У моей матери деменция

У моей мамы деменция: история болезни

Маме — 79 лет. Манифестация болезни произошла в 2012 году, первые эпизоды начались годом раньше, она говорила: «К нам кто-то в квартиру заходит и вещи ворует».

Я спрашиваю: «Зачем?» Она отвечает: «А они уже ключи подобрали». Тогда я задумалась: может, старческий маразм, как мы все это говорим. А потом резко началась болезнь.

У мамы был бред ущерба, бред преследования, галлюцинации — обонятельные и визуальные

Бред, конечно, остался. Мне объяснили, что в той или иной степени это на всю оставшуюся жизнь. Через какое-то время я увидела, что мама более или менее пришла в себя, и забрала ее из больницы.

Смотреть на человека, который болен, — одно, но находиться рядом с больным человеком, у которого разрушена личность, от которого осталась только оболочка.

Ты узнаешь его физические черты, черты лица, но в глазах — муть, потусторонний мир; это твоя мама, но ты не знаешь, как к ней относиться.

Сначала, по большей части, ненавидишь. За что — не можешь даже объяснить. За то, что она себя так ведет, не слышит твоих объяснений. Ты сильно обижаешься на то, что она обвиняет, что ты у нее что-то украла, убила ее родственников, дочку. Не можешь достучаться, а пытаешься.

Ненавидишь за то, что твой уклад жизни, каким бы он ни был раньше, совершенно поменялся, — все встало с ног на голову, и ты не принадлежишь себе. Ты круглые сутки часа занят только этой ситуацией. Может быть, кто-то умеет абстрагироваться, сразу поставить все на свои места — я не из этих людей. Все это длится четыре года, и четыре года я не нахожу себе места.

«Я не приняла болезнь до конца»

Эта болезнь начинает вытаскивать из тебя то, о чем ты не подозревал. Вроде бы ты сам себе знаком. Я, в частности, уже 46 лет знаю, чего от себя можно ожидать. Совершала какие-то геройские поступки в своей жизни, преодолевала себя — в хорошем смысле. И тут — вдруг обернулась к себе дикой, нецивилизованной стороной. Страшно, не узнаешь себя. Обвиняешь себя, что так относишься к маме.

Это ломает. Парадокс. Самое главное — не сломаться. За четыре года маминой деградации я поняла: наверное, у 95 процентов тех, кто находится рядом с такими больными постоянно, не имея средств нанять сиделку или отправить в пансионат, уехать в отпуск, собственная личность деформируется. Доходит до того, что ты сам уже начинаешь понимать: тебе нужно к психологу, даже к психотерапевту.

На сайт для родственников пациентов с деменцией «Мемини» я попала в декабре, случайно, просто нашла в поиске. Я воспряла духом! Я поняла, что я не одна такая на свете.

Все, кому ты рассказываешь, относятся с пониманием, сочувствуют, но они далеки от этого, потому что не находятся внутри ситуации, не переживали, не проживали подобное. А там — люди, которые с этим живут, так же как и ты, и откровенно обсуждают проявления болезни.

Гулять на улицу она тоже выходит, она не все время дома сидит. Я заставляю ее гулять в любую погоду, круглый год, потому что все другое время мама лежит. У нее один глаз слепой, она не может ничего делать — ни вязать, ни читать. Звуки телевизора раздражают. Все, что ей остается, — лежать одной и ждать, ждать меня.

Мама закрыта в квартире. Она постоянно ковыряется в своих непростых мыслях, а так как она дезориентирована, то пугается; ей кажется, что она сходит с ума; иногда она вообще не понимает, где находится. Я звоню ей в течение дня, научила ее, что она может позвонить мне, нажав единственную кнопку быстрого набора.

Сейчас я — глава семьи, я для нее как мама. Иногда она называет меня мамой, — когда забывается — и слушается. Может взбрыкнуть — тогда я включаю чуток тоталитаризма: строгий голос, чуть повышенный командный тон. Пока слушается, что будет дальше, — не знаю.

«Я боюсь, что это может случиться со мной»

Врачи сказали, что возрастные изменения есть, но анализы все такие, что они даже 30-летнему человеку больше подходят, чем мне.

Я активно занялась спортом, хотя физическая нагрузка у меня всегда была — танцы, плавание. Стала рисовать, вязать — чтобы заниматься мелкой моторикой, разгадываю кроссворды, сдала на водительские права. Непривычные мозгу занятия — отличная тренировка.

health.mail.ru

Пример 19. У моей матери нашли болезнь Альцгеймера

Пример:«Моей матери поставили диагноз „болезнь Альцгеймера". Я за нее очень беспокоюсь. Я беспокоюсь о том, на что теперь будет похожа ее жизнь, и как мы будем о ней заботиться. Врач сказал, что ее болезнь еще в начальной стадии, но что развиваться это заболевание может довольно быстро, и что нам нужно быть к этому готовыми. Я не имею представления, как можно подготовиться к чему-то подобному. Она всегда была очень умной женщиной, которой нравилось беседовать и обсуждать разные идеи. Мне кажется, я не вынесу, если мне придется наблюдать, как она все это теряет».

