Бред ревности при психозе

Бред ревности при психозе

Бред — расстройство мышления, которое отличается появлением не соответствующих реальности и не поддающихся коррекции болезненных представлений, суждений и выводов, представляющихся больному абсолютно логичными и верными.

Данная триада сформулирована в 1913 г. К. Т. Ясперсом, который отмечал, что выделенные им признаки являются поверхностными, поскольку не отражают сущности расстройства и не определяют, а только предполагают наличие расстройства.

Согласно определению Г. В. Груле, бред – это совокупность идей, представлений и умозаключений, возникших без основания и не поддающихся коррекции при помощи поступающих сведений.

Бред развивается только на патологической основе (сопровождает шизофрению и другие психозы), являясь симптомом поражения головного мозга.

Наряду с галлюцинациями бред относится к группе «психопродуктивных симптомов».

Бред как патология мыслительной деятельности еще во времена античности отождествлялся с понятием сумасшествия. Пифагор для обозначения правильного, логического мышления использовал термин «дианойя», которому противопоставлял «паранойю» (схождение с ума). Широкое значение термина «паранойя» постепенно сузилось, но восприятие бреда как расстройства мышления сохранилось.

Немецкие врачи, опираясь на мнение директора открытой в 1834 г. психиатрической больницы Виненталь Э. А. фон Целлера, до 1865 г. полагали, что бред развивается на фоне мании или меланхолии и поэтому всегда является вторичной патологией.

В 1865 г. директор психиатрической лечебницы Гильдесгейм Людвиг Снелль на съезде естествоиспытателей в Ганновере прочитал доклад, основанный на многочисленных наблюдениях. В этом докладе Л. Снелль отметил, что существуют первичные, независимые от меланхолии и мании бредовые формы.

Немецкий психиатр и невропатолог Вильгельм Гризингер (1881) также считал бред самостоятельным заболеванием, называя его первичным помешательством.

Первой попыткой классифицировать паранойю и отделить ее от других форм стала опубликованная в 1868 г. работа В. Зандера «Об одной особой форме первичного помешательства». В своей работе В. Зандер отметил, что в некоторых случаях заболевание развивается постепенно, напоминая процесс развития нормального характера. Для таких случаев В. Зандер предложил использовать термин «прирожденная паранойя», связывая формирование бредовой системы с характером и личностью больного.

Постепенное развитие в ряде случаев бреда преследования, бреда отношения и особого значения отмечал и Э. Ласег.

Новые данные позволили разделить бред по способу возникновения на:

  • первичный (интерпретативный или паранойяльный), который описан в 1909 г. P. Sereux, J. Capgras;
  • вторичный (чувственный бред), который возникает на фоне меланхолии или мании (измененного аффекта).
  • К вторичному бреду стали относить описанный в 1900 г. К. Вернике бред объяснения, галлюцинаторный бред и описанный в 1938 г. В. А. Гиляровским катестезический бред, который возникает при наличии болезненных ощущений.

    В 1914 г. французскими психиатрами Е. Dupre и В. Logre был описан бред воображения.

    Персекуторный бред (бред преследования) впервые описал Е. Ласег в 1852г. Эту форму бреда описывали также затем Ж. Фальре-отец (1855) и Л. Снелль (1865).

    Этапы формирования бреда впервые были описаны в 1855 г. Ж. П. Фальре.

    На существование острых форм бредового расстройства указал в 1876 г. Карл Вестфаль — от хронической паранойи описанный Вестфалем первичный бред ничем, кроме течения заболевания, не отличался.

    В рамках исследования шизофрении бред и его характеристики рассматривали Э. Блейлер и Э. Крепелин.

    Согласно исследованиям, общие черты бреда и механизм его развития не имеют выраженных национальных и культурологических особенностей, но наблюдается определенный культуральный патоморфоз (изменение признаков отдельной болезни) — в Средневековье бредовые идеи были в основном связаны с магией и одержимостью, а в наше время преобладает бред, связанный с «воздействием телепатией, биотоками или радаром».

    В быту бредом называют возникающее у соматических больных при повышенной температуре бессознательное состояние, которое сопровождается бессмысленной и бессвязной речью. Поскольку это состояние является качественным расстройством сознания, а не расстройством мышления, для его обозначения правильнее использовать термин «аменция».

    В зависимости от клинической картины данного расстройства мышления, выделяют:

  • острый бред, который полностью завладевает сознанием больного, вследствие чего поведение пациента полностью подчиняется бредовой идее;
  • инкапсулированный бред, при наличии которого больной адекватно анализирует не касающуюся тематики бреда окружающую действительность и способен контролировать свое поведение.
  • В зависимости от причины возникновения расстройства мышления выделяют бред первичный и вторичный.

    Первичный бред (интерпретативный, примордиальный или словесный) является непосредственным выражением патологического процесса. Этот вид бреда возникает сам по себе (не вызывается аффектами и другими психическим нарушениями) и отличается первичным поражением рационального и логического познания, поэтому имеющееся искаженное суждение последовательно подкрепляется рядом специфически систематизированных субъективных доказательств.

    Восприятие больного не нарушается, работоспособность сохраняется на протяжении длительного времени. Обсуждение тем и предметов, затрагивающих бредовую фабулу, вызывает аффективное напряжение, которое в некоторых случаях сопровождается эмоциональной лабильностью. Первичному бреду свойственна стойкость и существенная резистентность к лечению.

    Также наблюдается тенденция к:

  • прогрессированию (в бредовую систему постепенно втягиваются все бо?льшие части окружающего мира);
  • систематизации, которая выглядит как субъективно стройная система «доказательств» бредовых идей и игнорирование фактов, не вписывающихся в эту систему.
  • Данная форма бреда включает:

  • Паранойяльный бред, который является самой легкой формой бредового синдрома. Проявляется в виде первичного систематизированного монотематического бреда преследования, изобретательства или ревности. Может быть ипохондрическим (отличается стеничностью аффекта и обстоятельностью мышления). Лишен нелепости, развивается при неизмененном сознании, расстройства восприятия отсутствуют. Может образовываться из сверхценной идеи.
  • Систематизированный парафренный бред, который является наиболее тяжелой формой бредового синдрома и отличается сочетанием грезоподобного бреда величия и бреда воздействия, наличием психического автоматизма и повышенного фона настроения.
  • Согласно К. Ясперсу, первичный бред подразделяется на 3 клинических варианта:

  • бред восприятия, при котором воспринимаемое человеком в данный момент непосредственно переживается в контексте “иного значения”;
  • бредовые представления, при которых воспоминания приобретают бредовое значение;
  • бредовые состояния сознания, при которых в реальные впечатления внезапно вторгается бредовое знание, не связанное с чувственными впечатлениями.
  • Вторичный бред может быть чувственным и образным. Этот вид бреда возникает в результате других психических нарушений (сенестопатии, обманов восприятия, парамнезии и др.), то есть нарушение мышления является вторичной патологией. Отличается фрагментарностью и непоследовательностью, наличием иллюзий и галлюцинаций.

    Для вторичного бреда характерна бредовая интерпретация имеющихся галлюцинаций, яркие и эмоционально насыщенные озарения (инсайты) вместо умозаключений. Лечение основного симптомокомплекса или заболевания приводит к устранению бреда.

    Чувственный бред (бред восприятия) отличается появлением внезапной, наглядной и конкретной, полиморфной и эмоционально насыщенной яркой фабулы. Фабула бреда тесно связана с депрессивным (маниакальным) аффектом и образными представлениями, растерянностью, тревогой и страхом. При маниакальном аффекте возникает бред величия, а при депрессивном аффекте возникает бред самоуничижения.

    К вторичному бреду относится также бред представления, проявляющийся наличием разрозненных, отрывочных представлений по типу фантазий и воспоминаний.

