Социально-психологические факторы стресса

Научный и практический интерес к синдрому выгорания обусловлен тем, что этот синдром – непосредственное проявление всёвозрастающих проблем, связанных с самочувствием работников, эффективностью их труда и стабильностью деловой жизни организации.

В зарубежной литературе синдром выгорания обозначают термином burnout (англ.) – “сгорание”, “выгорание”, “затухание горения”. В первые этот термин предложил Фроуденбергер (1974) для описания деморализации, разочарования и крайней усталости, которые он наблюдал у работников психиатрических учреждений.

Синдром выгорания относится к числу феноменов личностной деформации. Выгорание развивается у тех, кто по роду своей деятельности должен много общаться с другими людьми, причём от качества коммуникации зависит результат деятельности. Установлено, что особенно часто синдром выгорания развивается у специалистов “помогающих” профессий, к которым относятся учителя.

Синдром профессионального выгорания – это неблагоприятная реакция на рабочие стрессы, включающая в себя психологические, психофизиологические и поведенческие компоненты. По мере того как усугубляются последствия рабочих стрессов, истощаются моральные и физические силы человека, он становится менее энергичным, ухудшается его здоровье. Истощение ведёт к уменьшению контактов с окружающими, а это, в свою очередь, — к обострённому переживанию одиночества. У “сгоревших” на работе людей снижается трудовая мотивация, развивается безразличие к работе, ухудшаются качество и производительность труда.

В последнее время отмечается повышенный интерес к стрессам, связанный с педагогической деятельностью. Рассмотрим социально-психологические, личностные и профессиональные факторы риска психического выгорания.

Социально-психологические, личностные и профессиональные факторы риска психического выгорания.

Жертвой выгорания может стать любой работник. Синдром выгорания развивается как следствие комбинации организационных, профессиональных стрессов и личностных факторов.

Выгорание наиболее опасно в начале своего развития. “Выгорающий” сотрудник, почти не осознаёт его симптомы, поэтому первыми замечают изменения в его поведении коллеги. Очень важно увидеть подобные проявления и правильно организовать систему поддержки таких работников.

Специфика работы педагогов отличается тем. Что существует большое количество ситуаций с высокой эмоциональной насыщенностью и когнитивной сложностью межличностного общения, а это требует от учителя значительного личного вклада в установление доверительных отношений и умения управлять эмоциональной напряжённостью делового общения.

Рассмотрим результаты некоторых исследований, содержащих сведения о факторах, способствующих развитию психического выгорания.

1.1. Социально-психологические факторы.

Переживание не справедливости.

Доказано, что чувство несправедливости выступает важной детерминантой выгорания, чем больше выражены переживания несправедливости, тем сильнее профессиональное выгорание.

Социальная незащищённость и переживание социальной несправедливости.

В качестве факторов, способствующих развитию синдрома, исследователи называют также чувства социальной незащищённости, неуверенности в социально-экономической стабильности и другие негативные переживания, связанные с социальной несправедливостью. Б.П.Бунк и В. Хоренс отметили, что в напряжённых социальных ситуациях у большинства людей возрастает потребность в социальной поддержке, отсутствие которой приводит к негативным переживаниям и возможной мотивационно-эмоциональной деформации личности.

Социальная поддержка как защита от разрушающих последствий стресса.

Социальная поддержка связана с уровнем выгорания. Работники, уровень поддержки которых со стороны руководителей и коллег высокий, меньше подвержены выгоранию.

Разные виды поддержки оказывают неоднозначное влияние на выгорание. Лейтер изучал воздействие личной (неформальной) и профессиональной поддержки на синдром выгорания (1993). Оказалось, что первая из двух препятствовала редукции персональных достижений, а профессиональная играла двойственную роль, уменьшая или усиливая выгорание. С одной стороны, она была связана с более сильным ощущением профессиональной успешности, а с другой – с эмоциональным истощением. Обнаружено также, что чем больше личная поддержка, тем меньше риск эмоционального истощения и деперсонализации.

Аналогичные связи установлены и относительно профессиональной и административной поддержки в организации. Чем она больше, тем реже у сотрудников встречаются деперсонализация и редукция персональных достижений. В другом исследовании изучались три вида организационной поддержки: использование навыков, поддержка коллег, поддержка руководителя. Первый положительно связан с профессиональными достижениями, но отрицательно – с эмоциональным истощением. Поддержка коллег отрицательно связана с деперсонализацией и положительно – с персональными достижениями. Поддержка же стороны руководителя не была значимо связана ни с одним из компонентов выгорания.

Итак, эмпирические данные свидетельствуют о сложном взаимодействии социальной поддержки и синдрома выгорания. Источники первой могут по-разному влиять на компоненты второго. Позитивный эффект обусловлен как характером поддержки. Так и готовностью её принять.

Для профессиональной адаптации педагогов и сохранения их профессионального долголетия перспективными, на наш взгляд, будут разработка и использование разнообразных видов социальной, профессиональной и личной поддержки, предупреждающих синдром выгорания.

Неудовлетворённость работой как риск выгорания.

Более сильное выгорание связано с непривлекательностью работы в организации: чем выше привлекательность, тем меньше его риск. При этом учителя с высоким показателями силы “Я — концепции” более позитивно ориентированы по отношению к ученикам, коллегам и в меньшей степени подвержены выгоранию.

Хроническое выгорание может приводить к психологической отстранённости не только от работы. Но и от организации в целом. “Выгоревший” работник эмоционально дистанцируется от своей трудовой деятельности и переносит свойственные ему переживания опустошённости на всех, кто работает в организации, избегает всяческих контактов с коллегами. Сначала это удаление может иметь форму абсентизма, физической изоляции, увеличения перерывов. Наконец, если выгорание продолжается, он постоянно будет избегать стрессовых ситуаций, отказываясь от дальнейшего роста карьеры. Эмоционально выгорающие профессионалы часто не способны преодолевать эмоциональные стрессы, связанные с работой, и когда синдром развивается в достаточной степени, у них обнаруживаются и другие негативные проявления.

Привлекательность организационной культуры и работы в организации оказывает сдерживающее влияние на развитие процессов выгорания.

Выгорание и оплата труда.

Чем выше уровень зарплаты, тем ниже уровень выгорания.

Влияние возраста, стажа работы и удовлетворённости карьерой на выгорание.

Имеются сложные взаимоотношения между степенью выгорания, возрастом, стажем и степенью удовлетворённости профессиональным ростом. Профессиональный рост обеспечивает человеку повышение его социального статуса, уменьшает степень выгорания. В этих случаях с определённого момента может появиться отрицательная корреляция между стажем и выгоранием: чем больше стаж, тем меньше выгорание. В случае неудовлетворённости карьерным ростом профессиональный стаж способствует выгоранию работников.

Влияние возраста на эффект выгорания неоднозначно. В некоторых исследованиях обнаружена предрасположенность к выгоранию лиц не только старшего, но и молодого возраста.

Очевидно, фактором риска выгорания выступает не продолжительность работы (как стаж), а неудовлетворённость ею, отсутствие перспективы личностного и профессионального роста, а также личностные свойства, оказывающие влияние на напряжённость общения на работе.

Карьера как источник психологической опасности.

Исследователи пришли к общему выводу о том, что отсутствие возможности реализовать большинство карьерных устремлений приводит к повышению уровня эмоционального выгорания, как и любая фрустрация потребности, ведёт к повышению уровня внутреннего напряжения.

Пол и выгорание.

Гендерные отличия чётко проявляются при рассмотрении отдельных составляющих синдрома. Обнаружено, что мужчинам более присуща высокая степень деперсонализации и высокая оценка своей профессиональной успешности, а женщины более подвержены эмоциональному истощению. Учителя – женщины к наиболее сильны стресс-факторам относят “трудных учеников”, а мужчины – присущий школам бюрократизм и большое количество “бумажной” работы.

1.2. Личностные факторы риска выгорания.

Среди личностных факторов, способствующих выгоранию, обнаружены такие показатели предрасположенности к стресс-реакциям, как соотношение экстернальности и интернальности, подразумевающее степень ответственности человека за свою жизнь, поведение типа А, предпочитаемые человеком стратегии преодоления кризисных ситуаций. Экстернальный “локус контроля” коррелирует с эмоциональным истощением и деперсонализацией, а использование пассивной стратегии избегания – с развитием эмоционального истощения и редукцией личных достижений. Причём чем больше выгорание, тем чаще используются пассивные, асоциальные и агрессивные модели преодолевающего поведения (Водопьянова, 1998).

