Соматические проявления шизофрении

Клинические проявления шизофрении

В клинической картине шизофрении выделяют облигатные, специфические для этого заболевания расстройства, которые достаточно разнообразны (нарушения аутистического характера, расстройства психической активности, эмоций, мышления и поведенческих реакций).

Аутизм был описан E. Bleuler (1911), который определил его как расстройство, характеризующееся отрывом личности пациента от окружающей действительности с возникновением особого внутреннего мира, доминирующего в психической деятельности пациента. Суждения, позиции, взгляды, этические оценки больных становятся не только крайне субъективными, но и непонятными. Они не поддаются коррекции, несмотря на явное противоречие и несоответствие их окружающей действительности. Нередко своеобразное представление об окружающей жизни приобретает характер особого мировоззрения, иногда возникает аутистическое фантазирование, когда больные крайне неохотно сообщают о содержании своих переживаний. По мере прогресс формирования заболевания внутренний мир оскудевает (что иногда констатируют сами пациенты). В типичных случаях больные с аутизмом замкнуты, формально контактны и лучше чувствуют себя в одиночестве. Однако эти черты могут быть выражены нерезко. Более того, при так называемом аутизме наизнанку («регрессивной синтонности», по H.J. Barahona Femandes) больные в связи с особыми представлениями об этических нормах, интерперсональных отношениях становятся чрезмерно общительными и бестактными.

Характерной особенностью шизофрении является снижение психической активности — «редукция энергетического потенциала» [Conrad К., 1958]. Больным становится труднее учиться и работать. Любая деятельность, особенно умственная, требует все большего напряжения; крайне затруднена концентрация внимания. Все это приводит к трудностям восприятия новой информации, использования запаса знаний, что в свою очередь вызывает профессиональное снижение, а иногда полную интеллектуальную несостоятельность при формально сохранных функциях интеллекта.

Своеобразны для шизофрении эмоциональные изменения. Речь идет о прогрессирующем обеднении эмоциональных реакций вплоть до развития состояний эмоциональной дефицитарности, а также их неадекватности и парадоксальности. Обеднение эмоциональных реакций возникает уже в дебюте заболевания и неуклонно прогрессирует. Вначале изменяются высшие эмоции — эмоциональная отзывчивость, сострадание, альтруизм, далее больные становятся холодными, эгоистичными, их меньше интересуют события в семье, на работе, рвутся старые дружеские контакты, утрачиваются прежние чувства к близким. В тяжелых случаях прогрессирующее эмоциональное опустошение приводит к состоянию бытовой апатии. У значительной части пациентов на фоне обеднения эмоциональной жизни выступает парадоксальность эмоциональных реакций. Нередко больные достаточно равнодушно переносят несчастье, случившееся в их семье, при этом обнаруживают бурные неадекватные реакции при недостаточно корректно высказанном соболезновании или по совершенно ничтожному поводу. Вместе с этим больные, несмотря на явные признаки эмоциональной дефицитарности, сохраняют отдельные привязанности, в частности к кому-то из близких. Нередки глубокая привязанность матерей к детям, сопровождающаяся гиперопекой, привязанность больных детей к родителям с полной подчиняемостью.

Достаточно характерны для шизофрении и так называемые явления дрейфа, суть которых сводится к нарастающей пассивности больного, невозможности построения «линии жизни». Сами пациенты сравнивают свою жизненную кривую с лодкой, льдиной, которую несет по течению в неизвестном для них направлении. Больные попадают в те или иные ситуации, где пассивно подчиняются лидерам микрогрупп, злоупотребляя алкоголем и наркотиками, при этом не испытывая к этому настоящего влечения. Они, пассивно повторяя поступки окружающих их лиц, могут совершать противоправные действия. Иногда это дает основание диагностировать у них «психопатическое» или «психопатоподобное» состояние, но при изоляции от антисоциального окружения они, будучи вялыми и пассивными, не обнаруживают признаков неправильного поведения.

Особенно характерны для шизофрении расстройства мышления, они крайне разнообразны. Отмечается утрата целенаправленности, последовательности, логичности мышления, его разорванность, нередки наплывы мыслей, содержание которых больной затрудняется воспроизвести, ощущение пустоты в голове. Процесс мышления утрачивает автоматический характер и становится объектом внимания больных, исчезает образность мышления, преобладает склонность к абстракции и символике, наблюдаются феномен соскальзывания, «закупорка» мыслей, обрывы мыслей (sperrung). Наблюдается общее обеднение мышления или его необычность со своеобразием ассоциаций, вплоть до нелепых. При шизофрении типична «разноплановость» мышления, проявляющаяся в неоднозначности оценки тех или иных событий, когда одновременно используются как существенные, так и незначительные, второстепенные характеристики их. Наряду с признаками амбивалентности, проявляющейся невозможностью принятия решений вследствие одномоментного сосуществования двух противоположных мнений или оценок, больные в сложных ситуациях могут принять правильное решение, найти верный выход из создавшегося трудного, неординарного положения.

В речи больных отмечается склонность к бесплодному рассуждательству, мудрствованию (резонерство). В тяжелых случаях наблюдается разорванность речи (иногда достигающая степени словесной окрошки), при которой речь, сохраняя грамматическую правильность, теряет смысл, в связи с чем утрачиваются ее коммуникативные функции. В голосе больного исчезают характерные модуляции: одним и тем же тоном больной говорит как о важнейших событиях своей жизни, так и о делах, мало занимающих его.

Меняются и внешний облик больных, манера поведения, обедняется мимика. Последняя, не соответствуя ситуации и переживаниям больного, приобретает неадекватный характер. Больные становятся неряшливыми, неаккуратными, меняется манера одеваться: у одних в одежде преобладают вычурность, нелепость, несоответствие туалетов возрасту и положению в обществе, у других крайняя неопрятность, консерватизм, игнорирование норм этикета. Поведение больного по мере развития болезни становится все менее предсказуемым, нередки неадекватные негативистические реакции в ситуациях, когда ему оказывают поддержку, стараются помочь.

Таким образом, диапазон расстройств, свойственных шизофрении, достаточно широк. В зависимости от степени прогредиентности болезни они могут быть выражены по-разному: от тонких, нерезко выраженных, доступных только глазу опытного специалиста особенностей до резко выраженных, свидетельствующих о тяжелых видах патологии.

Описанные изменения, сочетаясь с бредом, галлюцинациями, аффективными и другими расстройствами, формируют психопатологические синдромы, сменяющие друг друга в течении заболевания. К ним относятся неврозоподобные и психопатоподобные, аффективные, галлюцинаторно-бредовые и кататонические симптомокомплексы.