    Чувственный бред подразделяется на синдромы, включающие:

  • Острый параноид, который отличается идеями преследования и воздействия и сопровождается резко выраженными аффективными расстройствами. Возникает при расстройствах органического происхождения, соматогенных и токсических психозах, шизофрении. При шизофрении обычно сопровождается психическими автоматизмами и псевдогаллюцинозом, образуя синдром Кандинского-Клерамбо.
  • Синдром инсценировки. Больной при данном типе бреда убежден, что вокруг него разыгрывается инсценировка, сюжет которой имеет отношение к больному. Бред в данном случае может быть экспансивным (бредовое повышение самооценки) или депрессивным в зависимости от имеющегося аффекта. Симптомами является наличие психического автоматизма, бреда особого значения и синдрома Капгра (бреда отрицательного двойника, заменившего его самого или человека из окружения больного). К данному синдрому относится и депрессивно-параноидный вариант, отличающийся наличием депрессии, бреда преследования и осуждения.
  • Антагонистический бред и острую парафрению. При антагонистической форме бреда мир и все происходящее вокруг больного рассматривается как выражение борьбы добра и зла (враждебных и доброжелательных сил), в центре которой находится личность больного.
  • Острая парафрения, острый антагонистический бред и бред инсценировки может вызвать синдром интерметаморфозы, при котором происходящие при больном события воспринимаются в ускоренном темпе (симптом крайне тяжелого состояния больного).

    При шизофрении синдромы чувственного бреда поэтапно сменяют друг друга (от острого параноида до острой парафрении).

    Поскольку вторичный бред может отличаться особым патогенезом, выделяют бред:

  • голотимный (всегда чувственный, образный), который возникает при аффективных расстройствах (бред величия при маниакальном состоянии и т.д.);
  • кататимный и сенситивный (всегда систематизированный), который возникает у страдающих расстройствами личности или очень чувствительных людей при сильных эмоциональных переживаниях (бред отношения, преследования);
  • катестетический (ипохондрический бред), который обусловлен возникающими в различных органах и частях тела патологическими ощущениями. Наблюдается при сенестопатиях и висцеральных галлюцинациях.
  • Бред иноязычных и тугоухих является разновидностью бреда отношения. Бред тугоухих проявляется в убеждении, что окружающие больного люди постоянно критикуют и осуждают больного. Бред иноязычных встречается довольно редко и проявляется уверенностью больного, находящегося в иноязычном окружении, в негативных отзывах о нем окружающих.

    Индуцированный бред, при котором человек при тесном контакте с больным заимствует у него бредовые переживания, некоторые авторы считают вариантом вторичного бреда, но в МКБ-10 эта форма выделяется как отдельное бредовое расстройство (F24).

    Отдельной формой считается также бред воображения Дюпре, при котором бредовые идеи основаны на фантазиях и интуиции, а не на расстройствах восприятия или логической ошибке. Отличается полиморфностью, изменчивостью и плохой систематизированностью. Может быть интеллектуальным (преобладает интеллектуальный компонент воображения) и наглядно-образным (преобладают патологическое фантазирование и наглядно-образные представления). К этой форме относят бред величия, бред изобретательства и любовный бред.

    Отечественная психиатрия выделяет 3 основных бредовых синдрома:

    • Паранойяльный, который обычно бывает монотематическим, систематизированным и интерпретативным. При этом синдроме отсутствует интеллектуально-мнестическое ослабление.
    • Параноидный (параноидальный), который во многих случаях сочетается с галлюцинациями и другими нарушениями. Систематизирован незначительно.
    • Парафренный, отличающийся систематизированностью и фантастичностью. Для данного синдрома характерны галлюцинации и психические автоматизмы.
    • Галлюцинаторный синдром и синдром психического автоматизма часто являются составной частью бредового синдрома.

      Некоторые авторы к бредовым синдромам также относят параноический синдром, при котором в результате патологического развития личности формируются стойкие сверхценные образования, которые в значительной степени нарушают социальное поведение пациента и его критическую оценку этого поведения. Клинический вариант синдрома зависит от содержания сверхценных идей.

      Согласно мнению Н. Е. Бачерикова, параноические идеи являются либо начальным этапом развития паранойяльного синдрома, либо бредоподобными аффективно насыщенными оценками и интерпретациями фактов, затрагивающих интересы пациента. Такие идеи часто возникают у акцентуированных личностей. При переходе в стадию декомпенсации (при астенизации или психотравмирующей ситуации) возникает бред, который может исчезнуть на фоне терапии или самостоятельно. Параноические идеи отличаются от сверхценных идей ложностью суждений и большей насыщенностью аффекта.

      Фабула бреда (его содержание) не относится в случаях интерпретативного бреда к признакам заболевания, поскольку зависит от культурных, социально-психологических и политических факторов, влияющих на конкретного больного. При этом обычно у больных возникают бредовые идеи, свойственные всему человечеству на данном временном отрезке и характерные для определенной культуры, уровня образованности и т.д.

      Все виды бреда, исходя из общей фабулы, делятся на:

    • Бред преследования (персекуторный бред), который включает разнообразные бредовые идеи, содержанием которых является собственно преследование и умышленное нанесение ущерба.
    • Бред величия (экспансивный бред), при котором больной в крайней степени переоценивает себя (вплоть до всемогущества).
    • Депрессивный бред, при котором содержание возникшей на фоне депрессии патологической идеи составляют мнимые ошибки, несуществующие грехи и болезни, несовершенные преступления и т.д.
    • Фабула о преследовании кроме самого преследования может включать:

    • Бред ущерба, основанный на убеждении больного о том, что его имущество разворовывают или намеренно портят какие-то люди (обычно соседи или близкие люди). Больной убежден, что его преследуют с целью разорить.
    • Бред отравления, при котором больной ест только пищу собственного приготовления или консервы в жестяной банке, поскольку уверен, что его хотят отравить.
    • Бред отношения, при котором вся окружающая действительность (предметы, люди, события) приобретает для больного особое значение – больной во всем видит послание или намек, адресованный лично ему.
    • Бред воздействия, при котором больной уверен в существовании физического или психического воздействия на него (разнообразные лучи, аппараты, гипноз, голоса) с целью управления эмоциями, интеллектом и движениями для того, чтобы больной совершал «нужные поступки». Часто встречающийся бред психического и физического воздействия входит в структуру психических автоматизмов при шизофрении.
    • Бред кверулянтства (сутяжничества), при котором больному кажется, что его ущемили в правах, поэтому он при помощи жалоб, судебных разбирательств и тому подобных методов активно борется за восстановление «справедливости».
    • Бред ревности, который заключается в уверенности в измене сексуального партнера. Больной во всем видит следы измены и ищет ее доказательства «с пристрастием», превратно толкуя тривиальные поступки партнера. В большинстве случаев наблюдается бред ревности у мужчин. Характерен для хронического алкоголизма, алкогольных психозов и некоторых других психических расстройств. Сопровождается снижением потенции.
    • Бред инсценировки, при котором больной все происходящее воспринимает как спектакль или эксперимент над собой (все подстроено, медперсонал – это бандиты или сотрудники КГБ и пр.).
    • Бред одержимости, при котором больной полагает, что в него вселилась другая сущность, в результате чего пациент эпизодически теряет контроль над своим телом, но своего «Я» не теряет. Это архаическое бредовое расстройство часто сочетается с иллюзиями и галлюцинациями.
    • Бред метаморфозы, который сопровождается «трансформацией» больного в одушевленное живое существо и в редких случаях – в предмет. При этом «Я» больного теряется и пациент начинает себя вести соответственно этому существу или предмету (рычит и т.д.).
    • Бред двойника, который может быть положительным (больной считает незнакомых друзьями или родственниками) или отрицательным (больной уверен, что друзья и родственники – посторонние люди). Внешнее сходство объясняется удачным гримом.
    • Бред чужих родителей, при котором больной убежден, что его биологические родители – это воспитатели или двойники родителей.
    • Бред обвинения, при котором больному кажется, что все окружающие постоянно обвиняют его в различных трагических происшествиях, преступлениях и других неприятностях, поэтому пациенту приходится все время доказывать свою невиновность.
    • К данной группе примыкает пресенильный дерматозойный бред, который наблюдается преимущественно при психозах позднего возраста и выражается в возникающем у больных чувстве «ползания насекомых» в коже или под кожей.

