Лица страдающие психическими расстройствами не исключающим вменяемости

38. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения.

Глава 4 ук рф «лица, подлежащие уголовной ответственности»

Ст.22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1.Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2.Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Из положений ст. 22 вытекает следующее: закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью, не использует термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость«.

Формулировка ч. 2 ст. 22 такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями.

Ст.23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Нетрезвое состояние способствует проявлению антиобщественных взглядов и привычек.

Систематическое злоупотребление спиртными напитками ведет к общей деградации личности, облегчая формирование криминальной установки.

Некоторые лица, совершившие преступления в состоянии опьянения, ссылаются на то, что они не осознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся.

Однако состояние опьянения не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Обоснование уголовной ответственности за действия, совершенные в состоянии опьянения, наука уголовного права видит прежде всего в отсутствии медицинского критерия невменяемости.

51. Понятие, виды и значение рецидива преступления

Глава 3. Ук рф «понятие преступления и виды преступлений»

1. Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

2. Рецидив преступлений признается опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы;

б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

3. Рецидив преступлений признается особо опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы;

б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

4. При признании рецидива преступлений не учитываются:

а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст.86 настоящего Кодекса.

5. Рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, а также иные последствия, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Рецидив преступления является наиболее опасным видом множественности.

Уголовный закон подразделяет рецидив на три подвида:

— особо опасный (ч. 3 ст. 18).

Критериями дифференциации рецидива на три подвида являются категория преступлений (ст. 15) и количество судимостей (ст. 622).

Простой рецидив не предусмотрен в статьях Особенной части как квалифицирующий признак. Однако его наличие признается отягчающим наказание обстоятельством.

Так, простым рецидивом является, например, совершение убийства при наличии судимости за особо злостное хулиганство.

Опасный и особо опасный рецидив не только признаются отягчающим наказание обстоятельством и учитываются при определении судом наказания (ст. 68), но и их наличие в ряде случаев влияет на квалификацию.

Помимо закрепленных в законе подвидов рецидива в теории уголовного права выделяются иные подвиды рецидива.

Так, по характеру совершаемых преступлений выделяют общий и специальный рецидив.

Общий рецидив — это совершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, любого (разнородного) умышленного преступления.

Специальный рецидивсовершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, нового аналогичного (однородного, тождественного) преступления.

По количеству судимостей выделяют:

простой (однократный) рецидив — совершение умышленного преступления лицом, имеющим одну судимость,

сложный (многократный) рецидив — совершение нового умышленного преступления лицом, имеющим две и более судимости.

В зависимости от места совершения преступления выделяют пенитенциарный рецидив — совершение нового умышленного преступления лицом, отбывающим наказание в месте лишения свободы.

studfiles.net

§ 4. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ С ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ, НЕ ИСКЛЮЧАЮЩИМ ВМЕНЯЕМОСТИ

Среди лиц, совершивших преступления и признанных вменяемыми, достаточно часто встречаются лица, обладающие различными психическими расстройствами. В практической деятельности нередко приходится сталкиваться с такими лицами, страдающими психопатией, хроническим алкоголизмом, олигофренией и др.

Психические аномалии серьезно влияют на поведение людей. Лица, страдающие ими, чаще реализуют себя в антиобщественных формах поведения, включают себя в сферу нарушения закона, вовлекаются в преступную деятельность, неправильно оценивают ситуацию и, соответственно, неадекватно реагируют на нее. Несмотря на то, что такие лица признаны вменяемыми, психические аномалии должны учитываться как при оценке совершенного преступления, так и при назначении вида и размера наказания и определении условий его отбывания.

В уголовно-правовой литературе такие состояния получили название «ограниченной» или «уменьшенной» вменяемости. Однако прежнее уголовное законодательство не содержало специальных норм, регулирующих правовое положение лица с ограниченной вменяемостью. Опыт регламентации данного вопроса имеется в зарубежном уголовном законодательстве. Так, уменьшенная вменяемость предусмотрена в уголовном законодательстве Дании, Венгрии, Италии, Польши, ФРГ, Японии и др. Обычно правовое последствие уменьшенной вменяемости в уголовном законодательстве этих государств связывается с возможным смягчением назначаемого уголовного наказания.

Попытка регламентации ограниченной вменяемости была предпринята в советском уголовном законодательстве при принятии Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 2 июля 1991 года.

В УК РФ 1996 г. содержится ст. 22, в которой регламентируется уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

В соответствии с прямым указанием закона вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Закон решает несколько принципиальных вопросов. Во-первых, он определяет круг лиц, которые по сути дела являются ограниченно вменяемыми. К ограниченно вменяемым относятся лица, которые в силу психического расстройства не могут в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Во-вторых, решает вопрос о правовом положении ограниченно вменяемых при совершении ими преступления. Эти лица привлекаются к уголовной ответственности. В-третьих, состояние ограниченной вменяемости должно учитываться при назначении наказания. В-четвертых, ограниченная вменяемость может служить основанием для применения мер медицинского характера.

lib.sale

§3. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Анализ понятия.

Противоположное мнение, высказанное по этому поводу, основывается на том, что поскольку «. ограничение вменяемости предполагает высшее по отношению к субъекту вмешательство, устанавливающее пределы позитивного состояния психики человека», «такой подход слишком субъективен» и «более удачно словосочетание «уменьшение вменяемости», как процесс, происходящий в психике человека под воздействием

объективных факторов» . Думается, что преимущество словосочетания «уменьшенная вменяемость» перед формулировкой «ограниченная вменяемость» по данным критериям спорно.

О.Д. Ситковской отмечается, что с психологических позиций вопрос о том, нужна ли самостоятельная норма об ограниченной вменяемости, решающего значения не имеет. Хотя далее автор сама утверждает, что более предпочтительна всё же самостоятельная норма.

Указывая на целесообразность правового регулирования ситуаций, связанных с возможностью влияния на преступление психических аномалий вменяемого субъекта, О. Д. Ситковская, руководствуясь теми же соображениями, что и Т.К. Белокобыльская, полагает правильным введение в закон данной нормы вовсе без использования термина «ограниченная вменяемость» с тем, чтобы не сводить «его значения к однозначно смягчающему ответственность и наказание обстоятельству» (собственный вариант названия статьи автором не приводится)173.

