Шизофрения как получить

Шизофрения: лечится или нет

Лечится шизофрения или нет – этот вопрос мучает многих людей, родственники которых страдают от такого психического расстройства. Несмотря на то, что шизофрению называют неизлечимой болезнью, «опускать руки», пуская недуг на самотек, ни в коем случае нельзя. Есть современные медикаменты, процедуры и терапевтические методы, которые позволяют существенно улучшить состояние больного, минимизируют периоды обострений, продлевают ремиссию.

В прошлом даже вопроса о том, лечится шизофрения или нет, не стояло, поскольку подобный диагноз был настоящим приговором. Больной оказывался полностью нетрудоспособным, не обладал трезвостью мысли, терял связь с окружающим миром, помещался в специализированное учреждение, где вскоре и заканчивал свою жизнь.

Сегодня же существуют средства и методы, благодаря которым развитие болезненного процесса замедляется. Медицинская поддержка помогает шизофренику нормально и полноценно жить.

При ремиссии больной больше не мучается от всех тягот, которыми сопровождается психическое заболевание. Псевдо-врачи, заявляющие о своей способности полностью вылечить описываемое расстройство, конечно же, врут, стремясь завладеть деньгами наивных людей. Однако научная психотерапия предлагает возможности существенно улучшить состояние.

Во время обострения это – медикаментозные способы лечения. А при ремиссии не обойтись без социализирующей терапии в качестве поддержки. Ситуация же с болезнью, пущенная на самотек, угрожает ее усугублением и массой опасных последствий.

Можно ли вылечить шизофрению? Увы, нет. Тем не менее, современное медикаментозное, а также физиотерапевтическое лечение может оказаться довольно эффективным.

Даже статистика подтверждает, что люди, прошедшие терапевтический курс (на стационаре), но не принимавшие после этого поддерживающие лекарства (дома), уже в текущем году с 80-процентной вероятностью снова помещаются на стационарное лечение. Те же, кто принимает лекарственные средства, снова попадают в больницу лишь с 20-процентной вероятностью.

Когда поддерживающий лечебный курс продолжается в течение года (после манифестации расстройства), отмечено 10-процентное снижение рисков обострения.

Достижение качественной динамики

Если течение болезни – тяжелое и сопровождается прочими расстройствами психики, достижение качественной динамики – дело очень нелегкое. Впрочем, сами по себе подобные случаи составляют всего 5 процентов.

Нельзя также не отметить наличие побочных эффектов от применения некоторых психотропных препаратов, которые применяются в лечении. Все это нередко приводит к потере всякой веры в возможность излечения, вследствие чего больной может даже перестать принимать те лекарства, которые ему прописаны и ситуация ухудшается еще больше.

Но стоит учитывать тот факт, что даже к лекарствам с большим количеством побочных эффектов организм постепенно привыкает и, соответственно, эти эффекты исчезают.

Излечима ли шизофрения? Необходимо запастись терпением, придерживаться врачебных рекомендаций и со временем получится заново начать полноценную жизнь.

Помните, что речь идет о прогрессирующем психическом расстройстве, остановка развития которого – достаточно сложное дело.

Если вдруг отказаться от того, чтобы принимать необходимые препараты, состояние пациента может ухудшиться и острая фаза может повториться. Больной утратит всякую способность логического мышления и восприятия окружающей действительности.

Женщины шизофреники зачастую решаются создать семью и родить ребенка, учитывая, в том числе, то, что существует всего 10-процентная вероятность передачи этой болезни по наследству.

Но поскольку нужно, чтобы период беременности, а также роды прошли нормально, понадобится полный лечебный курс и стабильная ремиссия. Понятно, что лечиться медикаментами непосредственно во время таких важных периодов крайне нежелательно.

Медикаменты – в помощь!

Как лечить шизофрению? Терапия, в основном, направлена на:

  • подавление симптоматики;
  • стабилизацию функционирования мозга при обострении;
  • поддержка здоровья, чтобы не допустить нового ухудшения.
  • В прошлом расстройство лечили электросудорожными терапевтическими методами, которые являлись довольно болезненными для больных.

    На сегодняшний день психотропные средства, которые раньше широко использовались в терапевтических целях во время галлюцинаций и бредового состояния, уже применяются не так активно, поскольку они имеют немало побочных реакций.

    Речь идет о Трифтазине, Циклодоле, Мелипрамине и так далее. Это медикаменты первого поколения, которые принимаются, в основном, в психиатрических больницах и предполагают не слишком продолжительные лечебные курсы до стабилизации состояния больного.

    А вот так, чтобы больной принимал такие средства на протяжении длительного периода, бывает достаточно редко, поскольку большое количество побочных эффектов негативно влияет на качество жизни.

    Чаще всего современные специалисты советуют принимать атипичные нейролептики (лекарства нового поколения), вроде:

    Благодаря таким нейролептикам:

  • устраняется бред;
  • удается избавиться от галлюцинаций;
  • нормализуется психическое здоровье;
  • устраняется чувство замкнутости.
  • Нет такого лекарства, которое помогло бы полностью вылечить шизофрению, хотя, конечно же, ученые активно трудятся над его разработкой. Лечение с интенсивным использованием медикаментов может также включать препараты с метаболическим эффектом, оказываемым на мозговые ткани. Перечисляя такие лекарства, можно вспомнить о:

    Возможно еще назначение лекарств, направленных на улучшение общего самочувствия больного – ноотропы, транквилизаторы, витаминные комплексы, а также снотворные. Не обходится, как правило, и без физиотерапевтических процедур.

    Причем вовсе не обязательно такое лечение должно проходить в больничных условиях. Это можно сделать и дома. Иногда прописываются мягкие нейролептики, позволяющие избежать ухудшения состояния.

    Если течение болезни – острое, а симптоматика – ярко выраженная, купировать ее удается примерно за пару недель интенсивной терапии. Затем дозировка несколько уменьшается, поскольку начинается поддерживающая стадия.

    В стадии ремиссии при правильном подходе к поддерживающему терапевтическому курсу больной может жить полноценно, как здоровый человек.

    О возможности лечения

    Лечится ли шизофрения? Улучшение состояния вполне реально, но для этого со стороны родственников шизофреника должно быть понимание — даже после того, как обострение, кажется, прошло, у больного остается:

  • чувство тревожности;
  • подозрительность;
  • ощущение страха.
  • Если же родственники этого не понимают и предъявляют больному какие-нибудь требования, они только способствуют усугублению ситуации.

    Лучше, чтобы врач объяснил всем, кто живет рядом с шизофреником, природу этих проявлений, рассказал, как следует относиться ко всему этому. Правильная медикаментозная поддержка поможет больному научиться побеждать свои стрессы и жить в мире со своими окружающими.

    Социальная реабилитация – это еще одна необходимая мера. Нужна, в частности, физическая работа (понятное дело, несложная) и самообслуживание.

    Что необходимо для стабильного состояния?

    Можно ли вылечить шизофрению полностью? Невзирая на то, что подходящая терапия во время постремиссионного периода поможет человеку совсем не страдать от приступов психоза, это еще не обозначает полное излечение.