Стратегия преодолевающего поведения человека в ситуации стресса – один из важнейших факторов, определяющий вероятность развития у индивида психосоматических заболеваний. Стратегия подавления эмоций часто повышает риск состояний предболезни или болезни.

Для развития выгорания важно и то, как учитель справляется со стрессом. Наиболее уязвимы те, кто реагирует на стресс агрессивно, несдержанно, хотят противостоять ему любой ценой, не отказываются от соперничества. Такие люди склонны недооценивать сложность стоящих перед ними задач и время, необходимое для их решения. Стрессогенный фактор вызывает у них чувство подавленности, уныния из-за того, что не удаётся достичь намеченного (поведение типа А).

Тест. “Принадлежите ли вы к людям типа А”.

  1. Вы всегда всё делаете очень быстро?
  2. Проявляете нетерпение, потому что вам кажется, что все делается очень медленно?
  3. Всегда думаете одновременно о двух и более вещах или стараетесь делать одновременно несколько дел?
  4. Испытываете чувство вины, когда уходите в отпуск или позволяете себе расслабиться на несколько часов?
  5. Всегда стараетесь “втиснуть” в своё расписание больше дел, чем вы можете надлежащим образом выполнить?
  6. Нервно жестикулируете. Чтобы подчеркнуть то, о чём говорите, например, сжимаете кулаки или сопровождаете свои слова ударами по столу?
  7. Оцениваете себя в зависимости от того. Сколько успели выполнить?
  8. Проходите мимо интересных событий и вещей?
  9. Если положительных ответов больше, чем отрицательных. То очевидна склонность к поведению типа А.

    Наличие корреляционных связей между личностными характеристиками и выгоранием привело к тому, что личностный фактор стал рассматриваться как ведущий при выборе социальных профессий.

    Любопытные данные получены американскими исследователями, попытавшимися установить взаимосвязи между выгоранием и чувством юмора. Оказалось, что последнее может выступать одним из механизмов копинга – преодоления стрессовых ситуаций. Преподаватели с хорошим чувством юмора реже страдают от выгорания, а также более высоко оценивают свою профессиональную успешность.

    Пайдмонт (1993) получил данные о том, что самоуважение играет важную роль в переживании дистрессов, связанных с работой. Тревожные, депрессивные и не способные справиться со стрессами люди чаще испытывают эмоциональное истощение и деперсонализацию на работе, и вне её.

    1.3. Профессиональные факторы выгорания.

    “Болезненная зависимость” от работы как причина выгорания.

    Проблема выгорания тесно соприкасается с вопросами мотивации профессионального выбора и карьерных ориентаций. “Трудоголизм” и активная увлечённость своей профессиональной деятельностью могут быть обусловлены стремлением к творчеству и ценностью для человека самой профессии. Но с равной степенью вероятности трудоголик бывает, движим стремлением к социальному престижу, получению за счёт профессии материальных выгод и мотивов власти. Невозможность удовлетворить такие потребности будет способствовать развитию симптомов выгорания.

    Варианты ответов: да, нет.

    1. Встаёте ли вы рано, несмотря на то, что поздно легли, работая дома до поздней ночи?
    2. Если ваш обед проходит в одиночестве, читаете ли вы или работаете во время еды? Считаете ли вы, что перерывы на обед – пустая трата времени?
    3. Составляете ли вы подробный список того, что нужно сделать каждый день? Ежедневник и исписанные календари – непременные атрибуты трудоголиков.
    4. Вам трудно “ничего не делать”? Можете ли вы сидеть без дела?
    5. Вы энергичны и стремитесь к соревнованию?
    6. Работаете ли вы по выходным и в отпуске?
    7. Можете ли вы работать всегда и везде?
    8. Трудно ли вам уйти в отпуск? Когда вы в последний раз брали отпуск?
    9. Боитесь ли вы выхода на пенсию?
    10. Нравится ли вам ваша работа?

    Если вы ответили “да” больше чем на 5 вопросов, значит, вы трудоголик.

    Ролевые факторы риска выгорания.

    К ним относят ролевой конфликт, ролевую перегруженность и ролевую неопределённость.

    Ролевой конфликт – это противоречивые требования к работнику.

    Ролевая неопределённость – это нечёткие, неопределённые требования к работнику.

    Ролевая перегруженность – ролевые ожидания намного больше, чем индивидуальные возможности и мотивация к выполнению задачи.

    Многие исследования показывают взаимосвязь между ролевыми проблемами и выгоранием как следствием попытки выполнить неопределённые или совместить противоречивые требования, что обычно приводит к негативным эмоциональным переживаниям и утрате чувства доверия к организации.

    Учёные делают следующие выводы:

    • в определённой степени некоторые источники стресса присутствуют в работе (ролевой конфликт, ролевая неопределённость, ролевая перегруженность);
    • по отдельности эти ролевые стрессоры могут не быть дисфункциональными;
    • кумулятивный эффект этих стрессоров может превысить адаптационные ресурсы преодоления человека, в результате чего повышается вероятность развития выгорания и негативных последствий в выполнении профессиональной деятельности.

    Рассматривая проблему организационных изменений, Лейтер и Харви (1998), установили, что поддерживающее руководство, уверенность в стратегии менеджмента, эффективные коммуникации и значимость работы связаны с принятием изменений, при этом выгорание играет опосредующую роль между внутренней средой организации и принятием решений.

    Различные характеристики организационной среды. Такие как кадровая политика, график работы, характер руководства, система вознаграждений, социально-психологический климат и т.п., могут влиять на развитие стресса на рабочем месте и. как следствие, выгорания.

    Любая должность предполагает наличие определённой меры ответственности. Неопределённость или недостаток ответственности также могут вносить свою лепту в развитие профессионального стресса. Если у человека есть ощущение, что он не в состоянии ничего изменить в своей работе, что от него ничего на зависит и его мнение не имеет значения, то вероятность развития стресса, связанного с работой. Увеличивается.

    Перлман и Хартман (1982) установили значимую связь синдрома выгорания как с административными, управленческими и коммуникативными особенностями организации. Так и со статусно-ролевыми и индивидуальными характеристиками менеджеров. А также с результатами их деятельности.

    Выводы: Многочисленность исследований, посвящённых проблеме выгорания, объясняется несколькими причинами. Во-первых. Выгорание представляет собой вариант многофакторного производственного стресса, что позволяет изучать его как системную реакцию в целом. Во-вторых. Последствия профессионального выгорания оказывают существенное влияние на личную, внеслужебную, жизнь “выгоревших”. В-третьих, последствия выгорания плохо сказываются на экономическом благополучии организации и ведут к потере кадровых ресурсов.

    Профессиональное выгорание связано с административными. Управленческими и коммуникативными характеристиками организации, психологическим климатом, статусно-ролевыми и личностными особенностями персонала.

    Меньший риск выгорания у тех, кто получает сильную и надёжную социальную, профессиональную поддержку, располагает кругом надёжных друзей и содействием со стороны семьи. Творческой обстановкой на рабочем месте. Обладает сильным творческим потенциалом и использует креативные способы решения жизненных и производственных вопросов.

    Выгорание представляет собой процесс, развивающийся во времени. Он начинается с сильного и продолжительного стресса на роботе. В том случае, когда требования к человеку постоянно превышают имеющиеся у него ресурсы, нарушается состояние психофизиологического равновесия. Непрерывный или прогрессирующий дисбаланс неизбежно ведёт к выгоранию, которое возникает не просто в результате стресса, но как стресса неуправляемого.

    При отсутствии конструктивного преодолевающего поведения (копинга) хронические стрессы на работе вызывают у человека комплекс негативных переживаний и дезаадаптивного поведения, представляющих угрозу для персонального здоровья и стабильности организации в целом. Неуправляемый стресс – причина исчерпывания ресурсов ведёт по нисходящей к выгоранию.

    Риск выгорания смягчают стабильная и привлекательная работа, представляющая возможности для творчества. Профессионального и личностного роста, удовлетворённость качеством жизни в различных её аспектах. Наличие разнообразных интересов, перспективные жизненные планы. Реже “выгорают” оптимистические и жизнерадостные люди, умеющие успешно преодолевать жизненные невзгоды и возрастные кризисы; те, кто занимает активную жизненную позицию, и обращаются к творческому поиску решения при столкновении с трудными обстоятельствами, владеет средствами психической саморегуляции, заботится о восполнении своих психоэнергетических и социально-психологических ресурсов.