      Бред величия объединяет:

    • Бред богатства, который может быть правдоподобным (больной уверен, что у него на счету имеется солидная сумма) и неправдоподобным (наличие домов из золота и т.д.).
    • Бред изобретательства, при котором пациент создает разнообразные нереальные проекты.
    • Бред реформаторства, при наличии которого больной пытается преобразовать существующий мир (предлагает пути изменения климата и т.д.). Может иметь политическую подоплеку.
    • Бред происхождения, сопровождающийся уверенностью в том, что больной – потомок знатного рода и т. п.
    • Бред вечной жизни.
    • Эротический или любовный бред (синдром Клерамбо), которому подвержены преимущественно женщины. Больные убеждены, что к ним неравнодушен недоступный из-за более высокого социального положения (возможны другие причины) человек. Возможен эротический бред без позитивных эмоций – больной убежден, что его преследует партнер. Этот тип расстройства встречается редко.
    • Антагонистический бред, при котором больной считает себя центром борьбы добра и зла.
    • Альтруистический бред (бред мессианства), при котором больной мнит себя пророком и чудотворцем.
    • Бред величия может быть комплексным.

      Депрессивный бред проявляется умалением собственного достоинства, отрицанием способностей, возможностей, уверенностью в отсутствии физических данных. При данной форме бреда больные сознательно лишают себя всех человеческих удобств.

      Данная группа включает:

    • Бред самообвинения, самоуничижения и греховности, составляющий единый бредовой конгломерат, наблюдающийся при депрессивных, инволюционных и старческих психозах. Больной обвиняет себя в мнимых грехах, непростительных проступках, болезни и смерти близких, оценивает свою жизнь как череду сплошных преступлений и считает, что заслуживает самого строгого и страшного наказания. Такие больные могут прибегать к самонаказанию (членовредительство или самоубийство).
    • Ипохондрический бред, при котором больной убежден в наличии у себя какого-то заболевания (обычно тяжелого).
    • Нигилистический бред (обычно наблюдается при маниакально-депрессивном психозе). Сопровождается уверенностью в том, что сам больной, другие люди или окружающий мир не существуют, либо уверены в близком конце мира.
    • Синдром Котара — нигилистически-ипохондрический бред, при котором яркие, красочные и нелепые идеи сопровождаются нигилистическими и гротескно преувеличенными утверждениями. При наличии выраженной депрессии и тревоги доминируют идеи отрицания внешнего мира.
    • Отдельно выделяется индуцированный бред, который часто носит хронический характер. Реципиент при тесном контакте с больным и отсутствием критического отношения к нему заимствует бредовые переживания и начинает высказывать их в той же форме, что и индуктор (больной). Обычно реципиентами являются лица из окружения больного, связанные с ним семейно-родственными отношениями.

      Как и в случае других заболеваний психического характера, точные причины развития бредовых расстройств на сегодняшний день не установлены.

      Известно, что бред может возникать как результат воздействия трех характерных факторов:

    • Генетического, поскольку бредовое расстройство чаще наблюдается у тех людей, родственники которых имели психические нарушения. Поскольку многие заболевания носят наследственный характер, в первую очередь этот фактор влияет на развитие вторичного бреда.
    • Биологического — формирование бредовых симптомов по мнению многих врачей связано с дисбалансом нейромедиаторов в головном мозге.
    • Воздействия окружающей среды – согласно имеющимся данным, пусковым механизмом развития бреда могут быть частые стрессы, одиночество, злоупотребление алкоголем и наркотическими веществами.
    • Бред развивается поэтпапно. На начальном этапе у больного появляется бредовое настроение – больной уверен в том, что вокруг происходят какие-то изменения, у него возникает «предчувствие» надвигающейся беды.

      Бредовое настроение в связи с нарастанием тревоги сменяется бредовым восприятием – больной начинает давать бредовое объяснение некоторым воспринимаемым явлениям.

      На следующем этапе наблюдается бредовое толкование всех воспринимаемых больным явлений.

      Дальнейшее развитие расстройства сопровождается кристаллизацией бреда – у больного образуются стройные, законченные бредовые идеи.

      Этап затухания бреда характеризуется появлением у больного критики к имеющимся бредовым идеям.

      Последний этап — резидуальный бред, который характеризуется наличием остаточных бредовых явлений. Выявляется после делирия, при галлюцинаторно-параноидных состояниях и при выходе из эпилептического сумеречного состояния.

      Основным симптомом бреда является наличие у пациента ложных, не обоснованных убеждений, не поддающихся коррекции. При этом важно, что появившиеся бредовые идеи до расстройства больному были не свойственны.

      Признаками острых бредовых (галлюцинаторно-бредовых) состояний являются:

    • наличие бредовых идей преследования, отношения и воздействия;
    • наличие симптомов психического автоматизма (чувства отчужденности, неестественности и искусственности собственных поступков, движений и мышления);
    • быстро нарастающее двигательное возбуждение;
    • аффективные нарушения (страх, тревога, растерянность и др.);
    • слуховые галлюцинации (не обязательный признак).
    • Окружающее приобретает для больного особый смысл, все события интерпретируются в контексте бредовых идей.

      Фабула при остром бреде изменчива и неоформлена.

      Первичный параноидальный бред отличается сохранением восприятия, стойкостью и систематизированностью.

      Для вторичного бреда характерно нарушение восприятия (сопровождается галлюцинациями и иллюзиями).

      Диагностика бреда включает:

    • изучение анамнеза пациента;
    • сопоставление клинической картины расстройства с диагностическими критериями.
    • Использующиеся в настоящее время критерии бреда включают:

    • Возникновение расстройства на патологической почве (бред — проявление заболевания).
    • Паралогичность. Бредовая идея подчинена собственной внутренней логике, которая основана на внутренних (аффективных) потребностях психики больного.
    • Сохранность сознания (исключение — некоторые варианты вторичного бреда).
    • Несоответствие и избыточность суждений по отношению к объективной реальности в сочетании с непоколебимой убежденностью в действительности бредовых идей.
    • Неизменность бредовой идеи при любой коррекции, включая суггестию.
    • Сохранность или незначительную ослабленность интеллекта (значительное ослабление интеллекта приводит к распаду бредовой системы).
    • Наличие глубоких нарушений личности, обусловленных центрированием вокруг бредовой фабулы.
    • Бред отличается от бредоподобных фантазий наличием стойкой убежденности в их достоверности и доминирующим влиянием на поведение и жизнь субъекта.

      Важно учитывать, что заблуждения наблюдаются и у психически здоровых людей, но они не обусловлены психическим расстройством, в большинстве случаев касаются объективных обстоятельств, а не личности человека, а также поддаются коррекции (коррекция при стойких заблуждениях может вызывать затруднения).

      Бред в различной степени затрагивает все сферы психики, особенно заметно сказываясь на эмоционально-волевой и аффективной сфере. Мышление и поведение больного полностью подчинено бредовой фабуле, но эффективность профессиональной деятельности не снижается, поскольку мнестические функции сохраняются.

      Лечение бредовых расстройств основано на комплексном применении медикаментозного и психотерапевтического воздействия.