Когда вы наблюдаете за жизнью других людей, полезно помнить, что ваша точка зрения на то, что с ними происходит, отличается от их точки зрения. Иными словами, ваша мать может не испытывать никаких отрицательных эмоций, когда ее поле восприятия начнет сокращаться, тогда как вы можете серьезно себя измучить по этому поводу.

Когда вы видите, как уходит способность вашей матери фокусироваться, у вас может возникнуть желание найти способы вернуть ее назад, к более ясному и живому состоянию сознания. Некоторые выбиваются из сил, пытаясь заставить своих любимых попробовать собраться, предлагая им игры и стимулы, как с ребенком, которого вы пытаетесь чему-то научить. Но эти исполненные благих намерений люди не понимают одной важной вещи в состоянии своих родителей: эта болезнь — путь наименьшего сопротивления, который их родители проложили для себя, чтобы постепенно уйти из этого физического пласта, и все попытки удержать их здесь — не помощь дляних.

Конечно, вам было бы лучше, если бы ваша мать жила с острым и ясным рассудком, испытывала радость, но вы не можете создать длянее этот опыт. Большинству людей в такой ситуации так и не удается найти способ вернуть себе радостное равновесие, потому что в большинстве случаев они полагаются на улучшение ситуации, которое принесет с собой и улучшение их самочувствия. Но поскольку у них нет никакого способа исправить подобное положение дел, обычно они не находят и способа поддерживать собственное равновесие.

«Дайте мне улучшенную ситуацию, и тогда мне станет лучше», — вот чего просит большинство людей, но все, что от вас требуется на самом деле, — это сохранять равновесие и свою Связь с тем, Кто Вы Есть На Самом Деле, вне зависимости от существующих условий. Безусловная любовь заключается в том, чтобы «поддерживать свою Связь со своим Источникомкоторый и есть любовь,независимо от условий, которые меня окружают».

Ваша мать, в данной ситуации, нашла способ освободиться от мыслей, которые мешали ей достичь гармонии с тем, Кто Она Есть На Самом Деле; и в своей болезни она познает опыт полной Связи. Однако, поняв, что вам говорят ваши эмоции, и сделав сознательное усилие, чтобы найти все более приятные мысли, вы найдете свою собственную полную и совершенную Связь, и вам не понадобится ни заболевать старческим слабоумием, ни умирать, чтобы познать ее.

Итак, исходя из своей отправной точки, прямо сейчас приступайте к попыткам найти свою гармонию, не пытаясь просить свою мать измениться.

Я не могу смотреть, как моя мать теряет свою связь с жизнью.

Она всегда была такой выдающейся женщиной; мне никогда не приходило в голову, что с ней может такое случиться.

Хотя я вижу ее разочарование, на самом деле, оно не больше того, которое она испытывала всегда.

В действительности многие вещи, которые прежде выводили ее из себя, теперь как будто утратили важность.

Разочарование, которое она сейчас демонстрирует, как будто пришло на смену гневу, который мы так часто видели прежде.

Теперь я часто замечаю, что ею владеет какая-то умиротворенная покорность.

Ощущение такое, словно она отказалась от битв, которые вела уже давно.

Ее память все еще хранит некоторые яркие моменты.

Она явно совсем не так страдает от этого, как ее любящая семья.

Я никогда не думала, что моя мать будет жить вечно.

Я не думала, что мама проживет дольше меня.

Хотя это очень трудно представитькак можно подготовиться к смерти одного из родителей, в каком-то смысле ее болезнь всех нас готовит к этому.

И в первую очередь она, кажется, готовит к этому мою мать.

Когда я смотрю на происходящее подобным, образом, я чувствую, как во мне поднимается благодарность.

Я начинаю понимать, что все в конечном счете оборачивается к нашему благу.

Иногда те вещи, которые, кажется, нарушают наше равновесие и вредят нам, на самом деле идут нам на пользу.

Я очень жду того момента, когда буду помнить, что на нас всегда лежит благословение, и что все всегда получается так, как мы хотим.

lektsii.org

«У моей матери деменция»

Ольге исполнилось 45 лет, когда она заметила первые странности в поведении матери. Постепенно она смогла признать, что это не капризы и не плохой характер, а проявление болезни.

«Немедленно заберите маму из больницы», – врач не просил, требовал.