    Снижают риск выгорания сильная социальная, профессиональная поддержка, круг надёжных друзей и поддержка со стороны семьи.

    Снижение риска выгорания может быть достигнуто с помощью различных видов социальной поддержки.

    Разработка профилактических стратегий помощи “выгорающим” сотрудникам представляется весьма важной и перспективной для сохранения кадрового потенциала любой организации.

    xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

    Социально-психологические, личностные и профессиональные факторы риска психического выгорания

    Жертвой выгорания может стать любой работник. Это связано с тем, что разнообразные стрессоры присутствуют или могут появиться на работе в каждой из организаций. Синдром выгорания развивается как следствие комбинации организационных, профессиональных стрессов и личностных факторов. Вклад той или иной составляющей в динамику его развития различен. Специалисты в области стресс-менеджмента полагают, что выгорание заразно, подобно инфекционной болезни. Иногда можно встретить «выгорающие» отделы и даже целые организации. Те, кто подвержен этому процессу, становятся циниками, негативистами и пессимистами; взаимодействуя на работе с другими людьми, которые находятся под воздействием такого же стресса, они могут быстро превратить целую группу в собрание «выгоревших». 9

    Выгорание наиболее опасно в начале своего развития. «Выгорающий» сотрудник, как правило, почти не осознает его симптомов, поэтому первыми замечают изменения в его поведении коллеги. Очень важно вовремя увидеть подобные проявления и правильно организовать систему поддержки таких работников. Известно, что болезнь легче предупредить, чем лечить, и эти слова справедливы также в отношении выгорания. Поэтому особое внимание следует обратить на идентификацию тех факторов, которые приводят к развитию данного синдрома, и учитывать их при разработке профилактических программ (см. главу 7).

    Первоначально к лицам, потенциально подверженным выгоранию, относили социальных работников, врачей и адвокатов. Выгорание данных специалистов объяснялось специфическими особенностями так называемых «помогающих профессий». К настоящему времени существенно расширилось не только количество симптомов профессионального выгорания, но и увеличился перечень профессий, подверженных такой опасности. Данный список пополнили учителя, полицейские, тюремщики, политики, торговый персонал и менеджеры. 10 В результате «из платы за соучастие» синдром профессионального выгорания превратился в «болезнь» работников социальных или коммуникативных профессий.

    Специфика работы людей данных профессий отличается тем, что существует большое количество ситуаций с высокой эмоциональной насыщенностью и когнитивной сложностью межличностного общения, а это требует от специалиста значительного личного вклада в установление доверительных отношений и умения управлять эмоциональной напряженностью делового общения. Подобная специфика позволяет причислить все вышеназванные специальности к категории «профессий высшего типа» по классификации Л. С. Шафрано-

    Занимаясь изучением профессиональной дезадаптации учителей, Л. С. Шафранова сформулировала характеристики учительского труда, с помощью которых можно описать специфику деятельности всех профессий, способствующих выгоранию занятых в них людей. Среди них:

    постоянно присущее рабочим ситуациям ощущение новизны; специфика трудового процесса определяется не столько характером «предмета» труда,

    сколько особенностями и свойствами самого «производителя»;

    9 Cherniss C. Organization negotition skills and the prevention of burnout: Lessons of a long-term follow-up study: Paper presented at 98th Annual Convention of the American Psychological Association. Boston, 1990.

    10 Maslach C. Burnout. The Cost of Caring. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall; 1982.

    Е. Старченкова, Н. Водопьянова. «Синдром выгорания»

    необходимость постоянного саморазвития, так как иначе «возникает ощущение насилия над психикой, приводящее к подавленности и раздражительности»;

    эмоциональная насыщенность межличностных контактов; ответственность за подопечных;

    постоянное включение в деятельность волевых процессов. Говоря об эмоциональной насыщенности межличностных контактов, характерной для обсуждаемых профессий, отмечается, что она может не быть постоянно очень высокой, но имеет хронический характер, а это в соответствии с концепцией «хронических житейских стрессов» Р. Лазаруса становится особенно патогенным. 11

    Изначально подавляющее большинство исследований, посвященных феномену выгорания, касалось различных категорий медицинского персонала, социальных работников, психологов и преподавателей. В последнее время, судя по публикациям и сайтам в Интернете, внимание начинает уделяться менеджерам и торговым представителям. 12 Рассмотрим результаты некоторых исследований, содержащих сведения о факторах, способствующих развитию психического выгорания.

    Социальное сходство/сравнение как риск выгорания

    Голландские ученые Б. П. Буше, В. Б. Шауфели и Дж. Ф. Юбема 13 исследовали выгорание и неуверенность у медсестер в связи с потребностью социального сходства/сравнения. Авторы обнаружили, что эмоциональное истощение и сниженный уровень самоуважения (редуцирование персональных достижений) имеют значимые связи с желанием социального сходства. При этом субъекты с высоким уровнем выгорания и низким уровнем самоуважения и собственного достоинства избегают контактов с более успешными субъектами и ситуациями, связанными с социальным сравнением, т. е. ситуации социального сравнения или оценки для определенных лиц выступают в качестве сильных стресс-факторов, оказывающих разрушающее влияние на их личность.

    Исходя из теории социального сходства Л. Фестингера, 14 было высказано предположение о возможности овладения стрессом через управление потребностью социального сходства/сравнения. В ряде других исследований также отмечается ведущая роль процессов «социального сравнения» в совладании с профессиональными стрессами. Однако в настоящее время этот вопрос еще не разработан в должной мере ни в теоретическом, ни в методическом плане.

    Переживание несправедливости

    Особый интерес представляют исследования выгорания в свете теории справедливости. В соответствии с ней люди оценивают свои возможности относительно окружающих в зависимости от факторов вознаграждения, цены и своего вклада. Люди ожидают справедливых взаимоотношений, при которых то, что они вкладывают и получают от них, пропорционально вкладываемому и получаемому другими индивидуумами.

    11 Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Труды международного симпозиума 1965. Стокгольм: Эмоциональный стресс / Под ред Л. Леви. Л., 1970. С. 178–209.

    12 Водопьянова Н. Е, Серебрякова А. Б., Старченкова Е. С. Синдром профессионального выгорания в управленческой деятельности // Вестник СПбГУ. 1997. Вып. 2. Серия 6. № 13. С. 83–91; сайт Маслачwww.mgeneral.com/3-now/98- now012498ml/htm; Mir-vis D. M. Public Administration and Management: An Interactive journal, A Longitudinal Study of Burnout Among Leaders of Department of Veterans Affairs Medical Centers, 1992.

    13 Buunk В. P., Schaufeli W. В., Ybema J. F. Occupation burnout: A social comparison perspective: Paper presented at the ENOP Conference on Professional Burnout. Krakow,1994.

    14 Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. М., 1957.

    В профессиональной деятельности взаимоотношения не всегда строятся на основе фактора справедливости. Например, отношения между врачом и пациентами считаются в основном «дополняющими»: врач обязан оказывать внимание, проявлять заботу и «вкладывать» больше, чем пациент. Следовательно, две стороны строят свое общение, придерживаясь различных позиций и перспектив. В результате устанавливаются неравноценные отношения, что может стать причиной профессионального выгорания врачей.

    При исследовании голландских медсестер (Van Yperen, 1992) было показано, что чувство несправедливости выступает важной детерминантой выгорания. Те медсестры, которые полагали, что они вкладывают больше в своих пациентов, чем получают в ответ в форме позитивной обратной связи, улучшения здоровья и благодарности, имели высокие уровни эмоционального истощения, деперсонализации и редуцированные личные достижения. Бунк и Шауфели (Buunk, Schaufeli, 1993) установили тесную связь фактора несправедливости и синдрома выгорания: чем более выражены переживания несправедливости, тем сильнее профессиональное выгорание.

    Социальная незащищенность и переживание социальной несправедливости

    В качестве факторов, способствующих развитию синдрома, исследователи называют также чувства социальной незащищенности, неуверенности в социально-экономической стабильности и другие негативные переживания, связанные с социальной несправедливостью. Б. П. Бунк и В. Хоренс 15 отметили, что в напряженных социальных ситуациях у большинства людей возрастает потребность в социальной поддержке, отсутствие которой приводит к негативным переживаниям и возможной мотивационно-эмоциональной деформации личности.