В обобщенном виде позитивные и негативные расстройства при шизофрении могут быть представлены следующим образом:

Позитивные психопатологические явления (синдромы)

Негативные психопатологические явления

стенические Психопатоподобные Аффективные Галлюцинаторные Бредовые Кататонические

Аутизм Эмоциональная дефицитарность Редукция энергетического потенциала (по K. Conrad), или падение психической активности Явления дрейфа Расстройства мышления

Сочетание этих двух видов нарушений — негативных и позитивных — создает достаточно полиморфную картину болезни, имеющую, однако, четкие закономерности развития процесса, определяющие формы или варианты его течения, о которых упоминалось в разделе классификации шизофрении.

В случае тяжелого, прогредиентного и особенно злокачественного течения шизофрении формируется своеобразный психический дефект — слабоумие шизофренического типа, которое обычно обозначается как конечное состояние.

Из вышеприведенного описания симптоматики шизофрении видно, насколько тесно связаны между собой позитивные и негативные симптомы, степень выраженности которых может меняться в связи с проводимым лечением. Поэтому их деление не является абсолютным и иногда представляет известные сложности (это касается, в частности, аутизма, расстройств мышления и поведения).

Еще большие трудности возникают при попытках дифференциации негативных явлений и явлений шизофренического слабоумия (обычно в этих случаях вводятся тесты для оценки когнитивных функций с целью обнаружения и установления степени выраженности олигофреноподобного или близкого к нему дефекта). Здесь существенным признаком является возможность обратимости соответствующих расстройств, хотя при шизофрении речь идет чаще всего о неполной обратимости негативных симптомов на относительно ранних этапах заболевания.

На основе изучения особенностей клинической картины и течения шизофрении были выделены три основные формы заболевания — непрерывная, приступообразно-прогредиентная и рекуррентная, каждая из которых имеет варианты, различающиеся характером течения и степенью прогредиентности. Поскольку приступообразно-прогредиентная шизофрения является как бы промежуточной между непрерывнотекущей и рекуррентной и сочетает в себе признаки той и другой, то формы шизофрении описываются в следующем порядке: непрерывнотекущая, рекуррентная, приступообразно-прогредиентная.

Сказанное объясняет расхождения, существующие в разных шкалах позитивных и негативных расстройств в отношении «набора» соответствующих симптомов. В качестве примера можно привести широко распространенные шкалы SAPS и SANS, предназначенные для количественной оценки позитивных и негативных расстройств (см. главу 6, часть I). В перечне позитивных симптомов здесь фигурируют бред (разные его виды, включая идеи открытости и отнятия мыслей); галлюцинации; расстройства мышления (алогичность, амбивалентность, разорванность, обстоятельность, соскальзывание, мышление «по касательной», «отвлекаемость» мышления, «речевой» напор, неожиданные повороты и «всплески» мышления, отраженные в бессвязных выкриках); изменения поведения (изменение манеры одеваться, изменение сексуального поведения, агрессивно-ажитированное и стереотипное поведение, кататонические явления). К негативным явлениям отнесены аффективные нарушения (отсутствие аффективной реактивности, утрата «глазного» контакта с окружающими, неадекватность аффекта, утрата интонационной окраски речи, бедность экспрессивной жестикуляции, уменьшение спонтанных движений, адекватных аффекту, застывшее выражение лица), изменения речи (бедность речевой продукции, «блокирование» речи, удлинение латентного периода ответов на вопросы); апатия и избегание напряжения (невнимание к одежде и гигиене, невыносимость работы, школьных занятий, физическая анергия); ангедония и асоциальность (потеря интересов и снижение активности, утрата чувства удовольствия, избегание развлечений и сексуальных контактов, аутизм, утрата связей с окружающими); нарушение внимания к происходящим событиям (потеря «социального» внимания, отсутствие интереса к процедуре и существу обследования ИТЛ). При сопоставлении с приведенными нами выше более обобщенными представлениями позитивных и негативных расстройств видно, что наибольшие расхождения имеются в отношении интерпретации нарушений мышления. Эти и другие особенности отдельных шкал необходимо учитывать при их использовании.

studfiles.net

Со времени выделения приступообразно-прогредиентного типа течения шизофрении установлено, что сенестопатии являются довольно типичным симптомом для ряда вариантов этой формы болезни (реже всего, видимо, сенестопатии встречаются в рамках периодической шизофрении [94]).

Наиболее цельная картина сенестопатии в рамках приступообразно-прогредиентной формы шизофрении дана в работах Л. П. Лобовой [69, 70], М. А. Цивилько [149] и др. По данным Л. П. Лобовой, вначале (в 16–18-летнем возрасте) сенестопатические явления еще не развернуты, существуют в виде предвестников заболевания – алгических проявлений или неприятных ощущений в различных органах. С развитием болезни на первый план выступают яркие сенестопатически-ипохондрические переживания, иногда по типу ипохондрического раптуса. В таком состоянии больные мечутся, говорят, что они задыхаются или умирают, плачут, кричат, заявляют, что у них на губах и во рту образовались ожоги, волдыри, по коже ползают ужи. Чаще такие состояния возникают ночью.

В дальнейшем острота проявлений снижается, но все внимание больного по-прежнему сосредоточено на неприятных ощущениях. Клиническая картина болезни колеблется между депрессией с торможением и депрессией с ажитацией. Больные то вялы, то пассивны и амбивалентны, то суетливы и раздражительны.

Постепенно нарастает шизофренический дефект, но весьма часто больные в течение длительного времени остаются внешне сохранными, отмечаются только сужение круга интересов и известная эмоциональная холодность.

В работе М. К. Цаунэ [145] показано, что у больных с сенестопатиями в рамках вегетативной депрессии имеются переходные состояния между «шубообразным» течением, близким к приступообразному, и вялым течением шизофрении, при котором имеются аффективные колебания, чаще в сторону депрессий. При ухудшении состояния легко возникает ипохондрическая депрессия. Приступ обычно длится один–два года.

В ремиссиях больных с так называемыми вегетативными депрессиями отмечаются вегетативная ранимость и отдельные вегетативные и сенестопатические симптомы (после переутомления, психотравм, приема алкоголя, побочных заболеваний). Наблюдается ипохондрическая настороженность со сверхценным отношением к своему здоровью, сужением круга интересов и понижением активности. Сенестопатии, по мнению М. К. Цаунэ, в пределах вегетативной депрессии являются прогностически неблагоприятным признаком.

Во многих работах советских авторов описаны сенестопатии в рамках вяло протекающей шизофрении (в современном понимании) и дана их характеристика [30, 51, 65, 74 (с. 21–33), 92, 156 (с. 11 –13)]. Одной из таких работ, ставшей классической, является статья В. А. Гиляровского [32], который, ссылаясь на наблюдения Павицкой и Семеновой, характеризует головные боли пациентов следующим образом: «…большинство больных жалуется не столько на боль, как на чувство распирания, разбухания мозга. Им кажется, что мозг растет, пухнет, увеличивается, заполняет весь череп, давит на кости головы, которые выпячиваются, разжимаются, расходятся. Больные чувствуют, что голова находится под каким-то напором, что в любой момент она может лопнуть и разорваться; изнутри что-то напирает на глаза, надбровные дуги и в результате глаза, по выражению больных, вытягиваются. В голове постоянно ощущения тяжести, напряженности, какой-то тяжелой завесы, тумана, какие-то непонятные ощущения, которые они стараются всячески истолковать».