    Болезнь все еще остается и стоит отказаться от лечебного курса, как состояние вскоре ухудшится. Также необходимо:

  • избегать стрессовых ситуаций;
  • ни в чем стараться не превышать меру;
  • спать не менее восьми часов в сутки;
  • следить за тем, чтобы рацион был полноценным;
  • употреблять, как можно больше витаминов;
  • делать физические упражнения.
  • Понятное дело, для этого понадобится приложить определенные усилия, однако стоит немного постараться и получится минимизировать, а то и вовсе исключить приступы болезни, продлить ремиссионный период.

    Благодаря отдыху обеспечивается быстрое восстановление после пережитых стрессов. О правильной диете, конечно же, тоже не следует забывать — следите за тем, чтобы она отличалась разнообразием, содержала:

    • фрукты с овощами;
    • мясные и рыбные продукты;
    • молочные продукты.
    • Нельзя утверждать о возможности лечить шизофрению без помощи психиатрии. Несмотря на то, что терапию можно проводить дома, необходимо назначение правильных медикаментов, прохождение определенных физиопроцедур. Дозировки же лекарственных препаратов чаще всего зависят от индивидуальных особенностей, рассмотреть которые может квалифицированный врач.

      Можно ли вылечить шизофрению навсегда? Лечится ли она полностью? Сколько времени на это потребуется?

      Вполне понятен интерес к такому вопросу у людей, страдающих от шизофренического расстройства или имеющих родственники, которые страдают от него. В стадии обострения эта болезнь приносит массу неприятностей.

      Вот основные терапевтические этапы, которые приходится пройти при борьбе с этим заболеванием:

    • Влияние на возникновение психического эпизода. Традиционно лечебный процесс проходит в стационарных условиях и продолжается максимум три месяца. Чего, прежде всего, необходимо добиться, так это того, чтобы состояние больного стабилизировалось, и положительные признаки уменьшились.
    • Поддерживающая терапия. Лечиться можно дома или в больнице. Когда все проходит в домашних условиях, понадобится полноценный уход со стороны родственников. Этап может длиться до 9 месяцев. Если выбранный врачом препарат помог во время первого лечебного периода, его продолжают принимать, хотя дозировка немного снижается. Необходимы регулярные встречи с психотерапевтом. Иногда требуются антидепрессанты, тем более что в таком состоянии вполне возможны депрессии.
    • Смягчение дефицитарных симптомов. Это продолжение поддерживающей терапии, которое может длиться около года. Дозировка лекарственных средств еще больше снижается, часто прибегают к атипичным нейролептикам (например, к Оланзапину), чтобы не случилось рецидива психоза.
    • Профилактическая терапия рассматривается в качестве завершающего этапа. Нельзя допустить новых приступов. Длительность лечебного процесса составляет много лет. Нейролептики иногда принимаются больными на протяжении всего времени – правда, возможны побочные эффекты. Иногда нейролептики принимаются только первое время, а затем их прием прекращается. Правда, в этом случае риск новых приступов повышается.
    • Впрочем, о том, как вылечить шизофрению, следует узнавать не в научных статьях в интернете, а непосредственно у психиатра, знающего особенности больного, видящего общую картину и понимающего, что именно может ему помочь.

      Глупо надеяться на то, что победить такое серьезное расстройство получится с помощью каких-нибудь разрекламированных методов. Помните, что пока что болезнь полностью не вылечивается, чтобы вам не обещали.

      Как лечить шизофрению у мужчин и женщин, и у какого врача это можно сделать? Без психиатрии никак не обойтись. Те, кто стараются справиться с этим самостоятельно, только усугубят свое состояние.

      Теперь вы знаете ответ на вопрос, лечится ли шизофрения полностью. Несмотря на то, что одержать победу над расстройством нереально, вполне вероятно добиться продолжительной ремиссии и стабильности такого состояния.

      psycholekar.ru

      Шизофрения как стиль игры: почему дочь Путина не может иметь счет в Латвии

      Латвийские банки «погубит» счет дочери Путина? Почему США требуют от Латвии ограничить работу с нерезидентами и во сколько это обойдется экономике балтийской страны – вычислял поэт, бывший банкир Вадим Авва

      Третий советник «на четвертом киселе» Минфина США, посетивший Латвию, заявил, что имеются многочисленные доказательства того, что ликвидируемый ABLV Bank отмывал деньги и что финансово-кредитные учреждения, работающие со счетами российских бизнесменов, нужно закрыть, после чего уехал, не предъявив никаких фактов. О цене вопроса для Латвии – автор Baltnews, поэт, бывший банкир Вадим Авва.

      Совокупные активы специализирующихся на обслуживании нерезидентов банков Латвии, а к ним можно отнести 13 учреждений из 20, согласно данным сайта Евроколлегии, равны 10,588 миллиарда евро. Если прибавить к этому стоимость бизнесов, активов этих бизнесов, которые встроены в обслуживание нерезидентских средств, сгенерированные этими деньгами и находящиеся в Латвии, то сумму можно смело умножить на 2. То есть на деле речь может идти о 20 миллиардах евро. Хотя автор считает, что если сложить все скрупулезно и грамотно, то речь идет о 30 миллиардах евро. Например, «самоубийство» – в угоду США – ABLV Bank поставило крест на проекте New Hanza стоимостью в миллиард евро. И это только то, что сразу видно на поверхности.

      Итак, Латвия может потерять 30 миллиардов. Это много? Бюджет страны в 2018 году в доходной части запланирован на 8,75 миллиарда евро, в расходной на 8,95 миллиарда. То есть все мы – граждане, неграждане, старики, дети, курящие и извращенцы – потеряем три с хвостиком годовых бюджета.

      Почему можем? Потому, что так было велено во время встреч мелкого американского чиновника с членами латвийского правительства и банковского регулятора. И никто, по всей видимости, не посмел возражать. И никто не подготовился к этой встрече. Не удосужился подсчитать возможные потери экономики, положить на стол документ и т.д. Начать дискуссию в духе: мы – вам, вы – нам, или – каким может быть приемлемый для сторон компромисс?

      Тридцать миллиардов не просто в одночасье спишутся со счетов. Деньги уйдут быстро, как вода. В мире достаточно юрисдикций, где им постараются обеспечить «чувство комфорта». Проблема состоит не в том, что уйдут. А в том, что не вернутся. Откуда и из какой тумбочки в этом случае Латвия возьмет, на каких условиях и в какие сроки сможет привлечь и компенсировать эту громадную сумму? Кто, каким образом и чем наполнит кассу бюджета? Что станет с налоговой нагрузкой для еще оставшихся в живых?

      И как порча ползет нищета

      Премьер-министр Кучинскис, шахматистка и по совместительству министр финансов Рейзниеце-Озола, КРФК, временно обезглавленный Банк Латвии, министр экономики Ашераденс, предводитель МИД Ринкевичс или молчат, или рассказывают латвийскому обществу о том, что работа с деньгами нерезидентов несет риски. Эта потрясающая ложь по-настоящему воодушевляет, но хочется спросить – о каких, собственно, рисках идет речь?