    Социальная поддержка как защита от разрушающих последствий стресса

    Социальная поддержка традиционно рассматривается как буфер между профессиональным стрессом и дисфункциональными последствиями стрессовых событий, поскольку она влияет на уверенность человека в возможность справиться с ситуацией и помогает предупредить разрушающее влияние стресса. Поиск социальной поддержки представляет собой умение в трудной ситуации найти поддержку со стороны окружающих (семьи, друзей, коллег) – чувство общности, практическое содействие, информацию. Социальная поддержка значимо связана с психологическим и физическим здоровьем независимо от того, присутствуют ли жизненные и рабочие стрессы или нет (Cordes, Dougherty, 1993).

    Исследования показывают, что социальная поддержка связана с уровнем выгорания. Работники, уровень поддержки которых со стороны руководителей и коллег высокий, меньше подвержены выгоранию (Wade et al., 1986).

    Результаты лонгитюдного исследования, проведенного в течение одного года (Poulin, Walter, 1993), также показали наличие взаимосвязи социальной поддержки и выгорания. Так, социальные работники, уровень выгорания которых увеличился, переживали возрастание уровня рабочего стресса, а также отмечали уменьшение социальной поддержки со стороны руководства. У социальных работников, уровень выгорания которых в течение года уменьшился, такие изменения не наблюдались.

    15 Buunk B. P., Hoorens V. Social Support and Stress: The Role of Social Comparison and Social Exchange Process // British Journal of Clinical Psychology. 1992. V. 31. P. 445–457.

    Имеются данные и об обратной зависимости социальной поддержки и выгорания (Ray, Miller, 1994). Исследователи обнаружили, что высокий уровень первой связан с сильным эмоциональным истощением. Это объясняется тем, что рабочий стресс приводит к мобилизации ресурсов социальной поддержки для преодоления выгорания.

    По мнению авторов, поддержка может быть неэффективной, когда она исходит от семьи и коллег, а не тех, кто действительно способен изменить рабочую или социальную ситуацию. Данные виды социальной поддержки помогают в общем, но могут не решить конкретную проблему. В то же время интраорганизационные источники поддержки (от администрации и руководителя) были связаны с низкими уровнями выгорания. Полученные данные ставят вопрос о дифференциации форм социальной и психологической поддержки для совладания с жизненными и профессиональными стрессами.

    Следует признать, что разные виды поддержки оказывают неоднозначное влияние на выгорание. Лейтер изучал воздействие личной (неформальной) и профессиональной поддержки на синдром выгорания (Leiter; см.: Cordes, Dougherty, 1993). Оказалось, что первая из двух препятствовала редукции персональных достижений, а профессиональная играла двойственную роль, уменьшая и усиливая выгорание. С одной стороны, она была связана с более сильным ощущением профессиональной успешности, а с другой – с эмоциональным истощением. Обнаружено также, что чем больше личная поддержка, тем меньше риск эмоционального истощения и деперсонализации.

    Аналогичные связи установлены и относительно профессиональной и административной поддержки в организации. Чем она больше, тем реже у сотрудников встречаются деперсонализация и редукция персональных достижений. В другом исследовании изучались три вида организационной поддержки: использование навыков, поддержка коллег, поддержка руководителя. Первый положительно связан с профессиональными достижениями, но отрицательно – с эмоциональным истощением. Поддержка коллег отрицательно связана с деперсонализацией и положительно – с персональными достижениями. Поддержка же со стороны руководителя не была значимо связана ни с одним из компонентов выгорания.

    Метц (Metz, 1979) провел сравнительное исследование преподавателей, которые отожествляли себя либо с «профессионально выгоревшими», либо с «профессионально обновленными». Большинство мужчин в возрасте 30–49 лет причисляли себя к первой группе, а большинство женщин того же возраста – ко второй. «Профессионально обновленные» преподаватели воспринимали административную поддержку и взаимоотношения с сослуживцами как значимый источник такого «обновления» по сравнению с группой считавших себя «выгоревшими».

    У преподавателей медицинских колледжей высокий уровень выгорания связан с большой аудиторной нагрузкой и руководством студентами (супервизорство), а низкий уровень

    – с поддержкой от коллег, открытым стилем руководства, предполагающим участие в принятии решений, со временем, потраченным на исследовательскую работу и клиническую практику. 16

    Итак, эмпирические данные свидетельствуют о сложном взаимодействии социальной поддержки и синдрома выгорания. Источники первой могут по-разному влиять на компоненты второго. Позитивный эффект обусловлен как характером поддержки, так и готовностью ее принять.

    Судя по всему, есть существенные индивидуальные различия в динамике данной потребности в стрессовых ситуациях и связанных с нею стратегий преодолевающего поведения. Знание особенностей взаимодействия социальной поддержки и синдрома выгорания

    studfiles.net

    Факторы агрессивного поведения — совокупность причин и условий, инициирующих агрессию или определяющих ее характер и отдельные черты. В современной литературе преобладающим становится подход, согласно которому предпочитается многофакторное понимание причин агрессии и учитываются различные ее детерминанты. Среди факторов агрессивного поведения рассматриваются социально-психологические и биологические.

    Социально-психологические факторы

    деструктивный поведение агрессия негативизм

    Социально-психологические факторы, т.е. формирующиеся на уровне социальных групп и оказывающие влияние на агрессивность индивида. Микросоциальные — это влияние различных семейных факторов.

    На становление агрессивного поведения ребенка влияют различные семейные факторы, например, конфликтность или неадекватный стиль семейного воспитания. Так, родители, применяющие крайне суровые наказания, использующие чрезмерный контроль (гиперопека) или, напротив, не контролирующие занятия своих детей (гипоопека), чаще сталкиваются с агрессией и непослушанием своих детей. Также существует мнение, что выраженное негативное влияние на ребенка оказывает агрессия отца по отношению к матери (физическое насилие или моральное унижение).

    Данные исследований (А.Бандура, Р.Уолтере) показывают, что родители агрессивных подростков предъявляли меньшие требования к их достижениям и меньше ограничивали их в детстве [2]. В то же время рассматриваемые подростки сильнее сопротивлялись воздействиям родителей. Мальчики с агрессивным поведением были более привязаны к матерям, чем к отцам. Родители агрессивных подростков чаще опираются на методы принуждения, в то время как родители детей с нормальной агрессией шире используют методы развития внутреннего самоконтроля, например убеждение. Отцы агрессивных мальчиков нередко характеризуются резкостью и тенденцией часто наказывать детей, тогда как матери — нетребовательностью при низкой общей согласованности требований и недостаточной сердечности взаимоотношений. Агрессивные мальчики меньше идентифицируются со своими отцами, они чаще отвечают им критичным и враждебным отношением. Все это затрудняет усвоение родительской системы ценностей и выполнение их требований.

    Макросоциальные факторы, обеспечивающие связь агрессии с наиболее общими тенденциями развития популяции в целом (социальными, экономическими, демографическими процессами). Ландо (1984) предполагает, что агрессия в обществе тесно связана с эффективностью социальных институтов и социальной системы в целом. Изучив соотношение инфляции, браков и разводов он установил прямую связь между этими индексами социальной дисфункции и количеством тяжких преступлений в 11 из 12 стран. Кроме того, предполагается, что на макросоциальном уровне важную роль в развитии агрессивности играют различные групповые атрибуции. Например, считается установленным, что предубежденные люди склонны приписывать дурные намерения членам той группы, к которой сами испытывают неприязнь. Этот процесс получил название «предвзятая атрибуция враждебности» и, как указывают некоторые исследователи, он играет немаловажную роль в формировании расовой и межнациональной ненависти. Помимо упомянутых, к макросоциальным факторам относят экономическую и политическую ситуацию в стране, состояние войны или мира, характеристики демографических процессов, экологическую обстановку и проч.

    Личностно-психологические факторы, т.е. качества личности, формирующиеся в процессе социализации на уровне отдельного индивида и так или иначе связанные с его агрессивностью. К таковым могут быть причислены когнитивные, эмоциональные, волевые, качества личности, особенности её бессознательной сферы.