С нашей точки зрения, законодателем некорректно определено название ст.22 УК РФ «уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости» — оно противоречит общей логической стройности норм УК РФ. Ограниченная вменяемость является юридическим признаком субъекта преступления, подлежащим учёту при привлечении к уголовной ответственности, и это нужно просто обозначить в названии статьи. Уголовному кодексу известны, скажем, обстоятельства, исключающие преступность деяния, например, обоснованный риск. И в этом случае законодатель именует статью по названию конкретного обстоятельства, исключающего преступность деяния (ст.41 УК РФ. Обоснованный риск), а не указывает в названии, к примеру: «Исключение преступности деяния при обоснованном риске». Правда, Уголовный кодекс содержит раздел V: «Уголовная ответственность несовершеннолетних». Но в данном случае раздел состоит из целого массива правовых норм, касающихся особенностей уголовной ответственности несовершеннолетних, потому так и назван.

В названии статьи 22 УК РФ законодатель для чего-то указывает на уголовную ответственность для лиц с психическими аномалиями, хотя это же следует из текста статьи, К тому же, в названии статьи указан один лишь медицинский критерий ограниченной вменяемости — психическое расстройство, не исключающее вменяемости, — и не упоминается о юридическом критерии — невозможности вследствие данного расстройства в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий pi руководить ими. При полном указании всех критериев ограниченной вменяемости в сегодняшней редакции название статьи 22 УК носило бы чрезмерно объёмный характер, фактически, дублировало бы текст самой статьи. Необходимости в этом нет. Ограниченную вменяемость как юридический признак субъекта преступления необходимо подчеркнуть в названии статьи, которая специально посвящена ей и в которой уже указано на юридические последствия установления факта ограниченной вменяемости — на то, что лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности и на возможность применения принудительных мер медицинского характера в случаях, предусмотренных законом. В перспективе развития уголовного законодательства, возможно, появится значительный перечень правовых норм об уголовной ответственности указанной категории граждан, и тогда, по нашему мнению, целесообразно было бы ввести в УК раздел с таким названием. А на сегодняшний день существует норма ст.22 УК РФ, название которой, как мы полагаем, должно быть таковым; «Ограниченная вменяемость». В такой редакции названия статей главы 4: «Лица, подлежащие уголовной ответственности» образовывали бы стройную систему норм: сначала ст. 19 УК, в которой указываются два признака субъекта преступления — возраст и вменяемость (ограниченная вменяемость), далее — статья 20 УК о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность, после неё статья о вменяемости (см. главу 1 настоящего диссертационного исследования), следом за ней — статья о невменяемости, а далее — статья об ограниченной вменяемости и т.д.

Аналогичным образом, по нашему мнению, название статьи 23 УК должно быть изменено с формулировки «уголовная ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения» на формулировку: «Состояние опьянения».

Кроме того, считаем, что фраза «психическое расстройство, не исключающее вменяемости», бытующая сегодня в УК, внутренне противоречива и нелогична, так как ни одно психическое расстройство само по себе не может исключать вменяемость. Вменяемость исключается при невменяемости, а согласно ст.21 УК РФ, невменяемость обладает двумя критериями: медицинским, под которым понимается одно из перечисленных в статье психических расстройств, и юридическим, выражающим неспособность осознавать фактический характер и обгцественную» опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие данного расстройства. То есть, вменяемость не может исключаться одним наличием психического расстройства (что является выражением лишь одного критерия), она исключается только при наличии обоих отмеченных выше критериев. Поэтому существование формулировки «психическое расстройство, не исключающее вменяемости» вообще неправомерно.

Более правильно в данном аспекте было бы говорить не об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, а об уголовной ответственности лиц с аномалиями психики, по не их, а именно ограниченную вменяемость необходимо учитывать при назначении наказания.

Между тем, научными работниками иногда делаются неверные выводы по данному вопросу. Так, предлагается «аномалии психики, не исключающие вменяемости», учитывать при назначении наказания и при назначении принудительных мер медицинского характера, при этом в качестве аномалий психики, не исключающих вменяемости, предлагается понимать «такие неболезненные нарушения её регуляторной функции, которые затрудняют способность лица осознавать общественную опасность совершаемого деяния и устанавливать волевой контроль за своим поведением»174.

По нашему мнению, часть 2 ст.22 УК РФ нуждается в изменении. Судом должно учитываться не просто психическое расстройство, а и то, каким образом оно оказало влияние на поведение лица в исследуемой ситуации, то есть, суд должен учесть особое обстоятельство — ограниченную вменяемость, и это необходимо отразить в статье. Вместо слов: «Психическое расстройство, не исключающее вменяемости» следует ввести словосочетание: «Ограниченная вменяемость»,

Как известно, теория и практика исходят из принципа «двухколейности» при установлении факта ограниченной вменяемости, то есть, наряду с наказанием в отношении ограниченно вменяемого лица могут быть применены принудительные меры медицинского характера. Последние не могут заменить наказание данному лицу (как в случае признания лица невменяемым), ведь оно признано вменяемым, хоть его известные способности и были ограничены. Это необходимо подчеркнуть ч.2 ст.22 УК РФ, указав, что принудительные меры медицинского характера применяются наряду с наказанием.

Таким образом, ч.2 ст.22 УК РФ будет выглядеть следующим образом: «2, Ограниченная вменяемость учитывается судом при назначении наказания. Наряду с наказанием ограниченно вменяемому лицу могут быть назначены принудительные меры медицинского характера».

При рассмотрении медицинского и юридического критериев ограниченной вменяемости можно сделать вывод об их взаимосвязи с соответствующими критериями невменяемости.

В научной литературе высказано мнение о том, что норма ст.22 УК РФ несовершенна с точки зрения юридической техники. Так, А.В. Василевский отмечает, что данная норма по сути предполагает изменение типовой ответственности, однако в законе не определены ни направление, ни степень такого изменения, «. ст.22 УК РФ регулирует уголовную ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость. В ч.1 статьи говорится, что такие лица подлежат уголовной ответственности, а в ч.2 сказано, что данное обстоятельство учитывается судом при назначении наказания. Каким образом оно должно учитываться, не поясняется».

Автор также отметил, что поскольку указанное обстоятельство не отражено в перечне смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, видно, что законодатель не определил направление и степень влияния его на ответственность и «правоприменитель может руководствоваться только своим правосознанием»176.