      Быть может, риск работы с нерезидентами состоит в том, что убитый ABLV оказался полностью в состоянии расплатится по всем обязательствам и вернуть клиентам доверенные ему деньги? Риск в этом? А знают ли министры, что банки всего мира работают с деньгами нерезидентов, что работают с ними и JP Morgan (США), Citygroup (США), Barclays (Великобритания) и другие? Известно ли им, что на счетах офшорных компаний в этих банках хранятся средства, причем в гораздо больших объемах, чем в латвийских, «русского» происхождения? Так в чем же риск?

      Замечу, что аналогичные претензии со стороны Минфина США с завидной периодичностью возникают и в отношении других европейских банков. Например, Deutsche Bank после долгой торговли согласился выплатить штраф в размере 8 миллиардов евро регуляторам США и Великобритании. BNP Paribas был оштрафован на 350 миллионов евро. Причем в урегулирование вопроса по собственной инициативе, на стороне банка, включился тогдашний президент Франции Олланд. Но нигде, никогда не шла речь о закрытии бизнеса как такового. Только о соразмерности штрафов.

      Если работа с офшорными компаниями и нерезидентами невозможна, то почему, на каком основании эти компании до сих пор регистрируются в штате Делавэр, США, или на Британских Виргинских островах? Если счет такой компании открывать противозаконно, зачем их регистрировать?

      Недавно в связи с арестом главы Банка Латвии Римшевичса депутат Мамыкин заметил, что американские спецслужбы имеют досье, занимаются прослушкой и следят за всеми должностными лицами Латвии. Так может, «эти наши лица» сплошь преступники, если не способны или боятся отстаивать экономические интересы страны? Или это редкая форма холопской мерзости, удивительно широко распространенная в рядах членов латвийского правительства и других госинституций?

      На деле, столь наглый американский рэкет в конечном итоге приведет к тому, что бизнес будет вынужден отказываться от доллара в международной торговле. Процесс, понятно, небыстрый, но слишком велики политические конфискационные риски.

      Однако если мы в Латвии привыкли, что в характере властей стрелять в собственную ногу, то зачем так поступают, казалось бы, рациональные американцы?

      Увы, страсти выше логики. Высшая американская бюрократия желает иметь необсуждаемое мировое господство, призывает уничтожать соперников, и Россию прежде всего. Это желание заставляет их принести в жертву и принципы либерализма, и стратегические экономические интересы. Пока политиков вокруг Капитолия греет иллюзия, что запас прочности неисчерпаем. Однако если сценарий насильственной конфискации российских денег на счетах в своих банках будет реализован, столь долго выстраиваемое доверие к американскому доллару разрушится в секунду.

      Шизофрения — принятый стиль игры

      Я решил написать эту колонку после того, как прочел в новостных сообщениях, что – о, ужас. – американцы располагают данными, что у дочери Путина открыт счет в одном из латвийских банков. Потрясающий образчик отсутствия смысла и полной истерики.

      Даже если у дочери Путина и был бы открыт счет в латвийском банке, это что запрещено международным правом? Так и сказано: «Атансьон. Всем, всем, всем! Строго запрещено открывать счет в банках дочери Путина!» Так? Понимаете, иметь счет в банке – это нормально. Это нормально и для дочери Путина и будет нормально для его внуков. И они могут открыть счет везде, где это не возбраняется законом. Например, в Латвии.

      А то, что о счете дочери Путина, который якобы имеется в латвийском банке, стало известно американским спецслужбам, говорит лишь о том, что банки Латвии тщательно выполняют процедуру – «знай своего клиента». А также о том, что эта информация «сливается» по каналам спецслужб.

      Беспомощное безволие

      Мне не жаль латвийских банкиров. Они сами активно выстроили своими деньгами систему, которая решила их же прикончить. Их сегодняшние растерянность и безволие очевидны. Мне жалко народ Латвии, которому грозит очередной виток обнищания. Нищета всегда равна росту преступности и тоталитаризму. В условиях Латвии ситуацию приправит агрессивный национализм. А американцы, в итоге, по лимонадной цене (кругом же нищие, сколько им надо?) приобретут на границе с РФ крепость, целиком и полностью зависящую от их подачек, неспособную экономически содержать себя.

      А что банкиры? У них найдутся выход и деньги на карманные расходы. Я бы порекомендовал срочно сделать своими акционерами и соинвесторами граждан ЕС, Канады, США и Австралии. После чего уже подавать многомиллионные иски к Латвийскому государству о защите прав этих инвесторов. Впрочем, они и без советов справятся.

      Латвийскую общественность опять всколыхнули дискуссии о допустимости критиковать родное государство: пользователи соцсетей критикуют ура-патриотов

      Большинство жителей Латвии пьют березовый сок, причем в латышских семьях этот напиток употребляют чаще, чем в нелатышских

      Раймондс Вейонис объяснил, почему задержался с поздравлением Владимира Путина с переизбранием на пост президента России, и заявил, что российский и латвийский бизнес сотрудничают вне зависимости от того, на какой день Латвия направила телеграмму

      Президент Молдовы Игорь Додон рассказал о состоявшейся в среду встрече с лидером Приднестровья Вадимом Красносельским.

      В Эстонии впервые выплатили пособия «негражданам», которые участвовали в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС 1986 года.

      Минсельхозпрод Беларуси настаивает на том, что поставки белорусского молока в Россию должны сохраниться на уровне 2017 года.

      Автомобильный мост рухнул в курортном городе Батуми. Местные жители утверждают, что строение было аварийным, но обращения в мэрию не помогали.

      Президент Абхазии Рауль Хаджимба назначил Геннадия Гагулия на пост премьер-министра республики. Что известно о новом главе кабмина?

      Президенты Азербайджана и Турции Ильхам Алиев и Реджеп Тайип Эрдоган провели встречу один на один после официальной церемонии в Анкаре.

      Москва следит за ситуацией в Армении и надеется, что стороны придут к консенсусу, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

      Четырехлетный житель Астаны стал серебряным призером на чемпионате мира по бразильскому джиу-джитсу в Абу-Даби.

      В кыргызстанском Оше 15 школьников и два преподавателя оказались в больнице с признаками отравления. Что стало причиной недомогания?

      Национальная авиакомпания «Узбекские авиалинии» может прекратить полеты в Душанбе. В чем причина возможной остановки авиасообщения?

      Российский УАЗ рассматривает вариант организации сборки своих автомобилей в Узбекистане – вопрос в экономической целесообразности.

      Личный состав подразделений МВД Северной Осетии переведут на усиленный вариант несения службы в период майских праздников.

      В литовском Сейме предложили сократить число депутатов на 15 процентов. С чем связано это неожиданное предложение?

      • 22:25 За незаконное пересечение латвийской границы в этом году задержаны уже 35 человек
      • 21:51 Зарплату отменить, увольнение упростить: Всемирный банк против старой системы
      • 21:27 Торговый центр Origo в Риге встроят в транспортный узел Rail Baltica
      • 21:02 Латвия улучшила позиции в рейтинге свободы прессы «Репортеров без границ»
      • 20:41 Во время и накануне матчей ЧМ по футболу в Москве ограничат продажу алкоголя

      Все новости Латвии и мира

      Все права защищены.

      Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

      Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

      Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

      Комментарий пользователя будет удален, если он:

    • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
    • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
    • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
    • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
    • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
    • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
    • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
    • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
    • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
    • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
    • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
    • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
    • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
    • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
    • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
    • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
    • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
    • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
    • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
    • Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

      ru.sputniknewslv.com

      Биполярное расстройство или шизофрения? Как психиатры выставляют диагноз

      Она рассказала, что заболела давно, в начале 90-х годов, но точно не помнила год, когда впервые попала в больницу. Потупив взгляд, она сказала, что пыталась покончить с собой. Каждый раз, когда она ложилась в больницу, ее состояние было одним и тем же — внезапно снижалось настроение, нарастала апатия и отрешенность, безразличие к окружающему и своим близким. Появлялись мысли о самоубийстве на волне приступов очень глубокой тоски, которые несколько раз приводили к попыткам суицида.

      Длились такие периоды около трех месяцев, а потом постепенно проходили, ее настроение выравнивалось, и жизнь снова налаживалась. Так случалось почти каждый год. Я спросил, не было ли в ее семье родственников с подобными состояниями. Она ответила, что нет, но дядя по материнской линии погиб, выбросившись из окна. Тогда я спросил, что случилось сейчас, подобная ли у нее ситуация. Оказалось, что да.

      Около трех недель назад, опять без видимых на то причин (проблемы есть у всех свои, житейские, но справляются же!), мир вновь стал серым и безликим. Ей хотелось замкнуться, уйти ото всех, запереться в комнате, закрыв шторы, и молча лежать на кровати. Не хотелось есть и тяжело было засыпать, да и во снах были лишь кошмары и смерть.

      В груди ее жгла тоска, давила и истощала, высасывая радость и желания. В голове роились самые плохие воспоминания ее жизни: двойка в третьем классе, насмешки одноклассников в одиннадцатом, безответная любовь на первом курсе, смерть матери и первая попытка суицида с госпитализацией в психиатрическую больницу. А еще были мысли о том, что она плохая мать, неблагодарная дочь, нелюбимая и недостойная жена. Муж просил ее пить лекарства, пойти к врачу, но она лишь отмахивалась. И рыдала, покуда слезы еще могли течь. А когда вновь подступило отчаяние и желание умереть, отец и муж настояли на обращении к психиатру и госпитализации. О том же рассказали ее родные, с которыми я общался при их посещениях Д.

      Заведующая отделением, с которой мы совместно посмотрели пациентку, согласилась с тем, что сейчас наиболее ярко проявлялся депрессивный синдром.

      Налицо была классическая депрессивная триада: сниженное настроение с преобладанием аффекта печали, доходящей до выраженной тоски, снижение активности — Д., как и дома, в основном лежала, отвернувшись к стене в своей палате, ни с кем не говорила, кроме как по необходимости.

      Да и движения ее были скорее медлительными, ноги она тяжело переставляла, а поза была согбенная. Замедленное по темпу мышление не бросалось в глаза, но на мои вопросы она отвечала после некоторой паузы, не всегда улавливая их суть. А раз синдром был выделен, то заведующая порекомендовала назначить соответствующее лечение антидепрессантами, нормотимиками (выравнивающими эмоциональный фон) и курс транквилизаторов, которые обладают выраженным снотворным действием и могут дать ей возможность засыпать без кошмаров. На мой вопрос, согласна ли она с диагнозом, заведующая не ответила, посоветовав исполнить поручение профессора.

      Спустя три дня в ординаторскую принесли толстую, словно все тома «Войны и мира», папку. В ней были стопкой уложены истории болезни <…> Чернила менялись, но почерк оставался неизменным. Внизу была подпись «врач-интерн К.». Это было волнительно, поскольку первым врачом Д. был такой же интерн, как и я. Листая страницы, я увидел на одной из них другой почерк, а надпись сверху гласила: «Консультация профессора М.», то есть нашего нынешнего преподавателя. Значит, он ее уже видел!

      Контекстуально в истории болезни описывалось то же, что рассказала сама пациентка. У нее были отношения с молодым человеком на первом курсе, которые закончились разрывом. После этого у нее проявилась клиническая картина, очень близкая к текущей, — со сниженным настроением и активностью, а также мыслями о самоубийстве. Но в тот раз она их реализовала, попытавшись повеситься, после чего ее впервые доставили в психиатрическую больницу. Судя по описанию психического статуса при поступлении и в динамике, депрессивный синдром был очень тяжелым.

      Профессор выставил ей тогда реактивную депрессию — расстройство депрессивного спектра, возникающее в ответ на сильную психологическую травму.

      После двух месяцев курсового лечения препаратами и психокоррекционных сеансов ее состояние улучшилось, и она была выписана с рекомендациями продолжения приема антидепрессантов и наблюдения у психиатра по месту жительства.

      Реактивная депрессия вначале, депрессивный синдром сейчас. Когда же появилась шизофрения? <…> Реактивная депрессия, органический психоз с депрессивным синдромом, депрессивный эпизод… И внезапно в 2000 году — шизофрения, параноидная форма. С этого момента из истории к истории повторялась шизофрения, но с описанием депрессивного синдрома. И эта госпитализация была для Д. самой длительной.

      Я открыл первичный осмотр. Д. привезла бригада скорой помощи из дома. Родственники радовались, когда после предыдущей госпитализации в 1999 году с той же картиной депрессии ее состояние стало значительно лучше. Настроение было приподнятым, на лице часто была улыбка, ей нравилась ее учеба в аспирантуре, она ходила на свидания, и с одним из молодых людей у нее складывалось все серьезно. Родители тогда не могли нарадоваться и считали, что наконец-то подобрали хорошее лечение. Но в последний месяц до поступления все стало меняться.

      Ее действия становились более импульсивными, а решения беспечными, словно она забывала о последствиях, и лишь махала рукой с оптимизмом в глазах и голосе. Спала по два-три часа в сутки и не жаловалась на усталость. Уходила из дома в любое время дня и ночи, поддавшись внезапному порыву.

      Переставляла мебель в своей комнате (она все еще жила с родителями), выбрасывала шторы и сдирала обои. Речь становилась все более ускоренной, а она — неудержимой. За неделю до госпитализации внезапно уехала в Москву, по «очень важному делу», не взяв с собой никаких вещей, кроме денег и паспорта. Говорила родителям, что она на пороге великого открытия, и что они все скоро поймут. Они находили в ее комнате блокноты с сумбурными записями, обрывистыми идеями и незаконченными набросками каких-то чертежей. Она вырывала листы из книг и приделывала их в хаотичном с первого взгляда порядке.

      Когда она вернулась из Москвы, такая же бойкая и жизнерадостная, родители попытались узнать, что с ней происходит. Они начали бояться, что Д. принимает наркотики.