    Среди эмоциональных факторов рассматривают склонность к эмоциям злости и гнева, мотивирующим агрессивные действия; повышенную аффективную возбудимость в ситуации фрустрации, тревожность, аффективные расстройства (мания, депрессия, дисфория) и эмоциональную неустойчивость.

    Волевые факторы, как предполагается, обеспечивают определённый уровень контроля эмоциональных реакций и поведения в целом, способность противостоять стрессовым ситуациям.

    Вероятно, личностно-психологические факторы могут быть как присущие в целом здоровому человеку без каких-либо явных психических отклонений, так и клиническими, патологическими. К последним обычно относят психические, психопатические, психопатоподобные и поведенческие расстройства, алкоголизм и наркоманию.

    studbooks.net

    Факторы психологического стресса

    Факторы, оказывающие влияние на развитие психоло­гического стресса, столь многочисленны и неоднозначны, что их исчерпывающее рассмотрение едва ли возможно в рамках данного учебного пособия. Остановимся на неко­торых ключевых моментах, а именно: на характеристиках стрессового события, интерпретации события человеком, влиянии прошлого опыта, осведомленности (информиро­ванности), индивидуальных и личностных особенностей человека на восприятие ситуации и способ реагирования.

    • Характеристики стрессового события. Стрессовые события могут различаться по следующим признакам:

    а) частоте возникновения — события могут быть одиночными, возникать периодически (например, «авралы» на производстве), накладываться друг на друга («несчастья преследуют одно за другим»);

    б) длительности воздействия — кратковременное, продолжительное, хроническое (постоянное). Кратковременные стрессоры — это, как правило, повседневные

    неприятности, в результате воздействия которых актуализируются уже сложившиеся программы реагирования и мобилизации ресурсов. К продолжительным стрессорам

    можно отнести критические жизненные события, требующие значительного времени для адаптации, вызывающие в структуре личности человека серьезные изменения и сопровождающиеся не только кратковременными эмоциями, но и стойкими эмоциональными реакциями (перемена места жительства, особенно вынужденная, хроническая болезнь, конфликтная обстановка в трудовом коллективе). Хронические стрессоры — постоянно или очень длительное время действующие ситуации, например: бедность, проблемы в семейных взаимоотношениях, перегрузки на работе и т.п.

    Долговременное воздействие стрессора приводит к состоянию хронического стресса, которое будет рассмотрено нами подробно в разделе, посвященном хроническому

    стрессу и профессиональному здоровью;

    в) интенсивности воздействия — чем больше физиологические и психические изменения в результате воздействия стрессора отличаются от оптимальных параметров, тем интенсивнее стрессовое воздействие события на чело­века. Например, такие события, как смерть близкого или возникновение угрозы собственной жизни, по интенсив­ности воздействия, как правило, значительно превосходят события, связанные с неприятностями в профессиональ­ной сфере или утратой имущества;

    г) знаку эмоциональной окрашенности — стрессовые события, как можно видеть по вышеприведенной шкале тяжести стрессового воздействия, могут быть не только негативными, неприятными событиями жизни, вызыва­ющими резко отрицательные эмоции, но и позитивными, требующими адаптации к неким произошедшим измене­ниям, вызывающими сильные положительные эмоции. Например, такие события, как новоселье, вступление в брак или рождение ребенка, воспринимаясь как позитив­ные, желательные, тем не менее, могут оказывать сильное стрессовое воздействие на человека.

    • Интерпретация человеком стрессового события. Как уже было отмечено, ситуация становится для человека источником стресса только в том случае, если субъектив­но оценивается им как стрессовая.

    Например, расторжение брака может восприниматься од­ним человеком как трагедия, крушение всей его жизни, рас­ставание с любимым человеком, потеря опоры и стабильности, вызывать такие чувства, как беспомощность и страх одиноче­ства. Для другого человека развод — это освобождение от тяго­тивших его обязательств, возможность начать «новую» жизнь.

    Как видите, одно и то же событие потенциально может являться стрессором, но вызывает сильную стрессовую реакцию в нашем примере лишь у первого человека, кото­рый воспринял ситуацию как негативную, угрожающую нормальному течению его жизни. Для второго человека ситуация имела незначительное стрессовое воздействие, причем скорее позитивное.

    Таким образом, между стрессором и нашей реакцией на него всегда есть промежуточное звено — субъективная оценка ситуации, называемая также в ряде исследований когнитивной интерпретацией происходящего.

    • Прошлый опыт человека. На восприятие события как стрессового в значительной степени влияет личный опыт человека. Для каждого существуют закрепившиеся в результате прошлого опыта установки о том, какие си­туации являются наиболее опасными и стрессовыми. У каждого из нас есть «точки уязвимости», воздействие на которые вызывает максимально выраженную стрессовую реакцию. Напротив, какие-то стрессоры воспринимают­ся человеком как менее опасные, так как он сталкивался с ними в прошлом, и у него выработались программы эф­фективного реагирования на данные ситуации. В таком случае, стрессовое воздействие будет для человека менее разрушительным, так как он готов с ним справиться. Та­кие стереотипы поведения не возникают сами по себе, а приобретаются человеком на протяжении всей его жиз­ни, начиная с самого раннего детства. Иногда у человека в результате прошлого опыта вырабатываются стереотип­ные реакции, носящие недостаточно адаптивный харак­тер, что может привести при воздействии аналогичных стрессоров к нарастанию напряжения и развитию хрони­ческого стресса.

    Примером может служить особенность, которую часто на­зывают «синдромом отличника». Человек, обладающий этой чертой, стремится все сделать наилучшим образом, «сдать на пять», крайне болезненно воспринимает любую критику в свой адрес, переживает любую неудачу как личную трагедию. По­лучается, что человек живет в постоянном состоянии стрес­са, во-первых, из-за того, что все ресурсы используются на отличное выполнение задачи (ведь ему сложно принять по­мощь других — он не может признаться, что в чем-то неком­петентен). Во-вторых, такой «отличник» живет в постоянном страхе получить негативную оценку. Такой стереотип поведе­ния человек, как правило, получает в детстве, когда родители требуют только отличных оценок в школе, только первых мест в спортивных соревнованиях и не учат ребенка справляться с неуспехом. Часто такая стратегия поведения является недо­статочно адаптивной.

    • Осведомленность (информированность) о ситуации.

    Часто событие становится стрессовым для конкретного человека, если оно субъективно оценивается им как угро­жающее, непредсказуемое по своим последствиям. Осо­бенно усиливается степень стрессового воздействия в тех случаях, когда событие является неожиданным, внезап­ным. Отсутствие полной и достоверной информации о ситуации многократно увеличивает беспокойство и на­пряжение по поводу происходящего. Повышение инфор­мированности о ситуации и способах совладания с ней снижает ее субъективное стрессовое значение для чело­века. Наличие у человека знаний, умений и навыков, по­зволяющих ему справиться с ситуацией, способствует интерпретации потенциально стрессового события как нейтрального, либо имеющего незначительное стрессовое воздействие.

    Так, например, освещение в средствах массовой информа­ции слухов о возможном предстоящем дефиците на тот или иной товар может вызвать стресс и заставить людей скупать совершенно не нужные им товары в огромных количествах (этим приемом иногда пользуются недобросовестные продав­цы). В то время как при условии адекватного информацион­ного обеспечения (с однозначным и достоверным описанием причин, возможностей и сроков исправления ситуации) вре­менные трудности с поставкой необходимых товаров обходят­ся без массовых волнений.

    Итак, наличие стрессора еще не обусловливает разви­тие стрессовой реакции. Устойчивость к некоторым стрес­сорам может быть связана как с вышеперечисленными факторами, так и с индивидуальными и личностными ка­чествами человека, которые в значительной мере оказы­вают влияние как на возникновение стрессовой реакции, так и на характер ее протекания.

    Прежде чем перейти к рассмотрению влияния личност­ных особенностей на состояние стресса, остановимся на видах (уровнях) реакций человека на стресс.

    38. Негативные последствия стресса

    Стресс становится вредным, когда он слишком силь­ный или когда длится слишком долго.

    Среди негативных последствий стресса ухудшение вы­полнения поставленных задач, нарушение мыслительных функций, истощение, отстроченные психические реакции, в том числе посттравматическое стрессовое расстройство, нарушения психического здоровья и психологические про­блемы. Стресс считается основным виновником в разви­тии психосоматических заболеваний.

