс идентификации личности со средой.

      На основе получения человеком разнообразной социально-психологической информации о среде, людях и его реальном участии в социальной жизни проявляется эмоциональный аспект. Он связан с легкостью или затрудненностью тех или иных взаимоотношений с окружающими, формированием определенного уровня удовлетворенности этими взаимоотношениями и своей позицией в их системе.

      Волевой аспект адаптации. Процесс вхождения в новые условия требует от человека затраты сил, волевых усилий, связанных с преодолением трудностей и препятствий.

      Мотивационный аспект проявляется в мотивах, которыми руководствуется осужденный при адаптации.

      Практический аспект. Осужденному с первых дней жизни в новых условиях приходится вступать в систему объективных взаимоотношений с окружающими. От степени активности его вхождения в социальную жизнь зависит идентификация личности со средой.

      С физиологической точки зрения адаптация означает перестройку динамического стереотипа поведения. И.П. Павлов отмечал, что условия жизни, среда есть внешний стереотип, который создает систему постоянно действующих, повторяющихся раздражителей, формирующих в коре мозга человека систему устойчивых связей, то есть внутренний стереотип. Он не может быть неизменным. Составляющие его нервные связи носят временный характер. Чем существеннее отличаются внешние условия жизни, в которых находится человек, от тех, в которые он попадает, тем сильнее должны изменяться прежние нервные связи, ломаться старые привычки, формы поведения. Если новые условия его жизни незначительно отличаются от прежних и старый стереотип соответствует новым внешним воздействиям, то вступает в действие закон суммирования временных нервных связей. Новые воздействия не вступают в противоречие со старыми следами, оставшимися в коре головного мозга, и поэтому легко сживаются с ними (суммируются), постепенно усложняя имеющуюся систему временных нервных связей.

      Если обстановка значительно отличается от прежнего образа жизни человека и новые требования противоречат сложившимся нервным связям, то начинают действовать законы корригирования, или отмены старых образований и стереотипов. Процесс ломки, корригирования стереотипов часто сопровождается внутренними конфликтами. В связи с этим сотрудники ИУ, и в первую очередь психологи, должны оказывать осужденным необходимую помощь.

      Когда человек попадает в новые условия, то происходит не только личностная адаптация, но и адаптация коллектива к своему новому члену. Поэтому социально-психологическую адаптацию следует рассматривать как систему, в которой изменение одного звена неизбежно влечет за собой изменение других.

      Приспособиться к условиям мест лишения свободы удается немногим осужденным, остальные оказываются неадаптированными, а значит, живут в состоянии непрекращающегося стресса.

      Чем дольше осужденные находятся в местах лишения свободы, тем теснее они сплачиваются. Адаптация возрастает по мере усиления режима содержания. На степень адаптации влияет и вид преступления.

      Одна треть освобождающихся нуждаются в специальном психологическом или психиатрическом вмешательстве для восстановления ослабленных или разрушенных механизмов приспособления. Психологическая адаптация связана с выработкой психологической защиты.

      Наиболее распространенной в среде осужденных является установка считать наказание несправедливым, а свое преступление незначительным. Кроме того, осужденные вытесняют из своего сознания неприятные воспоминания, выдумывают красивые «легенды» и различного рода оправдывающие их неблагоприятные обстоятельства.

      М.Н. Гернет писал: «Мы далеки от мысли, что особенности того или другого вида режима в той или другой тюрьме проходят через психику осужденного везде одинаково. Наоборот, мы признаем, что следы в психике от такого прохождения через нее тюремного режима очень различны: у одних они так же глубоки, как глубоки колеи от нагруженной телеги на грязной проселочной дороге, у других эти следы – лишь рябь на реке после прошедшего парохода, очень быстро совсем исчезающая» (Гернет М.Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии. – М., 1926. С. 38.).

      Условия мест лишения свободы являются экстремальными с психологической и социально-психологической позиций, поскольку их характеризуют: монотонность, рассогласованность ритма сна и бодрствования, пространственные изменения, ограничение доступа информации, одиночество, групповая изоляция, угроза жизни.

      И.П. Павлов считал, что для деятельного состояния коры больших полушарий необходима определенная минимальная сумма раздражений, идущих в головной мозг.

      Ограничение доступа информации в местах лишения свободы ведет к возникновению трудностей в ресоциализации осужденного после отбывания наказания.

      Чувства одиночества, страха особенно остро проявляются во время тюремного заключения. Декабрист Зубков отмечал: «Изобретатели виселицы и обезглавливания – благодетели человечества, придумавшие одиночное заключение – подлые негодяи. Это наказание не телесное, а духовное». Заключенный Бакунин писал: «Ах, мои дорогие друзья, поверьте, всякая смерть лучше этого одиночного заключения, столь восхваляемого американскими филантропами» (Гернет М.Н. История царской тюрьмы//Соч.: В 5 т. – М., 1956. Т. 1. С. 359.).

      В тюремной изоляции часто самый покладистый человек брюзжит, злится, приходит в ярость, его поле зрения сужается, и он видит только недостатки других. С увеличением срока пребывания усиливается напряженность и учащаются конфликты, вражда, увеличивается количество изолированных и отвергнутых, конфликты заканчиваются нередко убийством или самоубийством.

      Указанные факторы действуют в единстве, а не изолированно. При выходе из кризиса человек переоценивает ценности и смысл жизни, по-новому видит свое место в ней, намечает новый путь. Это связано с психологической переадаптацией (В. Франкл, 1990). При диагностике психологической адаптации осужденного необходимо учитывать: диапазон адаптации – одни осужденные способны адаптироваться в узком диапазоне (только к трудовой деятельности или только к жизни в семье), другие – в более широком (как к микросоциальным, так и к макросоциальным условиям); скорость адаптации – одни быстро адаптируются к условиям, положительно влияющим на них, менее подвержены воздействию отрицательных факторов, а другие – наоборот; точность адаптации – степень приспособления к новым условиям; надежность адаптации – степень устойчивости сформировавшихся качеств, обеспечивающих способность личности выдерживать неблагоприятные воздействия; переключаемость адаптации, способность переадаптироваться к изменениям в окружающей среде. У разных осужденных эти признаки могут встречаться в самых различных сочетаниях (А.Д. Глоточкин, В.Ф. Пирожков, 1975).

      По мере увеличения срока пребывания в необычных условиях существования динамические системы превращаются в статичные, что объясняется психологической реадаптацией.