      Медикаментозная терапия включает применение:

    • Нейролептиков (рисперидон, кветиапин, пимозид и др.), блокирующих расположенные в головном мозге рецепторы дофамина и серотонина и снижающих психотические симптомы, тревогу и беспокойство. При первичном бреде препаратами выбора являются нейролептики с избирательным характером действия (галоперидол и др.).
    • Антидепрессантов и транквилизаторов при депрессии, угнетенном состоянии и тревожности.
    • Для переключения внимания пациента с бредовой идеи на более конструктивную применяют индивидуальную, семейную и когнитивно-поведенческую психотерапию.

      При тяжелых формах бредовых расстройств пациенты госпитализируются в медицинское учреждение до нормализации состояния.

      liqmed.ru

      Алкогольный бред и его последствия

      Если человек склонен к алкоголизму и употребляет алкоголь систематически, в течение длительного времени, у него может развиться такое состояние, как алкогольный бред. Для формирования этой патологии с момента начала злоупотребления спиртными напитками должно пройти не менее нескольких лет, иначе о развитии параноида говорить нельзя.

      Алкогольный бред – форма психоза, развивающаяся на фоне длительного и активного употребления алкоголя. Часто проявляется, как патологическая ревность к супруге или другому близкому человеку. Встречается патология не слишком часто (от 1% до 3% в картине всех психозов на фоне употребления спиртных напитков). Болезнь в течение длительного времени протекает скрытно, симптомы прогрессируют очень медленно и мало кто способен связать их с наличием патологического пристрастия.

      Заболевание развивается у человека после перехода на II-III стадию алкоголизма. В основном диагностируется у представителей мужского пола, а женщины подвержены данной болезни очень редко. Алкогольный бред характеризуют высокая степень систематизации и медленное прогрессирование, при котором психоорганические симптомы усугубляются постепенно, поведение в социуме и агрессивность начинают вызывать подозрения у окружающих людей далеко не сразу.

      Важно! Данную патологию часто сопровождает сильная ревность. В итоге пациент способен на избиение супруги или сожительницы. Иногда дело доходит до причинения тяжких телесных повреждений или убийства.

      Заболевание характеризуется хроническим течением с периодическими эпизодами обострения. Человек должен будет пройти лечение у нарколога и психиатра.

      Человек, который оказывается в зоне риска по данной патологии, обычно характеризуется друзьями или близкими как запойный алкоголик, который не пытается бороться со своим пристрастием в течение последних нескольких лет.

      Среди всех пациентов чаще всего алкогольный бред выявляется у тех пациентов, которые обладают эпилептоидным или параноидальным характером. Еще до того, как алкоголь начнет свое патологическое действие на нервную систему такие пациенты отличаются следующими чертами характера:

    • сильная эгоцентричность;
    • недоверчивость;
    • склонность к жесткому контролю над жизнью родных и друзей;
    • привычка в жестких формах требовать соблюдения установленных правил;
    • подозрительность.
    • Особенно часто развитие данной патологии встречается уже после того, как человек перенес белую горячку или любую другую форму алкогольных психозов. Также у пациентов, оказывающихся в зоне риска, наблюдается сильная деградация личности на фоне постоянного употребления алкогольных напитков.

      Запомните! Пациент, находящийся на грани заболевания дуреет, быстро срывается со спокойного тона разговора на крик, перестает себя контролировать. В этот период он способен на любые насильственные действия и из-за этого представляет серьезную угрозу для окружающих.

      Бред на фоне употребления алкоголя – патология, развивающаяся постепенно. Первые симптомы могут быть стертыми, из-за чего родственники будут считать их просто проявлением дурного характера. Человек в этот период обычно склонен выказывать подозрения или предъявлять какие-либо претензии, будучи в состоянии опьянения. В этот период большую роль играет ухудшение отношений в семье из-за пьянства.

      Изначально бредовые идеи и в самом деле подкрепляются ухудшающимися отношениями в семье, однако постепенно, когда пациент дуреет сильнее, связь с реальность утрачивается все более очевидно. Так, например, некоторые разговоры могут додумываться, появляются слуховые иллюзии, будто все вокруг обсуждают личную жизнь пациента, ревность к супруге усиливается.

      Человек все больше теряет связь с реальность, чаще срывается на крик, может стонать во сне из-за дурных сновидений. Симптомы патологии начинают причинять все больше беспокойства окружающим.

      Так, например, пациент может посещать место работы супруги и настаивать на том, чтобы начальство следило за поведением жены, он также может подстраивать компрометирующие ситуации, чтобы обличить «неверную жену». Часто картины измены, увиденные во сне, принимаются за реальность и преподносятся окружающим людям в соответствующем ключе.

      Постепенно пациент дуреет все сильнее, учащаются вспышки агрессии по отношению к супруге и детям, которые, якобы, рождены вне брака. После этого возникает реальная угроза жизни и здоровью женщины, так как больной может убить ее во время очередного приступа. Иногда пациент внешне выглядит вполне адекватным, не срывается на крик, держит все подозрения при себе. Тогда в качестве манифеста заболевания будет расцениваться спланированное покушение на жизнь супруги или ее убийство.

      Диагностировать подобный бред – задача не из простых. Многие пациенты склонны скрывать свое состояние, «переживать все в себе» до тех пор, пока бред не оформится окончательно. В таком случае не поможет даже беседа с родственниками, так как они не будут замечать никаких отклонений в поведении близкого человека. Иногда диагностика алкогольного бреда запаздывает, из-за чего происходят сильные избиения или убийства!

      При оценке состояния пациента важно расспросить не только его самого, но и его родственников. У супруги можно поинтересоваться, как ведет себя муж во сне (не просыпается ли от кошмаров, спокоен ли его сон и др.), не замечала ли она за ним каких-либо подозрительных странностей.

      Если опрос не способен дать достаточное количество информации, прибегают к простой пробе с этиловым спиртом. Для этого внутривенно вводят 20% раствор этилового спирта. За пациентом ведут наблюдение. Подтверждением диагноза считают обострение всех бредовых идей на фоне алкогольного опьянения.

      Результат предсказуем: находясь в расслабленном состоянии, пациент выложит все свои мысли по поводу неверности супруги врачу, что позволит точно диагностировать расстройство личности и начать подбор адекватного лечения.

      При алкогольном бреде предполагается длительное лечение, осуществляемое в условиях психиатрического или наркологического стационара. Терапия может включать в себя следующие элементы:

    • дезинтоксикация;
    • введение витаминов в больших дозировках;
    • нейролептики;
    • психотерапевтическое воздействие.
    • В некоторых случаях, если патология выражена очень сильно и бред носит глубокий характер, пациента вводят в инсулиновую кому, чтобы дать организму возможность восстановиться. Также обязательным элементом комплексного лечения является купирование зависимости от алкоголя.

      Часто лечение алкогольного бреда осложняется тем, что пациент вводит родственников и работников медицинского учреждения в заблуждение. Симуляция выздоровления в некоторых случаях оказывается настолько правдоподобной, что пациента на самом деле выписывают из клиники, не закончив лечение. Причем происходить это может как по его собственному настоянию, так и по настоянию родственников, которые оказались обмануты.

      Важно! Выписка больных с алкогольным бредом при подозрении на симуляцию производится только под контролем врачебной комиссии, которую обмануть гораздо сложнее, чем лечащего врача или кого-то из родственников.

      Если больной отказывается проходить лечение, его госпитализацию проводят принудительно. Это необходимо, чтобы обезопасить самого пациента и его родственников.

      Прогноз у пациентов, вылечившихся от алкогольного бреда, зависит от многих обстоятельств. В первую очередь важно понимать, что у многих пациентов некоторые бредовые идеи сохраняются даже после фактического выздоровления, так как мозговым структурам был нанесен непоправимый ущерб. Однако остаточные бредовые идеи могут регрессировать на фоне полного отказа от алкоголя и соблюдения всех рекомендаций врача.