Вместе с тем специфичность нормы об ограниченной вменяемости, на наш взгляд, как раз и заключается в том, что законодатель выделил ограниченную вменяемость из перечня обстоятельств, существенных для индивидуализации уголовной ответственности, как особое обстоятельство. Ограниченная вменяемость ни при каких обстоятельствах не может выступать обстоятельством, отягчающим наказание. Смягчающим наказание обстоятельством при определенных условиях она может быть, но именно в силу специфичности нормы, она не может сводиться к однозначному смягчению наказания, она особо выделена законодателем из перечня индивидуализирующих наказание обстоятельств.

Однако с мнением А.В. Василевского следует согласиться в том, что процессуальные документы, (прежде всего, суда) копируют те же проблемы, которые существуют в теории уголовного права. В ходе подготовки настоящей работы был изучен ряд приговоров, содержащих норму о ст. 22 УК РФ (что само по себе отрадно, ибо согласно исследованию, проведенному Ю. Аргуновой, большое количество судебных документов вообще игнорирует факт ограниченной вменяемости, установленный экспертами, и не содержит отметки об этом (в приговорах просто содержится фраза о том, что «состояние ограниченной вменяемости учитывается судом при назначении наказания», а каким образом учитывается, не отмечается177). Проведённый опрос экспертов-психиатров стационарного отделения Пензенского областного объединения «Психиатрия-наркология» позволил сделать выводы о том, что в настоящее время количество лиц, которым рекомендовано применение ст.22 УК РФ, по сравнению с периодом времени непосредственно после вступления нового УК РФ в действие значительно уменьшилось.

В ходе настоящего исследования были изучены заключения судебно- психиатрических экспертных комиссий по уголовным делам в отношении лиц, направленных для прохождения экспертиз в стационарное отделение Пензенской областной психиатрической больницы за 1997-2000 годы. Проведённое обобщение заключений экспертиз показало, что число лиц, которым было рекомендовано применение ст.22 УК РФ, в 1997 году составляло 5 испытуемых, в 1998 и в 1999 годах — по 21 испытуемому в каждом году, а в 2000 году — всего 8 испытуемых. Нетрудно заметить, что практика наглядно свидетельствует о том, что в последние годы количество лиц, подпадающих под действие ст. 22 УК РФ заметно снизилось.

По-видимому, не последнюю роль здесь сыграло то, что норма ст.22 УК РФ не функционирует должным образом: исполнение приговора суда в части применения принудительного лечения ограниченно вменяемого лица наряду с наказанием встречает массу трудностей.

По этому поводу в современной научной литературе неоднократно высказывалось мнение о том, что закрепление в законе нормы о возможности применения принудительных мер медицинского характера к осуждённым с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, вызывает определённые опасения. Мнение основано на том, что, по мысли авторов, недобровольное психиатрическое лечение лиц, у которых отсутствует тяжелое психическое расстройство, действующим законодательством не предусмотрено. Так, в частности, И,Я. Козаченко и Б.А. Спасенников считают, что «принудительное лечение осуждённых с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, — принципиально новая недобровольная психиатрическая мера, которая создаёт определённые трудности, ибо отработанные организационные, профессионально-этические и клинические аспекты принудительных психиатрических мер не могут быть применены к этой категории пациентов»178. По мнению данных учёных, применение принудительных мер медицинского характера к рассматриваемой категории осуждённых, основанное лишь на предположении совершения ими новых общественно опасных деяний, является разновидностью объективного вменения, запрещённого ч.2 ст. 5 УК РФ.

От этого же предостерегает С.Н. Шишков, считая, что «недобровольное психиатрическое лечение больных, у которых отсутствует тяжёлое психическое расстройство (а к ним относятся и ограниченно вменяемые лица), действующим законодательством не предусмотрено», и неприменимо «к психически аномальным лицам»179.

Анализ действующего законодательства в области психиатрии показывает, что по общему правилу, психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия, за исключением специально предусмотренных случаев (статья 4 «Добровольность обращения за психиатрической помощью» Закона РФ от 02.07.92 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании»2, в редакции 25 июля 2002 г.) Согласно ч.4 ст. 11 этого же Закона, лечение может проводиться без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя только при применении принудительных мер медицинского характера по основаниям, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации, а также при недобровольной госпитализации по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона,

Таким образом, буквальное толкование Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» позволяет сделать вывод о том, что ст. 11 указывает на два основания лечения лица без его согласия: —

применение принудительных мер медицинского характера по основаниям, предусмотренным УК РФ; —

при недобровольной госпитализации по основаниям, предусмотренным ст.29 Закона (в случае тяжёлого психического расстройства, которое обусловливает: а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи).

Как видим, норма ст.29 рассматриваемого Закона не исчерпывает всех случаев, при которых возможно лечение лица, страдающего психическим расстройством, без его согласия. Норма статьи 11 Закона, являясь общей по сравнению с нормой статьи 29, предусматривает возможность лечения лица без его согласия по целому ряду оснований, предусмотренных УК, к которым относится и ст.22 УК РФ, то есть в отношении ограниченно вменяемых лиц. В связи с этим, следует не согласиться с мнением вышеприведённых авторов о том, что принудительное лечение обязательно должно связываться с наличием тяжёлого психического расстройства и не распространяется на норму ст.22 УК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, действующее уголовное законодательство, законодательство РФ в области психиатрии не устраняет и не ограничивает возможности применения принудительного лечения в отношении лиц, признанных ограниченно вменяемыми (в формулировке ныне действующей ст. 22 УК РФ — лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости).

lawbook.online

Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

Понятие и критерии ограниченной вменяемости. Назначение наказания особам, страдающим психическими аномалиями не исключающим вменяемость. Применение принудительных мер медицинского характера к лицам с психическим расстройством, совершившим преступление.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Российской Федерации

АОУ ВПО Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина

Кафедра уголовного права и процесса

По дисциплине: Уголовное право

на тему: Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

студентка 2 курса

Еременская Яна Сергеевна

Санкт-Петербург 2013 год

1. Понятие и критерии ограниченной вменяемости

2. Назначение наказания лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемость

3. Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Список используемой литературы

Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость, вызывала ранее и продолжает вызывать особый интерес ученых и практиков. В связи с нововведениями в уголовном законе внимание к данной проблеме повысилось.

Создание в настоящее время института ограниченной вменяемости является огромным шагом человечества на пути к гуманистическому восприятию окружающей действительности. Ещё буквально сто лет назад в законодательных актах многих стран мира отсутствовал институт невменяемости или ограниченной вменяемости, что приводило к неоправданному осуждению лиц, фактически не способных нести уголовную ответственность, и если вспомнить времена инквизиции, то тогда умалишённые карались лишь за то, что не способны были развиваться наравне с другими людьми. Проблема актуализировалась в последнее десятилетие в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых этими людьми.

