Фрейд об истерии

Фрейд Зигмунд — Очерки об истерии

Фрейд Зигмунд — Очерки об истерии краткое содержание

Очерки об истерии читать онлайн бесплатно

[Глава 1 впервые напечатана в журнале “Neurologisches Zentralblatt”, 1893 г., №№1 и 2]

Предисловие к первому изданию

В “Предварительном сообщении” (статья «О психическом механизме истерических феноменов» в журнале “Neurologischen Zentralblatt”за 1893 г., №№1 и 2]

мы уже рассказывали о накопленном нами опыте по применению нового метода исследования и лечения истеричных симптомов и там же насколько только могли вкратце изложили теоретические выводы, к которым мы тогда пришли. Это “Предварительное сообщение” еще раз воспроизведено здесь в своём первоначальном виде, так как его довольно легко понять, а кроме того, оно быстро убедит читателя в правильности наших взглядов.

Затем мы приведём целый ряд историй болезней, при отборе которых мы, к сожалению, не могли руководствоваться исключительно научным интересом. Наша частная практика ограничивается лечением представителей наиболее образованной и читающей части общества. Материал, который сообщает пациент на лечебных сеансах, довольно часто включает в себя интимные переживания и события из жизни наших больных. Публикация подобных сообщений являлась бы серьезным злоупотреблением доверием пациентов, учитывая опасность того, что больной будет узнан и среди круга его знакомых распространятся сведения, которые он доверил лишь врачу. Поэтому мы вынуждены отказаться от предоставления читателю наиболее поучительных и убедительных клинических случаев. Естественно, что прежде всего это относится к тем историям болезней, в которых наибольшее этиологическое значение имеют сексуальные и брачные отношения. Это приводит к тому, что мы не можем привести исчерпывающих доказательств в пользу нашей гипотезы, заключающейся в том, что главную роль в патогенезе истерии играет сексуальность, причем не только в роли психической травмы, но и как мотив “защиты”, приводящий к вытеснению образов из сознания. Как раз именно эти выделяющиеся своей сексуальной стороной клинические случаи мы вынуждены были исключить от возможности публикации.

После приведенных нами историй болезней читатель встретит ряд теоретических выводов, а в заключительной главе о психотерапии нами излагается техника “катартического метода”, причём в том виде, в котором она применяется неврологами.1[i]

Если в некоторых местах нашей книги встречаются различные или даже противоречащие друг другу мнения, то это вовсе не связано с шаткостью наших взглядов. Это объясняется естественным и обоснованным различием воззрений двух исследователей, которые едины во всем том, что касается конкретных фактов и основного подхода, но в толкованиях и гипотезах совпадают не всегда.

Предисловие ко второму изданию

Вена, июль 1908 г. Фройд

Часть 1. О психическом механизме истеричных феноменов

Доктор Йозеф Бройер и доктор Зигмунд Фройд (Вена)

Наш интерес, вызванный случайно замеченным явлением, заставил нас в течении целого ряда лет исследовать причины, которые приводят к возникновению самых разных форм и симптомов истерию. Cобытия, которым удалось спровоцировать в первый раз появление соответствующего феномена, часто имеют свои истоки в далёком прошлом, скрытым от нас годами. В большинстве случаев путём простого исследования, каким бы кропотливым оно ни было, у больного не удается выяснить такой исходный пункт его заболевания. Чаще всего это связано с тем, что больной не желает говорить о неприятных событиях из своей жизни, но, главное – это то, что пациент на самом деле не может вспомнить ничего такого, а часто и вовсе не догадывается о существовании какой-либо взаимосвязи между патологическим феноменом, существующим сейчас, и вызвавшим его когда-то прежде событием. Обычно приходится прибегать к гипнотизированию больного и уже в гипнозе пробуждать у пациента воспоминание о том времени, когда впервые появился симптом. Тогда как раз нам удаётся наиболее ясно и убедительно обнаружить эту взаимосвязь.

Наш новый исследовательский подход в большинстве случаев приводит к столь удивительно ценным результатам, что лучше всего рассмотреть его более подробно как в теоретическом, так и в практическом отношении.

В теоретическом отношении накопленный нами опыт убеждает в том, что фактор, связанный с вызвавшим заболевание событием, оказывается для понимания патологических механизмов истерии намного более важным, чем это до сих пор признавалось в медицинском мире. То, что в случае “травматической” истерии симптом провоцируется несчастным случаем, является, конечно же, само собой разумеющимся. При появлении у человека истеричных припадках, учитывая внешние проявления симптомов больного, можно легко прийти к выводу, что в каждом из этих припадков больной вновь и вновь галлюцинаторно изображает то событие, которое вызвало у него первый припадок. Так что здесь можно легко обнаружить объективную взаимосвязь. Гораздо более непонятно положение дел при проявлении болезненных феноменов иного рода.

libking.ru

Зигмунд Фрейд — известен, как основоположник психоанализа. Написал массу книг по психиатрии, неврологии, социологии и антропологии. Фрейд родился в 1856 году в австрийском городе Фрайберге в еврейской семье. Он был первенцем у Амалии и Якоба, так что родители полагали на сына большие надежды.

Жизненный путь Зигмунда Фрейда

Мать признавала у Зигмунда исключительные способности и только ему одному из своих многочисленных детей была предоставлена отдельная комната. Мальчик не подвёл, окончил школу блестяще. Уже в то время Фрейд заметил, что сильная любовь и привязанность матери к своему чаду играет ключевую роль в эмоциональном развитии.