То же самое наблюдали Р. А. Наджаров [82], Д. С. Озерецковский [89] и др. И. Н. Введенский [23] в пределах «мягкой формы» шизофрении выделил вариант, часто дебютирующий соматическими симптомами, ошибочно диагностируемыми как язва желудка, эндокардит, хрониосепсис и т. д., в то время как впоследствии обнаруживается шизофрения, с дальнейшим течением которой соматические явления (в том числе и патологические ощущения), казалось бы столь веские и серьезные, исчезают бесследно. Э. Блейлер [178, с. 83] и Э. Крепелин [227, с. 681–682] считают патологические ощущения одними из самых характерных проявлений шизофрении, не называя их, однако, сенестопатиями.

Другая распространенная форма проявления сенестопатий – их возникновение в рамках бредовой, в частности параноидной (или паранойяльной) ипохондрической шизофрении.

Эти формы проявления сенестопатий в рамках шизофрении подробно исследованы Г. А. Ротштейном [110], который считает, что сенестопатический вариант ипохондрической шизофрении занимает особое место в клинике болезни: параноидный этап ипохондрической шизофрении может начинаться как остро, так и постепенно. При остром начале среди полного благополучия (реже – после легкой инфекции или психической травмы) возникает тревожно-тоскливое состояние с обилием сенестопатий и бредовыми представлениями о тяжелых, неизлечимых болезнях. Неприятные ощущения вскоре переходят в галлюцинации общего чувства, а тревожно-тоскливое настроение – в катастрофическую реакцию с аффектом страха, отчаяния и мыслями о неминуемой гибели.

Нередко такое состояние сменяется глубокой и продолжительной ремиссией ипохондрического типа [79] с тем, однако, чтобы повториться вновь. Рецидивов может быть несколько, пока один из них не начинает приобретать новые черты: к тревоге и ипохондрии присоединяются подозрительность, ментизм, дисморфофобии, идеи отношения и гипнотического воздействия. Развертывается типично шизофреническая параноидно-ипохондрическая картина с обилием психических автоматизмов.

Ипохондрическая шизофрения может начинаться также исподволь, вяло, с астеноипохондрического состояния, к которому присоединяются ипохондрические навязчивости: больные сначала жалуются на общую слабость, боли во всем теле, отсутствие аппетита, плохой сон, затем у них начинают появляться мысли о болезнях, от которых они не могут отделаться. Вслед за этим появляются сенестопатии, которые вскоре приобретают предметный характер, т. е. превращаются в галлюцинации общего чувства. Далее, обычно внезапно, возникает короткий приступ, и с этого времени болезнь принимает такой же параноидно-ипохондрический характер, как и при остром начале.

Г. А. Ротштейн [110] выделяет и другой вариант ипохондрической шизофрении, при котором болезнь начинается с чувства вялости, слабости, бессилия, головных болей, апатии. Одновременно или вслед за этим возникают тянущие и колющие боли во всем теле, тошнота, чувство онемения в ногах, спине, руках, неприятные ощущения в голове. Мысли «расплываются или совсем исчезают».

Затем на этом фоне развертывается образный нигилистический ипохондрический бред. Нередко на данном этапе больной становится на какое-то время субступорозным и совершенно мутичным. Временами появляются симптомы каталепсии, имеют место онейроидные явления. Исходя из современной классификации шизофрении в последнем случае, видимо, можно говорить о приступообразно-прогредиентном течении процесса.

Сходные описания клинических проявлений болезни можно найти также в других работах [112, 123, 137, 143, 221].

Особый интерес для нас представляет вариант непрерывно текущей (ипохондрической) шизофрении (так называемая «сенестопатическая шизофрения»), при котором сенестопатии являются или моносимптомом (по крайней мере на каком-то этапе болезни), или доминирующим расстройством. От классической ипохондрической шизофрении (в понимании Г. А. Ротштейна [110]) он отличается тем, что в клинической картине преобладают сенестопатические расстройства без бредовой продукции [78].

Больных шизофренией этого типа подробно изучали и описывали многие советские психиатры [77, 122 и др.], а в последние десятилетия также зарубежные исследователи [215, 216, 231].

Обобщая данные, представленные в этих работах, больных сенестопатической шизофренией (по Губеру [215–218]) можно характеризовать следующим образом: в начале процесса (первая стадия [216]) одним из первых проявлений болезни бывают сенестопатии, наряду с эпизодически наступающими сенестопатиями имеет место кажущаяся адекватная аффективная реакция на неприятные ощущения – больные страдают от них, испытывают страх, тревогу.

Характерные особенности сенестопатий (по Г. Н. Момот [77]):

1) возникающие ощущения имеют стойкий, необратимый характер, не поддаются никакому терапевтическому воздействию;

2) будучи очень интенсивными, они долгое время не сопровождаются или редко сопровождаются какими-либо другими психопатологическими явлениями;

3) сенестопатии складываются в четко оформленный синдром;

4) во время болезни возникают страхи, реже – растерянность.

В течение продолжительного времени, если улучшения не наступает, больные остаются беспомощными, боязливыми, неуверенными, что бывает на фоне еще сохранной личности: они легко вступают в контакты, ищут помощи и в периоды хорошего настроения бывают «сердечными, приятными в общении».

Рано появляется чувство осознания болезни. Даже при несильных болезненных ощущениях больные фиксируют на них внимание и живут в постоянных заботах о своем здоровье, хотя способны правильно судить о возникшем болезненном состоянии.

Некоторые больные после того, как при обследовании никакой органической патологии не выявляется, отчаиваются и замыкаются, другие чувствуют себя обиженными, поведение их становится демонстративным, появляются истеричность, кверулянтность, они «борются за то, чтобы доказать, что у них есть болезнь, требуют определить инвалидность, выдать пенсию». Все они сохраняют чувство болезни и упорно хотят лечиться.

Уже в начальной стадии болезни иногда наступают приступообразные состояния возбуждения с типичными сенестопатическими ощущениями, которые сочетаются с вегетативными симптомами, витальным страхом смерти в виде дизестетических кризисов. В состояниях обострений невозможно отграничить субъективные и объективные симптомы, но и во время приступов больные не теряют контакта с врачом, говорят охотно, на короткое время их можно успокоить. Дизестетические кризисы, как правило, впервые наступают ночью, они-то и являются первыми явными признаками психоза.