Впервые статья об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, была сформулирована в Уголовном кодексе РФ 1996 года. И в случае, если разграничение категорий «вменяемость» и «невменяемость» является весьма понятным и уяснимым, то категория ограниченной вменяемости является наиболее сложной для обывателя к восприятию и пониманию.

Таким образом, целью данной курсовой работы является исследование ограниченной вменяемости, а именно уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость.

Для достижения вышеуказанной цели необходимо решить следующие задачи:

1. рассмотреть понятие «ограниченной вменяемости»;

2. изучить критерии «ограниченной вменяемости»;

3. исследовать особенности назначение наказания лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемость;

4. рассмотреть особенности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Проблемой исследования является небольшая степень научной разработанности выбранной темы, поскольку как было указано выше «ограниченная вменяемость» является весьма молодым понятием для уголовного права.

Актуальность данной темы исследования непрерывно связана с развитием медицины и юриспруденции, которое даёт всё новые и новые критерии для определения психических расстройств и их влияния на ответственность за уголовно наказуемые деяния.

В ст.22 УК РФ 1996 года впервые в российском уголовном праве сформулирована особая статья об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Так, согласно вышеуказанной норме права:

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

Для начала необходимо привести определение вменяемости.

Существует множество мнений российских учёных по данному вопросу. Так, Радько Т.Н. приводит наиболее полное и развёрнутое определение: «Вменяемость — в уголовном праве способность физического лица в момент совершения общественно опасного деяния отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является необходимым условием вины и уголовной ответственности. Вменяемость — понятие, противоположное невменяемости: оно представляет собой нормальное состояние психически здорового человека. Предполагается, что каждый гражданин вменяем. Если в процессе следствия или судебного разбирательства возникают сомнения относительно вменяемости подозреваемого, обвиняемого либо подсудимого, то назначается судебно-психологическая экспертиза, которая должна дать ответ на вопрос о вменяемости лица» Радько Т.Н. Теория государства и права в схемах и определениях учебное пособие. — М. Проспект, 2011 г. — С.135 .

Невменяемость — неспособность отдавать себе отчёт в своих действиях и руководить ими в силу хронического психического заболевания или временного расстройства психической деятельности (патологическое опьянение, патологический аффект, реакция короткого замыкания и др.). Факт невменяемости устанавливается судом по решению назначаемой им судебно-психиатрической экспертизы. Лицо, признанное невменяемым, освобождается от уголовной ответственности и постановлением суда может быть направлено на принудительное лечение, стационарное или амбулаторное либо на лечение в психиатрическую больницу на общих основаниях. В случае патологического аффекта или патологического опьянения принудительное лечение, согласно УПК РФ, обычно не предусматривается Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии , 2-е изд. — М., 2012 — С.125 .

На ранних этапах рaзвития как общей, так и судебной психиaтрии специалистами в данных областях было замечено, что между душевной болезнью и полным психическим здоровьем отсутствует резкая граница. В связи с чем, была предложена концепция уменьшенной вменяемости для оценки промежуточных состояний. Эта концепция не получила широкой поддержки. Среди противников уменьшенной вменяемости был и один из основоположников судебной психиатрии профессор Московского университета В.П. Сербский. Он писал: «Введение в законодательство этого понятия — при невозможности дать какую-либо правильную мерку для приложения его на практике — вызвало бы значительные недоразумения и дало бы ложное направление разрешению вопроса о невменяемости, который допускает только два решения: или человек обладал свободой действия — и тогда он вменяем, или же он не обладал ею — и тогда он невменяем» Сербский В.П. Судебная психопатология. Вып. 1. — М., 1896 — С. 44 .

Также не было признано понятие ограниченной/уменьшенной вменяемости и в советский период. Российское уголовное право исходило из того, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, которое совершило общественно опасное деяние, признается либо вменяемым, либо невменяемым, третьего не дано. Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное.

Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере.

Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, Германии, Швейцарии, Польши и ряда других стран Европы признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.д.).

Проблема актуализировалась в последнее десятилетие в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами. До 30-40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно-психической патологии Б.В. Шостакович Судебная психиатрия — М.,2007 — С. 91 .

А среди лиц, совершивших преступления против личности, число страдающих психическими аномалиями достигает 65-70%. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии — М.,2007 — С. 124 -125

Попытка ввести в закон понятие «ограниченной вменяемости» вместо «уменьшенной» была сделана в ст. 15 Основ уголовного законодательства 1991 года Основы уголовного законодательства от 02.07.1991// Ведомости СНД СССР и ВС СССР — 1991 — N 30 — ст. 863 . Но такая замена ничего не дала, и законодатель избегает в настоящее время и термина «ограниченная вменяемость». Несмотря на то, что по содержанию текст ст. 22 УК РФ во многом близок к ст. 15 Основ, термин «ограниченная вменяемость» всё же не употребляется в УК РФ.

Из положений ст. 22 УК РФ вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, «учитывается судом при назначении наказания». В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Формулировка ч. 2 ст. 22 УК РФ такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст.61 УК РФ, данное обстоятельство не упомянуто Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций — М.: Волтерс Клувер, 2010 — С. 195-196. .

Учет психических аномалий представляет серьезные трудности для суда. Не менее важно учитывать и этиологию психической аномалии. Следует ли смягчать наказание, если данная психическая аномалия являлась результатом какой-либо антиобщественной привычки или аморальности поведения лица (пристрастие к алкоголю, наркомания и т.п.)?

Думается, что отрицательный ответ здесь очевиден. Это подтверждено и изучением судебной практики Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия. — М., 2006 .

В Комментарии к УК ст.22 раскрывается понятие ограниченной вменяемости:

«Основные черты ограниченной вменяемости необходимо охарактеризовать, исходя из ст. 22 УК и в соответствии с задачами и принципами, провозглашенными в УК.

Следовательно, ограниченная вменяемость:

— не является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность,

— не имеет самостоятельного значения и учитывается судом при назначении наказания в совокупности с другими данными и обстоятельствами, характеризующими преступление и личность виновного;

— никогда и ни при каких условиях не может быть истолкована как обстоятельство, отягчающее ответственность;

— может иметь уголовно-правовое значение для выявления распределения ролей соучастников при совершении групповых преступлений;

— относится только к времени (моменту) совершения лицом преступления и самостоятельно никаких правовых или иных последствий после отбывания наказания не влечет» Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М.: НОРМА — ИНФРА-М, 2011 — С. 43 .