Зигмунд был уверен, что в его дальнейших жизненных победах была «виновата» мама. С детства проницательный, подстрекаемый родителями честолюбию и почестям, он больше всего на свете хотел стать известным. Как ни странно, своей профессией он выбрал медицину.

Как позже сам объяснял Фрейд, он просто выбрал эту не любимую сердцу науку методом исключения, отвергнув юриспруденцию и бизнес. Традиционным врачом Зигизмунд всё же не стал. Он пытался понять природу человека и часами засиживался в лаборатории, изучая гистологию.

После окончания в 1881 году медицинского университета встал вопрос об академической карьере. Но Фрейд решил, что это не сможет его хорошо обеспечивать и по совету своего преподавателя становится невропатологом. Попрактиковавшись в психиатрическом институте, Фрейд получил блестящие рекомендации от видных медицинских светил.

До тридцати лет Зигизмунд сторонился всех женщин, считая, что вполне обойдётся без ни. Роковая встреча с Мартой Бейрнарс изменила его планы насчёт женитьбы. С ней в браке у Зигмунда родилось пятеро детей. Между тем он совершенствовался в сфере невропатологии.

Научные работы Фрейда

Он публикует ряд статей об исследовании нейронных связей слухового нерва, о чувствительных нервах и мозжечке и другие научные статьи. Исследовательские работы шли параллельно с изучением мужской истерии и гипнотизма, что не одобряли его коллеги.

Непонимание привело к разрыву с медицинским сообществом. В 1895 году Зигмунд Фрейд открыл метод свободной ассоциации. Его суть состояла в том, что пациентам предлагалось отбросить контроль над телом и мышлением и говорить, что первое взбредёт в голову.

Таким образом, свободная ассоциация приводила, по мнению доктора, к давно забытым, но важным в жизни событиям, которые больной вновь остро переживал. Благодаря тому, что пациент находился не под гипнозом, а в в здравом уме, он мог контролировать себя, прорубая путь к выздоровлению.

Этот процесс Зигмунд Фрейд окрестил психоанализом. Практиковал он также разгадывание сновидений. В 1900 году вышла его работа «Толкование сновидений», а в 1905 книга «Три очерка по теории сексуальности». В нашей электронной библиотеке можно прочитать онлайн бесплатно такие его книги:

Многие учёные отвергают научность его трудов, но находились и последователи, например, Карл Юнг. Вместе они сотрудничали вплоть до 1912 года, но потом их взгляды перестали совпадать и они разошлись. Умер Зигмунд Фрейд летом 1939 года, введя смертельную дозу морфия в ослабленный от болезни организм. Ему было 83 года.

Массовая психология и анализ человеческого «Я»

Зигмунд Фрейд – австрийский психолог, психиатр и невропатолог, основоположник психоанализа, автор многочисленных трудов: «Толкование сновидений», «Психопатология обыденной жизни», «Остроумие и его отношение к бессознательному», «Тотем и табу» и т.д. Представления Фрейда о бессознательном, о сублимации, о динамической психической структуре личности и мотивах человеческого поведения, значении детского эмоционального опыта в душевной жизни взрослого, постоянном психическом влечении к эросу и смерти нашли широкое распространение в современной культуре.

В настоящем издании представлены работы, считающиеся теоретической кульминацией творчества Фрейда. В них сформулированы и обоснованы предпосылки мысли Фрейда, а также обозначены сами источники возникновения существенных положений психоанализа.

Характер и анальная эротика

В книге излагаются основные принципы психоанализа Зигмунда Фрейда, введение в технику психоаналитического метода, основные его приложения в детской психиатрии, при неврозах, в социальной психологии и психологии искусства и литературы. В издание также вошла статья В.Т.Кондрашенко «Зигмунд Фрейд и психоанализ».

Книга рассчитана на психотерапевтов, психологов, социологов и всех интересующихся проблемами психоанализа.

online-knigi.com

Фрейд Зигмунд. Книги онлайн

Зигмунд Фрейд (допустимо также Фройд; нем. Sigmund Freud, 6 мая 1856, Фрайберг, Австрийская империя — 23 сентября 1939, Лондон) — австрийский психоаналитик, психиатр и невролог.

Родился в городке Фрайберг в Моравии (тогда провинция Австрии). Поступил на медицинский факультет Венского университета в 1873. Работал в терапевтической, психиатрической клиниках Вены, у Шарко — в Париже, у Бернхайма — в Нанси. В 1881 получил степень доктора медицины. Вместе с Йозефом Брейером разработал катартический метод лечения неврозов. В 1895 вышла их книга «Исследования истерий». От нее принято вести историю психоанализа. С 1902 — профессор Венского университета.

Более сорока лет посвятил разработке теории и практике психоанализа. Работы: «Толкование сновидений» (1899), «Психопатология обыденной жизни» (1901), «Тотем и табу» (1913), «Лекции по введению в психоанализ» (1917), «Психология масс и анализ человеческого „Я“» (1921), «„Я“ и „Оно“» (1923), «Будущее одной иллюзий» (1927), «Неудовлетворенность в культуре» (1930) и другие. В 1930 удостоен Премии Гёте, в 1936 избирается иностранным членом Королевского научного общества (Лондон).

Фрейда называют и ученым, и провидцем, и основоположником нового направления в науке. С его именем связывают понятие бессознательного в психике человека. Его теория обогатила многие области современных знаний.