Болезнь продолжает прогрессировать, и на второй стадии (по Губеру) уже вырисовываются характерные мя шизофрении изменения личности: наступает диссоциация между объективным состоянием и эмоциональным отношением больного к нему, появляются неоспоримые психотические расстройства.

Правда, неадекватное индифферентное эмоциональное отношение к болезни менее характерно и свидетельствует об уже наступивших изменениях личности по шизофреническому типу. Более характерно монотонное или повышенное настроение при наличии патологических ощущений. Многие больные безразлично говорят о своем тяжелом самочувствии, как будто их самих это не касается (впрочем, и на первой стадии можно усмотреть несоответствие между тяжестью ощущений и эмоциональной реакцией на них, когда больные чрезмерно фиксируют свое внимание на незначительных вначале ощущениях).

Больные постепенно становятся эмоционально монотонными, однообразными, недоверчивыми, замкнутыми, на них невозможно повлиять, они «сами лучше знают, что делать». Нередко для больных, которые постоянно жалуются на сенестопатии, характерны неестественность в поведении, театральность.

Эти стадии обычно следуют одна за другой. Неадекватный аффект характерен для второй стадии и никогда не бывает вначале, но состояния возбуждения, характерные для первой стадии, могут повторяться и позже в виде обострений на фоне матовой депрессии.

Наряду с аффективными расстройствами, описанными выше, наблюдаются длящиеся часами, днями и даже месяцами ремиссии без психотических явлений.

В динамике процесса другие достоверные шизофренические симптомы (симптомы «первого ранга», по К. Шнейдеру) на долгое время, даже на несколько лет, отступают на второй план или вообще отсутствуют, и окончательный диагноз шизофрении можно установить только тогда, когда эти типичные изменения налицо и когда исключены органические (особенно первичные таламические) поражения.

По сравнению с другими формами шизофрении именно в случаях «сенестопатической шизофрении» меньшую диагностическую ценность имеет статус больного и наибольшее значение приобретает течение болезни. Только особенности динамики процесса, прослеживаемые в течение довольно продолжительного времени с учетом острых состояний, позволяют с достоверностью установить окончательный диагноз. Следует отметить, что острые состояния зачастую бывают весьма кратковременными, не всегда наблюдаются в стационаре и выявляются только в анамнезе.

Клиническая картина болезни нередко меняется в пределах нескольких дней и даже нескольких часов от неоспоримо психотической до кажущейся «психологической» и наоборот. Если же имели место психотические приступы, то речь, как правило, идет о шизофрении.

Прогноз сенестопатической шизофрении относительно неблагоприятный. Чаще всего после первого обострения, задолго до которого началась болезнь, полных ремиссий больше не бывает. В других случаях течение болезни бывает хронически прогредиентным без каких-либо обострений, но и без ремиссий. Болезнь может также протекать и с резкими ухудшениями, и с ремиссиями. Даже после длительного течения болезни могут наступать дни, недели и даже месяцы, когда больные не испытывают никаких тягостных ощущений. Явно выраженные, отчетливые «шубы» редки. Наблюдаются также «сенестопатические фазы», по Губеру, которые по своим проявлениям напоминают шизофрению, повторяются лишь несколько раз в жизни и не приводят к заметному изменению личности. Правда, «сенестопатические шизофренические фазы» без дефекта личности очень редки.

Тем не менее течение этой формы шизофрении не является катастрофическим. Больные часто производят впечатление внешне опрятных, без грубого распада личности, но удивительно однообразных, «бледных», как бы эмоционально «выхолощенных» людей, у которых все интересы и запросы на протяжении многих лет сосредоточены только на своих ощущениях. Больные становятся нетрудоспособными, упорно отказываются от работы, считая себя тяжело нервно-соматически больными, утрачивают интерес к общественной жизни.

Разнообразные проявления сенестопатий уже описаны в гл. 2, здесь мы остановимся лишь на некоторых, ранее не рассмотренных особенностях, в частности на связи сенестопатических расстройств с другими психопатологическими расстройствами по данным работ [196, 200, 216].

У больных шизофренией телесные ощущения нередко связаны с аффективными поражениями, особенно в начале болезни. Понижение настроения и сужение интересов наступают в связи с неприятными ощущениями в теле, эти изменения наступают без какой-либо связи с остальными сторонами психической жизни. При этом нельзя говорить, что «ощущения вызывают страх» именно на данном этапе, – он возникает уже при появлении телесных ощущений и связан с ними неразрывно.

Эмоциональность может быть острой, живой, сильной, даже чрезмерно сильной, особенно в начальных стадиях психоза. Аффективность бледнеет лишь на поздних стадиях шизофрении, но может иногда становиться живой и сильной, может также появиться страх.

В ряде случаев происходит плавный переход сенестопатии в тактильные галлюцинации, причем сенестопатии и висцеральные галлюцинации у больных шизофренией различить трудно.

У больных шизофренией телесные ощущения нередко меняются в зависимости от физиологических циклов, определенных периодов дня, зависят от атмосферных явлений.

Губер [216] отмечает у больных сенестопатиями и ряд других поражений, которые могут сочетаться.

Изменение витальных влечений: аппетит, потребность в движении, сексуальное влечение, а также извращенные влечения (перверзии) меняются как в сторону повышения, так и снижения, что чаще происходит в начале психоза. Бывают случаи, когда ранее курившие больные от курения воздерживаются.

Сенсорные и другие поражения: больные нередко жалуются на поражение зрения и слуха без объективной на то причины (жалобы на «затуманенное» зрение, некоторые видят окружающее «бледно, в неясных красках или искаженно»). В отдельных случаях выявляются поражения зрения в виде микропсий и макропсий, поражения слуха в виде снижения его остроты – тихие, отдаленные звуки, «шум и тоны исчезают, как при засыпании», все доносится как будто издалека.

Почти во всех случаях удается обнаружить также соматические (в первую очередь вегетативные) и неврологические отклонения, хотя они никогда не бывают настолько выраженными, чтобы только в них видеть причину сенестопатии. Подобные расстройства могут быть фазными или бессистемными («мерцающими»), независимыми от основной симптоматики. Можно указать на следующие наиболее типичные расстройства [38, 75, 116, 215,216,258]:

1. Изменения ритма сердечной деятельности: его приступообразное ускорение или замедление. Эти изменения во многих случаях сопровождаются страхом и неприятными ощущениями в области сердца.

2. Пароксизмальное ускорение дыхания: приступообразное ускорение темпа и увеличение амплитуды дыхания, что чаще наблюдается у больных шизофренией молодого возраста.

3. Желудочно-кишечные расстройства: гипо– и гиперсаливация, тошнота и рвота, запоры и поносы. Гипосаливация (сухость во рту, нет больше слюны) наблюдается чаще, чем гиперсаливация.

4. Нарушения ритма мочевыделения наблюдаются чаще в начале шизофрении в форме никтурии и олигурии.