Мама лежала в хирургии вторую неделю, неудачно сломала ногу. Я никак не могла понять, что случилось. Раздражаясь все сильнее, заведующий отделением рассказал, что она ходит по коридорам, пристает ко всем врачам, кричит, требует вылечить ее от выдуманных болезней. Пациенты жалуются. На кого? На маму – учительницу литературы и одну из самых деликатных женщин на свете? Решив, что это недоразумение, я не стала испытывать терпение врачей и забрала маму домой.

Как-то ночью она проснулась часа в три, объявила: чем-то пахнет. Чтоб не спорить, я прошлась по комнатам, вышла в подъезд, прошла по лестнице снизу вверх, а когда вернулась домой, распахнула балконную дверь (проветрить) и остолбенела: в наш тихий двор въезжали пожарные машины. Мама позвонила 01 и сообщила о пожаре! «Кто-то у вас тут сапоги гуталином от души начистил!» – сказал пожарный, зайдя к нам в квартиру и потянув носом. К счастью, никаких санкций не последовало.

Это были первые звоночки болезни, но я не замечала их, убедительно оправдывая мамино странное поведение. Думала, что в больнице под капельницами в нее влили слишком много лекарств или какое-то сочетание препаратов, которые она пьет, неудачное…

Примерно через год (маме было уже 70 лет) она снова сломала ногу, та срослась неправильно, но мама категорически отказалась от операции. Лежала дома, а я зарабатывала на сиделок. Постепенно мне удалось убедить ее начать ходить на ходунках, и на лето я перевезла маму на дачу. Возникла неожиданная трудность: сиделки одна за другой отказывались от работы. Не могли вынести, что их подопечная уходит среди ночи голосовать, чтобы ее отвезли в Москву. Или требует немедленно идти пешком в городскую квартиру, потому что получила «радиописьмо» от своей дочери, то есть от меня. После всех этих рассказов я наконец смогла признать: что-то идет не так.

С каждым днем поведение мамы менялось. Ей стало трудно подбирать слова, она теряла ориентацию и могла о чем-то меня попросить, думая, что мне 14 лет и мы сейчас в деревне у бабушки. Мама стала сердиться – «вы меня плохо кормите», «мне все время жарко (холодно)», «никто не разговаривает со мной». У нее появилась непреодолимая тяга к кошкам – а у меня аллергия, – она требовала, чтоб мы завели кота. На даче поселился яркий рыжий кот, стоило мне войти в дом, как начинали течь слезы.

Кот, видимо, чувствовал, что я его недолюбливаю, и в отместку не скрываясь прудил посреди коридора и во всю обувь подряд. Но мама ничего этого не замечала. В то время я яростно зарабатывала деньги, в издательстве ждали сокращений после кризиса, надо было работать, и мне некогда было задумываться, что происходит на самом деле. Я убеждала себя, что мама просто стареет и мне не нравится, как это происходит, но не отдавала себе отчета, насколько необратимо то, что случилось с ней.

Иногда у мамы бывали приступы голода, наверное, что-то было не в порядке с сахаром, хотя диабета врачи не находили. Она переставала наедаться, могла есть целыми днями и обижалась, заглядывая в чужую тарелку. Могла все съесть из своей, а потом метнуться к моей, как лягушка за комаром, и выхватить вилкой какой-нибудь кусок. А раньше она была человеком широкой души, всех кормила, угощала всех моих и своих знакомых… Раньше мы с ней вместе смотрели телевизор и с удовольствием обсуждали передачи, а теперь хоть она и жила с включенным телевизором, но ничего не понимала, ничего не помнила и не могла пересказать ни одного сюжета. При этом она отлично помнила свое детство, эвакуацию за Урал. Ее рассказы повторялись и были красочными и подробными. Когда к нам приезжали в гости новые люди, то не верили мне, если я предупреждала, что у нее непорядок с головой. Им казалось, что я выдумываю. Мама не могла запомнить, где я работаю. Но помнила в деталях все, что касалось ее мужа, моего отца, умершего за 10 лет до этого. Однажды на работе за обедом я услышала телефонный разговор сослуживицы с ее мамой. По репликам было понятно, что разговор заинтересованный, на другом конце дают дельные советы и оказывают поддержку. И я вдруг отчетливо поняла, что не могу позвонить своей маме, что я совсем одна.

Раньше мама слишком беспокоилась о моей жизни, бывала несправедлива, но она умела четко планировать, именно она настояла на том, чтобы я поступила в университет, а потом помогла мне устроиться в издательство. Мы были заодно, рядом со мной всегда был лучший друг, который понимал и поддерживал меня. И все это рухнуло. Мы поменялись ролями, теперь я чувствовала, что у меня есть старенькая дочка.

Я долго не верила врачам, что никакие таблетки не вернут ее сознание в прежнее состояние. Приглашала геронтологов, но они разводили руками. Однажды она порвала подушку, вся комната была засыпана пером. «Приходил Мандрагора, – объяснила она, – и скинул перья». Мне так хотелось верить, что она играет, притворяется, потому что в нынешней жизни на пенсии ей, признанной красавице и душе компании, не хватает перца. Вот она и выдумывает, чтобы привлечь к себе внимание. Но было уже ясно, что это не игра, это всерьез.