В 1938, после вторжения нацистов в Австрию, стал узником гетто. Его лишили паспорта, конфисковали имущество, библиотеку. Международное психоаналитическое общество пыталось вызволить Фрейда. Фашисты потребовали выкуп. Одна из пациенток Фрейда, принцесса Мария Бонапарт, заплатила 100 тысяч шиллингов за его освобождение. Семья Фрейда переехала в Лондон, а четыре его сестры погибли в газовых камерах.

Умер в Лондоне 23 сентября 1939 года.

Но у нас имеется основание видеть в этих данных очень неправильное отражение действительности: если присмотреться к ним ближе, то они оказываются полными ошибок, неточностей и поверхностностей».

`Тотем и табу` — одна из самых интересных и концептуальных работ Зигмунда Фрейда (1856 — 1939). По словам автора, его сочинение `представляет собой первую попытку применить точку зрения и результаты психоанализа к невыясненным проблемам психологии первобытной культуры и религии`, т. е. к тем самым темам, которые и сегодня, и всегда будут наиболее интересными и спорными. Многое из сказанного на этих страницах Фрейдом заслуживает самого пристального внимания читателей. `Я соединил здесь четыре статьи, рассчитанные на внимание широкого круга образованных людей, но их, собственно говоря, могут понять и оценить только те немногие, кому не чужд психоанализ во всем его многообразии` (3.Фрейд).

Для психотерапевтов, психологов, социологов и всех интересующихся вопросами психоанализа.

Ведь здесь — "отец психоанализа" выступает не столько как психоаналитик, сколько как классический психолог, исследующий не столько личностные, сколько социальные аспекты развития внутреннего мира человека и скрытых, глубинных мотивов формирования его мироощущения.

Поэтому я считаю себя вправе отстаивать ту точку зрения, что еще и теперь никто лучше меня не может знать, что такое психоанализ, чем он отличается от других способов исследования душевной жизни, чему можно дать такое имя и чего не следует так называть".

С расцветом естественнонаучного мышления вся эта остроумная мифология превратилась в психологию, и в настоящее время лишь весьма немногие из образованных людей сомневаются в том, что сновидение является продуктом психической деятельности самого видящего сон.

Предлагаемая вниманию читателя книга представляет собой последовательное изложение лекций, которые в 1915-1917 годах прочитал Зигмунд Фрейд — всемирно известный психиатр и психолог, основатель психоанализа. Этот труд занимает важное место в ряду других его произведений, в нем излагаются основные положения психоаналитической теории личности.

Для психологов, социологов, медиков, философов.

Вероятно, в первую очередь бросится в глаза читателю работы «Моисей и монотеизм», так это некоторая неортодоксальность или даже эксцентричность ее построения. Но если в Моисее и монотеизме чего-то и не достает в отношении формы представления материала, то это не подразумевает критики по поводу содержания или убедительности доводов.

То мастерство, с которым под исходные посылки подводятся психологические выводы, вероятно, будет убедительным для непредвзятого читателя. Те, кто знаком с психоанализом личности, будут особенно очарованы той же последовательностью ступеней развития, продемонстрированной на примере национальной группы.

По ту сторону принципа удовольствия

Психопатология обыденной жизни

Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии

Введение в психоанализ

Очерк истории психоанализа

3 очерка по теории сексуальности

Анализ фобии пятилетнего мальчика

Анализ конечный и бесконечный

Бред и сны в «Градиве» В. Иенсена

Фрагмент анализа истерии

Из истории одного детского невроза

Психология масс и анализ человеческого Я

Моисей и монотеизм

Введение в психологию

Письма к невесте

Остроумие и его отношение к бессознательному

Леонардо да Винчи: воспоминание детства

Очерки по психологии сексуальности

Знаменитые работы основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, выдержавшие рекордное количество переизданий, остаются одними из главных научных бестселлеров столетия! Самое полное и точное введение в теорию и практику психоанализа, психологию и психоанализ сновидений, человеческого поведения в норме и патологии.

Перевод выполнен ведущим переводчиком Фрейда и выгодно отличается от предыдущих переводов особой выверенностью терминологии, уточненной и приведенной в соответствие с современными языковыми и научными нормами.

Введение в психоанализ. Лекции. Три очерка по теории сексуальности. Я и Оно (сборник).

Знаменитые работы основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда. Самое полное и точное введение в теорию и практику классического психоанализа, сновидений, неврозов и человеческой сексуальности. В этих работах содержится основа созданной Зигмундом Фрейдом концепции: дается описание теоретических принципов и методов психоанализа, способов истолкования данных, получаемых в результате психоаналитического исследования, излагаются общие принципы психоаналитической теории личности.

Перевод с немецкого языка выполнен ведущими современными переводчиками Фрейда и выгодно отличается от предыдущих переводов особой выверенностью терминологии, уточненной и приведенной в соответствие с современными нормами.

В своей работе З. Фрейд затрагивает проблемы программного преобразования культуры. Это своего рода послание его потомкам (то есть нам, людям постмодерна), с учетом изменений и общих тенденций в европейской цивилизации конца 19 — начала 20 веков.

Фрейд попытался обозначить необходимые программные требования к преобразованию культуры. Невозможно все отвергнуть, все принять. Человечеству следует найти ту золотую середину, которая не допустит проникновения отрицательного и разовьет положительное, надо стремиться к правильному соотношению в культуре научного и религиозного начал.

Одна только группировка различных форм образования масс и описание проявленных ими психических феноменов требуют усиленных наблюдений и умелого отображения и уже породили обильную литературу.