      В. Франкл (1990) выделяет следующие этапы адаптации: стартового психического напряжения; острых психических реакций; переадаптации; завершающего психического напряжения; острых психических реакций выхода; психологической реадаптации.

      Эмоциональные особенности адаптации связаны с тем, что в результате заключения возникает сенсорный голод. «Я узнал, – отмечал один заключенный, – что тишина не только простое отсутствие шумов и звуков. тишина – это одно из свойств существующей материи, свойство, которое может убивать. ». Эту потребность И. Маченов поставил рядом с ощущением голода. Важно отметить в связи с этим компенсаторную роль сновидений лиц, находящихся в местах лишения свободы.

      Вот как описывает психическую скуку заключенный: «Все надоело, частые смены настроения, раздражение от всего. Хочется что-нибудь выкинуть, кого-то ударить, запустить в него чем-нибудь, что попадет под руку». Испытуемые в сурдокамерах на длительные сроки (до 120 суток) с запрещением двигаться, вставать отмечают в своих дневниках: «По вечерам наваливается тоска, отупение, безумие, апатия». Один из испытуемых на седьмой день записал: «Настроение меняется, как ленинградская погода, чувствую себя лучше, когда рядом никого нет. Иногда в ответ на незначительные ситуации появляются слезы». К концу пятого дня ощущается раздражительность, вспыльчивость, в дальнейшем снижение работоспособности и психического тонуса, вялость, апатия, ослабление волевых процессов, безразличие к окружающему, депрессия. С увеличением продолжительности сенсорной депри-вации происходит ослабление памяти и интеллектуальных процессов, путаются мысли.

      Конечно, самые сильные раздражители идут от людей. Вся наша жизнь состоит из труднейших отношений с другими, и это может чувствоваться особенно болезненно. «Одно из величайших мучений, – отмечал русский психиатр С.С. Корсаков, – это не иметь возможности быть одному, всегда быть под взглядом» (Корсаков С.С. Курс психиатрии. – М., 1915.).

      Особенно чувствительны к фактору публичности женщины. Они как бы сжимаются в комок, желая скрыть свой внутренний мир. Повышенная чувствительность женщин к внешней оценке наблюдателей, видимо, зависит от сравнительно большей значимости для женщины внешнего впечатления, чем для мужчин.

      Аналогичные психические состояния испытывают заключенные в тюрьме. Постоянная публичность («глазки», окошечки) вызывает тягостные переживания, поскольку наедине с собой мы часто позволяем себе то, чего не делаем на людях.

      Полная открытость духовного мира сопоставима с неприкрытостью отдельных участков тела. Мысль о том, что кому-то известно больше, чем хочет сам человек, ему неприятна. Поэтому он стремится уединиться или ведет дневник. Информационная истощаемость партнеров по общению в местах лишения свободы вызывает настоятельную потребность в психологической поддержке, в частности, в контакте с семьей (письма, телеграммы, телефонные переговоры).

      Адаптация осужденных может быть адекватной и неадекватной. Неадекватные реакции проявляются в различного рода фобиях: тревожно-депрессивных, негативно-депрессивных и негативно-истерических реакциях. Фобии могут выражаться в боязни закрытого пространства (камеры следственного изолятора, тюрьмы). Тревожно-депрессивные состояния характеризуются преобладанием угнетенного, подавленного настроения, чувства безнадежности, при негативно-депрессивных – добавляется внутреннее отрицательное отношение к факту лишения свободы, а негативно-истерические – проявляются в бессоннице, вязкости мышления, различных формах расстройства воображения (В.Ф. Пирожков, 2000).

      20.3. Объективные и субъективные психологические факторы адаптации осужденных. Негативная и позитивная адаптация

      К субъективным психологическим факторам адаптации осужденного к новым условиям относятся: личностные характеристики осужденного; степень внушаемости личности; степень ригидности (проявляется в инертности психики); психологическая совместимость.

      К объективным факторам, влияющим на процесс адаптации осужденного, относятся: резкие границы требований при переходе осужденных из одной социальной среды в другую; разница в материально-бытовых условиях в старой и новой социальной адаптивной ситуации; пространственно-временные условия, их отличие от прежних; система связей и отношений, в которую включается осужденный в новой адаптивной ситуации.

      К.Е. Игошев (1979), А.А. Конев (2001) выделяют две группы факторов, затрудняющих процесс адаптации:

      – неподготовленность к процессу адаптации (несформированность четких жизненных целей, отсутствие трудовых умений и навыков, способностей к профессии);

      – неблагоприятные материальные, бытовые и духовные условия для адаптации в местах лишения свободы.

      Негативные моменты адаптации могут обусловить дальнейшую криминализацию личности.

      Степень неустойчивости модели поведения непосредственно зависит от соответствия активности и самоограничения у осужденного, а также несоответствия внутренней системы управления социальным нормам поведения.

      Существуют особенности социальной адаптации различных категорий осужденных. Например, осужденные за корыстные преступления стараются вести двойную жизнь. Их внешнее положительное поведение не всегда свидетельствует о раскаянии и внутреннем осуждении. Ранее судимые адаптируются быстрее других категорий осужденных. Чем моложе корыстный преступник, тем более он криминален: стремится к лидерству, конфликтует, трудно уживается в коллективе, в период адаптации сразу же занимает отрицательную позицию. Осужденные из числа семейных чаще позитивно адаптируются, оказывают помощь родным и поддерживают с ними постоянную связь. Осужденные за насильственные преступления характеризуются большими сроками лишения свободы. Они старше преступников, осужденных за корыстные преступления. Чем моложе такие осужденные, тем сложнее они адаптируются. У осужденных, неоднократно судимых за насильственные преступления, процесс адаптации идентичен.

      Быстрота адаптации зависит от вида режима. Как правило, осужденные, направляемые для отбывания наказания в ИУ, быстрее адаптируются к условиям общего режима или тюрьмы. Лица, освобождаемые из колонии особого режима или из тюрьмы после отбытия наказания, труднее адаптируются к новым условиям жизни на свободе, чем лица, освобождающиеся из колоний-поселений. Это объясняется тем, что условия жизни в колониях особого режима и тюрьмах резко отличаются от условий жизни на свободе.