      Она смеялась и все отрицала, приговаривая, что скоро они все поймут. Когда ей вновь вздумалось выйти из дома, родители воспрепятствовали. Она вырывалась, ее невозможно было остановить. Отцу пришлось запереть их с матерью в ее комнате, но там она попыталась вылезти через окно. И тогда они вызвали психиатрическую бригаду. Такое состояние продолжалось и в больнице. Она была неусидчива, мало спала, сбивчиво твердила про «открытие вечного двигателя», говорила, что «она изменит мир», и всегда на ее лице было выражение интереса и торжества. Все это походило на маниакальную триаду: повышенное настроение, двигательная активность и ускоренное мышление, доходящее до скачки идей, которые она не могла критически анализировать и доводить до конца. Несмотря на этот наплыв возбуждения, на силу и энергию, деятельность ее была непродуктивна, ведь она перескакивала с одной наплывшей идеи к другой.

      Ей назначили адекватное маниакальному синдрому лечение, которое помогло через пять недель. И когда ее готовили к выписке, состояние начало вновь меняться, но в другую сторону. Улыбку и радость сменила печаль, активность — замкнутость и отчужденность, поток мыслей — зацикленность на своем разочаровании и неудачах. И это состояние усугублялось. Она отказывалась от еды, от препаратов. Не выходила на свидания к родственникам и своему молодому человеку. Даже попыталась нанести себе вред, но была вовремя остановлена санитарами.

      Она говорила врачу о бессмысленности всего вокруг. О серости и безликости. О ее собственном ничтожестве. А однажды призналась, что уже несколько дней ей кажется, что все люди вне больницы мертвы, мертвы ее родители и знакомые, и все это произошло из-за нее, а поэтому она заслуживает наказания.

      И из-за чувства вины и тоски просила врача помочь ей умереть.

      Ей тогда изменили лечение. Оно протекало тяжело, и ее долго не могли выписать. Несмотря на то, что выраженность тоски уменьшилась, и мыслей о самоубийстве не возникало, она стала отчужденной, отгороженной и продолжала уходить от общения с близкими ей ранее людьми. Тогда ей и поставили шизофрению, исходя из ее бредовых идей реформаторства, «великого открытия», позднее — бредовых идей смерти окружающих, чувства собственной вины, а также замкнутости, которую расценили как проявление аутизации — характерного негативного симптома при шизофрении.

      В последующих госпитализациях врачи старались не оспаривать этот диагноз. Тем более что при шизофрении также встречается депрессивный синдром как побочное действие нейролептических препаратов.

      Для меня же история ее заболевания выглядела иначе. Были четко видны периоды обострения — практически ежегодно в осенний и весенний периоды. Отсутствовала, кроме первого раза, выраженная связь с психотравмирующими событиями или органическим поражением головного мозга. Это говорило о том, что, скорее всего, ключевую роль играли внутренние, эндогенные факторы. Кроме описанного эпизода 2000 года я не нашел в историях ни одного упоминания ярких бредовых идей, как и не было ни разу описано галлюцинаций,— того, что является важными симптомами шизофрении.

      Ее расстройство затрагивало, прежде всего, эмоциональную сферу, нагнетая эмоции либо в сторону глубокой тоски, либо эйфории, в то время как при шизофрении эмоции скорее обедняются.

      Ее замкнутость и отчужденность я был больше склонен истолковывать как проявление депрессивного синдрома, чем шизофреническую аутизацию, происходящую из нарастающего равнодушия к другим людям. И самое главное, — здесь была фазность! Периоды депрессии, которые приходили к ровному, обычному для Д. состоянию, и один период выраженной мании. Этот же период на фоне сильной терапии быстро сменился другой фазой — столь же сильной депрессией. Это, с моей точки зрения, было больше похоже на проявление биполярно-аффективного расстройства, которое характеризуется повторяющимися фазами депрессии и мании. И с этой гипотезой я был готов прийти к профессору.

      К его кабинету мы пришли втроем — я, пациентка и медсестра. <…> Закончив беседу, мы пациентку отпустили, профессор пожелал ей выздоровления и напомнил о необходимости приема препаратов и по выписке. У меня же уточнил, какие лекарства она принимает и их текущую дозу. Он посоветовал небольшую коррекцию, но в целом был со мной согласен.

      — Так что же с диагнозом? Это ведь БАР?

      — Мне нужно будет изменить ее диагноз? — с гордостью спросил я.

      — С 2000 года она не работает. И она не может сейчас работать. Слишком тяжелые обострения и нестойкие ремиссии. Поэтому ей оформили инвалидность по психическому заболеванию в 2002 году. С диагнозом «шизофрения» инвалидность оформляется проще, да и клиника была похожа. Не будем сейчас вмешиваться. Необходимое лечение она получает, оно синдромальное и не зависит от диагноза. Так будет для нее лучше.

      Это меня обескуражило. Я и вправду забыл об ее инвалидности. И, увлекшись собственной догадкой и гордыней, считая, что я распознал то, что не распознали другие врачи, я забыл о том, что главный принцип врача — это лечить не болезнь, а больного. И делать так, как будет лучше для него.

      knife.media

      Шизофрения. Безумие в наследство

      Что такое эволюционный парадокс шизофрении и как генетики пытаются его разрешить?

      Шизофрения — одна из самых загадочных и сложных болезней, причем во многих смыслах. Ее тяжело диагностировать — до сих пор нет консенсуса о том, одно это заболевание или много похожих друг на друга. Ее сложно лечить — сейчас есть лишь препараты, которые подавляют т. н. позитивные симптомы (вроде бреда), но они не помогают возвратить человека к полноценной жизни. Шизофрению сложно исследовать — ни одно другое животное кроме человека ей не болеет, поэтому и моделей для ее изучения почти нет. Шизофрению очень тяжело понять с генетической и эволюционной точки зрения — она полна противоречий, которые биологи пока не могут разрешить. Однако хорошие новости заключаются в том, что в последние годы, наконец, дело вроде бы сдвинулись с мертвой точки. Об истории открытия шизофрении и первых результатах ее изучения нейрофизиологическими методами мы уже подробно писали. На этот раз речь пойдет о том, как ученые ищут генетические причины возникновения болезни.

      Важность этой работы даже не в том, что шизофренией болеет почти каждый сотый человек на планете и прогресс в этой области должен хотя бы радикально упростить диагностику, — даже если создать хорошее лекарство сразу и не получится. Важность генетических исследований в том, что они уже сейчас меняют наши представления о фундаментальных механизмах наследования сложных признаков. Если ученым все-таки удастся понять, как может «прятаться» в нашей ДНК такая сложная болезнь как шизофрения, это будет означать радикальный прорыв в понимании организации генома. И значение такой работы выйдет далеко за пределы клинической психиатрии.

      Сначала немного сырых фактов. Шизофрения — это тяжелое, хроническое, ведущее к инвалидности психическое заболевание, поражающее обычно людей в молодом возрасте. От нее страдает около 50 миллионов человек по всему миру (немногим менее 1% популяции). Заболевание сопровождается апатией, безволием, часто галлюцинациями, бредом, дезорганизацией мышления и речи, моторными нарушениями. Симптомы обычно становятся причиной социальной изоляции и снижения работоспособности. Повышенный риск суицида у больных шизофренией, а также сопутствующие соматические заболевания приводят к тому, что общая продолжительность жизни у них снижается на 10-15 лет. Кроме того, больные шизофренией имеют меньше детей: мужчины имеют в среднем на 75 процентов, женщины — на 50 процентов.