Автор остановился лишь на некоторых вопросах, особенно интересных для глубинного психоаналитического исследования.

В книге собраны описания шести самых известных терапевтических случаев, к которым имел отношение З. Фрейд.

Изложение драматических обстоятельств жизни и хода лечения пациентов, прокомментированное творцом новой науки, и по сей день служит незаменимым пособием по изучению основ психоанализа.

Книга будет интересна как специалистам-психологам, так и широкому кругу читателей.

www.koob.ru

Фрейд З. Об особом типе «выбора объекта» у мужчины (1910)

[цитата] Раз все объекты любви только замена матери, то понятно и «образование ряда», которое кажется столь резко противоречащим условию верности. Психоанализ показывает нам и на других примерах, что действующее в бессознательном незаменимое часто проявляется расчлененным на бесконечный ряд – бесконечный потому, что всякий суррогат все-таки не дает удовлетворения. Так, например, у детей в известном возрасте возникает непреодолимое желание задавать все новые и новые вопросы, и это объясняется тем, что им надо поставить один-единственный вопрос, который они не решаются задать. А болтливость некоторых невротических больных объясняется тяжестью тайны, которую им хочется разгласить и которую, несмотря на все искушения, они все-таки не выдают. [цитата]

Фрейд З. Об особом типе «выбора объекта» у мужчины (1910)

[Цикл статей под названием: «К вопросу о психологии любовной жизни». Часть первая]

Источник: Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности, – М.; Пг.: Гос. Изд-во, 1923. (Серия: “Психологическая и психоаналитическая библиотека”; Вып. VIII). Переиздание: Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности, — Минск, БелСЭ, 1990.

Оригинальное название и первоисточник: Uber einen besonderen Typus der Objektwahl beim Manne (Beitrage zur Psychologie des Liebeslebens I.). In: Jahrbuch fur Psychoanalytische und Psychopathologische Forschungen, Band 2, Halfte 2, Leipzig und Wien, 1910, Nendeln/Lichtenstein, Kraus Reprint, 1970, pp. 389-397.

Сверка с источником произведена.

До сих пор мы предоставляли только поэтам изображать те «условия любви», при которых люди совершают их «выбор объекта» и согласуют свои мечты с действительностью. В самом деле, поэты отличаются от других людей некоторыми особенностями, позволяющими им разрешить такую задачу. Обладая особенно тонкой организацией, большей восприимчивостью сокровенных стремлений и желаний других людей, они в то же время обнаруживают достаточно мужества, чтобы раскрыть перед всеми свое собственное бессознательное. Но ценность познания, заключающегося в их описаниях, понижается благодаря одному обстоятельству. Цель поэта – выставить интеллектуальные и эстетические удовольствия и воздействовать на чувство, вот почему поэт не может не изменить действительности, а должен изолировать отдельные его части, разрывать мешающие связи, смягчать целое и дополнять недостающее. Таковы преимущества так называемой «поэтической вольности». Поэт может проявить весьма мало интереса к происхождению и к развитию подобных душевных состояний, описывая их уже в готовом виде. Поэтому необходимо, чтобы наука, более грубыми прикосновениями и совсем не для удовольствия, занялась теми же вопросами, поэтической обработкой которых люди наслаждались испокон веков. Эти замечания должны служить оправданием строгой научной обработки и вопросов любовной жизни человека. Как раз наука и требует самого полного отказа от «принципов наслаждения», насколько это возможно для нашей психической деятельности.

Во время психоаналитического лечения у врача имеется достаточно возможности знакомиться с областью любовной жизни невротиков. Такое знакомство показывает нам, что подобное же поведение в этой области можно наблюдать у среднего здорового человека и даже у выдающихся людей. Вследствие счастливой случайности в подборе материала, благодаря накоплению однородных впечатлений перед нами вырисовываются определенные типы в любовной жизни. Один такой мужской тип выбора объекта я хочу описать, потому что он отличается рядом таких «условий любви», сочетание которых непонятно, даже странно, и, вместе с тем, этот тип допускает простое психологическое объяснение.

1. Первое из этих «условий любви» можно было бы назвать специфическим; если оно имеется налицо, следует уже искать и другие отличительные признаки этого типа. Его можно назвать условием «пострадавшего третьего». Сущность его состоит в том, что лица, о которых идет речь, никогда не избирают объектом своей любви свободной женщины, а непременно такую, на которую предъявляет права другой мужчина: супруг, жених или друг. Это условие оказывается в некоторых случаях настолько роковым, что на женщину сначала не обращал никакого внимания, или она даже отвергается до тех пор, пока она никому не принадлежит; но человек такого типа влюбляется тотчас же в ту же самую женщину, как только она вступит в одно из указанных отношений к какому-нибудь другому мужчине.

2. Второе условие, быть может, уже не такое постоянное, однако столь же странное. Этот тип выбора объекта пополняется только благодаря сочетанию этого условия с первым, между тем как первое условие само по себе, кажется, встречается очень часто. Второе условие состоит в том, что чистая, вне всяких подозрений, женщина никогда не является достаточно привлекательной, чтобы стать объектом любви, привлекает же в половом отношении только женщина, внушающая подозрение, – верность и порядочность которой вызывают сомнения. Эта последняя особенность может дать целый ряд переходов, начиная с легкой тени на репутации замужней женщины, которая не прочь пофлиртовать, до открытого полигамического образа жизни кокотки или жрицы любви. Но представитель нашего типа не может отказаться хотя бы от какой-нибудь особенности в таком роде. Это условие с некоторым преувеличением можно назвать «любовью к проститутке».