Я много читала о возрастных изменениях и понимала, что в этом никто не виноват. Просто теперь моя мама такая, и я должна это принять. Когда-то она ухаживала за мной, теперь моя очередь. Мне даже нравилось, придя с работы, обнять ее, потискать, она была маленькая, пухлая, теплая, а она иногда отбивалась своими маленькими ручками, как ребенок, которому надоели объятия.

Мама жила в отдельной комнате, с сиделкой вместе мы готовили ее ко сну и оставляли, но иногда она просыпалась среди ночи, вставала и ходила по дому. Это было даже уютно, слушать ее ежиный топоток… Но постепенно ее состояние становилось хуже: проснувшись, она пугалась, не понимала, где находится, и начинала кричать, звать меня по имени. Соседи грозили подать на меня в суд за бессердечие.

…Сиделки перестали справляться, отказывались отпускать меня на ночь, так что от личной жизни мне пришлось отказаться. Мы с мамой всегда много друг для друга значили, эта привязанность была взращена всей предыдущей жизнью, и поэтому я не хотела ни уехать и жить отдельно, ни сдать ее в какое-нибудь заведение и так отвлечься от ужаса перемен, которые происходили с ней. Но мне было невыносимо видеть, как родной человек, в прошлом блистательный, окруженный друзьями, медленно превращается в другую, незнакомую мне женщину. Обидно за нее и страшно за себя – ведь и со мной может случиться нечто подобное. Я легко рассказывала приятелям про ее чудачества, выходило даже забавно, но никому я не могла передать то отчаяние, с которым переживала все новые перемены в маме. Я теряла ее – любимую, родную. Ту, которая всегда рядом и которая так гордилась мной. И эту печаль никто не мог со мной разделить.

Уже год как мамы нет. Мне в детстве всегда ее не хватало: она поступила в аспирантуру, когда мне было полтора года, и ее появление на пару минут вечером, чтобы спеть мне колыбельную, было счастьем. Сейчас мне кажется, что забота о ней не была мне в тягость. Постепенно я забываю свое отчаяние, страх за нее и себя. В памяти остается лишь глубокая печаль».

«Она меня знает. И значит, знает, что я чувствую»

В конце этого утверждения стоило бы поставить знак вопроса. А еще лучше – запомнить раз и навсегда: мы не можем знать и даже догадаться, что творится у других в душе или в голове. Объяснения классика психотерапии Вирджинии Сатир.

Эволюция мозга и Альцгеймер

Казалось бы – какая связь? Выяснилось, что самая прямая. 500–200 тысяч лет назад в ходе естественного отбора закрепились изменения в шести генах, отвечающих за развитие мозга. В частности, увеличилось количество связей между нейронами, так что мы стали умнее. Однако те же гены оказались виновными в развитии болезни Альцгеймера.

Дом престарелых – или «шоу Трумана»?

В поселке Хогевей мирно течет обыденная жизнь: чинные прогулки, спокойные беседы, улыбки при встречах на улице. Ничто не выдает дом престарелых: разве что очень много пожилых людей. Но на самом деле приветливые продавцы в магазинах – это специально подготовленные врачи. А жители поселка страдают деменцией или болезнью Альцгеймера.

Рыба против Альцгеймера и деменции

Регулярное употребление в пищу рыбы заметно снижает риск развития деменции и других когнитивных расстройств, в частности, болезни Альцгеймера. Объяснить, почему так происходит, исследователи пока не могут.

www.psychologies.ru

Деменция: как жить тем, кто рядом

Нарушения памяти, мышления вплоть до полной потери рассудка. Когда кто-то из близких заболевает деменцией, это становится испытанием и для тех, кто берет на себя нелегкий труд ухаживать за больным. Чем можно помочь?

Чувства страха, вины, отчаяния и горькой несправедливости — очень трудно описать все, что переживают те, чьи родители или кто-то из близких день за днем утрачивают себя. Легкие нарушения внимания, памяти, речи испытывают 83% мужчин и женщин старше 60 лет. Это связано лишь с естественными возрастными изменениями, заметно самому человеку и не мешает ему жить. Но у 25% людей старшего возраста эти расстройства трансформируются в деменцию. Ее тяжелые формы также называют слабоумием или маразмом.

В книге «Деменция: диагностика, лечение, уход за больным и профилактика» (Мерц Фарма, 2013) врач Игорь Дамулин и психолог Александр Сонин рассказывают, что делать, если кому-то из ваших близких поставили такой диагноз.