Зарубежное уголовное право также не связывает с «уменьшенной вменяемостью» обязательное смягчение наказания. Так, согласно УК Германии наказание в подобной ситуации «может быть смягчено» (§ 21), а УК Франции устанавливает, что «суд учитывает это обстоятельство при определении меры наказания и порядка его исполнения» (ст.122).

В п. 2 ст. 31 УК Польши также говорится, что в отношении лица, у которого в силу психического расстройства была ограничена возможность понимать свои действия или руководить ими, суд «может применить чрезвычайное смягчение наказания».

То есть, очевидно, что институт ограниченной вменяемости является новеллой Уголовного Кодекса РФ.

Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний.

Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие — это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера.

В юридической литературе выделяют следующие юридические критерии психических расстройств, не исключающих вменяемости:

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, или аномалии психики, что более точно отражает психофизиологическую картину неполно вменяемого субъекта, не позволяют в полной мере осознавать смысл происходящего. Они довлеют над интеллектуальными возможностями лица, вследствие чего противоправный способ снятия эмоциональной напряженности в конкретной эмоциогенной ситуации становится для него значительно более вероятен и облегчен.

Согласно законодательной формулировке субъект, психика которого отягчена аномалиями, не может в полной мере осознавать как фактический характер своего поведения, так и его общественную опасность. Правоприменительная оценка аномалий психики должна быть ориентирована на комплексный характер толкования, так как необходимо установить, что субъект был ограничен в возможности осознания не только фактического, но и общественно опасного характера своего поведения. Употребляемый законодателем союз «и» делает такую оценку обязательной. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 N 1-ФЗ (ред. от 30.12.2012) // Собрание законодательства РФ — 13.01.1997 — N 2 — ст. 198

Существуют и медицинские критерии психических расстройств, не исключающие вменяемости. К ним следует относить аномалии психики, которые не являются психической болезнью и характеризуются дисбалансом сил возбуждения и торможения. К психическим состояниям аномального типа относятся следующие:

1. крайние типы характера — холерический и меланхолический.

Холерический тип [от греч. chole — желчь] — темперамент, характеризующийся повышенной возбудимостью, порывистостью и силой эмоциональных реакций и бурными волевыми проявлениями. Дудьев В.П. Психомоторика: cловарь-справочник — М., 2008 — С.360 Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому темпераменту, ярко проявляется в общении с людьми, с которыми холерик допускает резкость, вспыльчивость, раздражительность, эмоциональную несдержанность и на этой почве часто создает конфликтные ситуации. Повышенная импульсивность холерика приводит к тому, что действие у субъекта совершается произвольно. При таких условиях существенная для волевого акта возможность сознательного регулирования ограничивается. В стрессовой ситуации холерик легко может совершить преступление.

Меланхолик (от греч. melas — черный chole — желчь) — тип темперамента. Первое описание дано Гиппократом. Человека меланхолического темперамента можно охарактеризовать как легко ранимого, склонного глубоко переживать даже незначительные неудачи, но внешне вяло реагирующего на окружающее. Он тормозится, ему трудно долго сосредоточиваться на чем-то одном, сильные воздействия приводят к ступору, иногда ему свойственны замкнутость, боязливость, тревожность, повышенный уровень внутриличностной конфликтности. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога — СПб., 2009 — С.289 Такие лица чаще всего совершают преступления по неосторожности, что, однако, не исключает умышленных деяний с их стороны.

2. неврозы, и психопатии, которые в различных своих проявлениях также характеризуются дисбалансом психофизиологических процессов возбуждения и торможения. При этом психопаты, согласно данным специалистов, составляют ядро криминального мира. Именно этой категории правонарушителей свойственны такие одиозные черты характера, как злобность, жестокость и т.п. Поведение психопатов определяют мощные примитивные влечения, что дает основания говорить о бессознательной мотивации их преступного поведения.

3.акцентуации характера, которые представляют чрезмерное усиление определенных черт характера, что ведет к особенностям психического статуса, которые, однако, обычно не выходят за пределы психической нормы, но нередко затрудняют контакты с окружающими людьми Никифоров А.С. Неврология. Полный толковый словарь — М., 2010 — С.12 . Так, например, акцентуированный истерический тип характеризуется эгоцентризмом, внушаемостью, театральностью, что сближает его характерологические особенности с чертами истерика.

4. временные психические развития, которые, не нарушают баланс процессов возбуждения и торможения. Некоторые из таких аномальных процессов нашли отражение в законодательном перечне обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ). Это, например, беременность, при которой женщина зачастую бывает обуреваема приступами агрессии; противоправность или аморальность поведения потерпевшего, что может вызывать состояние аффекта, и т.д.

На практике чаще всего к психическим аномалиям, не исключающими вменяемости, относят различные формы психопатий, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, хронические алкоголизм, наркоманию, токсикоманию.

Наличие юридического критерия психических расстройств, не исключающих вменяемости (точно так же, как и в случае установления невменяемости), полностью зависит от медицинского критерия. Аномалии психики влияют на нервную систему таким образом, что субъект оказывается не в состоянии в полной мере осознавать фактический и социальный характер своего поведения. Это естественное положение законодатель отразил термином «в силу»: «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать. » (ст. 22 УК РФ). При этом следует иметь в виду, что психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение. Человек может пребывать долгое время в состоянии дисбаланса процессов возбуждения и торможения, но при этом не совершать преступлений. Но если стрессовая или иного рода эмоциогенная ситуация «наложилась» на этот психофизиологический дисбаланс, то в этом случае можно говорить о применении ст. 22 УК РФ.

Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость носит особый, специальный характер. В связи с чем, необходимо рассмотреть аспект назначения наказания данной категории лиц.

После введения в УК РФ положения об ограниченной вменяемости в печати появились работы, в которых при анализе практики применения ст. 22 УК РФ отмечается, что судьи не подготовлены к восприятию новеллы, лишены навыков в самостоятельном решении вопросов учета психических особенностей при индивидуализации наказания, вызывают экспертов, требуют представить дополнения к акту экспертизы Аргунова Ю.Н. Норма об ограниченной вменяемости в судебно-следственной практике // Независимый психиатрический журнал. — 1999. — № 3. — С. 61 .