Подобно тому, как первое условие дает удовлетворение враждебным чувствам по отношению к мужчине, у которого отнимают любимую женщину, второе условие – причастность женщины к проституции – находится в связи с необходимостью испытывать чувство ревности, которое, очевидно, является потребностью влюбленных этого типа. Только в том случае, если они могут ревновать, страсть их достигает наибольшей силы, женщина приобретает настоящую ценность, и они никогда не упускают возможности испытать это наиболее сильное чувство. Удивительно то, что ревнуют не к законному обладателю любимой женщины, а к претендентам, к чужим, в близости к которым ее подозревают. В резко выраженных случаях любящий не проявляет желания быть единственным обладателем женщины и, по-видимому, чувствует себя хорошо в таком «тройственном союзе». Один из моих пациентов, который сильно страдал из-за увлечений «на стороне» своей дамы, ничего, однако, не имел против ее замужества и всеми силами содействовал ему; по отношению к мужу он затем в течение многих лет не проявлял и следа ревности. В другом типичном случае пациент был, правда, вначале при первых любовных связях очень ревнив к мужу и заставил свою даму отказаться от супружеских отношений с ним; но в многочисленных более поздних связях он вел себя так же, как другие, и не находил, чтобы законный супруг являлся помехой.

Следующие пункты рисуют уже не условия, предъявляемые к объекту любви, а отношения любящего к объекту своей любви.

3. В нормальной любовной жизни ценность женщины определяется ее непорочностью и понижается с приближением к разряду проститутки. Поэтому странным отклонением от нормального кажется то обстоятельство, что влюбленные нашего типа относятся к женщинам именно такого разряда как к наиболее ценным объектам любви. Любовным связям с этими женщинами они отдаются всеми силами своей души, со страстью, поглощающей все другие интересы жизни. Они и могут любить только таких женщин и всякий раз предъявляют к себе требование неизменной верности, как бы часто ни нарушали ее в действительности. В этих чертах описываемых любовных отношений чрезвычайно ясно выражен навязчивый характер этих отношений, свойственных в известной степени всякому состоянию влюбленности. Не следует, однако, полагать, на основании этой верности и силы привязанности, что одна-единственная такая любовная связь заполняет всю жизнь таких людей, или она бывает только один раз в жизни. Наоборот, страстные увлечения такого рода повторяются с теми же особенностями много раз в жизни лиц такого типа как точная копия предыдущей. Больше того, в зависимости от внешних условий, например, перемены места жительства и среды, любовные объекты могут так часто сменять один другой, что из них образуется длинный ряд.

4. Более всего поражает наблюдателя проявляющаяся у любовников такого типа тенденция спасать возлюбленную. Мужчина убежден, что возлюбленная нуждается в нем, что без него она может потерять всякую нравственную опору и быстро опуститься до низкого уровня. Он ее спасает тем, что не оставляет ее. В некоторых случаях намерение спасти может быть оправдано ссылкой на половую неустойчивость и сомнительное общественное положение возлюбленной; но оно проявляется так же определенно и там, где ссылка на действительное положение вещей не имеет места. Один из принадлежащих к описываемому типу мужчин, умевший завоевывать своих дам чрезвычайно искусными соблазнами и находчивой диалектикой, затем делал в своих любовных связях всевозможные усилия, чтобы при помощи им самим сочиненных трактатов удержать очередную любовницу на пути «добродетели».

Если бросить взгляд на отдельные черты нарисованной здесь картины, на условия, требующие, чтобы любимая была несвободна и принадлежала к разряду проституток, на высокую ее оценку, на потребность испытывать чувство ревности, на верность, которая, однако, сочетается с легкостью перехода от одной к другой женщине, и на намерение спасать, то кажется маловероятным, чтобы все эти особенности могли происходить из одного источника. И все же при психоаналитическом углублении в историю жизни лиц, о которых идет речь, легко открыть такой источник. Этот своеобразный выбор объекта любви и такие странные любовные отношения имеют то же психическое происхождение, что и любовная жизнь у нормального человека: они происходят от детской фиксации нежности на матери и представляют из себя одно из последствий этой фиксации. В нормальной любовной жизни сохраняется не много черт, в которых несомненно проявляется влияние материнского прообраза на выбор объекта, вроде, например, предпочтения, оказываемого молодыми людьми более зрелым женщинам; следовательно, отделение любовного влечения (либидо) от матери произошло сравнительно скоро. У людей нашего типа, напротив, влечение к матери и после наступления половой зрелости имело место так долго, что у выбранных ими позже объектов любви оказываются ясно выраженные материнские признаки, и в них легко узнать замену матери. Здесь напрашивается сравнение с деформацией черепа новорожденного: после длительных родов череп новорожденного представляет из себя слепок тазовых ходов матери.

На нас лежит в таком случае обязанность указать на вероятность того, что характерные черты мужчин нашего типа, условия их любви и их поведение в любви действительно происходят от материнской констелляции. Легче всего это сделать по отношению к первому условию, чтобы женщина была несвободна и чтобы был пострадавший третий. Совершенно очевидно, что у выросшего в семье ребенка неотъемлемо связан с представлением о матери тот факт, что мать принадлежит отцу, и «пострадавшим третьим» является не кто иной, как отец. Так же естественна для детских отношений переоценка, благодаря которой возлюбленная является единственной, незаменимой: ибо ни у кого не бывает больше одной матери, и отношение к ней зиждется на не повторяющемся и не допускающем никакого сомнения событий (рождении).