      Адаптация зависит и от срока отбытого наказания. Чем больше времени человек провел в ИУ, тем больше он отвык от жизни на свободе, тем труднее ему адаптироваться. Чем больший срок осужденный отбывал в ИУ, тем быстрее у него срабатывает механизм адаптации при повторном лишении свободы.

      Начальный период пребывания в исправительном учреждении является для большинства наиболее трудным и даже критическим. Глубокие переживания, связанные с изоляцией от общества, разрывом с семьей, чувством вины, необходимо использовать в воспитательных целях именно тогда, когда причины, их вызвавшие, свежи в памяти и остро воспринимаются. Важно не упустить время, по истечении которого переживания под влиянием различных обстоятельств, главным образом защитных механизмов, начинают притупляться и перестают оказывать на сознание и психологию человека заметное влияние. На последующих этапах отбывания наказания вызвать у человека раскаяние за совершенное преступление значительно труднее.

      В определенной связи с адаптацией находится возраст осужденных. Например, каждый второй осужденный до 25 лет наиболее тяжело переживает начальный период (треть срока).

      Адаптация осужденных зависит от их пола. Так, наиболее тяжело переживают первый период отбывания наказания 54% мужчин и 45,2% женщин, а заключительный – соответственно 33,8 и 48,3%. Женщин особенно заботит семейная, трудовая, жилищная неустроенность.

      Лица, имеющие семьи и поддерживающие с ней связь, более оптимистично смотрят на свое будущее, более спокойно чувствуют себя в критические для большинства первый и последний периоды отбывания наказания. Мужчины, не имеющие семьи, труднее переносят первый период, а женщины – заключительный. Это связано с тем, что женщинам, если они отбыли в колонии даже сравнительно небольшой срок, труднее решить личные вопросы, связанные с социальной адаптацией на свободе.

      Некоторые особенности адаптации связаны с образовательным уровнем осужденного. Чем он выше, тем тяжелее переживается первый период и гораздо легче заключительный (В.А. Елеонский, 1976). Вовлечение осужденных в обучение способствует оптимистическому настроению перед освобождением и существенно облегчает социализацию личности в условиях свободы. Что касается лиц, имеющих более высокий уровень образования, то их глубокие переживания на первом этапе являются хорошей основой для последующей их ресоциализации.

      Адаптация во многом зависит и от количества судимостей осужденного. Впервые осужденные к лишению свободы особенно трудно переносят начальный период, тогда как среди лиц, имеющих две и более судимости, их меньше. Это объясняется тем, что у неоднократно отбывавших лишение свободы имеются четкие представления об обстановке в исправительном учреждении, накопленный опыт их предыдущей адаптации.

      На заключительном этапе наибольшим переживаниям подвержены лица с большим количеством судимостей, поскольку они начинают глубже осознавать трудности, которые у них могут возникнуть в связи с устройством жизни на свободе. Они обычно жалуются на ухудшение состояния здоровья, отсутствие материальных сбережений, жилья, семьи.

      Чтобы адаптация осужденных к новым условиям жизни и деятельности проходила успешно, следует учитывать объективные и субъективные факторы, затрудняющие и облегчающие этот процесс. Субъективными факторами являются: пониженная общительность, завышенный уровень притязаний, негативизм и другие личностные качества осужденного. Среди объективных факторов, затрудняющих адаптацию, можно назвать конфликтность взаимоотношений в группе, неблагоприятные условия быта и отсутствие возможности трудиться, наличие тюремных норм и обычаев.

      К факторам, облегчающим протекание адаптации, можно отнести: поддержание определенной стабильности, внешнего и внутреннего порядка, режима; формирование положительных традиций в общностях осужденных; учет степени психологической совместимости при распределении осужденных по отрядам, бригадам.

      Выделяют позитивную и негативную адаптацию осужденных. Одни осужденные адаптируются к положительным условиям среды. Эта адаптация называется позитивной, поскольку она приводит к такому поведению осужденного в новой среде, которое обеспечивает выработку общественно полезных навыков, привычек и в итоге способствует ресоциализации преступника. Другие осужденные настолько сживаются с необычными для нормального человека условиями лишения свободы, что перестают их замечать. Парадокс такой адаптации заключается в том, что они привыкают к своему статусу иждивенческой жизни в исправительных учреждениях, не ждут и не желают освобождения. Кара при таких условиях не вызывает у осужденных каких-либо страданий и оказывается малодейственной. В данном случае речь идет о негативной адаптации, потому что она существенно затрудняет ресоциализацию преступника после его освобождения.

      Э. Берн писал: «Некоторые люди, отсидевшие долгие годы в тюрьме, выйдя на свободу, страшатся сложностей и проблем «большого» мира, поэтому стараются вновь нарушить закон, чтобы скорее попасть обратно в камеру. Тюремное существование, конечно, и неприятно, и убого, но это знакомый для такого человека мир. Он хорошо знает, как надо здесь себя вести, чтобы избежать серьезной беды. Здесь рядом его «друзья». Когда же пациент старается вырваться из «клетки» своего сценария, он находит внешний мир холодным и неприветливым. Перестав играть в старые игры, чаще всего он теряет прежних друзей. Надо приобретать новых, но известно, что это совсем нелегко. И он стремится вернуться в прежнее состояние, ведомый тюремной ностальгией» (Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. – М., 1996. С. 145.).

      У криминологов и пенитенциарных психологов западных стран сложилось устойчивое мнение о кризисе системы исполнения наказания. Места лишения свободы приводят к усилению преступных наклонностей заключенных, увеличению рецидива. Зарубежные авторы объясняют сложившуюся ситуацию низкой квалификацией администрации, патологией власти персонала и наличием тюремной субкультуры.

      Д. Клеммер (1974) в книге «Тюремное сообщество» ввел в обиход термин «призонизация», который означает усвоение заключенными норм и ценностей тюремной субкультуры.

      20.4. Динамика адаптации осужденных на различных этапах отбывания наказания

      Важнейшими факторами, оказывающими влияние на адаптацию личности в следственном изоляторе, выступают: сам факт лишения свободы и связанные с ним правоограничения, обстоятельства расследования дела следователем в суде, взаимоотношения с соучастниками преступления, обстановка в камере, морально-психологическая обстановка в камере и в следственном изоляторе.