5. Поражения урогенитальной системы: недержание мочи или, наоборот, ее ретенция. Соответственно имеются и позывы на дефекацию.

6. Вазомоторные симптомы: жалобы на холодные руки и ноги, что подтверждается объективно и выявляется в виде нарушения периферической иннервации кровеносных сосудов. Подобные изменения могут происходить и в других частях тела, например в голове (покраснение и чувство жара). Может происходить как усиление, так и ослабление кровотока. Неврологически часто можно установить отчетливый красный, реже белый или смешанный дермографизм.

7. Аномалия секреции жировых и слюнных желез: гипергидроз подошв и кистей рук. Случаи уменьшения потоотделения обычно остаются незамеченными.

8. Поражение зрачков: отсутствие реакции зрачков на болевые и психические (страх) раздражители. В начале шизофрении зрачки нередко бывают значительно расширены, на что часто обращают внимание сами больные.

9. Расстройства сна и бодрствования: психоз нередко начинается в виде бессоницы, реже – с повышенной потребности в сне.

10. Поражения терморегуляции в виде повышенной чувствительности к холоду (озноб).

11. Изменения веса тела, не зависящие от аппетита и количества съеденной пищи. Бывают и трофические поражения, доходящие до маразма.

12. Дрожание и другие моторные симптомы: дрожание пальцев рук, языка, век в виде регулярного тремора встречается не только в начале шизофрении, но может сохраняться в течение продолжительного периода. Кроме того, имеют место приступообразно возникающие кратковременные состояния дрожания рук, ног или туловища.

При диагностике так называемой «сенестопатической шизофрении», ввиду атипичности и неспецифичности продуктивных психопатологических симптомов, решающее диагностическое значение имеет установление изменений личности по шизофреническому типу.

Изменения личности, как правило, негрубые и наступают медленно [61, 215, 216]. У больных не отмечается ни резко выраженного аутизма, ни тех расстройств мышления, которые определяются как «формальные» при шизофрении: бессвязности, резонерства, символичности и т. д. Путем экспериментальных исследований было установлено, что у больных нет таких отклонений в способности осмысливать понятия, обобщать их, воспринимать отвлеченно, которые бы свидетельствовали о резко выраженных расстройствах мышления [143].

Т. А. Трекина [138] выделяет три типа дефекта после перенесенных ипохондрических приступов:

1) ипохондрический, при котором ведущим остается ипохондрический синдром с сенестопатиями;

2) астенический, с преобладанием астенических проявлений, причем последние могут как бы перекрывать ипохондрическую симптоматику;

3) психопатоподобный, который выражается в значительных изменениях личности в виде нарастания эгоцентризма, педантизма, огрубения наряду с ипохондрическими проявлениями. У этих больных наиболее отчетливо проявляется снижение эмоциональности, однако интеллектуально они остаются относительно сохранными, нередко занимаются квалифицированным трудом, но в силу выраженности психопатоподобных черт часто меняют место работы.

Большой интерес представляет клиника сенестопатий у больных шизофренией на соматически (органически) измененном фоне. В литературе отмечается, что в подобных случаях наличие сенестопатий у больных как детского, так и зрелого возраста особенно характерно.

С. Г. Жислин [46] пишет, что, несмотря на то что болезни были перенесены когда-то, в отдаленном анамнезе (в этой связи он в первую очередь называет ревматическую инфекцию, а также любые длительные инфекции, воспалительные процессы, сепсис, длительные или хронические заболевания неинфекционной природы, длительные интоксикации, нерезко выраженные органические заболевания ЦНС, в особенности мозговых оболочек, с остаточными явлениями в виде нарушения ликворного обращения), и не оставили заметных следов, клиническая картина течения психических заболеваний в этих случаях атипична и имеет ряд существенных особенностей.

Атипичность в клинической картине прежде всего характеризует шизофрению, при этом наблюдаются разнообразные соматические ощущения, которые отличаются стойкостью, особой яркостью и носят характер аффективно тягостных, а иногда и мучительных болевых ощущений: больному «как бы выворачивают внутренности, тянут и вытягивают их с беспощадной силой; его беспрерывно режут острым инструментом, непрестанно колют бесчисленными булавками, обжигают кожу» и т. д. Во всех случаях обнаруживается бесконечное разнообразие патологических ощущений, больные слишком поглощены ими и при каждой новой беседе готовы бесконечно о них рассказывать даже тогда, когда эти ощущения лишены болевой окраски. Существенно, что в этих случаях необычно тягостно и мучительно больные переживают явления деперсонализации, дереализации, симптомы психического автоматизма в движениях, действиях, мышлении.

О. Д. Сосюкало [130, 131] отмечает то же самое у детей с остаточными явлениями перенесенной черепно-мозговой травмы: столь характерные для сенестопатического синдрома жалобы имели в этих случаях большую интенсивность, яркость, были более конкретными и многочисленными. Больные более четко определяли локализацию ощущений.

Поскольку проявления сенестопатий у больных шизофренией и органическими заболеваниями ЦНС очень сходны, дифференциальный диагноз порой бывает весьма затруднительным. Как неоднократно подчеркивает А. В. Снежневский [126], при дифференциации психических заболеваний нельзя исходить только из «специфических» симптомов, для решения нозологической принадлежности болезни необходимо оценивать ее клиническую картину в целом.

В диагностике помогают оценка развития болезни и оценка состояния больного на более поздних стадиях [216]. Так, если при циклотимии имеются патологические ощущения, то они вторичны, при шизофрении же они связаны с изменением аффекта; учет этих особенностей облегчает диагноз.

При дифференциации шизофрении от органических поражений ЦНС, главным образом сосудистых заболеваний, энцефалита и опухоли, а также атрофических процессов в инволюционном возрасте, нужно учитывать, что сенестопатии связаны с изменениями аффекта. Следует сопоставлять клиническую находку с объективными данными о состоянии диэнцефальной (таламической) области, с данными о семейном анамнезе, психотических расстройствах, что может оказаться существенным при диагнозе шизофрении.

Г. А. Ротштейн [110] пишет, что известное значение для дифференциальной диагностики имеет неопределенный, часто причудливый, необычный характер сенестопатий – признак, не характерный для ипохондрических состояний нешизофренического происхождения. Все остальные (более значимые) дифференциально-диагностические признаки возникают на более поздних этапах болезни.

Таким образом, решающее значение для установления диагноза имеет выявление изменений личности по шизофреническому типу. Ранний диагноз чаще всего невозможен или, по крайней мере, в большинстве случаев остается спорным.