Раз все объекты любви только замена матери, то понятно и «образование ряда», которое кажется столь резко противоречащим условию верности. Психоанализ показывает нам и на других примерах, что действующее в бессознательном незаменимое часто проявляется расчлененным на бесконечный ряд – бесконечный потому, что всякий суррогат все-таки не дает удовлетворения. Так, например, у детей в известном возрасте возникает непреодолимое желание задавать все новые и новые вопросы, и это объясняется тем, что им надо поставить один-единственный вопрос, который они не решаются задать. А болтливость некоторых невротических больных объясняется тяжестью тайны, которую им хочется разгласить и которую, несмотря на все искушения, они все-таки не выдают.

То, однако, что избранный объект относится к проституткам, совершенно противоречит тому, что источником его является материнский комплекс. Сознательному мышлению взрослого человека мать представляется личностью высокой нравственной чистоты, и немного найдется таких внешних впечатлений, которые были бы для нас так мучительны, как сомнение в этом смысле по отношению к матери. Но как раз это резкое противоречие между «матерью» и «проституткой» и побуждает нас исследовать историю развития и бессознательное взаимоотношение этих двух комплексов, так как мы уже давно знаем, что в бессознательном часто сливается воедино то, что в сознании расщеплено на два противоположных понятия. Исследование возвращает нас к тому периоду жизни, когда мальчик впервые узнает подробности о половых отношениях между взрослыми – приблизительно к годам, предшествующим половой зрелости. Грубые рассказы, проникнутые явным намерением оскорбить и возмутить, знакомят его с тайной половой жизни и подрывают авторитет взрослых, оказывающийся несовместимым с обнаружением их половых отношений. То обстоятельство, что эта откровения относятся к родителям, производит самое сильное впечатление на новопосвященного. Нередко слушатель прямо-таки протестует, возражая приблизительно так: весьма возможно, что твои родители или родители других людей проделывают между собой нечто подобное, но это совершенно невозможно между моими родителями.

В то же время мальчик в виде редко недостающего королария к «ознакомлению с половым вопросом» узнает о существовании известного рода женщин, которые благодаря своей профессии отдаются половой любви, и поэтому все их презирают. Это презрение ему самому остается чуждым; у него рождается к этим несчастным только смешанное чувство томления и жути, так как он знает, что и он сам через них может приобщиться к половой жизни, которую считал до сих пор преимуществом только «больших». Когда он уже перестает сомневаться в том, что его родители составляют исключение из отвратительных правил половой жизни, он цинично говорит себе, что различие между его матерью и падшей женщиной уже не так-то велико, что в сущности обе они делают одно и то же. «Просвящающие» рассказы разбудили в нем следы воспоминаний о его ранних детских летах и желаниях и оживили в нем связанные с ними переживания. Ребенок начинает желать свою мать в этом новом смысле и снова начинает ненавидеть отца как соперника, стоящего на пути к осуществлению этого желания, он попадает, как мы говорим, во власть «комплекса Эдипа». Он видит измену со стороны матери в том, что она полюбила отца, а не егo, и не может этого ей простить. Эти переживания, если только они не проходят быстро, не проявляются ни в чем реально, а только изживаются в фантазиях, которые имеют своим содержанием сексуальную жизнь матери при самых разнообразных обстоятельствах: их напряжение с особенной легкостью разрешается в актах самоудовлетворения. Вследствие постоянного взаимодействия обоих побудительных мотивов этих душевных движений – полового желания и жажды мести – наибольшим предпочтением пользуются фантазии о неверности матери; любовник, с которым изменяет мать, обладает почти всеми чертами собственной персоны, вернее, собственной идеализированной личности, выросшей по возрасту до уровня отца. То, что я в другом месте [1] описал, как «семейный роман», составляет разнообразные продукты этой работы фантазии и сплетение их с разными эгоистическими интересами определенного периода жизни.

[1] О.Rank. «Миф о рождении героев», 1909 [Rank, Otto, Der Mythus von der Geburt des Helden, Leipzig und Wien, 1909, pp. 64-68]

Познакомившись с этой частью истории душевного развития, мы уже не можем находить непонятным и противоречивым то обстоятельство, что принадлежность возлюбленной к проституции обусловлена непосредственно влиянием материнского комплекса. Описанный нами тип мужской любовной жизни носит следы этого развития, и его можно просто понять как фиксацию на фантазиях мальчика в периоде половой зрелости, нашедших после свое воплощение в реальной жизни. Легко допустить, что усиленный онанизм в годы переходного возраста также благоприятствует фиксации этих фантазий.