      Лишение свободы и связанные с ним правоограничения нарушают привычный образ жизни человека, вызывают у него состояния подавленности, растерянности, фрустрации (ломка жизненных планов), отчаяния, потери перспективы в жизни. В этот период ему как никогда нужны помощь, заинтересованное участие в его судьбе. Отсутствие такого внимания толкает человека к бывалым преступникам, которые внимательно выслушают его исповедь, дадут совет, как вести себя на следствии и в суде. Сотрудники СИЗО, психологи должны морально и психологически подготовить человека к адаптации в изоляторе, помочь ему выбрать правильную линию поведения в камере, на следствии и в суде (В.Ф. Пирожков, 1985).

      Необходимо выяснить особенности личности вновь прибывшего, познакомить его с обстановкой в СИЗО и камере, обязанностями и правами, напомнить о возможных последствиях нарушения режима и нежелательности контактов с отрицательно настроенными заключенными.

      Находясь под следствием, человек сосредоточивает все свое внимание на обстоятельствах расследования, поэтому любые, тем более неожиданные, изменения в процессе следствия и суда оказывают существенное влияние на его личность.

      В данном случае большое значение имеют: классификация совершенного преступления и возможная мера наказания; надежда на сокрытие каких-либо обстоятельств и утрата этой надежды в связи с поведением участников преступления, свидетелей, следователя; попытки адвоката и законных представителей найти смягчающие вину обстоятельства; отношение следователя, судьи к подследственному; атмосфера в суде и при проведении следственных действий; присутствие на суде родных и близких, знакомых, незнакомых людей (В.А. Васильев, 1997).

      Подсудимого волнует, какой срок ему дадут, как вести себя в камере. В поисках ответов на эти и другие вопросы он готов обратиться к любому человеку, который подсказал бы ему линию поведения.

      Иногда подследственные замыкаются в себе, избегают контактов как с сокамерниками, так и с сотрудниками. Болезненная мнительность, боязнь неизвестного будущего приводят к расстройству воображения, нарушению сна, соматическим и функциональным психическим расстройствам. Лишение свободы человек воспринимает как наступление какой-то определенности, становится более спокойным.

      Работникам СИЗО необходимо знать динамику отношения подследственных к обстоятельствам расследования.

      Существенное влияние на поведение оказывает взаимодействие с соучастниками преступления, которое, как правило, строится на основе круговой поруки. Каждый из них стремится взвалить ответственность на другого. Впервые попавшие в СИЗО настороженно воспринимают попытки сотрудников установить контакт, видя в этом какой-то подвох. Трещина во взаимоотношениях между соучастниками может впоследствии перерасти во вражду. Те лица, которые первыми дали правдивые показания, оказываются в положении гонимых. Об их «предательстве» соучастники сообщают по тайным каналам связи в камеру, где также начинается их травля (В.Ф. Пирожков, 1977). Поэтому лицам, которые вели себя на следствии правдиво, должна быть создана благоприятная атмосфера в камере. Людей, которые «запираются», дают ложные показания, психолог должен попытаться убедить в необходимости чистосердечного признания, которое может смягчить вину.

      Особое влияние на поведение оказывает социально-психологический климат в камере, где жизнь течет по своим законам. Здесь человек усваивает нормы и ценности преступной среды, традиции и законы воровского мира, который писатель Г. Медынский в повести «Честь» охарактеризовал как обособленный, сложный, злобный и затягивающий, как пропасть, у которой нет дна, где впервые привлекаемые к уголовной ответственности получают уроки сопротивления воспитательным воздействиям, хитрости, обмана.

      Постоянный поток людей, проходящих через следственный изолятор (сильных и слабых, страшных и жалких, несчастных и омерзительных), оставляет след в сознании человека, заставляет его приспосабливаться к условиям заключения, искать свое место, строить каким-то образом взаимоотношения с сокамерниками. В камере происходит быстрое расслоение на группы, в которых четко и однозначно определены роли каждого: «босса», «кентов», «шавок» и прочих (В.Ф. Пирожков, 2000).

      Морально-психологическая обстановка в камере может повлиять на выбор стратегии новичка не только в камере, но и на суде и по прибытии в колонию. Нередко неопытных запугивают, берут с них клятву, что они будут в колонии общаться (не общаться) с определенными людьми. Жизнь в СИЗО не изолирована в одной камере. Подследственные вступают в общение с инспекторским составом, хозобслугой, которые должны оказывать своим поведением положительное влияние на них. Однако в действительности наибольшее количество жалоб поступает на грубость, бестактность, оскорбления, допускаемые инспекторами, что объясняется как их психолого-педагогической неподготовленностью, так и напряженностью и стрессогенностью их работы.

      Большое воздействие на лиц, находящихся в СИЗО, могут оказать работники библиотеки, мастера производства, не воспринимаемые как администрация.

      Нередко в следственном изоляторе создаются возможности для общения (особенно нелегального) несовершеннолетних со взрослыми преступниками (например, при посещении бани, библиотеки, санчасти, при вызове на допрос, в суд). Взрослые осужденные учат подростков совершать членовредительство, симулировать различные болезни, уклоняться от работы, давать ложные показания в суде, безнаказанно нарушать режим, распространяют среди них тюремные традиции, обычаи, нравы. Подавляющее большинство несовершеннолетних считают, что беседы, которые вели с ними взрослые осужденные, влияли на них разлагающе.

      Особенно внимательно следует относиться к выявлению нелегальных связей, осуществляемых с помощью записок, перестукивания, передачи вещей и запрещенных предметов через третьих лиц.

      Отсутствие соответствующей профилактической работы обусловливает приобщение находящихся в следственном изоляторе к гомосексуализму, к которому их принуждают силой (расплата за проигрыш в карты) или обманом.

      Польский пенитенциарный психолог Б. Валигура писал: «Забота о возможно лучших эффектах воспитательной работы в тюрьме заставляет нас анализировать происходящие там явления, в особенности проявления поведения заключенных, которые обычно все считают проявлениями «расстроенного» поведения: нанесение себе увечий, проведение голодовок, попытки самоубийств и т.п., позволяет выявить их основные психологические механизмы. Эти механизмы определяются нами как инструментальные, имеющие характер протеста, и привычные.

      Указанные психологические механизмы имеют патологический характер только в условиях тюрьмы» (Валигура Б. Функционирование человека в условиях тюремной изоляции. – Познань, 1974. С. 122-123.).