      Последние полвека стали временем бурного прогресса во многих областях медицины, однако этот прогресс почти не затронул профилактику и лечение шизофрении. Не в последнюю очередь это связано с тем, что мы до сих пор не имеем внятного представления о том, нарушение каких именно биологических процессов является причиной развития заболевания. Такой дефицит понимания привел к тому, что со времени появления на рынке первого антипсихотического препарата хлорпромазина (торговое название: «Аминазин») более 60 лет назад так и не произошло качественного изменения в лечении болезни. Все ныне существующие одобренные для лечения шизофрении антипсихотики (как типичные, включая хлорпромазин, так и атипичные) имеют один и тот же основной механизм действия: они снижают активность дофаминовых рецепторов, что устраняет галлюцинации и бред, но, к сожалению, слабо влияет на негативную симптоматику вроде апатии, безволия, расстройств мышления и т. д. Про побочные эффекты мы даже не упоминаем. Общее разочарование в исследованиях шизофрении проявляется в том, что фармацевтические компании уже давно уменьшают финансирование разработки антипсихотиков, — и это при том, что общее число клинических испытаний только растет. Однако надежда на прояснение причин возникновения шизофрении пришла с довольно неожиданной стороны — она связана с беспрецедентным прогрессом в молекулярной генетике.

      Коллективная ответственность

      Еще первые исследователи шизофрении заметили, что риск заболеть тесно связан с наличием больных родственников. Попытки установить механизм наследования шизофрении были предприняты почти сразу после переоткрытия законов Менделя, в самом начале XX века. Однако, в отличие от многих других болезней, шизофрения никак не хотела укладывалась в рамки простых менделевских моделей. Несмотря на высокую наследуемость, связать ее с одним или несколькими генами не получалось, поэтому к середине века все большей популярностью стали пользоваться т. н. психогенные теории развития болезни. В согласии с крайне популярным к середине века психоанализом, эти теории объясняли видимую наследуемость шизофрении не генетикой, а особенностями воспитания и нездоровой атмосферой внутри семьи. Появилось даже такое понятие как «шизофреногенные родители».

      Однако теория эта, не смотря на свою популярность, прожила недолго. Окончательную точку в вопросе о том, является ли шизофрения наследственной болезнью, поставили психогенетические исследования, проведенные уже в 60-70-е годы. Это были прежде всего близнецовые исследования, а также исследования приемных детей. Суть близнецовых исследований заключается в сравнении вероятностей проявления какого-то признака — в данном случае развития заболевания — у одно- и разнояйцевых близнецов. Поскольку разница в действии среды на близнецов не зависит от того однояйцевые они или разнояйцевые, то различия в этих вероятностях должны происходит главным образом от того, что однояйцевые близнецы генетически идентичны, а разнояйцевые имеют в среднем лишь половину общих вариантов генов.

      В случае шизофрении оказалось, что конкордантность однояйцевых близнецов более чем в 3 раза превышает конкордантность разнояйцевых: для первых она составляет приблизительно 50 процентов, а для вторых — менее 15 процентов. Эти слова надо понимать так: если у вас есть страдающий шизофренией однояйцевый брат-близнец, то вы сами заболеете с вероятностью в 50 процентов. Если же вы с братом разнояйцевые близнецы, то и риск заболеть составляет не более 15 процентов. Теоретические расчеты, которые дополнительно учитывают распространенность шизофрении в популяции, дают оценку вклада наследуемости в развитие болезни на уровне 70-80 процентов. Для сравнения, примерно так же наследуется рост и индекс массы тела — признаки, которые всегда считались тесно связанными с генетикой. Кстати, как оказалось позже, столь же высокая наследуемость характерна для трех из четырех остальных основных психических заболеваний: синдрома дефицита внимания и гиперактивности, биполярного расстройства и аутизма.

      Результаты близнецовых исследований полностью подтвердились при изучении детей, которые родились у больных шизофренией и были усыновлены в раннем младенчестве здоровыми приемными родителями. Оказалось, что риск заболеть шизофренией у них не снижен по сравнению с детьми, воспитанными своими родителями-шизофрениками, что однозначно указывает на ключевую роль генов в этиологии.

      И здесь мы подходим к одной из самых загадочных особенностей шизофрении. Дело в том, что если она так сильно наследуется и при этом очень негативно влияет на приспособленность носителя (напомним, что больные шизофренией оставляют по крайней мере вдвое меньше потомков, чем здоровые люди), то как ей удается сохраняться в популяции по крайней мере на протяжении нескольких сотен тысяч лет? Это противоречие, вокруг которого во многом и происходит главная борьба между разными теориями, получило название «эволюционного парадокса шизофрении»

      До недавнего времени ученым было совершенно неясно, какие именно особенности генома больных шизофренией предопределяют развитие болезни. На протяжении десятилетий горячие споры велись даже не о том, какие именно гены изменены у больных шизофренией, а о том, какова общая генетическая «архитектура» болезни.

      Имеется ввиду следующее. Геномы отдельных людей очень похожи друг на друга, отличия в среднем составляют менее 0,1 процента нуклеотидов. Некоторые из этих отличительных особенностей генома довольно широко распространены в популяции. Условно считается, что если они встречаются у более чем одного процента людей, их можно называть распространенными вариантами или полиморфизмами. Считается, что такие распространенные варианты появились в геноме человека более 100,000 лет назад, еще до первой эмиграции из Африки предков современных людей, поэтому они присутствуют обычно в большинстве человеческих субпопуляций. Естественно, что для того, чтобы существовать в значительной части популяции на протяжении тысяч поколений большая часть полиморфизмов должна быть не слишком вредна для своих носителей.

      Однако в геноме каждого из людей есть и другие генетические особенности,— более молодые и более редкие. Большая часть из них не предоставляет носителям какого-либо преимущества, поэтому их частота в популяции, даже если они фиксируются, остается незначительной. Многие из этих особенностей (или мутаций) имеют более или менее выраженное отрицательное влияение на приспособленность, поэтому они постепенно удаляются негативным отбором. Им взамен в результате непрерывного мутационного процесса появляются другие новые вредные варианты. В сумме частота любой из новых мутаций почти никогда не превышает 0,1 процентов, и такие варианты называют редкими.

      Так вот, под архитектурой болезни имеется ввиду то, какие именно генетические варианты — распространенные или редкие, имеющие сильный фенотипический эффект или лишь слегка увеличивающие риск развития болезни, — предопределяют ее появление. Именно вокруг это вопроса до недавнего времени и велись основные споры о генетике шизофрении.

      Единственный факт, бесспорно установленный молекулярно-генетическими методами относительно генетики шизофрении за последнюю треть XX века — ее невероятная сложность. Сегодня очевидно, что предрасположенность к болезни определяется изменениями в десятках генов. При этом все предложенные за это время «генетические архитектуры» шизофрении можно объединить в две группы: модель «распространенная болезнь — распространенная изменчивость» («common disease — common variants», CV) и модель «распространенная болезнь — редкие варианты» («common disease — rare variants», RV). Каждая из моделей давала свои объяснения «эволюционного парадокса шизофрении».