Выборочный анализ уголовных дел, рассмотренных судами г. Москвы, проведенный кандидатом юридических наук Ю. Аргуновой, Аргунова Ю.Н. Норма об ограниченной вменяемости в судебно-следственной практике // Независимый психиатрический журнал. — 1999. — № 3. — С. 61 выявил 6 различных типов реакции судебно-следственных органов на заключение судебно-психиатрической экспертизы об ограниченной вменяемости обвиняемого:

1. Первый тип характеризуется растерянностью и сопротивлением, сопровождающимися необоснованным назначением повторных и дополнительных экспертиз, ошибками при формулировании вопросов экспертам, затягиванием сроков рассмотрения дела и т.д.

2. Второй тип — игнорирование факта ограниченной вменяемости лица как в обвинительном заключении, так и в приговоре.

3. Третий тип реакции можно назвать формальным. Суд в приговоре отмечает, что учитывает состояние подсудимого в момент совершения преступления, однако в чем это выражается, не уточняет.

4. Четвертый тип реакции судебных органов носит половинчатый характер. Суд, не оценивая самого факта ограниченной вменяемости обвиняемого, не указывая на него в данных о личности, переносит в приговор лишь рекомендацию экспертов о принудительном лечении, назначая его наряду с наказанием.

5. Пятый тип является проявлением бездумности и невнимания, сопровождающимися даже нарушением закона.

6. Шестой тип можно охарактеризовать как реальный фактический учет данного обстоятельства.

Таким образом, ограниченная вменяемость обвиняемого требует дифференцированной оценки и учёта следствием и судом в каждом конкретном случае. Непринятие ее во внимание должно быть отражено в обвинительном заключении и приговоре суда и являться обоснованным.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, но затрудняющее способность понимать характер, значение и последствия своих действий (бездействия) либо воздержаться от преступного деяния, может признаваться судом обстоятельством, смягчающим наказание. Вместо кратких сроков лишения свободы в отношении ограниченно вменяемых целесообразно применять любые более мягкие виды и меры наказания, а также условное осуждение. Вместе с тем таким лицам не исключается назначение любого строго наказания при наличии отягчающих обстоятельств. Ограниченная вменяемость может быть не принята во внимание судом и не оказать влияния на меру наказания. Таким образом, наличие ограниченной вменяемости не следует автоматически рассматривать как смягчающее обстоятельство. Суд обязан исходить из общих начал назначения наказания.

Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ лица, совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, могут быть подвергнуты судом принудительным мерам медицинского характера. Закрепление в законе нормы о возможности применения принудительных мер медицинского характера к осужденным с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, вызывает определенные опасения.

Принудительные меры медицинского характера являются особой уголовно-правовой формой государственного принуждения, содержание которой заключается в принудительном лечении невменяемых, а также вменяемых лиц, совершивших преступления и нуждающихся по своему психическому состоянию в принудительном лечении Пищита А.Н. Оказание медицинской помощи в принудительном порядке (без добровольного информированного согласия) в рамках действующего законодательства Российской Федерации. — М.: Юрист, 2005. — № 10. — С. 16. .

Следует отметить, что согласно п. «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Это, по мнению И.Я. Козаченко и Б.А. Спасенникова, «противоречит ч. 2 ст. 97 УК РФ, предусматривающей, что принудительные меры медицинского характера назначаются судом только в тех случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц» Козаченко И.А., Спасенников Б.А. Вопросы уголовной ответственности лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. — 2001. — № 5. — С. 71 .

Данная коллизия связана с таким очевидным фактом, как нозологические формы (например, расстройство личности (психопатия), сосудистая энцефалопатия и др.) и синдромальные состояния (например, соматогенный астенический синдром и др.) протекают без общественно опасной ауто- и гетероагрессии, то есть, заведомо не достигают клинической тяжести, предусмотренной ч. 2 ст. 97 УК РФ и ст. 29 Федерального закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 года, для того чтобы явиться основанием для применения недобровольной меры медицинского характера.

По сложившейся же традиции в отечественной психиатрии все недобровольные психиатрические лечебно-диагностические мероприятия применяются лишь к больным с тяжелыми психическими расстройствами — расстройствами психотического уровня. В уголовном праве к ним относятся состояния, которые исключают возможность лицу самостоятельно осуществлять свои права, обязанности и нести юридическую ответственность, что находит отражение в положении о неспособности «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими», т.е. сопряженные с невменяемостью (ст. 21 УК РФ).

Принудительное психиатрическое лечение лиц, у которых отсутствует тяжелое психическое расстройство, не предусмотрено действующим законодательством. В связи с чем, недобровольное лечение осужденных с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, — принципиально новая принудительная психиатрическая мера, создающая определенные трудности, поскольку имеющиеся организационные, профессионально-этические и клинические аспекты принудительных психиатрических мер не могут быть применимы к этой категории пациентов. Они не приведены в соответствие с принципами защиты лиц, страдающих психическими заболеваниями, и улучшения здравоохранения в области психиатрии, утвержденными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 года Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (приняты 17.12.1991 Резолюцией 46/119 на 75-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) .

Основным в системе акций, именуемых принудительными мерами медицинского характера, является принудительно осуществляемое лечение. Формальные цели применения принудительных мер медицинского характера — излечение или улучшение психического состояния лиц, о которых идет речь, предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний (ст. 98 УК РФ). В отношении лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, применение принудительных мер медицинского характера должно по гуманистическим соображениям способствовать исправлению и перевоспитанию, то есть, психотерапевтической коррекции, требующей квалифицированной работы высокоспециализированных психотерапевтов, дефектологов, психологов, а также значительных материальных средств.

Однако и для лиц с психическими расстройствами, при которых можно рассчитывать на положительные результаты терапии, принудительный ее характер не способен привести к благоприятному исходу. Это связано с тем, что принудительные меры медицинского характера, как и уголовное наказание, представляют собой меру государственного принуждения, которую назначает суд. Принудительные меры медицинского характера «пограничных» расстройств не только охватывает собственно психиатрическое лечение, но и включает в себя обширный комплекс весьма разнообразных мероприятий: психолого-коррекционных, социально-реабилитационных.

Психофармакологическое лечение должно занимать в их ряду далеко не первое место. Но в таком случае называть эти меры медицинскими некорректно, а возможность их принудительного применения к осужденному сомнительна.