      Подследственный из СИЗО Д., осужденный в дальнейшем по ст. 115 УК РФ, рассказывал: «Люди постоянно менялись в камере, одних приводили, других уводили. Это хоть немного скрашивало жизнь. Но мысли и чувства были неспокойны: постоянное ожидание чего-то неизвестного, а особенно утраченная свобода, которую, я думал, уже больше никогда не увижу. По вечерам обычно начинались рассказы о прошлых временах или же кто-то повествовал о своих деяниях. Все почему-то говорили, что меня приговорят к «вы-шаку», так что в конце концов я уже свыкся с этим, только хотел, чтобы все это кончилось скорее. Была мысль покончить жизнь самоубийством, я даже приготовил кусок стекла, но не хватило духа».

      Желая преодолеть состояние тревоги, беспокойства, одни новички начинают активно знакомиться со «старожилами», ищут земляков, друзей, у которых стремятся обрести поддержку, осваиваются с установленными правилами, пристально изучают сотрудников, собирают о них информацию. Другие стараются быть незаметными, хотят присмотреться, притереться.

      Каждая из указанных на рисунке позиций является «критической» в динамике отбывания наказания. При этом, как правило, происходит резкая смена состояний, установок и направленности личности осужденного: страх перед грядущим наказанием в связи с арестом; состояние апатии непосредственно после приговора; готовность искупить свою вину или оправдание своего преступления; стремление поскорее выйти на свободу.

      Вновь прибывшие осужденные на первоначальной стадии адаптации сталкиваются с многочисленными трудностями, требованиями к ним со стороны осужденных и администрации. Иногда осужденные, напуганные «бывалыми» преступниками, начинают с опаской относиться к требованиям администрации. На этой основе возникает психологический барьер между сотрудниками исправительных учреждений и осужденными.

      Новички внимательно изучаются «авторитетами», о них поступает информация из приемника-распределителя, СИЗО, с воли. Каждый новичок проходит процедуру «прописки» и получает статус.

      Через несколько месяцев пребывания в колонии наступает вторая стадия адаптации. В этот период личностные реакции осужденных на факт социальной изоляции нивелируются.

      Заключительная стадия адаптации осужденных – перед освобождением из мест лишения свободы.

      В тех случаях, когда процесс социальной адаптации в ИУ проходит стихийно, без целенаправленного педагогического руководства со стороны воспитателей и психологов, он может привести к нежелательным последствиям. Осужденные нередко становятся злобными, мстительными, мнительными, подозрительными, называют себя жертвой несправедливости, поэтому считают, что вправе проявлять агрессивность по отношению к другим осужденным, родственникам, сотрудникам исправительных учреждений.

      Учет особенностей восприятия кары на первом этапе имеет первостепенное значение для управления социальной адаптацией правонарушителей. Видимо, этим объясняется то обстоятельство, что хулиганят в исправительных учреждениях, как правило, в первые два года пребывания, независимо от срока лишения свободы и количества предыдущих судимостей.

      В исследовании, проведенном В.А. Елеонским (1976), была вскрыта такая закономерность: к концу срока отбывания наказания как бы вновь обостряются чувства, связанные с различными переживаниями. В этот период на первый план выдвигается состояние тревоги в связи с предстоящим освобождением. Большинство осужденных обеспокоены тем, как их встретят семьи, потерпевшие, смогут ли они трудоустроиться, получить жилье.

      Ускорению адаптации человека в местах лишения свободы во многом способствует поддержание определенной стабильности, порядка и режима в ИУ, создание приемлемых условий труда и быта. Это обусловливает разрушение стереотипов и психологических образований, которые не находят подкрепления. Неоправданны с педагогической точки зрения переводы осужденных, имеющих установку продолжать преступную жизнь, из отряда в отряд, с одного вида режима на другой. Стабильность условий жизни и окружающей среды крайне важна для исправления и ресоциализации.

      В психологической и социально-психологической адаптации следует выделять не только приспособление отдельного человека к условиям среды, но и адаптацию группы людей к новым условиям жизни. Процесс адаптации группы отличается от процесса адаптации индивида к коллективу механизмом регулирования. Традиции коллектива, которые обладают большой устойчивостью, ускоряют процесс адаптации, делают его в некоторой степени неосознанным. В то же время они могут существенно тормозить перестройку всей группы, общности как адаптируемой системы.

      Трудности в адаптации осужденного могут сопровождаться жалобами на действия персонала учреждения (грубость и бесчувствие сотрудников, задержку свидания и др.). Неадекватное расследование мелких, но оправданных жалоб приводит к еще более серьезному недовольству. Поэтому необходимо разъяснять осужденным порядок подачи жалобы и рекомендовать сначала обсуждать проблемы с сотрудниками, с которыми они сталкиваются каждый день. Важное место в процессе адаптации осужденных принадлежит профессиональной деятельности психологов исправительных учреждений.

      20.5. Психологическая помощь в адаптации осужденных к жизни в новых условиях

      Важным вопросом адаптации, по мнению В. Франкла, является свобода воли человека, которая предусматривает свободу принимать решения о своей судьбе, свободу изменяться. Он определяет человека как существо, которое постоянно решает, чем оно будет в следующий момент. Не что он имеет, а то, что он есть. Человек решает за себя, а это всегда есть проявление ответственности.

      Первая мировая война способствовала обогащению тюремной психологии. Психологические наблюдения, проведенные в лагерях для военнопленных, позволили описать картину так называемой «болезни колючей проволоки». Шок поступления как ощущение расщепления личности включает в себя три фазы: первичной реакции, адаптации и апатии (Коуэн). Психологический эквивалент «болезни колючей проволоки» – беспокойство, чувство усталости, повышенная возбудимость. В концлагерях ухудшается память, снижается либидо, появляется апатия, а депрессивные реакции, фобии, истерические симптомы встречаются редко. После освобождения нужно длительное время для снятия утомляемости и астенического синдрома. Чрезмерные душевные и телесные нагрузки в ситуации тюремного прессинга особенно опасны для здоровья людей старшего и пожилого возраста.

      В. Франкл так описывал нечеловеческие условия в фашистских лагерях, через которые ему пришлось пройти: «Жизнь заключенных, их здоровье во многом зависели от их духовной установки на внутреннюю свободу. Заключив человека в лагерь, можно отнять у него все, вплоть до очков и ремня, но у него остается внутренняя свобода, и она оставалась до последнего вздоха, которая позволяла подавить апатию (упрямство духа). У человека, хотя он и подчиняется давлению окружающей среды, остается принципиальная возможность «оградить» себя от влияния этой среды. Самая действенная помощь, которую мы можем оказать пришедшему в отчаяние человеку, состоит не в снятии с него бремени, а в пробуждении у него энергии, необходимой для преодоления этого бремени» (Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990. С. 150.).