Неважно, что стало причиной деменции, — необратимые нарушения в работе головного мозга кардинально меняют жизнь человека. Он перестает понимать и запоминать новую информацию, логически мыслить, не узнает своих детей, а близких друзей может считать давно умершими родственниками. Постепенно он утрачивает все жизненные навыки и не может оставаться один, больше не может радоваться, удивляться, сопереживать. Человек теряет личность.

Другая жизнь начинается и для того, кто берет на себя заботу о больном. Ради этого нередко приходится жертвовать работой, видеть, как отдаляются муж (жена), дети, друзья. Поскольку средняя продолжительность нашей жизни растет, число страдающих деменцией тоже увеличивается: сегодня в мире оно превышает 36 млн человек, в России — примерно 1,5 млн. А рядом с ними стараются достойно справиться с ситуацией миллионы тех, кому предстоит участвовать в этой драме до самого конца.

Вновь учиться говорить и слушать

Диагноз «деменция» — серьезное потрясение для любого, даже если сам человек мог допустить его возможность. Рушатся все его жизненные планы. Очень быстро болезнь ограничивает контакты с другими людьми: ему трудно говорить четко, не всегда удается завершить начатую фразу, запомнить, о чем идет речь. Чтобы помочь больному, родные и друзья должны заново научиться с ним общаться. 10 советов близким:

1. Говорите медленно и плавно.

2. Избегайте резко повышать тон. Забывая значения слов, но сохраняя способность к эмоциональному переживанию, страдающий деменцией в первую очередь реагирует на интонацию.

3. Убедитесь, что вам удалось привлечь внимание к вашим словам. Для этого бережно прикоснитесь к близкому человеку, смотрите глаза в глаза. Если он сидит, присядьте тоже, чтобы оказаться с ним на одном уровне.

4. Инициатива в разговоре должна принадлежать вам.

5. По мере развития деменции больному будет все сложнее начинать беседу самостоятельно.

6. Формулируйте вопрос так, чтобы на него можно было ответить односложно: да; нет; не знаю.

7. Если он не понимает вас, даже если вы несколько раз повторите одну и ту же фразу, постарайтесь сформулировать вашу мысль иначе.

8. Прошлое помнится лучше, чем настоящее.

9. Поэтому с больным деменцией старайтесь чаще говорить об отдаленном прошлом, это его успокаивает.

10. Если близкий человек перестал реагировать на ваши фразы, никогда не говорите в его присутствии о нем в третьем лице — это унижает его достоинство.

«Через месяц я понял, что начинаю сходить с ума»

«Я звонил в дверь: мама не давала мне ключи от своей квартиры. «Если я дома, открою, если меня нет, то зачем заходить, что ты без меня собираешься тут делать?» Ей казалось, что в ее отсутствие кто-то перекладывает документы. И деньги. Но разве не все старики чудят?

Я начал стучать. Никто не открывал. А я знал, что она дома. «Плохо себя чувствую, приезжай». Потом из-под двери потянуло дымком. Мне стало страшно. Дверь я вышиб, благо старая, едва держалась. На плите стояла черная кастрюля с остатками макарон. Мама лежала на полу и спокойно смотрела на меня: «Где ты был?»

Я начал ее поднимать — она оказалась неожиданно тяжелой и перебирала ногами, мешая мне. Я поймал себя на диком желании отхлестать ее по щекам. От беспомощности вызвал «скорую», хотя понимал, что она нам не поможет. Моя жена наотрез отказалась ухаживать за свекровью, и я сам после работы стал приезжать к маме. Уговорил ее в конце концов дать мне ключи.

Нашел в интернете врача, он прописал таблетки, но от них у мамы все тело становилось как ватное, а больше ничего не менялось. «В туалет!» — говорила она. Потом звала: «Я все!» Иногда после этого приходилось мыть пол, маму и все стирать. Сначала я испытывал брезгливость и неловкость. Потом это прошло, остались только тревога и усталость.

Днем я звонил ей каждые два часа. Когда она не подходила, срывался проверять. Через месяц такой жизни я понял, что начинаю сходить с ума. Жена с самого начала настаивала, чтобы мы наняли сиделку. Мне казалось, это будет предательство. Да и мама, стоило заговорить об этом, начинала страшно ругаться, кричала, что я дрянь, а не сын. Она злилась, а я радовался: в эти моменты она напоминала себя прежнюю. И все-таки я сдался.

Приходил другой врач, его посоветовала подруга жены, у которой в семье была такая же беда. Он сказал: «Немного улучшить состояние я помогу, но это только на время, готовьтесь к худшему и не обольщайтесь». И мама сдалась. Я уже ни о чем ее не спрашивал, просто привел к ней женщину из агентства и сказал: вот Галя (позже выяснилось, что она Гюльнара), теперь она будет тебе помогать. Мама только кивнула.