      Согласно модели CV генетическим субстратом шизофрении является некий набор генетических особенностей, полиген, — сродни тому, что определяет наследование количественных признаков вроде роста или массы тела. Такой полиген — это набор полиморфизмов, каждый из которых лишь немного влияет на физиологию (они называются «каузальными», т. к. хоть и не по одиночке, но приводят к развитию болезни). Чтобы поддерживать характерный для шизофрении довольно высокий уровень заболеваемости необходимо, чтобы этот полиген состоял из распространенных вариантов — ведь собрать в одном геноме много редких вариантов очень сложно. Соответственно и каждый человек имеет десятки таких рискованных вариантов в своем геноме. Суммарно все каузальные варианты определяют генетическую предрасположенность (liability) каждого отдельного человека к заболеванию. Предполагается, что для качественных сложных признаков, таких как шизофрения, имеется некое пороговое значение предрасположенности, и заболевание развивается только у тех людей, чья предрасположенность превышает это пороговое значение.

      Пороговая модель предрасположенности к заболеванию. Показано нормальное распределение предрасположенности, отложенной по горизонтальной оси. У людей, чья предрасположенность превышает пороговое значение, развивается заболевание.

      Впервые такая полигенная модель шизофрении была предложена в 1967 году одним из основателей современной психиатрической генетики Ирвингом Готтесманом, внесшим также значительный вклад в доказательство наследственной природы болезни. С точки зрения приверженцев модели CV сохранение высокой частоты каузальных вариантов шизофрении в популяции на протяжении многих поколений может иметь несколько объяснений. Во-первых, каждый отдельный такой вариант имеет довольно незначительное влияние на фенотип, такие «квази-нейтральные» варианты могут быть невидимы для отбора и оставаться распространенными в популяциях. Особенно это касается популяций с низкой эффективной численностью, где влияние случайности не менее важно, чем давление отбора — к таковым относится и популяция нашего вида.С другой стороны, выдвигались предположения о присутствии в случае шизофрении т. н. балансирующего отбора, т. е. позитивного влияния «шизофренических полиморфизмов» на здоровых носителей. Это не так уж и сложно представить. Известно, например, что для шизоидных личностей с высокой генетической предрасположенностью к шизофрении (которых много среди близких родственников больных), характерен повышенный уровень творческих способностей, что может слегка увеличивать их адаптацию (это показано уже в нескольких работах). Популяционная генетика допускает такую ситуацию, когда положительный эффект каузальных вариантов у здоровых носителей может перевешивать негативные последствия для тех людей, у которых этих «хороших мутаций» оказалось слишком много, что привело к развитию болезни.

      Вторая базовая модель генетической архитектуры шизофрении — модель RV. Она предполагает, что шизофрения — это собирательное понятие и каждый отдельный случай или семья историей заболевания — это отдельная квази-менделевская болезнь, связанная в каждом отдельном случае с уникальными изменениями в геноме. В рамках этой модели каузальные генетические варианты находятся под очень сильным давлением отбора и довольно быстро удаляются из популяции. Но так как в каждом поколении происходит небольшое количество новых мутаций, то между отбором и возникновением каузальных вариантов устанавливается некое равновесие.

      С одной стороны, модель RV может объяснить, почему шизофрения очень хорошо наследуется, но ее универсальных генов до сих пор не найдено: ведь в каждой семье наследуются свои собственные каузальные мутации, а универсальных просто нет. С другой стороны, если руководствоваться этой моделью, то приходится признать, что мутации в сотнях разных генов могут приводить к одному и тому же фенотипу. Ведь шизофрения — заболевание распространенное, а возникновение новых мутаций происходит редко. Например, данные по секвенированию троек отец-мать-ребенок показывают, что в каждом поколении на 6 миллиардов нуклеотидов диплоидного генома возникает лишь 70 новых однонуклеотидных замен, из которых в среднем только несколько теоретически могут оказывать какое-либо влияние на фенотип, а мутации других типов — еще более редкое явление.

      Тем не менее, некоторые эмпирические данные косвенно подтверждают такую модель генетической архитектуры шизофрении. Например, в начале 90-х годов было обнаружено, что около одного процента всех больных шизофренией имеют микроделецию в одной из областей 22-ой хромосомы. В подавляющем большинстве случаев эта мутация не наследуется от родителей, а происходит de novo в ходе гаметогенеза. Один из 2000 людей рождается с такой микроделецией, приводящей к разнообразным нарушениям в работе организма, названным «синдромом Ди Джорджи». Для страдающих этим синдромом характерны серьезные нарушения когнитивных функций и иммунитета, часто они сопровождаются гипокальциемией, а также проблемами с сердцем и почками. У четверти больных синдромом Ди Джорджи развивается шизофрения. Заманчиво было бы предположить, что и другие случаи шизофрении объясняются сходными генетическими нарушениями с катастрофическими последствиями.

      Другим эмпирическим наблюдением косвенно подтверждающим роль de novo мутаций в этиологии шизофрении является связь риска заболеть с возрастом отца. Так, по некоторым данным среди тех, чьим отцам было больше 50 лет на момент рождения, в 3 раза больше больных шизофренией, чем среди тех, чьим отцам было меньше 30. С другой стороны, довольно давно выдвигались гипотезы о связи возраста отца с возникновением de novo мутаций. Такая связь, например, давно установлена для спорадических случаев другой (моногенной) наследственной болезни — ахондроплазии. Эта корреляция совсем недавно была подтверждена вышеупомянутыми данными по секвенированию троек: количество de novo мутаций связано с возрастом отца, но не с возрастом матери. По расчетам ученых от матери ребенок в среднем получает 15 мутаций независимо от ее возраста, а от отца — 25, если ему 20 лет, 55, если ему 35 лет и более 85, если он старше 50. То есть количество de novo мутаций в геноме ребенка увеличивается на две с каждым годом жизни отца.

      Казалось, что вместе эти данные довольно ясно указывают на ключевую роль de novo мутаций в этиологии шизофрении. Однако ситуация на самом деле оказалась гораздо сложнее. Уже после разделения двух основных теорий, на протяжении десятилетий генетика шизофрении находилась в стагнации. Не было получено почти никаких достоверных воспроизводимых данных в пользу одной из них. Ни об общей генетической архитектуре болезни, ни о конкретных вариантах, влияющих на риск развития заболевания. Резкий скачок произошел за последние 7 лет и он связан прежде всего с технологическими прорывами.

      Секвенирование первого генома человека, последующее усовершенствование технологий секвенирования, а затем появление и повсеместное внедрение высокопроизводительного секвенирования позволили наконец получить более или менее полное представление о структуре генетической вариабельности в человеческой популяции. Эта новая информация сразу стала использоваться для полномасштабного поиска генетических детерминант предрасположенности к тем или иным заболеваниям, в том числе и к шизофрении.

      Строятся подобные исследования примерно так. Сначала собирается выборка неродственных больных людей (cases) и примерно такая же по размеру выборка неродственных здоровых индивидуумов (controls). У всех этих людей определяется наличие тех или иных генетических вариантов — как раз в последние 10 лет у исследователей появилась возможность определять их на уровне целых геномов. Затем производится сравнение частоты встречаемости каждого из определенных вариантов между группами больных людей и группой контроля. Если при этом удается найти статистически достоверное обогащение того или иного варианта у носителей, его называют ассоциацией. Таким образом среди необъятного числа существующих генетических вариантов находятся те, которые связаны с развитием болезни.