      Любая попытка самоубийства была связана с потерей веры в будущее. Вместе с будущим человек утрачивал и духовный стержень, внутренне ломался и деградировал как телесно, так и духовно. Это проявлялось в душевном кризисе (Д. Лестер, Б. Данто, 1994).

      Однако мужество жить или соответственно усталость от жизни всякий раз зависели от того, имел ли человек веру в смысл своей жизни.

      Ницше утверждал: «У кого есть зачем жить, может вынести любое как». «Зачем» – это содержание жизни, а «как» – это условия жизни, которые можно выдержать, принимая во внимание ее «зачем».

      Возможность придать жизни смысл, невзирая на страдания и шансы выжить, зависит от отношения человека к жизни, его установки в конкретной ситуации.

      Психотерапия сводится к стремлению показать человеку, от которого требовалось мобилизовать свою волю для выживания, что это – его долг. Человеку важно умереть своей смертью («своей» – значит «осмысленной»). Нередко наблюдается такой парадокс: люди хрупкой телесной организации лучше переносят тюремную жизнь, чем физически сильные натуры.

      В психологической и психотерапевтической коррекции важную роль играет способность:

      – к самотрансценденции, которая выражается в постоянном выходе человека за пределы самого себя, в направлении его на что-то, существующее вне его;

      – к самоустранению в возможности человека подняться над собой и ситуацией, посмотреть на себя со стороны, быть самодетерминированным.

      Осужденный на свой страх и риск пытается разрешить изначальные противоречия, восстановить нарушенную систему жизнеобеспечения, так или иначе удовлетворить неудовлетворимые в изоляции от общества потребности, тем или иным способом осуществлять невыполнимые в изоляции функции. Но эти благие устремления стесняются тюремными правилами, натыкаются на них и не в силах преодолеть неумолимость официальных законов и крепость тюремных стен облекаются в уродливые формы (В. Фокс, 1980).

      Мир тюрьмы обречен на существование в формах, отличающих его от мира свободных людей, хотя в содержании этих причудливых форм тюремной жизни осужденных – привычные и ничуть не удивительные желания человека.

      Руководство включением новичка в новую среду будет успешным, если знать ее социально-психологические особенности.

      С точки зрения психологии отношений (В.Н. Мясищев) адаптацию следует рассматривать как активный процесс приспособления к жизни, деятельности в новых условиях, взаимодействия с окружающей действительностью, где важную роль играют объективные и субъективные факторы.

      К объективным факторам относятся: изменение социально-правовой позиции осужденного, признание его правонарушителем и помещение в исправительное учреждение, включение в различные виды новой для него деятельности. Субъективными факторами являются: личностная позиция в группе, отношение к преступлению и наказанию, средствам воздействия на него; включение в систему внутригрупповых отношений и- приспособление к этим отношениям, закрепление и развитие умений и навыков межличностного общения в группе.

      Лишь небольшой группе осужденных удается быстро адаптироваться к условиям жизни в колонии и тюрьме. Особенно трудно женщинам, которые не могут подобрать для себя в качестве компенсации привычные социальные роли (матери, жены, хозяйки дома, любовницы), и подросткам, имеющим неустойчивую и легкоранимую психику.

      Изучение осужденного в карантине начальнику отряда совместно с психологом надо начинать со сбора информации о его личности, которая может быть получена из личного дела, характеристик с места работы и учебы, рассказа осужденного о себе. Исследование истории жизни дает возможность проследить процесс становления личности в динамике. Изучению анамнестических данных об осужденном может предшествовать беседа с ним, что позволит сделать последующее психологическое исследование более целенаправленным.

      Тщательно собранный анамнез, сравнение фактов, полученных из разных источников, помогут психологу не только узнать личность осужденного, но и оперативно проверить, на какие поступки он способен, каким хочет выглядеть в глазах своих товарищей, воспитателей, как он относится к совершенному им преступлению, как оценивает себя. Все эти данные позволят получить психологический профиль обследуемой личности для ориентировки и уточнения некоторых особенностей психологических свойств и качеств осужденного, важных для процесса адаптации.

      Из-за большого объема работы психолог не может полно обследовать весь контингент вновь прибывших. Поэтому более детальному обследованию должны быть подвергнуты те осужденные, которые вызывают тревогу: постоянно нарушающие дисциплину, имеющие ярко выраженные психические отклонения (умственная отсталость, нервное заболевание), отклонения в поведении (явная агрессивность по отношению к администрации или осужденным, склонность к членовредительству и суициду).

      После проведения предварительного обследования психолог составляет заключение, определяет пути и методы работы, дает прогноз поведения осужденного.

      Рекомендации психолога о направлении осужденного в тот или иной отряд в зависимости от социально-психологического климата в нем – важный этап позитивного вхождения и адекватной адаптации его в исправительном учреждении.

      Первая встреча с осужденным имеет следующие цели: знакомство и установление доверительных отношений начальника отряда, психолога с вновь прибывшим; получение некоторой информации (биографической, социальной, психологической и др.); оценка вступительного рейтинга вновь прибывшего после первой встречи (величина вступительного рейтинга является относительным показателем перспективы исправления человека, совершившего уголовные преступления) и ознакомление с его личным делом (А.И. Андросович и др., 1994).

      С учетом индивидуально-психологических особенностей осужденного составляется его психологический портрет (описывается динамика развития криминогенных установок, его отношение к себе, окружению, среде, обществу, определяется, насколько он готов исправиться).

      Необходимо разработать план мероприятий, учитывая как отрицательные (негативное отношение к труду, склонность к употреблению алкоголя и наркотиков, податливость влиянию и др.), так и положительные (признал ли вину за содеянное, содействовал ли следствию в раскрытии совершенных им преступлений, явился ли с повинной) отношения личности. В дальнейшем на основе сведений, полученных из первых бесед и документальных данных личного дела, определяются личностные свойства вновь прибывшего: интроинди-видные, интериндивидные, метаиндивидные (С.И. Макаров, В.Е. Квачев, 1991). Составляется психолого-педагогическая характеристика, в которой особое внимание уделяется акцентуациям характера. Она имеет своей целью оказание помощи начальнику отряда в выборе наиболее действенных методов. На основе полученных данных проводится коррекция процесса адаптации.