Сейчас к Гюльнаре присоединились еще две сиделки. Они дежурят посменно. Я приезжаю на пару часов в выходные. У меня больше нет надежды, что мама поправится.

Мама совсем перестала меня ругать. Однажды даже взяла меня за руку: «Ты хороший сын». Я отвернулся, чтобы она не увидела, что я плачу».

Любить вопреки всему

До сих пор из всех человеческих трагедий деменция, пожалуй, менее всего интересовала кинематографистов. Австрийский режиссер Михаэль Ханеке отважился прикоснуться к этой теме. Его фильм «Любовь», обладатель «Золотой пальмовой ветви» прошлогоднего фестиваля в Каннах и одна из самых обсуждаемых картин последнего времени, — пронзительная история пожилой супружеской пары.

После перенесенного инсульта женщина медленно теряет рассудок. Ее поведение — точная клиническая картина деменции. Точная настолько, что фильм вполне можно использовать как учебное пособие для студентов-медиков. Впрочем, главная ценность фильма, конечно, не в этом. Это и правда картина о любви — о ее величии и многоликости, о ее способности преодолеть все, даже если за победу приходится заплатить самую страшную цену.

Противостоять чувству вины

Заботиться о том, кто уже никогда не оценит эту заботу, настолько трудно, что усталость, кажется, не оставляет места для любви или даже симпатии к близкому человеку. И того, кто живет с ним рядом, охватывает чувство вины. «Не подавляйте свои чувства, постарайтесь их понять», — советуют Игорь Дамулин и Александр Сонин.

1. Не оставайтесь один на один со своими проблемами. Семейные заботы не должны нарушать связь с внешним миром. Не стесняйтесь прямо просить друзей, родственников, чтобы они чаще приезжали к вам, звонили. Общайтесь с теми, кто был в такой ситуации и вас понимает.

2. Не отказывайтесь от помощи. Говорите прямо, в чем вы нуждаетесь сейчас, всегда давайте почувствовать окружающим, насколько для вас важно их участие.

3. Не дожидайтесь, пока негативные эмоции выплеснутся в присутствии больного. Убедитесь, что вас не видят и не слышат, и, например, взбейте хорошенько подушку, чтобы выпустить свою злость.

4. Если вы чувствуете эмоциональное истощение, обращайтесь к врачу. Не дайте развиться депрессии!

5. Не забывайте уделять внимание себе. Ежедневно находите время заниматься тем, что вы любите.

Александр Сонин, психолог: «Важно не пропустить первые сигналы»

Psychologies: Что может противопоставить деменции современная медицина?

Александр Сонин: При некоторых формах деменции возможно полное восстановление памяти и мышления. При других, например при болезни Альцгеймера, можно лишь замедлить развитие симптомов, смягчить их проявление — но на ранних стадиях. Поэтому так важно при первых же тревожных сигналах обратиться к неврологу.

Стоит ли рассказывать больному правду?

Это необходимо сделать сразу, как только поставлен диагноз. И дать близкому человеку время, чтобы осознать эту новость. Зная о предстоящем, он сможет планировать ближайшее и отдаленное будущее, продумать финансовые и другие вопросы, составить завещание. Возможно, человек захочет оставить работу, реализовать какую-то давнюю мечту.

В начале болезни он сможет участвовать в обсуждении терапии. А если близкие не решаются сказать правду, в семье возникает напряженная атмосфера, которая только усиливает тревогу и беспокойство заболевшего родственника. Но надо быть готовым и к тому, что он вам не поверит. В таком случае лучше обратиться за советом к специалисту — например, к психотерапевту.

Можно ли защитить себя от деменции?

К сожалению, сегодня нет способа, который позволил бы предотвратить основные ее причины или остановить ее развитие. Однако, заботясь о своем образе жизни, можно улучшить память, внимание, мышление. Употребление продуктов, снижающих уровень холестерина, отказ от курения и злоупотребления алкоголем, умеренная и регулярная физическая активность — все это позитивные факторы.

Исключительно важны интеллектуальные нагрузки. У тех, кто много читает, выполняет умственные упражнения, занимается мелкой ручной работой, играет в интеллектуальные компьютерные игры, учит новые языки или осваивает после 50 лет новую профессию, риск нарушений заметно снижается.

Наконец, широкий круг общения уменьшает для пожилых людей вероятность когнитивных расстройств. Влияние оказывает и семейное положение: тот, кто живет с семьей, в среднем вдвое меньше рискует заболеть деменцией, чем тот, кто живет один.

Александр Сонин — психолингвист, доктор психологии, доктор филологических наук, специалист по когнитивным процессам.