      Если алкогольное пристрастие сохраняется, у пациента остаются все признаки психоза с периодическими обострениями. В этом случае снижение выраженности бреда – следствие полноценного органического поражения мозга, который уже не может справляться с интоксикацией.

      Алкогольный бред – серьезная патология, требующая тщательного лечения. Если у человека постепенно появляются признаки этой патологии, необходимо срочное вмешательство специалистов, практикующих терапию бреда. Проводить лечение заболевания в домашних условиях запрещено, так как пациент неадекватен и представляет опасность для жизни и здоровья окружающих людей!

      alcogolizmed.ru

      15.3.3. Алкогольная паранойя (бред ревности)

      Это относительно редкое психическое расстройство, встречающееся у мужчин с паранойяльной или эпилепто-идной акцентуацией характера в преморбидном состоянии. Бред развивается постепенно. Сперва в опьянении или во время абстиненции больные начинают обвинять жену или сожительницу в неверности. Первоначально эти обвинения могут казаться ‘окружающим правдоподобными. Затем уп­реки становятся все более нелепыми. Больные начинают постепенно следить за женой, подвергают ее постыдным проверкам, понуждать к признаниям, предъявлять наду­манные доказательства “измен”. От посторонних идеи ре­вности они могут

      умело скрывать. Обычно не проявляют никакой агрессии в отношении мнимых соперников — во всем винят жену.

      В патогенезе бреда определенную роль играют снижение

      сексуальной потенции, обычное при алкоголизме II—III стадии, а также конфликтные отношения и отчуждение между супругами из-за пьянства больного.

      Лечение, кроме антиалкогольного, направлено на дез-актуализацию бреда посредством антипсихотических ней­ролептиков (трифтазин, мажептил).

      15.3.4. Алкогольный параноид

      Бред преследования описан И. В. Стрельчуком в 1949 г. На фоне бессонницы, тревоги и страха больному начинает казаться, что его собираются убить — застрелить, зарезать в подъезде дома, задавить на улице. Они страшатся всех незнакомых и малознакомых, а также тех, с кем у них раньше были конфликтные отношения. С бредом связаны иллюзии: в оттопыренном кармане встречного угадывается очертание пистолета, в блеснувшем в чьих-то руках ка­ком-то металлическом предмете — нож. Слова других, сказанные между собой, относят к себе и пре­вратно перетолковывают. Иногда им слышатся угро­зы. Поведение определяется бредом. Дома они запира­ются, ищут спасения в уходе в неизвестные места (“бре­довой дрейф”), прячутся или обращаются за защитой в милицию. Но агрессию в отношении мнимых преследова­телей проявляют редко.

      Психоз длится от нескольких дней до 2—3 нед. Если бред затягивается на месяцы, то бредовые подозрения ста­новятся избирательными: они сосредоточиваются на лицах, с которыми ранее были в плохих отношениях и в злых намерениях которых находят определенные причины.

      Алкогольный параноид отличают от спровоцированного алкоголем параноидного приступа шизофрении тем, что бред преследования не сопровождается другими видами бре­да (воздействия, инсценировки и т.д.).

      Лечение то же, что при алкогольной паранойе. При страхе и тревоге показаны инъекции сибазона (седуксен, реланиум).

      15.3.5. Алкогольные энцефалопатические психозы

      Эти психозы сопровождаются выраженными неврологи­ческими и соматическими расстройствами. Встречаются во II—III стадии алкоголизма. Нередко им непосредственно

      предшествует делирий. Иногда делирии переносились ранее, притом неоднократно.

      Острая алкогольная энцефалопатия Гайе — Вернике. Эта энцефалопатия обычно следует за мусситирующим де­лирием. Состояние больного становится крайне тяжелым. Температура тела в течение суток колеблется от субфеб-Рильмой до 40 °С и выше, нарастают обезвоживание, тахи­кардия, одышка, падает артериальное давление, возможны коллапсы. Оглушение, проявляющееся в том, что больной с трудом понимает обращенную к нему речь, вяло и с задержкой реагирует на окружающее, постепенно переходит в бессознательное состояние. Характерны разнообразные не­врологические нарушения: симптомы орального автоматизма (сосательный и хоботковый рефлексы), хватательные ре­флексы, спонтанный нистагм, гиперкинезы. В последующие дни появляются пролежни. В одних случаях через 10—15 дней наступает смерть, в других соматическое состояние улучшается, но оглушение сменяется корсаковским психо­зом.

      Корсаковский психоз. Этот психоз назван по имени выдающегося московского психиатра С. С. Корсакова, опи­савшего это психическое расстройство. Данному психозу обычно предшествует алкогольный делирий или энцефало­патия Гайе — Вернике. Характерна триада симптомов: фик­сационная амнезия, конфабуляции и амнестическая дез­ориентировка. Фиксационная амнезия проявляется невоз­можностью запомнить текущие события при сохранности памяти на прошлое, особенно далекое. Можно множество раз повторять больному свое имя, но через несколько фраз он его забывает. Человека, с которым не раз встречался в последние дни, воспринимает как впервые увиденного. Кон­фабуляции (выдумки, прикрывающие описанные нарушения памяти) особенно выступают при расспросах больного о том, где он только что или вчера был, с кем встречался и т. д. (“Вчера ездила на дачу и собирала цветы”, — заявляет посредине зимы больная, уже несколько месяцев не поки­давшая больницу). Из-за фиксационной амнезии больные дезориентированы в месте и времени: не могут понять, где они находятся (“В какой-то больнице”, — отвечает больная, оглядев окружающую обстановку и видя персонал в белых халатах), неспособны назвать сегодняшнее число, месяц, день недели, сказать, обедали они сегодня или нет, и т. д. Но прежние навыки хорошо сохраняются, давних знакомых узнают сразу.

      Психоз протекает хронически — многие месяцы и даже годы. Под влиянием лечения и времени постепенно насту­пает улучшение.

      Диагностируя корсаковский алкогольный психоз, следует иметь в виду, что подобный же синдром может развиться вследствие отравления угарным газом, после повешения, у перенесших клиническую смерть и реанимированных.

      Патогенез энцефалопатических психозов считается сходным с патогенезом тяжелого делирия. Особое значение придается дефициту витаминов группы В. Для энцефало­патии Гайе — Вернике характерно множество точечных кровоизлияний в стволе мозга, особенно в сосцевидных телах.

      Лечение при острой энцефалопатии сводится к дез­интоксикации, мерам по поддержанию гомеостаза, сердеч­ной деятельности, дыхания. Рекомендуется внутримышеч­ное введение больших доз витаминов группы В. Те же витамины, а также ноотропные средства показаны при кор-саковском психозе.

      При корсаковском психозе, хроническом алкогольном галлюцинозе и хроническом параноиде трудоспособность утрачивается и возникает необходимость в определении ин­валидности.

      При всех психозах в момент совершения общественно опасных действий больные признаются невменяемыми и нуждающимися в принудительном лечении. При экспертизе лиц, в прошлом перенесших делирий, следует учитывать возможность намеренного воспроизведения бывших ранее симптомов (метасимуляция).

      studfiles.net

      Виды бреда при шизофрении

      Вероятно, наиболее частый по содержанию вариант бреда при шизофрении. Если полагаться на некоторых авторов, он обнаруживается практически у 70% лиц, страдающих бредовой шизофренией.

      Пациенту на уровне интуиции представляется, что все происходящее вокруг него не случайно, он является ключевым звеном в цепочке всего происходящего, совершенно все имеет к нему отношение: слова, действия, выражение лиц других людей, их жесты. Патологическая интерпретация внешне индифферентных явлений усиливает их значимость, многие оценки при этом чаще всего носят негативный оттенок.

      В плане дифференциальной диагностики следует иметь в виду, что идеи отношения отмечаются не только у пациентов больных шизофренией, но и у людей с сенситивными чертами личности в периоде интенсивного эмоционального напряжения или усталости. Несмотря на то что они в целом могут соответствовать контексту реальной ситуации, их появление может быть предвестником формирования бредовых убеждений.