      Процесс следствия, суда накладывает на психику человека сильный отпечаток – он находится в состоянии стресса. Это можно сказать и о пребывании его в карантине исправительного учреждения, рассчитанном на адаптацию к новым условиям жизнедеятельности. В связи с этим необходимо ознакомить осужденного с теми неожиданностями, с которыми он может встретиться в тюремном мире, оказать ему психологическую поддержку, направленную на управление своими психическими состояниями, мобилизацию волевых усилий на преодоление внешних и внутренних трудностей. Естественно, что сила воздействия мест лишения свободы различна в зависимости от возраста, пола, количества судимостей. Исследования, проведенные А.С. Новоселовой (1984), показывают, что в состоянии релаксации (суггестии) значительно возрастает эффективность усвоения информации, поскольку снижаются критичность и чрезмерная тревожность у осужденных, а это является предпосылкой для осуществления моделирования в состоянии релаксации заданного настроения и установок вариантов поведения в местах лишения свободы.

      Тренинг может носить как релаксационный (А.С. Новоселова), так и мобилизационный характер (А.И. Ушатиков).

      В педагогическом аутотренинге в отличие от классического преобладает гетеросуггестия – ведущую роль в этом случае играет психолог (педагог), который управляет деятельностью занимающихся и контролирует ее. С его помощью осуществляется педагогически целенаправленное управление осознаваемым и неосознаваемым в психике осужденного. Основная цель педагогического аутотренинга – снять состояние чрезмерной тревожности и депрессии (неклинические формы) и сформировать психологическую готовность к преодолению трудностей.

      Предварительная психологическая подготовка включает в себя беседы о роли аутотренинга в поддержании психологического здоровья, затем начинается адаптационный курс.

      В карантине проводится изучение личности осужденных. Для этого наряду с комплексом известных традиционных методов используются проективные методики, позволяющие выявить, например, тревожность, внушаемость, агрессивность (И.Б. Бойко, Т.В. Калашникова, 1993).

      При взаимодействии с другими методами педагогический аутотренинг выступает в качестве эффективного средства, стимулирующего психическую деятельность осужденного, формирует установку на положительную адаптацию.

      Программа педагогического аутотренинга (массовый вариант) для несовершеннолетних осужденных представлена темами бесед, формирующими соответствующие установки: «Быть человеком», «Самоутверждение – его роль и направленность», «Что значит быть лично ответственным?», «Как начинается падение личности?», «Начать жизнь сначала никогда не поздно», «Воля и ее роль в жизни человека», «Учись преодолевать себя», «Самопознание», «Прими полезные советы», «Учись быть добрым».

      Беседы на такие темы, как «Наедине с собой», «Мечты о будущем», «Час звезды», призваны решать задачу по созданию жизненной перспективы, когда период адаптации закончился положительно. В этом случае одни занятия проводятся, когда осужденные находятся в состоянии полного бодрствования, другие – в состоянии мышечного расслабления. В таких условиях повышается внушаемость, педагогическая информация проходит и воспринимается личностью, устраняются психологические барьеры. Созданные таким образом установки более устойчивые, поскольку глубоко переживаются личностью. Реализуясь в действиях при благоприятных для этого условиях, они полностью осмысливаются, оцениваются, осознаются и включаются в опыт или исключаются из него.

      С целью адаптации осужденных психолог может применить метод рациональной терапии, предложенный Дюбуа, который полагал, что многие нервно-психические расстройства, в частности неврозы, являются следствием неправильных представлений, ошибочных умозаключений, поэтому их излечение ведется преимущественно посредством логических доказательств и переубеждения осужденного. Рациональной он называл терапию, имеющую своей целью действовать на мир представлений пациента непосредственно, а именно путем убедительной диалектики.

      Основой рациональной психотерапии является логическая аргументация (отношение к преступлению и наказанию). Метод включает в себя разъяснение, внушение, эмоциональное воздействие, изучение и коррекцию личности. По образному выражению В.М. Бехтерева, внушение, в отличие от убеждения, входит в сознание человека не с парадного входа, а как бы с заднего крыльца, минуя сторожа – критика.

      Воздействие на адаптацию заключенных может происходить в рамках разных подходов. Так, в центре внимания клиницистов находятся защитные механизмы и техника адаптации к социальным воздействиям. Они полагают, что стресс вызывает агрессивность, перенесение ответственности на общество. Клиницист-психотерапевт пытается ослабить это давление, помочь человеку понять свои проблемы, дать ему чувство безопасности и в итоге помочь правильно приспособиться. В рамках этого направления создаются центры психического здоровья для оказания помощи заключенным, находящимся в кризисном или предкризисном состоянии. Система социального переучивания, особенно уместная при воздействии на лиц с нарушениями социальной адаптации, проводилась и в рамках трансактного анализа (Э. Берн) – трансакт-ная аналитическая психотерапия.

      Таким образом, психолог исправительного учреждения располагает достаточным арсеналом методов по психокоррекции адаптации осужденных.

      Ключевые термины и понятия

      Адаптация, психологическая и социально-психологическая адаптация, механизмы адаптации, этапы адаптации осужденных, объективные и субъективные факторы адаптации, негативная и позитивная адаптация, психологическая помощь.

      Вопросы для обсуждения и размышления

      1. У многих пенитенциарных психологов и криминологов (В.Ф. Пирожков, Б. Валигура, Г. Шнайдер, Г.Ф. Хохряков, Д. Клеммер, В. Фокс, А.Н. Сухов и др.) сложилось устойчивое мнение о том, что места лишения свободы способствуют не перевоспитанию, а призонизации, которая означает усвоение осужденными норм и ценностей тюремной субкультуры. Как вы полагаете, что лежит в основе такого взгляда?

      2. Известно, что различные группы осужденных по-разному адаптируются к условиям мест лишения свободы в зависимости от возраста, срока наказания, количества судимостей, вида преступления, места жительства, пола, характера, темперамента, направленности и др. Какие из них вы считаете особо важными в процессе позитивной и негативной адаптации? Обоснуйте свой довод.

      3. Срок от 8 до 15 лет лишения свободы, по мнению большинства ученых, занимающихся этими проблемами, является длительным. Вместе с тем в определенных случаях в зависимости от личностных психофизиологических особенностей осужденного, воздействия на него социально-экономических преобразований необходимо признавать длительным и срок наказания в 5-6 лет. По истечении этого срока снижается эффективность воспитательного процесса в ИУ. Однако пик ориентирования на отрицательное поведение у большинства осужденных, как показывают исследования, наступает после отбывания 7-8 лет лишения свободы.