При лечении пациентов, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, усилия врача — сотрудника исправительного учреждения должны быть направлены на исключение психотравмирующих ситуаций, изменение отношения к этим ситуациям. Они строятся на принципах взаимного доверия пациента и врача, уважения независимости и свободы личности пациента, сохранения врачебной тайны. В качестве одного из важнейших профессионально-этических и правовых императивов в данной сфере выступает категорический запрет на использование медицинских знаний и положения врача в немедицинских целях, что трудно согласуется с УИК РФ.

В соответствии со ст. 98 УК РФ среди целей принудительных мер медицинского характера выделяется не только излечение осужденного, но и предупреждение преступного рецидива с его стороны. Однако предупреждение совершения новых деяний вменяемыми лицами не является подлинно медицинской задачей.

Более того, недобровольное психиатрическое лечение больных, у которых отсутствует тяжелое психическое расстройство, с немедицинскими целями находится под прямым запретом закона и норм профессиональной врачебной этики. Обычные клинические и профессионально-этические подходы при использовании недобровольных психиатрических мер неприменимы к вменяемым больным с пограничными нервно-психическими расстройствами, осужденным за совершенное преступление.

Указанные психические расстройства способны вызвать повышенную вспыльчивость, возбудимость, агрессивность или, напротив, чрезмерную пассивность и подчиняемость воле других лиц, недостаточное понимание в силу снижения интеллекта требований режима содержания осужденных и т.п. Вместе с тем при чрезмерной активности осужденного, которая легко принимает противоправные формы, у «психиатров в погонах» возникает соблазн подменить одну цель другой: гиперактивность осужденных попытаться «исправить», подавить с помощью психофармакологических средств, обладающих мощным нейролептическим действием (снижением повышенной возбудимости и агрессивности).

Казалось бы, таким путем можно улучшить псевдоадаптационные возможности осужденного и значительно уменьшить, хотя бы на время, вероятность нарушений режима, совершения им новых преступлений. Однако задача если и решается, то только ценой нанесения определенного ущерба психосоматическому (душевно-телесному) здоровью человека, ибо он станет пассивным, апатичным, безынициативным, гипнабельным.

При длительном применении нейролептиков эти качества могут стать трудно обратимыми. И хотя для высококвалифицированного врача-психиатра такой способ курации (лечения) пациентов явно неприемлем, ни в УК РФ, ни в Уголовно-исполнительном кодексе РФ нет нормы об обеспечении психиатрического лечения осужденного в случаях отказа от него. Кроме того, применение принудительных мер медицинского характера к вменяемым лицам, основанное лишь на предположении совершения ими новых общественно опасных деяний, является разновидностью объективного вменения, запрещенного ч. 2 ст. 5 УК РФ.

Очевидно, процедурная сторона применения принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости должна быть юридически четко регламентирована.

Общие и принципиально важные положения должны быть закреплены в законе либо в соответствии с действующим законом заменены на добровольное лечение, что гораздо проще и цивилизованней. Отсутствие в УК и Уголовно-исполнительном кодексе России каких-либо указаний на сей счет является серьезным пробелом в законодательстве и чревато грубыми нарушениями прав граждан, появлением беспрецедентных форм психиатрических злоупотреблений.

Принудительные меры медицинского характера, как и уголовное наказание, представляют собой меры государственного принуждения, которые назначает суд. Однако между ними и наказанием существуют серьезные различия.

Наказание применяется к виновным в совершении преступления, амбулаторные принудительные медицинские меры — к лицам, виновным в совершении преступления, но страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Меры медицинского характера лишены карательных признаков и не влекут судимости. Лица, подвергнутые стационарному принудительному лечению, в отличие от осужденных, не могут быть амнистированы или помилованы.

При этом непонятно, могут ли быть амнистированы или помилованы осужденные, страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

В результате проведённой исследовательской работы была достигнута поставленная цель была изучена уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость.

Были решены поставленные задачи:

1. рассмотрено понятие «ограниченной вменяемости»;

2. изучены критерии «ограниченной вменяемости»;

3. исследованы особенности назначение наказания лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемость;

4. рассмотрены особенности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Согласно ст.22 УК РФ:

Понятие ограниченной вменяемости включает в себя:

— категория уголовного права, характеризующая интеллектуальное и волевое отношение лиц с психическими аномалиями к совершенному преступлению;

— не промежуточная категория между вменяемостью и невменяемостью, а составная часть вменяемости;

— как составная часть вменяемости служит предпосылкой уголовной ответственности совершивших преступления лиц с психическими аномалиями;

— может служить основанием для определения режима содержания осужденных к лишению свободы при назначении принудительных мер медицинского характера, сочетаемых с наказанием;

— относится только к времени (моменту) совершения лицом преступления и самостоятельно никаких правовых или иных последствий после отбывания наказания не влечет.

Критерии психических расстройств, не исключающих вменяемости:

1. отсутствие возможности осознавать в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак);

2. отсутствие возможности руководить своими поведенческими реакциями в полной мере (волевой признак).

Типы реакции судебно-следственных органов на заключение судебно-психиатрической экспертизы об ограниченной вменяемости обвиняемого:

1. растерянность и сопротивление;

2. игнорирование факта ограниченной вменяемости;

4.суд, не оценивая самого факта ограниченной вменяемости обвиняемого, не указывая на него в данных о личности, переносит в приговор лишь рекомендацию экспертов о принудительном лечении, назначая его наряду с наказанием;

5. бездумность и невнимание, сопровождающиеся нарушением закона;

6. реальный фактический учет данного обстоятельства.

П. «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

вменяемость психический расстройство преступление

Нормативно-правовые акты и иные правовые документы.

Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (приняты 17.12.1991 Резолюцией 46/119 на 75-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН);

Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета — 1993. — 25 дек.;

Основы уголовного законодательства от 02.07.1991// Ведомости СНД СССР и ВС СССР — 1991 — N 30 — ст. 863;

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 11.02.2013)// Российская газета — 22.12.2001 — N 249;

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2012)// Собрание законодательства РФ — 17.06.1996 — N 25 — ст. 2954

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 N 1-ФЗ (ред. от 30.12.2012) // Собрание законодательства РФ — 13.01.1997 — N2 — ст. 198;

Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1 (ред. от 21.11.2011) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»//Ведомости СНД и ВС РФ — 20.08.1992 — N 33 — ст. 1913;

Уголовный кодекс республики Польша — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — 234с.;

Уголовный кодекс Франции от 01.03.1994 — СПб.: Издательство Юридический центр Пресс , 2002 — 648 с.;

Уголовный кодекс Федеративной республике Германии от 15.05.1871// Под ред. А.И. Рарога — М.: Проспект, 2010 — 280 с.

1. Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия — М., 2006 — 207 с.;

2. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии — М.,2007 — 216 с.;

3. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога — СПб., 2009 — 526 с.;

4. Аргунова Ю.Н. Норма об ограниченной вменяемости в судебно-следственной практике // Независимый психиатрический журнал. — 1999. — № 3 — С. 61;

5. Дудьев В.П. Психомоторика: cловарь-справочник — М., 2008 — 368 с.

6. Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии , 2-е изд. — М., 2012 — 603 с.;

7. Козаченко И.А., Спасенников Б.А. Вопросы уголовной ответственности лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. — 2001. — № 5. — С. 71;

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М.: НОРМА — ИНФРА-М, 2011 — 876 с.;

9. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций — М.: Волтерс Клувер, 2010 — 496 с.;

10. Никифоров А.С. Неврология. Полный толковый словарь — М., 2010 — 464 с.;

11. Пищита А.Н. Оказание медицинской помощи в принудительном порядке (без добровольного информированного согласия) в рамках действующего законодательства Российской Федерации. — М.: Юрист, 2005. — № 10. — С. 16;

12. Радько Т.Н. Теория государства и права в схемах и определениях учебное пособие. — М. Проспект, 2011 г. — 176 с.

13. Сербский В.П. Судебная психопатология. Вып. 1. — М., 1896 — С. 44;

14. Б.В. Шостакович Судебная психиатрия — М.,2007 — 385 с.

Размещено на Allbest.ru

Развитие института уменьшенной (ограниченной) вменяемости, особенности его исследования в зарубежных и отечественных источниках. Содержание законодательства России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Категории вменяемости, невменяемости и ограниченной вменяемости в уголовном праве. Соотношение понятий «недееспособность» и «невменяемость». Уголовная ответственность лиц, с психическим расстройством, не исключающим вменяемости в Российской Федерации.

Изучение порядка изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера. Анализ наказания в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Обзор примеров практики по уголовным делам Верховного Суда России.

Проблема вменяемости и невменяемости в уголовном праве. Вменяемость и ее критерии. Невменяемость, ее сущность и содержание. Критерии невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость.

Понятие и признаки субъекта преступления. Понятие невменяемости и ее критерии. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Российская доктрина уголовного права. Понятие тайного хищения чужого имущества.

Субъект преступления: понятие, признаки, особенности. Влияние возраста на уголовную ответственность. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Криминологическая характеристика лица, совершившего преступление.

Уголовно-правовая характеристика вменяемости и невменяемости. Ограниченная вменяемость и уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами. Особенности вменяемости у несовершеннолетних. Проблемы вменяемости и невменяемости в судебной практике.

Сущность института ограниченной вменяемости и его применение. Понятие принудительных мер безопасности и лечения, применяемые к психически больным, лицам с уменьшенной вменяемостью, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность. Вменяемость и невменяемость. Уголовная ответственность лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения.

Понятие вменяемости в уголовном праве. Характеристика ограниченной вменяемости и невменяемости, их разграничение и практическое значение. Критерии невменяемости, уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость.

knowledge.allbest.ru

Это интересно:

  • Виды стрессов в психологии 17. Понятие конфликта. Виды конфликтов. Структура. Динамика Конфликт — это наиболее острый способ разрешения значимых противоречий, возникающих в процессе взаимодействия, заключающийся в противодействии субъектов конфликта и обычно сопровождающийся негативными эмоциями. Конфликт — это проявление объективных или субъективных противоречий, […]
  • Перенесенный психоэмоциональный стресс боевой обстановки Совокупность приспособительных и патологических изменений в организме, возникающих после травмы, принято называть травматической болезнью. Монотравмой (изолированным повреждением) называют травму одного органа в любой области тела или (применительно к опорно-двигательной системе) травму в пределах одного анатомо-функционального сегмента В каждой […]
  • Ударение на анорексию Ударение на анорексию Правила, помогающие избежать ошибки ? У некоторых частотных прилагательных с подвижным ударением оно нередко падает на основу в форме мужского, среднего рода и множественного числа и на окончание в форме женского рода: прАвый – прав – прАво – прАвы – правА; сЕрый – сер – сЕро – сЕры – серА; стрОйный – стрОен – стрОйно – […]
  • Стресс в популяции 2.3.4. Регуляция численности популяций. Популяции живых организмов обладают способностью к естественной регуляции плотности, т.е. плотность популяции при более или менее значительных колебаниях остается в устойчивом состоянии между верхним и нижними пределами, за границы которых она выходит не может. При благоприятном сочетании всех условий […]
  • Барьеры общения конфликты стресс 2.2. Барьеры и конфликты в общении Коммуникативные барьеры могут влиять на адекватность восприятия информации, степень ее усвояемости и многие другие свойства и качества процесса коммуникации. В случае возникновения барьера информация искажается или теряет изначальный смысл, а в ряде случаев вообще не поступает к реципиенту. Под барьерами общения […]
  • Шум в ушах при стрессе Опубликовано 22 Январь, 2012 Во время стресса наш организм поглощает меньше микроэлементов и аминокислот, которые важны для роста волос. К тому же стресс увеличивает у женщин уровень пролактина. Данный гормон влияет в свою очередь на интенсивность выделения мужского полового гормона тестостерона, который вызывает выпадение волос. Ваши действия: в […]
  • Умственная отсталость структура дефекта Умственная отсталость структура дефекта Недоразвитие как тип дизонтогенеза. Умственно отсталые дети развиваются специфично по сравнению с нормальными сверстниками. Недоразвитие как вид нарушения относится к дизонтогениям по типу ретардации, которые характеризуются следующими особенностями: Задержка в созревании мозга. Особенно выраженно […]
  • Заикание ребенка в школе Заикание у детей: причины и лечение Радость родителей при произношении ребенком первых слов и фраз вскоре может быть омрачена появлением у малыша заикания. Что делать? Можно ли вылечить? Такие вопросы встают перед родителями и заставляют их метаться от логопеда к неврологу, а от врачей – к народным целителям. Постараемся разобраться, что же […]