      В литературе описан сенситивный бред отношения (Kretschmer W. 1939), согласно МКБ-10 шифр F22.0), представляющий собой особую форму параноидного психоза, отличного от шизофрении. Сенситивный бред отношения характеризуется патологическими идеями отношения, развивающимися на основе интровертного, сенситивного склада личности с недостаточно развитой способностью к отреагированию эмоций и переживаний. Это психическое расстройство начинается после сильного унижения больного. Прогноз более благоприятен, чем при шизофрении.

      При бреде преследования возникает патологическая убежденность в преследовании со стороны отдельных лиц или групп людей. В большинстве случаев бред преследования возникает у людей с определенным типом личности: недоверчивость, подозрительность, настороженность и другие черты характера.

      «Бред преследования очень часто начинается с того, что больные нелепым образом истолковывают отдельные выражения или случайно подмеченные движения, причем особенно благоприятным моментом для его развития являются слуховые обманы». Бред преследования больных шизофренией иногда напоминает бред при эпидемическом энцефалите и некоторых психозах токсического генеза, например, алкогольном параноиде и даже тяжелых депрессивных состояниях.

      При шизофрении бред преследования часто связывается не с какими-то определенными людьми, а с таинственными организациями, необычными для окружающей действительности. Бред может носить по своему содержанию фантастический характер. В случае острого эпизода шизофрении подобный бред обычно предшествует онейроидному помрачению сознания.

      Если имеет место сочетание бреда и галлюцинаций, то после минования последних фабула бреда становится более четкой. Обычно бредовые идеи появляются раньше галлюцинаций, чем последние ярче, тем бледнее бред.

      Для бреда воздействия характерна патологическая убежденность в том, что воля больного замещена совершенно посторонней волей, мышлением и силой.

      Зачастую проявляется религиозный бред при шизофрении. «Изменение и порча тела приписываются враждебным влияниям. в суеверном больном чрезвычайно легко возникает предположение, что он заколдован, что в него вселилась нечистая сила. при несколько ином направлении образования больной склонен принять магическое, магнетическое, электрическое, физическое воздействие, которое направляется против него невидимыми врагами при помощи различных машин, телефонов, гальванических батарей».

      Наиболее потаенные мысли, чувства и действия как будто вещаются всем людям, которые окружают пациента, или разделяются ими. На основании подобных мыслей может обнаружиться «разъяснительный бред», предполагающий вероятность существования естественных или сверхъестественных сил, которые влияют, из соображений самого больного на сознание и действия больного шизофренией.

      Вариантом бреда воздействия является убежденность, что в организм вмешались некие, как правило, враждебно настроенные существа или даже разнообразные предметы. Последние могут проникать через кожу, глаза, в рот при глотании и нос после вдоха. Подобные бредовые идеи могут служить основой для формирования «бреда одержимости».

      Бред воздействия часто сочетается с псевдогаллюцинациями и психическими автоматизмами (синдром Кандинского-Клерамбо).

      У больных шизофренией, проявляющих симптомы бреда воздействия, активные движения могут восприниматься как пассивные. Создается впечатление, что больные с бредом воздействия не могут предсказать результата своих действий.

      Бред величия при шизофрении представляет собой патологическую убежденность в своей первостепенной значимости, приоритетности или даже превосходстве над другими и часто сопровождается различными фантастическими идеями. Бредовые идеи величия вполне могут сочетаться, включая и идеи преследования:

      «. горделивые идеи представляют своего рода компенсацию в том смысле, что, по мнению больного, он потому так страдает, что другие прямо в этом заинтересованы, что тут скрывается какая-то тайна» (Шюле Г., 1880).

      Отметим, что бред величия может обнаружиться не только при шизофрении, в частности, ее параноидной форме, но может наблюдаться при паранойе, мании, органических поражениях мозга, при прогрессивном параличе.

      Ипохондрический бред

      При ипохондрическом бреде у пациента возникает патологическая убежденность в развитии или наличии прогрессирующего соматического заболевания. Подчеркнем необычность, нелепость жалоб, вычурность, болезненность ощущений при шизофрении: «мозги засохли», «электрическое жжение в груди» и др. Наблюдается некоторое противоречие между выраженностью жалоб больного и его поведением.

      Бред отравления при шизофрении встречается сравнительно редко и чаще развивается в позднем возрасте. Нередко бредовым идеям отравления предшествуют бредовые идеи-интерпретации с обвинениями в сексуальных перверсиях.

      Бред ревности при шизофрении (болезненная ревность, «синдром Отелло») при шизофрении в большинстве случаев развивается в возрасте 30-40 лет и имеет гендерные отличия, так, в частности, у женщин он сопровождается выраженной депрессией, у мужчин — симптомами агрессии (Миникаев В.Б., 2007). По нашим данным бред ревности при шизофрении сопровождается гормональными нарушениями, тесно связан с особенностями личности больных, а его выраженность зависит от их полового устройства (Минутко В.Л., 1978). Бред ревности сравнительно часто встречается при хроническом алкоголизме и сосудистых заболеваниях мозга (органическое поражение мозга). Патологическая ревность может встречаться при шизофреноподобном расстройстве личности.

      Редко описывается, но, вероятно, зачастую встречается при бредовой шизофрении так называемый «бред контроля», касающийся воспоминаний больного. Имевшие место в прошлом переживания (без осознания болезни) могут быть объяснены нарушением памяти. Пациенты при этом не узнают свои чувства, объявляя их не своими, чуждыми для своего «Я». В генезе этого феномена трудность определения связи новых мыслей и чувств с уже имевшими место в прошлом переживаниями больного.

      В пожилом возрасте бред отличается «малым размахом», его основным проявлением становится убежденность в наличии притеснения, материального, морального и физического ущерба.

      xn--e1adccyeo5a6a8e.net

      Бред ревности при острых алкогольных психозах

      Логично было бы считать, что одной из форм этих психозов является алкогольный параноид, в психопатологической картине которого наряду с персекуторными бредовыми идеями присутствует и бред ревности, обусловливающий те или иные особенности ведущего синдрома (острый параноид) и психоза в целом. К сожалению, такой подход к этой проблеме почти не встречается. Основной причиной этого, на наш взгляд, служит тенденция описывать под названием «алкогольный параноид» психозы, которые включают и симптомы, относящиеся к параноиду (страх, тревога, слуховые галлюцинации, образные идеи преследования, отношения и др.), и паранойяльный бред ревности, если он имеется в структуре психоза. Примером такого подхода могут служить работы В. В. Анучина, А. Г. Гофмана и др. Авторы считают, что начало заболевания может быть острым и постепенным, бредовой симптом отличается конструктивной простотой и систематизированностью бредовых идей. Нельзя в данном случае не указать на противоречие: если речь идет о настоящих алкогольных параноидах, представляющих собой, как известно, экзогенные психозы с ведущим синдромом параноида, то для них не могут считаться типичными бредовые идеи ревности в описываемом виде, т. е. в виде первичного (паранойяльного) бреда. Имея в виду такие «неувязки», P. Berner, например, отмечает отсутствие четкого разграничения понятий «параноид» и «паранойя» в психиатрической литературе. На выход из создавшегося положения указывал А. В. Снежневский, отграничивший «бред ревности пьяниц» от прочих алкогольных психозов, как от острых, так и от хронических.