«У моей матери деменция»

«Мы дружим с теми, с кем совпадаем внутренне»

На чем держится дружба и что она значит в нашей жизни? Размышляют старые друзья, поэт Бахыт Кенжеев и прозаик Петр Образцов.

www.psychologies.ru

«Здоровье Mail.Ru» продолжает серию материалов о старении и старости. Источник: Andrew Hill/Flickr.com/CC BY-ND 2.0ЗаболеваниеСтарческое слабоумие (деменция)Задать вопросКупить лекарстваЗаписаться к неврологу

Мы уже писали о том, как принять одно из самых тяжелых последствий старости — потерю разума — и как ухаживать за родственниками, которые находятся в этом состоянии. Сегодня наша читательница рассказывает о том, как началась и развивается болезнь у ее мамы.

Анна, 46 (имя изменено)

Сначала я не реагировала: у нас были случаи, когда мы только-только переехали в новую квартиру — ключ оказался у неблагонадежного человека.

Мама настолько достоверно все объясняла и показывала, что я сама начала в это верить.

Потом я поменяла замки, установила вторую дверь. Когда я только установила вторую дверь, мама сразу начала менять в ней замки. Я уеду — она тут же вызывает мастеров.

Я слышала, что такое бывает. Но когда сталкиваешься с этим впервые, поверить не можешь и во всей этой бредовой истории болезни ищешь какое-то рациональное зерно. Пытаешься объяснить себе: то, что видит мама, и что она чувствует, — есть. Ищешь этому подтверждение.

Я думаю, большинство из тех, кто сталкивается с деменцией впервые, если он не подготовлен, поначалу прячет голову в песок как страус. Осознание, что это болезнь, что с ней нужно не бороться, а как-то идти рядом с человеком, — пугает.

На тот момент единственный выход, который я видела, — обратиться в психоневрологическую больницу. Маму госпитализировали. Она, думаю, не понимала, что делала, когда подписывала согласие на госпитализацию. Она думала, что это просто подпись, что она присутствует у врача. Потом, конечно, обвиняла меня, очень сильно плакала. К счастью, врач помог, снял острое состояние.

Следующие два года были, наверное, самыми страшными в моей жизни.

Приступы периодически возвращались, мама не узнавала меня.

Она считала, что я какой-то нанятый человек, чтобы следить за ней, уничтожить ее. Каких только не было обвинений!

Смотреть на человека, который болен, — одно, но находиться рядом с больным человеком, у которого разрушена личность, от которого осталась только оболочка…

Сначала, по большей части, ненавидишь. За что — не можешь даже объяснить. За то, что она себя так ведет, не слышит твоих объяснений. Ты сильно обижаешься на то, что она обвиняет, что ты у нее что-то украла, убила ее родственников, дочку… Не можешь достучаться, а пытаешься.

Пытаешься логически объяснить ее поступки, явления, которые она наблюдает.

У тебя ничего не получается, и ты злишься на свое бессилие, ненавидишь себя за то, что так себя ведешь.

Ненавидишь себя за то, что срываешься, начинаешь кричать. Не хватает терпения, нежности — и ты уже не понимаешь, что это твоя мама. Ты воспринимаешь ее как инопланетное существо, как нечто непонятное, вселившееся в тело мамы.

«Я не приняла болезнь до конца»

Сейчас, конечно, я знакома с ней больше, чем четыре года назад. У мамы состояние умеренной деменции. Иногда она ведет себя неадекватно, но спокойно, без агрессии — но даже такие моменты сразу же выводят меня из равновесия. Я отторгаю эту ситуацию, я ее не хочу.

Эта болезнь начинает вытаскивать из тебя то, о чем ты не подозревал. Вроде бы ты сам себе знаком. Я, в частности, уже 46 лет знаю, чего от себя можно ожидать. Совершала какие-то геройские поступки в своей жизни, преодолевала себя — в хорошем смысле. И тут — вдруг обернулась к себе дикой, нецивилизованной стороной… Страшно, не узнаешь себя. Обвиняешь себя, что так относишься к маме.

Начинаешь думать, что ты моральный урод. Что все, что ты о себе думал, — ты нравственный человек, ты живешь по заповедям, нормам, требованиям морали, — неправда.

Начинаешь верить, что ведешь себя как фашист.

Я обратилась к специалисту два месяца назад. Организм отказался функционировать. Ничего не болит — но я не могу встать. Ничего не болит — но я ничего не хочу, заморожена, заторможена.

У меня нет родственников, которые могут помочь, и особой финансовой подушки, чтобы что-то предпринимать, тоже нет. Я много лет не была в отпуске, а сейчас уже, собственно говоря, и нет такой возможности. Я не принадлежу себе. Веду жизнь 79-летней пенсионерки. Все подчинено маме — свободное время, личная жизнь, мысли, сон и так далее.

Очень здорово помогает общаться с людьми, у которых тоже болеют родственники.

Мы говорим не только о нравственном поведении родственников и ухаживающих, но и о практических сторонах. Пролежни, агрессивное поведение, лечение, поддерживающая терапия и так далее — все это мы тоже обсуждаем.