    Среди негативных последствий стресса обычно выде­ляют следующие:

    • ^ Ухудшение выполнения задачи. Часто стресс отрица­тельно сказывается на эффективности выполнения какой-либо деятельности. Так, согласно теории Роя Баумейстера (Эмоциональный стресс, 1970), внимание к выполняемой деятельности нарушается двумя способами. Во-первых, высокая степень напряжения может отвлекать внимание от выполняемых действий, а во-вторых, если деятель­ность хорошо знакома и выполняется почти автоматичес­ки, приводить к излишней концентрации внимания на отдельных операциях, что также может ухудшить ее вы­полнение.

    • ^ Нарушение когнитивных (мыслительных) функций.

    Различные исследования показали, что стресс приводит к нарушению когнитивных процессов, в частности: усиливает тенденцию к поспешному принятию решения, без рассмотрения всех возможных вариантов; способству­ет хаотичному, плохо организованному перебору различ­ных возможностей. У некоторых людей высокий уровень эмоционального и физиологического возбуждения приво­дит к ухудшению гибкости мышления, концентрации и запоминания.

    К познавательным процессам относятся: ощущение, восприятие, представление, воображение, внимание, па­мять, мышление и др.

    • Истощение. Истощение может быть физическим, психическим и эмоциональным. Физическое истощение характеризуется хронической усталостью, слабостью, упадком сил. Психическое истощение проявляется в рез­ко отрицательных оценках себя, своей деятельности и жиз­ни в целом. Эмоциональное истощение приводит к чувству безнадежности, беспомощности и загнанности. Истоще­ние обычно возникает в результате воздействия стрессора чрезмерной интенсивности либо в результате хроническо­го стресса.

    Кроме того, сильный стресс может приводить человека в состояние ошеломления и смятения, то есть к шоку. В таком состоянии люди чувствуют себя эмоционально оцепеневшими, они вяло и безразлично реагируют на ок­ружающие события. Их поведение становится ригидным, автоматическим, стереотипным.

    ^ Отсроченные реакции, посттравматическое стрессовое расстройство. Последствия стресса не обязательно прояв­ляются сразу. Между стрессовой ситуацией и результата­ми ее воздействия может пройти некоторое время. Пост­травматический стресс — это нарушения поведения, связанные со стрессовой ситуацией, которые проявляют­ся, когда стресс уже прошел. Отсроченные последствия стрессов будут рассмотрены в последующих главах.

    studopedia.ru

    Социально-психологические факторы нервно-психической дезадаптации сотрудников силовых структур тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.04, кандидат психологических наук Антонова, Наталья Александровна

    Оглавление диссертации кандидат психологических наук Антонова, Наталья Александровна

    ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ.

    ГЛАВА 1. СТРЕСС КАК ПОВРЕЖДАЮЩИЙ ЗДОРОВЬЕ СОТРУДНИКОВ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ФАКТОР.

    1.1. Значение стресса в нарушениях состояния здоровья работников силовых структур.

    1.2. Социальные и социально-организационные источники стресса.

    1.3. Стресс содержательной стороны профессиональной деятельности сотрудников силовых структур .

    1.3.1. Стресс в мирной повседневной деятельности.

    1.3.2. Боевой стресс, этиология и патогенез ПТСР (причины и механизмы возникновения ПТСР).

    1.3.3. Классификация и клиника постстрессовых расстройств.

    1.3.4. Особенности развития ПТСР у участников боевых действий.

    ГЛАВА 2. МЕТОДИКА И ПРОЦЕДУРА ИССЛЕДОВАНИЯ.

    2.1. Исследовательский план.

    2.2. Методы сбора и обработки данных.

    2.3. Социально-демографические характеристики исследуемой совокупности.

    ГЛАВА 3. ФАКТОРЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НАРУШЕНИЙ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ СОТРУДНИКОВ.

    3.1. Факторы формирования психопатологической симптоматики.

    3.1.1. Биологические и социализационные факторы.

    3.2. Стресс профессиональной деятельности и психическое здоровье сотрудников системы МВД.

    3.2.1. Профессиональная карьера.

    3.2.2. Отношение к труду.

    3.2.3. Участие в боевых действиях.

    3.2.4. Преждевременное окончание профессиональной карьеры.

    3.3. Влияние семьи.

    3.3.1. Межличностные отношения в семье.

    3.3.2. Внутрисемейный стресс.

    3.4.1. Характеристики алкоголизации.

    3.4.2. Воздействие стресса.

    3.5. Валидизация данных исследования.

    3.5.1. Валидизация данных исследования по уровню нервно-психической адаптации.

    3.5.2. Валидизация данных по фактору пребывания в зоне вооруженного конфликта.

    3.5.3. Сопоставление выборки исследования и генеральной совокупности

    3.5.4. Валидизация данных по уровню и характеристикам алкопотребления.

    3.6. Характеристика реабилитационных программ для сотрудников силовых структур, реализующихся в Северо-Западном регионе России

    3.7. Модельная комплексная реабилитационная программа и оценка ее эффективности.

    Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Социально-психологические факторы нервно-психической дезадаптации сотрудников силовых структур»

    В настоящее время резко возросло количество антропогенных катастроф и « горячих точек » в различных регионах планеты. Уровень насилия в мире остается по сей день чрезвычайно высоким. Все это создает экстремальное воздействие на психику человека, вызывая травматический стресс, психологические последствия которого в крайнем своём проявлении выражаются в посттравматическом стрессовом расстройстве ( ПТСР ). Оно возникает как затяжная или отсроченная реакция на ситуацию, сопряжённая с серьёзной угрозой жизни или здоровью. Впервые посттравматические стрессовые нарушения были описаны в США после вьетнамской войны. Однако введение, начиная с 1980 года, ПТСР в классификационные системы психических расстройств (DSM, МКБ ), неоднозначно оценивается клиницистами разных стран мира. Несмотря на значительное число имеющихся клинических, социально-психологических и культурологических исследований проблемы ПТСР, многие теоретико-методологические аспекты нозологической специфичности данного расстройства остаются дискуссионными [Brewin C.R., 2003; Rosen G.M., 2004]. Многие высоко на сегодняшний день актуальные проблемы медицинской и, в частности, клинической психологии связаны с интеграцией знаний в области изучения психосоциальных последствий воздействия стрессоров высокой интенсивности на здоровье человека [ Тарабрина Н.В., 2008; Фоа Э.Б. с соавт., 2005].

    Последние два десятилетия истории российского общества сопровождаются нарастанием количества экстремальных ситуаций различного масштаба и характера. К наиболее крупным из них можно отнести войны в Афганистане и Чечне, вооружённые конфликты в Карабахе, Абхазии, Приднестровье, аварию на Чернобыльской АЭС , межэтнические столкновения в Фергане и Осетии. Все они требовали и требуют участия сотрудников силовых структур в своем разрешении. Военными психиатрами в это время стали часто использоваться такие нетрадиционные, но отражающие клиническую реальность терминологические обозначения, как « боевое утомление », психологические стрессовые реакции, « вьетнамский », « афганский », « чеченский » синдром и пр.

    Нарушения, развивающиеся после пережитой психической травмы, затрагивают все уровни человеческого функционирования, — физиологический, личностный, уровень межличностного и социального взаимодействия, приводя к стойким личностным изменениям не только у людей, непосредственно переживших стресс, но и у членов их семей, а также у очевидцев драматических событий [Flett R.A. et al. 2002; Martin L. et al. 2000; Schnurr P.P. et al. 1998, Ullman S.E. & Siegel J.M., 1996; Lamb J.M: et al., 2004; Friedman M. J. & McEwen B.S., 2004; Frueh B.C. et al., 1997].

    После возвращения к мирной жизни участники боевых действий вновь оказываются в стрессогенной ситуации, вызванной необходимостью социальной адаптации. Зачастую они сталкиваются с непониманием, осуждением, сложностями в общении и в профессиональном самоопределении, с проблемами экономическими, социальными, межличностными, семейными и пр. [ Знаков В.В., 1990]. На первичный стресс, т.е. стресс,,пережитый во время военных действий, часто накладывается вторичный, возникший по возвращении домой. Спровоцированное пережитым стрессом военных действий девиантное поведение в- сочетании с проблемами социального взаимодействия и пограничными нервно-психическими расстройствами является серьезным препятствием в адаптации к мирной жизни. Нарушение межличностного взаимодействия сотрудников силовых структур с гражданским населением выступает, в свою очередь, существенным фактором формирования общей морально-политической атмосферы в стране. Поэтому проблема социально-психологической адаптации работников силовых структур имеет не только психогигиеническое, но и социально-политическое значение.