Изучая сенестопатии у психических больных в рамках шизофрении и некоторых других психических заболеваний, мы рассмотрим проявления сенестопатий в динамике в рамках различных синдромов. Не будем останавливаться на разборе других, не связанных с сенестопатиями проявлениях болезней, поскольку это не входит в задачи настоящей работы.

www.e-reading.club

Соматические расстройства

При шизофрении, несмотря на сравнительно частые жалобы больных на свое плохое соматическое состояние, психопатологическая симптоматика острого психоза: бред и галлюцинации, психомоторное возбуждение обычно преобладает в анамнезе начала болезни.

В начале устанавливающейся ремиссии традиционно обращают внимание на остатки продуктивной симптоматики, признаки негативных проявлений и нейрокогнитивный дефицит. Несколько чаще говорят о соматической патологии в рамках ипохондрической симптоматики, «вялотекущей шизофрении», ее резидуальной форме.

Соматический синдром обычно не преобладает даже в исходных состояниях. Он не наблюдается там, где не удается обнаружить заметного движения психопатологической симптоматики.

Тем временем среди пациентов несмотря на то, принимают ли они психотропные препараты или нет, чаще, чем в совокупной численности населения, встречаются симптомы соматических заболеваний: сердечно-сосудистые расстройства, ожирение, сахарный диабет второго типа и некоторая онкологическая патология.

Абсолютно коморбидные шизофрении соматические заболевания:

Относительно коморбидные шизофрении соматические и инфекционные заболевания:

Соматические заболевания, редко встречающиеся при шизофрении:

Смертность при шизофрении в два раза превышает уровень смертности в общей популяции населения. Этот факт отчетливо заметен в возрастном интервале от 20 до 40 лет. Средняя продолжительность жизни пациента 20% короче, чем у человека, не страдающего этой патологией.

Сомато-неврологические причины смерти больных шизофренией:

Среди соматических причин смертности в 60% случаев регистрируются сердечно-сосудистые заболевания и рак. Напомним, что по проведенным исследованиям некоторых ученых, среди неестественных причин смерти при шизофрении часто регистрируются суициды и несчастные случаи.

Шизофрения заметно снижает качество жизни и возможность адаптации пациентов с соматической патологией, усложняет ее лечение, повышает риск летальности. Неадекватное поведение больных, анозогнозия, отказ от приема медикаментов способствуют появлению соматических заболеваний.

В рамках «психотического аномального поведения в болезни» при наличии коморбидной патологии шизофрении с соматической патологией можно говорить о «гипергнозических и гипогнозических нозогенных реакциях». «Гипергнозические реакции» делятся на ипохондрические («коэностопатические», варианты сверхценной ипохондрия со своего рода «культом болезни»), депрессивные и «параноические» (бред «иной» болезни, сенситивные, паранойя изобретательства). «Гипоанозогнозические нозогенные реакции» включают в себя: патологическое отрицание болезни, «эйфорию с псевдодеменцией», «параноические реакции с бредом приписанной болезни».

При наличии сверхценной ипохондрии в анамнезе болезни наблюдаются гетерономные «телесные сенсации» в виде сенестопатий и «телесных фантазий».

Депрессивные реакции, встречающиеся практически у половины больных шизофренией, приобретают атипичный характер и трансформируются в затяжные ипохондрические депрессии.

При бреде «иной» болезни пациенты уверены, что врач назначает лечение не от того заболевания, которые действительно мучает пациента, при бреде изобретательства самостоятельно разрабатываются странные способы лечения, при бреде «предписанной болезни» появляется уверенность, что реально болезни нет, но врачи, будучи «в сговоре с врагами», приписывают несуществующую болезнь, чтобы исключить из активной жизни и борьбы за справедливость. К наиболее тяжелым нозогенным реакциям можно отнести гипонозогнозию с чертами патологического отрицания болезни: пациенты отказываются от госпитализации даже при наличии угрожающей для жизни ситуации, проявляют признаки неадекватной эйфории.

Многие больные, страдающие коморбидной соматической патологией, часто вообще не попадают под наблюдение врача-психиатра, так как не знают куда обращаться, чтобы диагностировать такую болезнь как шизофрения. Так, по данным А.Б. Смулевича (2007), лишь треть таких пациентов хотя бы однажды консультировались у врача и только 20%-получали специализированную помощь в психоневрологическом диспансере. Одновременно оперируя этими цифрами, нельзя исключить гипердиагностику шизофрении, поскольку к «вялотекущей» и «латентной» шизофрении традиционно для отечественной психиатрии часто относят иные психические болезни.

По сей день актуальны вопросы: как проявляется болезнь шизофрения, как выявить шизофрению и причины заболевания шизофренией?

Проявление шизофрении у мужчин и у женщин начинается с внешнего вида. Пациенты чаще всего неопрятны, имеют пониженный аппетит в случае негативного отношения к терапии антипсихотиками и повышенный при их приеме.

Кожные покровы имеют тенденцию к бледности, отмечается вялость и расслабленность мышц. При стойких, существующих годами галлюцинациях нередко на коже больных обнаруживаются фурункулы, следы угрей.

Некоторые авторы отмечают у больных шизофренией увеличение окружности головы и расстояния между глазами, низкое расположение ушей, маленькие ушные раковины. Высказывалось мнение, что пятый палец руки больного как бы согнут вовнутрь, а третий палец ноги длиннее чем второй. Однако каких-либо существенных корреляций этих внешних особенностей строения черепа и конечностей с симптоматикой шизофрении обнаружено не было.

Также было отмечено уменьшение лицевой экспрессии верхней части лица, диссоциация верха и низа лица при продуктивной симптоматике, асимметрия правой и левой половин лица — при негативной. Больные необычно улыбаются, отворачивая лицо, и делая улыбку при этом натянутой. Все это соматические расстройства, проявляющиеся во внешнем виде больных, точные же причины шизофрении у мужчин и у женщин до сих пор не найдены.

www.xn--e1adccyeo5a6a8e.net

Классификация шизофрении

К опасным эндогенным заболеваниям относятся психические расстройства. Классификация шизофрении позволит точно установить диагноз и определить, каким типом недуга страдает человек.

Прогрессирующее, угрожающее жизни не только самого больного, но и членам его семьи заболевание шизофрения является причиной многих бед. Она полностью разрушает жизнь человека, создает необратимые процессы, при которых он уже не может быть полноценным членом цивилизованного общества. Но если предпринять адекватное лечение, вовремя спохватиться и начать спасать больного, то есть шансы не просто облегчить его состояние, но создать условия для продолжительной ремиссии. Для этого важно знать, что такое шизофрения, кратко изучить ее симптоматику и характеристики.

Историческая справка

Странный недуг, проявляемый поведением больного, в редких случаях сопровождаемый наружными симптомами, был описан еще два тысячелетия назад. Древние лекари наблюдали за состоянием больных и отмечали его неадекватность. С тех пор второе название болезни «безумие» так и сохранилось. В конце 19-го века немецкий доктор Крепелин заметил, что странность поведения обнаруживается чаще в юношеском и подростковом возрасте. Так был установлен диагноз «юношеское слабоумие». Уже в 20-м веке доктором Блейлером было полностью описано заболевание, отражены все картины, сопровождающие классическую шизофрению и другие ее типы. Именно тогда был дан термин недуга, шизофрения — это, кратко говоря — шизо (расщепление), френ — разум, то есть расщепление мышления человека.