      Какими физиологическими, психологическими и социально-психологическими механизмами вы можете объяснить эти закономерности?

      4. В чем состоит деятельность психолога (задачи, цели, функции) в адаптации лиц, находящихся в СИЗО, и осужденных в исправительных учреждениях?

      5. Проанализируйте особенности адаптации осужденных к пожизненному заключению по результатам исследования их психических состояний.

      На первом этапе для этой категории осужденных характерны повышенная неустойчивость психических процессов, общая физическая агрессивность, подозрительность, негативное восприятие действительности, склонность к депрессии в сочетании с повышенной возбудимостью и импульсивностью, преобладание аффективно-демонстративных реакций и переживаний.

      На следующем этапе происходит расслоение на лиц, преодолевающих депрессивные реакции, и лиц с тенденцией к хронической депрессивности – психоастении.

      Андросович А.И., Дорошенко В.А., Поротиков Ю.И. Опыт работы психолога УИН с вновь прибывшими осужденными//Психолог в учреждении. Вып. 6. – Днепропетровск, 1994.

      Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. – М., 1992.

      Валигура Б. Функционирование человека в условиях тюремной изоляции. – Познань, 1974.

      Васильев В.А. Юридическая психология. – СПб., 1997.

      Гернет М.Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии. – М., 1926.

      Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. – М., 1975.

      Елеонский В.А. Отношение осужденных к наказанию. – Рязань, 1976.

      Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. – М., 1996.

      Кузнецов О.П., Лебедев В.Н. Психология и психопатология одиночества. – М., 1985.

      Лестер Д., Данто Б. Самоубийство за решеткой/Пер. с англ. И.Б. Бойко. – Рязань, 1994.

      Макаров С.И., Квачев В.Е., Сухинская Л.А. Первая встреча с вновь прибывшими осужденными. – Днепропетровск, 1991.

      Новоселова А.С. Психологический аутотренинг как средство подготовки несовершеннолетних осужденных к выходу из карантина в отряд ВТК. – Пермь, 1984.

      Основы психологической коррекции в ИТУ. – Рязань, 1996.

      Основы социальной работы. – М., 1997.

      Пирожков В.Ф. Социальная изоляция и личность осужденного//Исправительно-трудовые учреждения. 1985. № 7.

      Поздняков В.М. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран в XX столетии. – М., 2000.

      Прикладная юридическая психология/Под ред. А.М. Столяренко. – М., 2001.

      Рабочая книга пенитенциарного психолога. – М., 1998.

      Ресоциализация осужденных в пенитенциарных учреждениях ФРГ. – М., 2001.

      Свирский А. Казенный дом. Тюрьмы, надзиратели, арестанты. – М., 2002.

      Фокс В. Введение в криминологию. – М., 1980. С. 232.

      Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990.

      Хохряков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы. – М., 1991.

      Шнайдер Г.Й. Криминология. – М., 1994.

      Энциклопедия юридической психологии/Под ред. А.М. Столяренко. – М., 2003.

      yurpsy.com

      Это интересно:

      • Великая депрессия в Великая депрессия (англ. Great Depression) — мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 году и продолжавшийся до 1939 года. Однако мир выходил из депрессии вплоть до 1945 года. Поэтому 1930-е годы в целом считаются периодом Великой депрессии. Великая депрессия наиболее сильно затронула США, Канаду, Великобританию, Германию и Францию, но […]
      • Устранение заикания у дошкольников I. Расслабляющие упражнения (Релаксация) II. Режим относительного молчания III. Речевое дыхание IV. Общение короткими фразами V. Активизация развернутой речи VIII. Сюжетно-ролевые игры IX. Заключительные занятия В логопедической практике с заикающимися дошкольниками широко используется оснс>вной вид деятельности ребенка — игра. Это источник его […]
      • Заниматься логопедом заикания Как избавиться от заикания Данный практический материал поможет родителям понять, с чего начать работу с заикающимся ребенком, если нет возможности заниматься с логопедом. С чего начать преодоление заикания Как избавиться от заикания? С чего начать? Преодоление заикания – это сложный и трудоемкий процесс. Он потребует регулярных занятий с […]
      • Нарушения сна виды Нарушения сна: виды, симптомы и лечение Полноценный здоровый сон — залог хорошего самочувствия и счастливой жизни. Однако достаточно много людей в течение жизни сталкиваются с различного рода нарушениями сна, которые могут серьезно испортить здоровье и жизнь в целом. Бессонница, ночные кошмары, лунатизм — об этих расстройствах сна […]
      • Комната клаустрофобии в москве Снять комнату в Москве Всего 13 834 объявления Сдам койко-место, 300 м², 3 мин. до метро пешком, этаж 4 из 4. вчера в 01:32 191 Агентство Аренда комнаты, 9 м². сегодня в 13:32 206 Сдам комнату, 37 м², этаж 3 из 17. 582 Сдам в аренду комнату, 18 м², этаж 8. 261 Риелтор Аренда комнаты, 14 м², этаж 7 из 9. […]
      • Детский аутизм каннера Медицинский сайт для студентов, интернов и практикующих врачей педиатров из России, Украины! Шпаргалки, статьи, лекции по педиатрии, конспекты, книги по медицине! Детский аутизм. Синдром Каннера Вы студент медик? Интерн? Детский врач? Добавьте наш сайт в социальные сети! Название «синдром Каннера» указывает на форму психоза, характерного для […]
      • Невроз спазмы сосудов Причины, симптомы и лечение спазмов сосудов головы Церебральный ангиоспазм представляет собой спазм сосудов головы, при котором происходит сужение пространства между стенками сосудов. Если во время не обнаружить данное заболевание и не прибегнуть к комплексному лечению, то могут быть серьезные осложнения в функционировании организма. Почему […]
      • Пусть говорят все выпуски про анорексию Записи с тэгом ‘анорексия’ Выпуск передачи от 19 января 2016 года Сергей был молодым и крепким юношей, но он начал таять на глазах. Живет парень в Темиртау. Симпатичный парень, у которого престижная работа, приличная семья, начал меняться на глазах. Сергей — спортсмен, он вел активный образ жизни. За несколько лет парень похудел […]