    Однако экстремальные условия войны в рамках жёсткой военной организации вырабатывают у сотрудников силовых структур и такие личностные качества, как стрессоустойчивость , решительность, инициативность, находчивость, способность к самостоятельным действиям в сложных обстоятельствах.

    Кроме того, работа сотрудников силовых структур и в мирных условиях является высоко стрессогенной, связанной со значительными психическими и физическими нагрузками. Стресс повседневной деятельности предъявляет повышенные требования к состоянию психического здоровья сотрудников силовых структур. Повреждающее влияние условий труда усугубляется низким уровнем материальной обеспеченности и зачастую неблагоприятными социально-бытовыми условиями жизни.

    Т.о., актуальность темы исследования определяется ростом числа участников локальных военных конфликтов, необходимостью изучения психосоциальных последствий воздействия на их психику экстремальных факторов боевого стресса и факторов стресса повседневной профессиональной деятельности, а также потребностью разработки методик психологической реабилитации данного контингента.

    Основной целью исследования явилось изучение социально-психологических факторов психического здоровья работников силовых структур, разработка и апробация эффективных методов его сохранения и-укрепления.

    1. Анализ концептуальных подходов к стрессу как основному повреждающему здоровье фактору у сотрудников силовых структур;

    2. Изучение влияния факторов стресса профессиональной деятельности на формирование психопатологической симптоматики, и, в конечном итоге, на психическое здоровье сотрудников системы МВД РФ;

    3. Валидизация данных эмпирического исследования влияния стресса профессиональной деятельности на психическое здоровье сотрудников системы МВД РФ по параметрам участия в боевых действиях, алкоголизации и нервно-психической адаптации — дезадаптации;

    4. Адаптация методики измерения уровня психопатологической симптоматики у работников силовых структур;

    5. Описание содержания и анализ реабилитационных программ для воинов -ветеранов, реализуемых в настоящее время в Северо-Западном регионе России, с точки зрения их эффективности;

    6. Разработка модельной реабилитационной программы для сотрудников силовых структур в соответствии с особенностями’протекания их социально-психологической и профессиональной адаптации на основе результатов эмпирического исследования и обобщения накопленного в регионе опыта, а также ее апробация.

    Объектом исследования стали представители нескольких групп сотрудников силовых ведомств Санкт-Петербурга, характеризующихся различным уровнем участия — неучастия в военных действиях, . алкоголизации и нервно-психической адаптации.

    В качестве статистической основы для построения выборки исследования была использована компьютерная база данных Управления Министерствам Внутренних дел, по СПб и Ленинградской области (далее БДУМ ),. находящаяся в Университете МВД. Общий объем БДУМ на момент проведения отбора-составил 9305 сотрудников Управления и Отделов Вневедомственной охраны.

    Для углублённого изучения из БДУМ были отобраны 120 работников ОВО МВД СПб (из них 39 человек — комбатанты), характеризующиеся нервно-психической дезадаптацией, которые составили основную группу исследования. Контрольную группу исследования составили 120 сотрудников ОВО МВД СПб, имеющих высокий, уровень нервно-психической адаптации. Таким образом, было обследовано 240 сотрудников силовых структур. Из состава дезадаптированной основной группы исследования по результатам психопатологического обследования были отобраны лица, наиболее нуждающиеся в психологической помощи и включенные в реабилитационную программу. Реабилитационная группа исследования составила 10 человек.

    Кроме того, в исследование были включены следующие выборки, использованные для валидизации данных исследования: выборка (88 комбатантов) диссертационного исследования В.Е.Саломатова, выполненного на материале пациентов Военно-Медицинской Академии (ВМедА) в 1997 г.; выборка (144 комбатанта) диссертационного исследования Н.В.Коротковой, выполненного в ВМедА в 2000 г.; выборка (1980 человек) популяционного исследования, выполненного Социологическим Институтом Российской Академии Наук в Санкт-Петербурге в 1999 г. Экспертную группу исследования составили 20 экспертов в области проведения реабилитационных мероприятий, реализующихся в Северо-Западном регионе России. Структура выборки исследования представлена в Главе 2 в Таблице 1. Предмет исследования

    Предметом исследования являются социально — психологические факторы нервно-психического здоровья сотрудников подразделений Вневедомственной Охраны МВД РФ, в том числе принимавших участие в вооруженных конфликтах в Чечне.

    Основные гипотезы исследования

    1. Аберрантное поведение сотрудников силовых структур во-многом обусловлено воздействием стресса, ассоциированного с их основной профессиональной деятельностью, причем уровень нервно-психической адаптации выступает здесь основным триггерным фактором;

    2. Состояния нервно-психической дезадаптации, поведенческие нарушения, в частности, аддиктивное поведение сотрудников силовых структур, обусловлены действием ряда факторов: биологических, социализационных, а также социально-психологических факторов стресса, источники которого не исчерпываются участием в боевых действиях, а локализованы, в том числе, и в микросоциальной среде сотрудников силовых структур. Теоретической и методологической основой исследования являются: принцип целостного рассмотрения человека с позиции холистического подхода [ Ананьев Б.Г., Мясищев В.Н., 1960; Абульханова-Славская К.А., 1980], континуальная модель психического здоровья, подразумевающая наличие переходных состояний между нормой и патологией, и рассматриваемая в рамках биопсихосоциальной модели болезни [Engel G.L., 1982; Семичов С.Б., 1987; Гурвич И.Н., 1999; Холмогорова А.Б., 2002; Пере М., 2007]; принцип изучения стресса профессиональной деятельности сотрудников силовых структур в системном контексте, т.е. на основе связей между уровнями представленности факторов стресса и его исходами [Resnick H.S. et al., 1989; Kessler R.C. et al., 1995].

    Методы и методики исследования

    При проведении исследования были использованы следующие методы:

    1. Метод клинического интервью. Интервью проводилось с использование адаптированного варианта « Шкалы всесторонней оценки психического состояния » А.М.Монтгомери с соавт. (Comprehensiv Psychopathological Rating Scale — CPRS).

    2. Метод анкетного опроса. Опрос проводился с использованием теста нервно-психической адаптации (тест НПА И.Н.Гурвича), а также специально разработанного вопросника, содержащего индикаторы социально-психологических факторов адаптации — дезадаптации.

    3. Метод структурированного телефонного интервью. Интервью проводилось с использованием формализованного путеводителя для экспертов в области проведения реабилитационных мероприятий.

    4. Методы математико-статистической обработки данных. Математико-статистическая обработка количественных данных осуществлялась с использованием компьютерных программ (Microsoft Excel, SPSS 13.0 for Windows).

    Положения, выносимые на защиту:

    1. Психопатологическая симптоматика у сотрудников системы МВД формируется вследствие воздействия некоторых биологических и социализационных факторов (наследственной отягощенности и особенностей жизненного пути), а также воздействия факторов социального стресса и социальной поддержки.

    2. Выраженным дезадаптационным действием для> сотрудников ОВД обладают имеющие социально-психологическую природу факторы семьи, взаимоотношений с товарищами по службе, участия в боевых действиях и переживания боевого стресса.

    3; Алкоголизация; является серьезной жизненной; проблемой, а участие в боевых действиях способствует формированию- ряда негативных исходов алкоголизации в виде межличностных конфликтов в различных сферах жизнедеятельностисотрудниковсиловых структур.

    4. Состояния нервно-психической дезадаптации;, возникающие: вследствие действия социально-психологических факторов; стресса; могут быть корригированы современными психокоррекционнымш методами; и не приводить к утрате работниками силовых структур трудоспособности в рамках их основнойпрофессиональной деятельности.

    — впервые в системном контексте рассмотрены; социально-психологические факторы нервно-психического здоровья сотрудников-силовых структур, а также взаимосвязи, личностных и, организационных детерминант, формирующих психопатологическую симптоматику; впервые получены эмпирические данные о> закономерностях возникновения состояний нервно-психической дезадаптации, поведенческих нарушений; аддиктивных состояний и. нервно-психических расстройств под воздействием стресса профессиональной^ деятельности, которые являются; необходимыми для осуществления; эффективной- первичной и вторичной профилактики среди сотрудников силовых структур;

    — впервые применена двухэтапная процедура скрининга с целью выявления состояний дезадаптации сотрудников- силовых структур, чье адекватное профессиональное функционирование затрагивает интересы, широких слоев населения страны;

    — впервые в стране проведена адаптация и апробация для научно-практических целей « Шкалы всесторонней оценки психического состояния » А.М.Монтгомери с соавт.