      Необходимость клинического обособления алкогольного бреда ревности от других алкогольных психозов, в том числе от алкогольного параноида, не вызывает сомнений, поскольку вообще группа алкогольных психозов с бредом ревности в структуре клинически неоднородна. Аналогично представляют себе вопросы соотношения алкогольного бреда ревности («типичная алкогольная паранойя») и других алкогольных психозов I. Rektor, О. Sahanek, относя к последним алкогольный делирий, корсаковский психоз, «чистые галлюцинаторные синдромы», а также галлюцинаторно-параноидные синдромы — шизоформные или смешанные. Все психозы, полагают авторы, возникают на почве злоупотреблений алкоголем, при этом имеют значение абстинентные состояния. Можно упомянуть и исследования R. Bilz, также признающего значение одних и тех же факторов (нарушение циркадианного ритма и др.) для клиники всех экзогенно-симптоматических алкогольных психозов как с бредом ревности, так и без него. Существенным в рассматриваемом плане является указание Г. В. Морозова, Н. Н. Иванца на возможность возникновения бредовых идей ревности в структуре алкогольного делирия, а также галлюциноза и параноида.

      К. Pohlisch еще в 1933 г. выделил экзогенный тип бреда ревности у алкоголиков с возникновением данного бреда в продромальной стадии делирия и исчезновением по окончании делирия и пьянства. Этот подход разделяет и К. Kolle. Следует считать вполне закономерным появление в последние годы все большего числа работ, в которых бред ревности описывается при экзогенно-симптоматических алкогольных психозах. Тем самым все больше укрепляется основа разграничения психозов с бредом ревности при алкоголизме по четким клиническим критериям.

      Перейдем к описанию острых алкогольных параноидов с бредом ревности в структуре по данным 46 собственных клинических наблюдений. Сразу подчеркнем, что мы не ставили цели отметить и описать наиболее существенные различия между алкогольными параноидами и алкогольной паранойей, полагая, что они достаточно освещены в литературе.

      В структуре алкогольного параноида мы наблюдали у больных исключительно образный, чувственный бред. Все бредовые симптомы, бред любого содержания (преследования, отравления, ревности, колдовства и пр.) имели одинаковую психопатологическую значимость в рамках синдрома. Однако поведение больных в разное время суток определялось выраженностью бреда того или иного содержания. Вечером и ночью были больше выражены идеи преследования, слуховые галлюцинации, носившие устрашающий характер, нередко императивные, с отчетливо представленным «алкогольным» содержанием. У больных отмечались страх, двигательное возбуждение, резкая тревога, растерянность. Бред ревности в это время отступал на задний план. Больные как бы забывали о жене и связанных с ней переживаниях. Их поведение исчерпывалось опасениями за свою жизнь. Днем эти нарушения шли на убыль, начинали проявляться бредовые идеи ревности. Больные вели себя спокойнее, чем ночью. Важно отметить, что они не искали доказательств измен, не занимались разоблачениями жены, содержание бреда ревности в значительной степени определялось галлюцинациями, внешние обстоятельства не получали бредовых интерпретаций. Все это вполне понятно, если учесть сущность образного бреда, не имеющего последовательной системы доказательств, обоснования, логики.

      Представляет интерес еще ряд различий между алкогольной паранойей и алкогольным параноидом, отмеченных нами. Указаний на них в доступной нам литературе, к сожалению, не встретилось. При алкогольном бреде ревности больные приводили для доказательства своих убеждений в неверности жены более или менее «логичные» доводы: «жена охладела», «пришла домой растрепанная», «подозрительные пятна на белье», «отказывается от полового акта» и т. п. Бред ревности у больных алкогольным параноидом характеризовался другим типом высказываний: «мужские голоса называют рогоносцем», «кругом люди переглядываются, в глаза хохочут, грозятся. страшно»; «жена связана с бандитами», «любовники жены спорят: убить — не убить» и т. п. По-разному выглядели нападения на жену и других лиц со стороны больных алкогольной паранойей и алкогольным параноидом. В первом случае они имели вид наказания, мести, истязания жены с элементами садизма и мазохизма; сложные мотивировки зачастую отражали более или менее тонкие нюансы эмоциональных реакций. При параноидах нападения происходили как бы по типу «короткого замыкания», импульсивно, без каких-либо аргументаций и мотивировок.

      Типичным для клиники алкогольного параноида является следующий случай.

      Больной Н., 36 лет. По профессии штукатур-маляр и каменщик. Находился в течение 45 дней в психиатрической больнице. Госпитализирован впервые.

      Из анамнеза известно, что был вторым ребенком в семье служащих. Материальные условия в семье были удовлетворительные, рос здоровым, крепким, в дошкольном возрасте перенес какое-то «легочное заболевание». Разговаривать и ходить начал своевременно. В школу пошел 7 лет, учился хорошо, окончил 10 классов общеобразовательной школы и музыкальную школу по классу фортепиано. По характеру был жизнерадостным, покладистым, общительным, имел много товарищей. Служба в армии проходила без осложнений, демобилизовался в положенный срок. После военной службы был некоторое время музыкальным работником, потом рабочим на строительстве. Сменил специальность для того, «чтобы больше зарабатывать». Женился в возрасте 32 лет. Первые годы жил с женой хорошо, дружно, проявлял чуткость, заботу о ней. В последнее время обстановка в семье из-за пьянства больного стала тяжелой. До службы в армии алкогольные напитки употреблял от случая к случаю, преимущественно по праздникам. После армии стал выпивать чаще, появились собутыльники, сделалось правилом «отмечать» каждую зарплату, стало тянуть к спиртному. Выпивал и без всякого повода, или из-за «плохого настроения», обиды на кого-нибудь и т. п. Стал опохмеляться, пить в одиночку, иногда запоями по нескольку дней, допускал прогулы на работе в связи с этим. Год назад обращался в психоневрологический диспансер из-за того, что ревновал жену, будучи пьяным, хотя в трезвом состоянии этого не наблюдалось. Лечился амбулаторно от алкоголизма, после лечения в течение полутора лет не пил, ревности в это время не возникало. В последние месяцы перед поступлением в больницу наблюдались тяжелые алкогольные эксцессы. Больной стал плохо спать, а за несколько дней перед поступлением в больницу совсем перестал спать ночами, испытывал сильный страх, отмечал гипнагогические галлюцинации: стоило закрыть глаза и задремать, как перед глазами появлялись разные «рожи», какие-то чудовища, звери с горящими глазами, крысы, змеи. Слышал в вечернее и ночное время мужские голоса, грозящие убить, высказывающиеся цинично о его жене, называющие имена ее любовников. Стал считать, что ему угрожает смерть от рук сожителей жены, обвинял ее в неверности, в связях с бандитами, стыдил, грозил расправиться с ней. Жена рассказала также, что все это время больной был растерянным, боязливым, к чему-то прислушивался. Однажды, спасаясь от «преследователей», которые объявили, что идут его убивать, чуть не выпрыгнул из окна квартиры. Как-то видел нечетко «силуэт человека в лунном свете в дверях». Разбудил жену, вместе осматривали квартиру. Бред ревности эпизодически проявлялся и в дневное время, но при этом обвинения жены в неверности не были доминирующими, в основном высказывания сводились к тому, что жена вместе со своими любовниками замышляет что-то против больного. В связи с таким состоянием был госпитализирован в психиатрическую больницу.

      Соматическая сфера: лабильность вазомоторных реакций, гипергидроз, гиперемия лица, шеи, верхней части груди; артериальное давление 145/95 рт. ст., тахикардия; нерезкое увеличение печени, жестковатое дыхание. Неврологический статус: выраженный общий тремор, стойкий красный дермографизм, сухожильные и периостальные рефлексы нерезко повышены, патологических рефлексов нет.

      Психический статус. В момент поступления в больницу (поздним вечером) больной испытывал резкий страх, связанный с истинными слуховыми галлюцинациями и бредом преследования; считал, что его собираются убить бандиты — сожители жены, состоящей «в этой банде»; был растерян, крайне подозрителен, озирался по сторонам, к чему-то прислушивался. На вопросы, действительно ли ему изменяет жена, давал утвердительные ответы. В приемном покое сопровождавшей его жене кричал, что она привезла его в больницу, чтобы его уничтожили бандиты. Всячески оскорблял жену, пытался ее ударить.