Тенденция спасать любимую женщину с такими фантазиями, разросшимися до того, что они получили власть над реальной любовной жизнью, находится как будто только в отдаленной поверхностной связи, исчерпываемой сознательными доводами. Любимая женщина подвергается, мол, опасности, благодаря своей склонности к непостоянству и неверности, и вполне понятно, что любящий старается уберечь ее от опасности, охраняя ее добродетель и противодействуя ее дурным наклонностям. Однако, изучение «покрывающих воспоминаний», фантазий и ночных сновидений таких лиц показывает, что здесь имеет место прекрасно удавшаяся «рационализация» бессознательного мотива, подобная удавшейся вторичной обработке материала сновидений. На самом деле мотив спасения имеет самостоятельное значение и историю и является продуктом материнского или, вернее, родительского комплекса, когда ребенок слышит, что он обязан жизнью родителям, что мать «даровала ему жизнь», то в нем соединяются нежные чувства с душевными движениями, выражающими стремление быть больщим и достичь самостоятельности, и зарождают в нем желание вернуть родителям этот дар и отплатить им тем же. Непокорность мальчика как будто выражает: мне ничего не надо от отца, я хочу вернуть ему все, что я ему стоил. Он рисует себе фантазии о спасении отца от смертельной опасности и таким образом расплачивается с ним. Эта фантазия часто переносится на императора, короля или иную знатную особу и в таком измененном виде становится доступной сознанию и даже годной для поэтической обработки. По отношению к отцу преобладает угрожающее значение фантазии о спасении, а по адресу матери проявляется ее нежное значение. Мать подарила жизнь ребенку, и нелегко возместить такой своеобразный дар чем-нибудь равноценным. Но при незначительном изменении значения слов – что так легко удается в бессознательном и что можно уподобить сознательному слиянию понятий – спасти мать приобретает значение: подарить или сделать ей ребенка, разумеется, вполне похожего на самого себя. Это удаление от первоначального смысла спасения не очень велико, изменение значения слов не произвольно. Мать подарила ему жизнь – его собственную, – и за это ей дарится другая жизнь, жизнь ребенка, имеющего максимальное сходство с ним самим. Сын проявляет свою благодарность тем, что желает иметь от матери сына, равного себе, т. е. в фантазии о спасении он совершенно отождествляет себя с отцом. Все влечения – нежные, благородные, похотливые, непокорные и самовластные находят удовлетворение в этом одном желании быть своим собственным отцом. Не исчезает и момент опасности при таком изменении значения; ведь самый акт рождения представляет из себя опасность, из которой спасение приходит благодаря усилиям матери. Рождение является первой жизненной опасностью и прообразом всех последующих, внушающих нам страх; переживания при рождении остаются у нас, вероятно, в том аффективном выражении, второе мы называем страхом. Макдуф в шотландской легенде, не рожденный матерью, а вырезанный из утробы ее, поэтому не знал и страха.

Древний снотолкователь Артемидор был, несомненно, прав, утверждая, что сновидение меняет свой смысл в зависимости от личности видевшего сон. По законам выражения бессознательных мыслей «спасение» может иметь различное значение в зависимости от того, фантазирует ли о нем женщина или мужчина. Оно может в равной мере иметь значение сделать ребенка – дать начало рождению (у мужчины), как и самой родить ребенка (у женщины). Особенно в связи с водой можно ясно видеть эти различные значения спасения в сновидениях и в фантазиях. Если мужчина спасает во сне женщину, то это значит: он делает ее матерью, – что, согласно вышеизложенному, соответствует смыслу: он ее делает своею матерью. Когда женщина спасает кого-нибудь (ребенка) из воды, то этим она признает себя, подобно царевне в легенде о Моисее, родившей его матерью.

Иногда фантазия о спасении отца также получает смысл нежного отношения. Тогда она выражает желание иметь отца сыном, т. е. иметь такого сына, как отец. Вследствие всех этих отношений мотива спасения к родительскому комплексу, тенденция спасать возлюбленную составляет существенную черту описанного здесь любовного типа.

Я не считаю нужным приводить доказательства правильности метода моей работы, которая в данном случае, как и при описании анальной эротики, стремится к тому, чтобы сначала выделить из всего материала наблюдения крайне и резко очерченные типы. В обоих случаях имеется гораздо большее количество индивидов, у которых можно наблюдать только отдельные или только не резко выраженные черты этого типа. И само собой разумеется, что только связное изложение всех тех наблюдений, на основании которых установлены эти типы, даст нам возможность правильно их оценить.

psychoanalysis.pro

Йозеф Бройер, ЗигмундФройд Этюды об истерии

Издательство “Франц Дойтикке”

Лейпциг и Вена, 2. издание, 1909 г.

(1-ое издание 1895 г.)

Предисловие к первому изданию

В “Предварительном сообщении” (статья «О психическом механизме истерических феноменов» в журнале “Neurologischen Zentralblatt”за 1893 г., №№1 и 2] мы уже рассказывали о накопленном нами опыте по применению нового метода исследования и лечения истеричных симптомов и там же насколько только могли вкратце изложили теоретические выводы, к которым мы тогда пришли. Это “Предварительное сообщение” еще раз воспроизведено здесь в своём первоначальном виде, так как его довольно легко понять, а кроме того, оно быстро убедит читателя в правильности наших взглядов.

Затем мы приведём целый ряд историй болезней, при отборе которых мы, к сожалению, не могли руководствоваться исключительно научным интересом. Наша частная практика ограничивается лечением представителей наиболее образованной и читающей части общества. Материал, который сообщает пациент на лечебных сеансах, довольно часто включает в себя интимные переживания и события из жизни наших больных. Публикация подобных сообщений являлась бы серьезным злоупотреблением доверием пациентов, учитывая опасность того, что больной будет узнан и среди круга его знакомых распространятся сведения, которые он доверил лишь врачу. Поэтому мы вынуждены отказаться от предоставления читателю наиболее поучительных и убедительных клинических случаев. Естественно, что прежде всего это относится к тем историям болезней, в которых наибольшее этиологическое (раздел медицины, изучающий причины и условия возникновения болезней)значение имеют сексуальные и брачные отношения. Это приводит к тому, что мы не можем привести исчерпывающих доказательств в пользу нашей гипотезы, заключающейся в том, что главную роль в патогенезе истерии играет сексуальность, причем не только в роли психической травмы, но и как мотив “защиты”, приводящий к вытеснению образов из сознания. Как раз именно эти выделяющиеся своей сексуальной стороной клинические случаи мы вынуждены были исключить от возможности публикации.