Это большая поддержка. Есть люди, которые присутствовали при последних часах своих дементных больных, один на один со смертью. Кто-то находил силы или, наоборот, от бессилия выходил на сайт, где находил поддержку хотя бы в переписке.

Мама лечится в районной поликлинике. Врач к нам не ходит — сейчас у мамы более или менее нормальное состояние, я могу довести ее до больницы сама.

В самом начале болезни, когда была агрессия, приходилось где-то обманывать маму, вести в больницу под мнимым предлогом. В какой-то момент удалось переломить ситуацию.

Новости по теме Назван основной фактор развития слабоумияСын превратил больного отца в рок-звездуРоссияне боятся деменции больше, чем инсульта и рака«Я боюсь, что это может случиться со мной»

Когда мама была в больнице, мне некогда было заняться собой. Потом, когда у нее была длительная ремиссия, я пошла в больницу и сразу сдала все анализы, которые мне были известны.

Я тогда еще не знала, что есть специальный анализ, чтобы выявить начальную стадию деменции. Я прошла МРТ головного мозга, без направления, реоэнцефалограмму и УЗДГ, обошла специалистов.

Сейчас страх не гнетущий, но он есть, я понимаю, что раз это было у мамы, значит, по наследственности это может передаться и мне. Но что будет, то будет. Оно не рядом с тобой идет, а где-то далеко, гипотетически. Как рак, например.

missis.top

Это интересно:

  • Как можно вылечить слабоумие Слабоумие, которое можно вылечить Многие уверены, что деменция (или слабоумие) у пожилых людей необратима и с этим остается только смириться. Но это далеко не всегда так. В тех случаях, когда слабоумие развивается на фоне депрессии, оно поддается коррекции. Депрессия может ослабить когнитивные функции и у молодых людей. Объяснения психотерапевта […]
  • Диагностика аутизма у ребенка Аутизм. Ранние признаки, диагностика и коррекция патологии Ранние признаки аутизма Симптомы аутизма у детей до 1 года нарушение или полное отсутствие зрительного контакта – 80 процентов; феномен тождества – 79 процентов; нарушение комплекса оживления – 50 процентов; патологическое отношение к близким родственникам – 41 процент; […]
  • Невроз депрессия тревога Антибиотики и тревога/депрессия Зарегистрирован: 31 янв 2017, 23:01 Откуда: Санкт- Петербург абсансы с 1999г (в ремиссии с 2007 году) В 2016 тревожная депрессия . Вечером Миртазапин (каликста)15мг и клон 0,5 мг ( от абсансов).0.25 мг трускала когда совсем не уснуть. Зарегистрирован: 28 дек 2013, 23:07 Зарегистрирован: 20 июн 2017, […]
  • Аутизм или сенсомоторная алалия Аутизм или сенсорная алалия? Natashka220589, пишет 9 декабря 2012, 13:55 Специалисты до сих пор н могут определить какой диагноз у моего сынишки. В карте стоит ЗПРР с атичным поведением, а вот логопед и дефектолог работающие с малышом подозреваю смешанную алалию с преобладанием сенсорного компонента. Дело в том что ребенок вообще не понимает […]
  • Учебник по неврозам Учебник По Автокаду 2015 Самоучитель AutoCAD 2015/2014/2013/2012. Автор: Алексей Меркулов Опубликовано: 10-03-2013 Просмотров: 512484. Самоучитель AutoCAD – это современный и рациональный способ освоения мощной графической программы компании Autodesk. Сегодня AutoCAD – это гибкий инструмент, упрощающий работу инженеров и проектировщиков. а также […]
  • Боязнь иностранного языка Курсы английского языка Чем больше в распоряжении человека инструментов и возможностей для общения, тем интереснее, насыщеннее, успешнее может стать его жизнь. Именно поэтому в нашем меняющемся мире все больше людей стремятся обучаться на хороших языковых курсах, чтобы говорить на английском и других иностранных языках уверенно и свободно. В чем […]
  • Отсутствие реакции на стресс / Ekzamen_psikhiatria_1 / 79. Реакции на тяжёлый стресс и нарушения адаптации Реакции на тяжёлый стресс в настоящее время (по МКБ-10) подразделяются на следующие: Посттравматические стрессовые расстройства; Острая реакция на стресс Транзиторное расстройство значительной тяжести, которое развивается у лиц без видимого психического расстройства в […]
  • Смерть от шизофрении Смерть от шизофрении Особое место в генезе ВСС при шизофрении занимает своеобразная кардиомиопатия, которую вполне оправданно выделить в качестве самостоятельной нозологической единицы и обозначить как нейролептическая кардиомиопатия (НКМП) [1, 4, 9]. На нашем материале ВСС, связанная с общим ожирением, зарегистрирована у 1 мужчины и 6 женщин в […]