      В отделении было немедленно начато лечение по общепринятой схеме (дезинтоксикация, витаминотерапия, нейролептики, оксигенотерапия, сердечные, общеукрепляющие средства). Уже на 10-е сутки бредовые идеи преследования и истинные слуховые галлюцинации исчезли, больной перестал высказывать и бред ревности. В течение 3 нед оставались устрашающие гипнагогические галлюцинации, кошмарные сновидения, в которых воспроизводились картины переживаний предыдущего периода. В это время отмечались и нерезкие колебания настроения, а в ночное время — рудименты страха (все это на фоне астенической симптоматики), затем состояние нормализовалось. Больному было проведено также противоалкогольное лечение, по окончании которого он был выписан домой.

      В приведенном наблюдении выявленная психопатологическая симптоматика позволяет отнести данный психоз к экзогенно-симптоматическим. Следует отметить, что бредовые идеи ревности не были ведущими в структуре психоза и на основной психопатологический синдром не влияли. Он вполне соответствовал представлениям о параноиде, являя собой «транзиторный параноидный синдром, выражающийся образным бредом преследования конкретного, близкого к реальному содержания, отдельными вербальными галлюцинациями, страхом, тревогой, растерянностью».

      Чтобы не смешивать понятия «параноид» и «паранойя», полезно вспомнить указание П. Б. Ганнушкина: «В термин — острый параноид—вкладывается, во-первых, понятие лишь о синдроме и, во-вторых, большей частью с содержанием бреда преследования; в термин же паранойя. вкладывается понятие о всей личности в целом». Мы полностью согласны и со следующим высказыванием: «Выделение форм психозов должно проводиться с учетом пути формирования психопатологической сущности симптоматики и ее структуры. Если следовать этим принципам, то оказывается, что алкогольный бред ревности может иметь разный генез и различную сущность. В то время как алкогольный параноид развивается из абстинентного синдрома. или из резидуальных проявлений белогорячечного делирия или алкогольного галлюциноза, алкогольный бред ревности обычно имеет пароноическую (а не параноидную) структуру и развивается вследствие компликации алкогольно-токсемических и психогенно-реактивных влияний». Столь же четко представляет себе группировку алкогольных психозов С. П. Позднякова.

      Кратко остановимся на особенностях судебно-психиатрических оценок при алкогольном бреде ревности. Наш материал свидетельствует о том, что особенно опасными больные данным психозом были на его первых стадиях (этап становления психоза). В это время эмоциональные проявления у больных, их яркость определялись «новизной» и остротой переживаний, особенно в случаях быстрого («по озарению») формирования паранойяльного бредового синдрома. Социальная опасность больных, готовность к агрессивным действиям еще более нарастали при попытках облегчить свои переживания употреблением алкогольных напитков, «залить горе»; опьянение не успокаивало, напротив, переживания ревности усиливались, полностью овладевали больными, доводили их до неистовства. В таком состоянии они совершали наиболее тяжкие противоправные действия (убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, физическое истязание жены).

      При медленном и постепенном формировании алкогольного бреда ревности переживания больных были как бы более «изолированными», менее эмоционально насыщенными. Для таких больных были типичны менее тяжелые противоправные действия, которые квалифицировались судебно-следственными органами как хулиганство, угроза убийства, нанесение «менее тяжких» телесных повреждений, иногда с элементами истязания, уничтожение имущества и др.

      В стадии очерченного алкогольного бреда ревности социальная опасность больных в значительной степени определялась садистско-мазохистским поведением, причем «допросы» в этих случаях редко заканчивались расправой над женой. Больные совершали стереотипное истязание жены, за что и привлекались к ответственности с последующим направлением на судебно-психиатрическую экспертизу. Психоз в форме алкогольного бреда ревности (алкогольной паранойи) с выраженной активностью опасного бредового поведения, сложной системой доказательств «измен» жены, обилием интерпретаций и отсутствием критического отношения к своему заболеванию, положению и реальной ситуации лишал больных способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

      Мы полагаем обоснованным не отнесение алкогольных параноидов к алкогольному бреду ревности и не изменение их названия («алкогольный параноид ревности»), а выделение двух различных групп алкогольных психозов с бредом ревности. Первая группа должна включать один психоз — алкогольный бред ревности как таковой, т. е. общеизвестный психоз, имеющий паранойяльную структуру ведущего синдрома — «алкогольную паранойю», подробное описание которого приведено в настоящей главе. Мы убеждены, что проблема алкогольного бреда ревности «замыкается» в основном именно на этом психозе, конечно, при условии правильного понимания его психопатологии и клинических закономерностей. Ко второй группе следует отнести все экзогенно-симптоматические алкогольные психозы с симптомом бреда ревности (если, конечно, согласиться с необходимостью их группировки по признаку бреда ревности в их структуре).

      xreferat.com

      Это интересно:

      • Депрессия как побороть самому Как побороть депрессию самостоятельно Утрата радости, апатия и частые приливы грусти говорят о появлении депрессивного состояния. К таким симптомам очень важно отнестись серьезно и постараться побороть их самостоятельно. В противном случае заболевание обостриться, что может привести к печальным последствиям. Депрессия – это психическое […]
      • От стресса жир на животе Как убрать жир с живота Не секрет, что в развитых странах та или иная степень ожирения наблюдается у значительной части населения. Задача, как убрать жир с живота и с боков, уже не считается только косметической проблемой. Избыточная масса тела существенно увеличивает риск ишемической болезни сердца, сахарного диабета второго типа, артериальной […]
      • Мне обеспечивает защищённость человека от стресса Мне обеспечивает защищённость человека от стресса Легкий способ начать новую жизнь. Как избавиться от стресса, внутренних конфликтов и вредных привычек Awaken Your Strongest Self Break Free of Stress, Inner Conflict, and Self-Sabotage Издано с разрешения McGraw-Hill Companies, Inc. © 2007 by Neil Fiore. All rights reserved. © Перевод на русский […]
      • Инвалидность до 18 лет при аутизме Медико-социальная экспертиза В соответствии с действующим законодательством: "На медико-социальную экспертизу гражданина направляет организация, оказывающая лечебно-профилактическую помощь в соответствии с п.16 «Правил признания лица инвалидом» ПОСЛЕ проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий, в т.ч. […]
      • Уровень депрессии по беку Депрессия от фенибута Профессиональные тесты, методы диагностики Anais » Пт ноя 06, 2009 1:37 am Уровень депрессии по шкале Бека (в баллах) - 17. Мягкая депрессия. Вероятно, есть причины причины для беспокойства. Задумайтесь. Люди часто, не достигнув желаемого, делают вид, что желали достигнутого. Anais Dark side Егор(Георгий) » Пт ноя 06, 2009 […]
      • Депрессия проходит сама Депрессия: лечиться или само пройдет Во времена Святой инквизиции ее называли одержимостью нечистой силой, в эпоху Возрождение – меланхолией, в XIX веке – ипохондрией, в XX – «острой реакцией на стресс». У этой болезни много имен. Во времена Святой инквизиции ее называли одержимостью нечистой силой, в Возрождение – меланхолией, в XIX веке – […]
      • Стресс у сотрудников овд Профессиональный стресс в деятельности сотрудников специализированных подразделений дознания органов внутренних дел Шихова Анна Павловна Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Шихова Анна Павловна. Профессиональный […]
      • Нарушение чтения у детей с умственной отсталостью Логопедическое обследование детей с умственной отсталостью Обследование дошкольников с умственной отсталостью Термин «ОНР», предложенный Р. Е. Левиной и сотрудниками НИИ дефектологии, определяется следующим образом: «Общее недоразвитие речи — различные сложные речевые расстройства, при которых у детей нарушено формирование всех компонентов […]