Шизофрения: классификация, негативные и продуктивные признаки

Психиатрам нелегко приходится, так как определить заболевание не всегда просто. Порой, болезнь протекает в вялой, почти незаметной форме. О странностях поведения знает только сам больной, и то считает, что навязчивые мысли, голоса и идеи являют собой результат стресса или депрессии. Чтобы более детально разбираться в том, что такое шизофрения, описание болезни и течения позволят поставить точный диагноз и предпринять соответствующее лечение.

Врачи выделяют два типа шизофрении: продуктивную и негативную. При продуктивном человека сопровождают галлюцинации, бред, при негативном возникает апатия, больной утрачивает эмоции на раздражители, становится равнодушным, не может внятно излагать свои мысли.

Негативные признаки недуга

  • Амбивалентность — расщепленное состояние, при котором человек любит и ненавидит одновременно и безо всяких на то причин.
  • Расстройство мыслительных образов: возникает символизм, разорванность сознания, парология.
  • Обедненное состояние сознания — апатия.
  • Замкнутость с нарастающей прогрессией, потеря социальных контактов, ограниченность во внутреннем мире.
  • Абулия — потеря волевого действия, безактивность.

Важно: зачастую данный ряд негативных факторов становится «первым» звонком при наличии психических расстройств, с помощью которых болезнь можно вовремя выявить и начать адекватное лечение.

Продуктивные симптомы представляют собой второстепенный фактор, при которых больной страдает галлюцинациями, бредовыми состояниями, состоянием аффекта, кататонией.

Синдромы болезни могут быть разнообразными, причем большинством из них страдают вполне здоровые люди. Зачастую они проявляются из-за жизненных ситуаций, и тут же утверждать, что человек болен — не осмелится ни один уважающий себя специалист. К тому же, болезнь имеет хронический характер, пациент ощущает ее тяжесть всю последующую жизнь. Окружающие, к сожалению, неадекватно реагируют на то, что человек посещает психиатра. Данный недуг может «поджидать» каждого, кто переживает стресс, депрессии, имеет прямую наследственность, не зная об этом.

Современные методы лечения так и не способны полностью излечить заболевание, но все же есть шанс получить максимальное облегчение и вести здоровую, качественную жизнь. Главное обратиться к врачу, если есть подозрение на шизофрению, описание симптоматики для специалиста будет главным подтверждением диагноза. Необходимо прислушиваться к рекомендациям врача и принимать препараты, которые он назначает.

Важно: проблемы могут возникнуть в тех случаях, когда пациент не осознает, что с ним что-то не так, игнорирует предписания доктора. Если появились внезапные расстройства в настроении, бредовые мысли, видения, знайте — вам нужно к врачу и безотлагательно.

Клинические проявления шизофрении

Галлюцинации — самый частый признак болезни. Происходит нарушение восприятия мира зрительным, звуковым, осязательным и обонятельным путем. Чаще всего больной слышит голоса, возникающие в голове. Под их действием, она совершает неадекватные поступки, приводящие нередко к плачевному исходу.

Шизофрения: характеристика разных состояний

Депрессия и мания. Симптом является полной противоположностью галлюциногенным факторам. Больной ощущает нервозность, возникает тоска, которые чаще всего подавляет алкоголем, наркотиками. Расстраиваются двигательные функции, пациент может войти в ступор или двигаться в одном и том же направлении. К мании нужно отнести страх преследования, постороннего влияния. Клинические проявления шизофрении: лицо больного может быть искаженным гримасами, поведение становится агрессивным или активность снижается. Симптомы напрямую влияют на трудоспособность, ухудшается зрение, память, слух. Больной неуверен в себе, долго думает над простыми вопросами. Приступы усиливаются в утренние часы, к середине дня слабеют, но на следующий день возникают вновь.

Шизофрения: описание атипичных состояний

Если не начать вовремя лечение, синдромы болезни усугубляются и имеют весьма негативный характер. Нередко проявляется атипичная шизофрения, симптомы которой выглядят с точки зрения докторов нестандартно. Специалисты выделяются несколько видов данного недуга:

Шизотипический (нервозодбодный) синдром проявляется через истерию, сопровождается навязчивыми явлениями. Вариант — спонтанно возникающие приступы безо всяких внешних влияний — стресса, депрессии и т.д.

Шизоэффективный — приступы бреда, галлюцинации, маниакальные, депрессивные состояния. Все эти симптомы возникают на фоне одного приступа.

Фебрильная — тяжелые, психотические состояния, сопровождаемые повышением температуры тела, видений в виде фантасмагорий. Пациенты совершают странные движения, мечутся в постели, из угла в угол, у них учащается пульс, возникают кровоизлияния под кожей и т.д.

В здоровом теле — здоровый дух!

Опасный недуг, создающий проблемы больному и его окружающим можно описывать долго. Существует дополнительная симптоматика, формы, течения, но в них должны разбираться только профессионалы. Нельзя после одного или двух стрессов уже считать себя психопатом. Чаще всего, проблема возникает из-за житейских неурядиц, проблем. Частыми пациентами психиатрических клиник являются наркоманы, алкоголики. Но стоит отказаться от пагубных привычек, разрушающих не только психическое, но и физическое состояние, как психика начнет восстанавливаться.

При совмещении правильного образа жизни с приемами специальных препаратов по рекомендации специалиста, эффект от лечения будет максимальным. Больные возвращаются к обычной, нормальной жизни, исчезает тревога, нервозность и всякие мании.

psycholekar.ru

Соматические проявления шизофрении

элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается

такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести

к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также

к отчаянному самоубийству

Психо-соматические проявления

Тревога непредсказуемого может выражаться в ипохондрии, представляющей собой навязчивые попытки предотвратить, найти и обезвредить всевозможные болезни. То есть здесь мы снова сталкиваемся со стремлением человека к контролю над своим физическим телом ради обеспечения себе гарантии безоблачного и здорового (в буквальном смысле слова) будущего.

Фриц Риман отмечал, что ипохондрические расстройства представляют собой не что иное, как «исполненное страха самонаблюдение». Человек при этом не только пытается выявить у себя малейшие признаки болезни, но и уделяет массу сил и времени хождению по врачам и проведению нередко изнуряющих и дорогостоящих обследований.

Мало того, оптимистичные результаты обследований не радуют пациента: он продолжает подозревать у себя серьёзную болезнь, меняет врачей и повторяет по которому уже разу циклы обследований.