    Теоретическая значимость работы обусловлена обобщением современных достижений в области изучения социально-психологических факторов нервно-психического здоровья, а также современных методов коррекции состояний нервно-психической дезадаптации сотрудников силовых структур. Кроме того, данная работа открывает актуальные направления научного поиска, связанного с дальнейшим изучением факторов здоровья работников правоохранительных органов и эффективных методов его сохранения и укрепления.

    В рамках решения прикладных задач исследования была реализована модельная комплексная реабилитационная программа для сотрудников подразделений МВД Санкт-Петербурга, в своем содержании основанная на полученных в исследовании данных, и показавшая свою высокую эффективность.

    Эмпирические результаты исследования докладывались на круглом столе « Психологическое сопровождение экстремальных профессий » в рамках научно-практической конференции « Ананьевские чтения» в 2008 г. Данные диссертационного исследования используются в учебном процессе подготовки психологов на факультете психологии СПбГУ, а также внедрены в практику психологического сопровождения сотрудников УВО и ОВО Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

    Структура работы отражает логику диссертационного исследования. Работа состоит из: введения, 3 глав, выводов, списка литературы (219 источников, в том числе 134 на иностранном языке), 12 приложений. Основное содержание диссертации изложено на 181 страницах. Работа иллюстрирована 3 таблицами, 3 рисунками.

    Заключение диссертации по теме «Медицинская психология», Антонова, Наталья Александровна

    Выводы, сделанные на основании результатов проведенного диссертационного исследования, демонстрируют, что основные гипотезы исследования подтвердились. Изучение рассмотренной проблематики является на сегодняшний день важнейшей научной задачей, и имеет, на наш взгляд, широкие перспективы для будущего практического приложения. Социально-психологические проблемы формирования состояний нервно-психической дезадаптации и коррекции их патологических исходов требуют тщательной психологической проработки и эффективных решений не только в подразделениях МВД , но и во всех силовых структурах страны.

    Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Антонова, Наталья Александровна, 2009 год

    1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства: Учебное пособие. М.: Медицина, 2000. 496 с.

    2. Александровский Ю.А. Социально-стрессовые расстройства// Обозр. психиат. и мед. психол ., 1992. N 2. с. 5-10.

    3. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания// Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1980. Т.1. с. 16-178.

    4. Березовец В.В. Социальная защита и социально-психологическая реабилитация ветеранов локальных войн. М.: « Вера плюс », 1997. 112 с.

    5. Вассерман Л.И., Беребин М.А., Косенков Н.И. О системном подходе в оценке психической адаптации// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева, 1994. № 3. с. 16-25.

    6. Вахов В.П., Колос И.В., Лопушанская H.A. Отдел проблем психопрофилактики Научно-исследовательского центра МВД РФ, Москва. Профилактика состояний психоэмоционального напряжения у сотрудников правоохранительных органов// Современная психиатрия, 1998. №1.

    7. Войтенко P.M. Социальная психиатрия с основами медико-социальной экспертизы и реабилитации: Руководство для врачей и психологов . СПб: ИКФ « Фолиант », 2002. 256 с.

    8. Волошин В.М. Клиническая типология посттравматических стрессовых расстройств и вопросы дифференцированной психофармакотерапии// Ж.Психиатрии и психофармакотерапии, 2001. Т.З. №4. с. 16-19.

    9. Гафт B.JL, Губин В.А., Аникиев В.И. Комплекс психофизиологической регуляции для сотрудников вневедомственной охраны. Учебное пособие, СПб. 2000.

    10. Гаркави JI. X. Активационная терапия. Ростов на Дону: Изд-во Рост, унта., 2006. 256 с.

    11. Гиляровский В.А. Советская психиатрия за сорок лет// Клиническая медицина. 1957. №10. с.43-57.

    12. Гомер Илиада// Пер. с древнегреч. Н. Гнедича; Предисловие А. Нейхардт; Прим. и словарь С.Ошерова; Ил. Д. Бисти.- М.: Правда, 1985. 432 с.

    13. Горячева Н.В. Модель потребления алкоголя в России// Социологический журнал, 2003. №4. с. 101-107.

    14. Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999. с. 331-339.

    15. Гурвич И.Н Социальное здоровье// Психология здоровья: Учебник для вузов / под ред. Г.С.Никифорова СПб.: Питер, 2003. с. 143 — 175.

    16. Гурвич И.Н. с соавт. Шкала всесторонней оценки психического состояния: Методическое руководство. СПб., 2003. 60 с.

    17. Давиденков С.Н. Неврозы. JL: Медгиз, 1963. 271 с.

    18. Дищук К.И. Психологическое воздействие на гражданское общество и актуализация психиатрической помощи в условия экстремальной ситуации//Независимый психиатрический ж., 2002. №2. с. 51-54.

    19. Егорышев C.B., Толкачев К.Б. Социология организаций. Орган внутренних дел как социальная организация. — Уфа: Уфимский юр. Институт МВД РФ, 1997. 180 с.23.

    В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

    www.dissercat.com

    Это интересно:

    • Франшиза квест клаустрофобия Франшиза квестов в реальности Современная молодёжь избалована различными видами развлечений. Кино, боулинг, антикафе, компьютерные квесты. Но кому не хочется ощутить на себе всю прелесть приключений в реальности. Именно жажда реальных ощущений привела к стремительному развитию бизнеса квест-румов. Что такое реалити-квесты? Квесты можно проводить […]
    • Задачи на шизофрению Задачи на шизофрению Перед тем, как пройти тест на шизофрению, вы должны понимать, что ни одна самодиагностика не может дать абсолютно точного ответа. Тест на шизофрению по картинкам онлайн рекомендуется людям, родители которых имеют склонность к психозам. Тест на шизофрению «Маска» выполняется следующим образом. Пациенту даётся рисунок, на […]
    • Диагноз слабоумие у детей Деменция у детей представляет собой слабоумие, распад уже сложившегося интеллекта. Деменция чаще проявляется у детей старше двух лет. До этого возраста малыш растет и нормально развивается, наравне с ровесниками. Затем начинаются определенные изменения в его поведении. Почему возникает заболевание Развивается деменция детская после воздействия на […]
    • Тревожные состояния у ребенка Тревожное расстройство у детей Понятие «тревожные расстройства» включает в себя комплекс эмоциональных расстройств различного характера. Состояние связано с присутствием постоянного ощущения тревоги, негативными эмоциями и ожиданиями каких-либо неудач в своей жизни. Существует целая классификация тревожных расстройств, обусловленная […]
    • Как в ребенке узнать аутизм Как распознать в ребенке аутизм? «Одним из важнейших симптомов некоторых психических заболеваний является преобладание внутренней жизни, сопровождающееся активным уходом из внешнего мира. Более тяжелые случаи полностью сводятся к грезам, в которых как бы проходит вся жизнь больных; в более легких случаях мы находим те же явления, выраженные в […]
    • История болезни по психиатрии расстройство личности Шизотипическое расстройство, неврозоподобный вариант. Период стабилизации, астенический вариант Больной предъявляет жалобы на слабость, тревожное состояние, подавленное состояние, головные боли и чувство онемения во всем теле Со слов больного, родители и близкие родственники психически здоровы (отец погиб на фронте, мать умерла в 87 лет). Наличие […]
    • Нейролептики при лечении неврозов Аминазин (хлорпромазин, ларгактил) — первый препарат нейролептического действия, дает общий антипсихотический эффект, способен купировать бредовые и галлюцинаторные расстройства (галлюцинаторно-параноидный синдром), а также маниакальное и в меньшей степени кататоническое возбуждение. При длительном применении может вызывать депрессии, […]
    • Больной с деменцией что делать Деменция: как жить тем, кто рядом Если у вас в семье появился больной с деменцией, как жить с ним и сохранять позитивное восприятие мира является главным вопросом. По статистике, члены семей пациента с деменцией чаще страдают тревожными расстройствами и депрессией. По мере прогрессирования деменции родственники могут менять своё отношение к […]