После приведенных нами историй болезней читатель встретит ряд теоретических выводов, а в заключительной главе о психотерапии нами излагается техника “катартического метода”, причём в том виде, в котором она применяется неврологами. i [i]

Апрель 1895 г. Й. Бройер, З. Фройд

Предисловие ко второму изданию

Тот интерес, который со всё большей силой проявляется в отношении к психоанализу, по-видимому, начинает теперь обращаться и на написанные ранее “Этюды об истерии”. Издатель пожелал выпустить заново полностью раскупившуюся книгу. Здесь она воспроизводится в своём прежнем виде, хотя наши взгляды и применяемые нами методы лечения, которые были представленны в первом издании, как по своей широте, так и по глубине довольно сильно изменились. Что касается лично меня, то, после публикации первого издания книги, я специально не занимался этим предметом, а потому не имею никакого отношения к его огромному прогрессивному развитию и не могу ничего нового добавить к тому, что было сказано мною в 1895 г. Я хотел бы пожелать лишь одного, чтобы оба написанных лично мною раздела книги сохранились и в новом её издании в неизменном виде.

Воспроизведение первоначального текста первого издания было единственно возможным и по отношению к части книги, написанной мной. Прогресс и изменения, которые за 13 лет работы претерпели мои воззрения, настолько огромны, что было бы попросту невозможно привнести новые идеи в мою прежнюю работу не нарушая целостности и характера книги. К тому же у меня полностью отсутствуют какие-либо мотивы, которые могли бы побудить меня уничтожить этот памятник моих прежних взглядов. Даже сегодня я рассматриваю найденное мною ранее вовсе не как ошибку, а как первое ценное приближение к воззрениям, которые удалось сделать более совершенными в результате длительных неустанных усилий. Внимательный читатель этой книги сможет обнаружить в ней зародыш всех более поздних наслоений на учение о катарсисе (например: особую роль психосексуальных факторов, инфантилизм, огромную значимость сновидений и символики бессознательного). Да я, вообще-то, не могу дать никакого иного совета для всех тех, кто захочет узнать побольше о рождении психоанализа, берущего свои истоки в катартическом методе , как взять да и начать с “Этюдов об истерии”, проходя, таким образом, весь тот путь, который прежде преодолел я сам.

studfiles.net

Это интересно:

  • Умственная отсталость дошкольников Умственная отсталость дошкольников Наиболее грубым нарушением умственного развития является умственная отсталость (олигофрения). Это общее отставание в интеллектуальном развитии, делающее невозможными овладение обычной школьной программой, полноценное включение ребенка в социальную жизнь. Слово «отсталость» подразумевает возможность со временем […]
  • Снижение либидо при неврозе Симптомы невроза - часть 2 Для Вашего удобства статья разбита на 1 часть и 2 часть. В первой части — психические симптомы, во второй — физические симптомы. Физические симптомы невроза Боли разного характера: головные, сердечные, в области живота По причине перегрузки мозга и психики, начинаются головные боли. Постоянные депрессии, […]
  • Дифференциальная диагностика раннего детского аутизма Дифференциальная диагностика аутизма Миненкова И.Н., канд. пед. наук, доцент. Тема 2. Диагностика детей с аутизмом Дифференциальная диагностика аутизма Проблема диагностики аутизма является междисциплинарной, эффективность её решения обеспечивается согласованностью действий ряда специалистов: медиков, психологов, педагогов. Аутизм – это […]
  • Великая депрессия американский президент Великая депрессия 1929-1933 годов (стр. 1 из 4) Предпосылки Великой депрессии Что же случилось в 1929 году в США? Чтобы понять, как и почему произошла Великая депрессия, надо хорошо представлять что было до нее. Как известно, президент Вудро Вильсон, добился в 1916 г. переизбрания под лозунгом: "Он удержал нас от войны" с тем, чтобы […]
  • Какие витамины при неврозе Какие витамины принимать при неврозах Неврозы — это коварные заболевания, которые негативно сказываются не только на нервной системе, но и на состояние всего организма. Эти расстройства, как правило, имеют затяжное течение и постепенно истощают человека. Предпосылки для развития данного заболевания — это частые психические […]
  • Цитокины лечение шизофрении Цитокины - классификация, роль в организме, лечение (цитокинотерапия), отзывы, цена Функции цитокинов в организме регуляция продолжительности и интенсивности иммунных реакций (противоопухолевая и противовирусная защита организма); регуляция воспалительных реакций; участие в развитии аутоиммунных реакций; определение выживаемости клеток; […]
  • Нарушения сна у детей до 2 лет Всё о младенческом сне Сон ребенка до 2-х лет – это постоянное беспокойство родителей и дискомфорт ребенка. Одна из причин тому – существенные изменения, которые переживает ребенок в самый ранний период своей жизни. Нарушения сна разнообразны и имеют не только свои объяснения, но и решения. Узнайте всё о младенческом сне! Как же часто […]
  • Как играть с детьми с аутизмом «Мой пазл сложился»: Как я работала с детьми с аутизмом Апрель — месяц распространения информации об аутизме. Эта особенность проявляется по-разному, и говоря о ней, часто используют длинное понятие «расстройства аутистического спектра», подразумевающее самые разные формы. Диагноз может поставить только специалист, но распознать особенность часто […]