Соматические проявления могут отражать утерю ощущения контроля над собственным телом. Хочу сделать акцент на слове „ощущение“. Человек, боящийся непредсказуемого, стремится взять всё под свой полный контроль. Не является исклюшением и собственное здоровье, и функции собственного организма.

Но контролировать неконтролируемое невозможно. Именно поэтому в сознание человека постояннои прорываются импульсы из различных участков автономно функционирующего организма, не признающего никакого искусственного контроля и насилия над своей природой.

Стремление к контролю будет выражаться в чрезмерном мышечном напряжении, в реакции готовности к борьбе за тотальный контроль. Отсюда ощущение тяжести в мышцах и чувство усталости – как если бы человек тащил на себе непосильную ношу.

СОМАТИЧЕСКИЕ (ТЕЛЕСНЫЕ) ПРОЯВЛЕНИЯ

Тревожность и паника сопровождаются непременно всевозможными вегетативными расстройствами а также массой ощущений в мышцах и коже, в животе, в груди и в горле. Чаще всего эти проявления относятся к комплексу состояний, которые мы рассматриваем ниже в главе «ГЕНЕРАЛИЗОВАННОЕ ТРЕВОЖНОЕ И ПАНИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО».

Здесь же мы перечислим некоторые соматические проявления тревоги непредсказуемого: нарушения сердечного ритма, непостоянство кровяного давления (прежде всего, его повышение), “сосудистые кризы”, головная боль, нарушения сна, расстройства функции органов пищеварения и выделения («раздраденный» желудок или мочевой пузырь), кишевные «колики». Фриц Риман указывает на причины таких проявлений: они «могут быть следствием или проявлением подавленной агрессивности и аффективности, выраженным на языке соматических симптомов. Эти соматические симптомы отражают неразрешенный конфликт между агрессивностью и невозможностью ее проявить, между желанием властвовать и отсутствием решимости оказать влияние на сложившийся ход событий».

Другим проявлением «соматизации» может быть нередко встречающаяся неуверенность во владении собственным телом, неуклюжесть и неловкость. В основе этого лежит нарушенное равновесие между мышцами-антагонистами (то есть мышцами, действующими в противоположном друг другу направлении), призванное «удержать» человека от того, чтобы своим поведением вызвать возможное наказание или другое негативное последствие.

Фриц Риман так объясняет истоки подобных явлений: «Когда дети вследствие своей живости и двигательной активности по неосторожности могут что-то сбросить, разбить и т. д., их активность постоянно подавляется, даже если пока ничего не произошло или возможный ущерб только предполагается». То есть постоянное одергивание ребенка делает его неловким, неуверенным в себе, не доверяющим своим способностям и боящимся негативных последсвтий своего поведения.

Нечто подобное тому, что испытывают люди с тревогой непредсказуемого, мы можем испытать во время простого упражнения. Положим широкую и прочную доску на пол или на землю и попробуем по ней пройти. Как правило, это удается каждому без особого труда. Повторим это упражнение, положив доску между двух стульев, далее – между двух столов и потом – между двух стульев, стоящих на столах. Мы заметим, что чем выше расположена доска, то тем напряженнее становятся наши мышцы, тем больше они начинают дрожать (отражая тем самым как раз чередующиеся импульсы от мышц-антагонистов). Наша тревога (в данном случае, страх падения) передается нашим мышцам – наше тело «пытается» уберечь нас от возможной опасности.

Заикание также может быть понято (хотя бы частично) с позиции попытки избежать нежелательных последствий своего поведения (желание что-то сказать и страх перед возможными негативными последствиями высказывания). Человек как бы старается сказать и удержаться от высказывания – и все это одновременно, что вызывает быструю смены напряжения в разных группах мышц, участвующих в формировании речи, к дрожанию голоса и к заиканию. Если противоимпульсы сильно выражены и как бы нейтрализуют друг друга, то мы можем столкнуться с проявлением мутизма (когда речевая функцмя полностью блокируется.

www.strah-i-trevoga.ru

Это интересно:

  • Депрессия как побороть самому Как побороть депрессию самостоятельно Утрата радости, апатия и частые приливы грусти говорят о появлении депрессивного состояния. К таким симптомам очень важно отнестись серьезно и постараться побороть их самостоятельно. В противном случае заболевание обостриться, что может привести к печальным последствиям. Депрессия – это психическое […]
  • От стресса жир на животе Как убрать жир с живота Не секрет, что в развитых странах та или иная степень ожирения наблюдается у значительной части населения. Задача, как убрать жир с живота и с боков, уже не считается только косметической проблемой. Избыточная масса тела существенно увеличивает риск ишемической болезни сердца, сахарного диабета второго типа, артериальной […]
  • Мне обеспечивает защищённость человека от стресса Мне обеспечивает защищённость человека от стресса Легкий способ начать новую жизнь. Как избавиться от стресса, внутренних конфликтов и вредных привычек Awaken Your Strongest Self Break Free of Stress, Inner Conflict, and Self-Sabotage Издано с разрешения McGraw-Hill Companies, Inc. © 2007 by Neil Fiore. All rights reserved. © Перевод на русский […]
  • Инвалидность до 18 лет при аутизме Медико-социальная экспертиза В соответствии с действующим законодательством: "На медико-социальную экспертизу гражданина направляет организация, оказывающая лечебно-профилактическую помощь в соответствии с п.16 «Правил признания лица инвалидом» ПОСЛЕ проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий, в т.ч. […]
  • Уровень депрессии по беку Депрессия от фенибута Профессиональные тесты, методы диагностики Anais » Пт ноя 06, 2009 1:37 am Уровень депрессии по шкале Бека (в баллах) - 17. Мягкая депрессия. Вероятно, есть причины причины для беспокойства. Задумайтесь. Люди часто, не достигнув желаемого, делают вид, что желали достигнутого. Anais Dark side Егор(Георгий) » Пт ноя 06, 2009 […]
  • Депрессия проходит сама Депрессия: лечиться или само пройдет Во времена Святой инквизиции ее называли одержимостью нечистой силой, в эпоху Возрождение – меланхолией, в XIX веке – ипохондрией, в XX – «острой реакцией на стресс». У этой болезни много имен. Во времена Святой инквизиции ее называли одержимостью нечистой силой, в Возрождение – меланхолией, в XIX веке – […]
  • Стресс у сотрудников овд Профессиональный стресс в деятельности сотрудников специализированных подразделений дознания органов внутренних дел Шихова Анна Павловна Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Шихова Анна Павловна. Профессиональный […]
  • Нарушение чтения у детей с умственной отсталостью Логопедическое обследование детей с умственной отсталостью Обследование дошкольников с умственной отсталостью Термин «ОНР», предложенный Р. Е. Левиной и сотрудниками НИИ дефектологии, определяется следующим образом: «Общее недоразвитие речи — различные сложные речевые расстройства, при которых у детей нарушено формирование всех компонентов […]