      Важной величиной, характеризующей эффект ассоциированного с болезнью варианта, является OD (odds ratio, отношение рисков), которое определяется как отношение шансов заболеть у носителей данного варианта по сравнению с теми людьми, у которых он отсутствует. Если величина OD варианта равна 10, это означает следующее. Если взять случайную группу носителей варианта и равную ей группу людей, у которых данный вариант отсутствует, окажется, что в первой группе больных будет в 10 раз больше, чем во второй. При этом чем ближе OD к единице у данного варианта, тем бoльшая выборка нужна для того, чтобы достоверно подтвердить то, ассоциация действительно существует, — что это генетический вариант действительно влияет на развитие болезни.

      Подобные работы позволили к настоящему времени обнаружить по всему геному более десятка субмикроскопических делеций и дупликаций, ассоциированных с шизофренией (их называют CNV — copy number variations, одна из CNV как раз вызывает уже известный нам синдром Ди Джорджи). Для обнаруженных CNV, вызывающих шизофрению, OD колеблется в интервале от 4 до 60. Это высокие значения, однако из-за чрезвычайной редкости даже суммарно все они объясняют только очень небольшую часть наследуемости шизофрении в популяции. Что же отвечает за развитие болезни у всех остальных?

      После сравнительно неудачных попыток найти такие CNV, которые бы вызывали развитие болезни не в нескольких редких случаях, а у значительной части популяции, сторонники «мутационной» модели возлагали большие надежды на другой тип экспериментов. В них сравнивают у больных шизофренией и здоровых контролей не наличие массивных генетических перестроек, а полные последовательности геномов или экзомов (совокупностей всех кодирующих белки последовательностей). Такие данные, получаемые с использованием высокопроизводительного секвенирования, позволяют находить редкие и уникальные генетические особенности, которые невозможно обнаружить другими методами.

      Удешевление секвенирования сделало в последние годы возможным эксперименты такого типа на довольно больших выборках — включающих в последних работах несколько тысяч больных и столько же здоровых контролей. Каков результат? Увы, пока удалось обнаружить лишь один ген, редкие мутации в котором достоверно ассоциированы с шизофренией — это ген SETD1A, кодирующий один из важных белков, участвующих в регуляции транскрипции. Как и в случае с CNV, проблема тут та же самая: мутации в гене SETD1A не могут объяснять сколько-нибудь значимой части наследуемости шизофрении из-за того, что они просто очень редкие.

      Связь распространенности ассоциированных генетических вариантов (по горизонтальной оси) и их влияния на риск развития шизофрении (OR). На основном графике красными треугольниками показаны некоторые из обнаруженных к настоящему времени CNV, ассоциированные с болезнью, синими кружками – SNP по данным GWAS. Во врезе в тех же координатах представлены области редких и частых генетических вариантов.

      Есть указания на то, что существуют и другие редкие и уникальные варианты, которые влияют на предрасположенность к шизофрении. И дальнейшее увеличение выборок в экспериментах с использованием секвенирования должно помочь отыскать некоторые из них. Однако, несмотря на то, что исследование редких вариантов еще может принести некоторое количество ценной информации (особенно эта информация будет важна для создания клеточных и животных моделей шизофрении), большинство ученых в настоящее время сходятся во мнении, что редкие варианты играют лишь второстепенную роль в наследуемости шизофрении, а модель CV намного лучше описывает генетическую архитектуру болезни. Убежденность в верности CV модели пришла прежде всего с развитием исследований типа GWAS, о которых мы подробно расскажем во второй части. Коротко говоря, исследования такого типа позволили обнаружить ту самую распространенную генетическую изменчивость, описывающую значительную долю наследуемости шизофрении, существование которой предсказывалось моделью CV.Дополнительным подтверждением CV модели для шизофрении является связь между уровнем генетической предрасположенности к шизофрении и так называемыми расстройствами шизофренического спектра. Еще ранние исследователи шизофрении заметили, что среди родственников больных шизофренией часто встречаются не только другие больные шизофренией, но и «эксцентрические» личности со странностями характера и симптоматикой сходной с шизофренической, но выраженной менее ярко. Впоследствии подобные наблюдения привели к концепции, согласно которой существует целый набор болезней, для которых характерны более или менее выраженные нарушения в восприятии реальности. Эта группа болезней получила название расстройства шизофренического спектра. Помимо различных форм шизофрении к ним относят бредовые расстройства, шизотипическое, параноидное и шизоидное расстройства личности, шизоаффективное расстройство и некоторые другие патологии. Готтесман, предлагая свою полигенную модель шизофрении, предположил, что у людей с субпороговыми значениями предрасположенности к болезни могут развиваться другие патологии шизофренического спектра, причем тяжесть заболевания коррелирует с уровнем предрасположенности.

      Если эта гипотеза верна, логично предположить, что генетические варианты, обнаруженные как ассоциированные с шизофренией, будут обогащены и среди людей, страдающих расстройствами шизофренического спектра. Для оценки генетической предрасположенности каждого отдельного человека используется специальная величина, называемая уровнем полигенного риска (polygenic risk score). Уровень полигенного риска учитывает суммарные вклад всех идентифицированных в GWAS распространенных рискованных вариантов, имеющихся в геноме данного человека, в предрасположенность к болезни. Оказалось, что, как и предсказывала модель CV, значения уровня полигенного риска коррелируют не только с самой шизофренией (что тривиально), но и с другими болезнями шизофренического спектра, причем тяжелым типам расстройств соответствуют более высокие уровни полигенного риска.

      И все-таки остается одна проблема — феномен «старых отцов». Если большая часть эмпирических данных подтверждает полигенную модель шизофрении, как согласовать с ней давно известную связь между возрастом отцовства и риском детей заболеть шизофренией?

      Некогда было выдвинуто изящное объяснение этого феномена с точки зрения модели CV. Предполагалось, что позднее отцовство и шизофрения не являются соответственно причиной и следствием, а представляют собой два следствия общей причины, а именно генетической предрасположенности поздних отцов к шизофрении. С одной стороны, высокий уровень предрасположенности к шизофрении может коррелировать у здоровых мужчин с более поздним отцовством. С другой стороны, очевидно, что высокая предрасположенность отца предопределяет повышенную вероятность того, что его дети заболеют шизофренией. Выходит, что мы можем иметь дело с двум независимыми корелляциями, а значит накопление мутаций в предшественниках сперматозоидов у мужчин может почти никак не влиять на развитие шизофрении у их потомков. Недавно полученные результаты моделирования, учитывающего эпидемиологические данные, а также свежие молекулярные данные по частоте de novo мутаций, хорошо согласуются именно с таким объяснением феномена «старых отцов».

      Таким образом, в настоящий момент можно считать, что убедительных аргументов в пользу «мутационной» RV модели шизофрении уже почти не осталось. А значит ключ к этиологии болезни лежит в том, какой именно набор распространенных полиморфизмов вызывает шизофрению в соответсвии с CV-моделью. Тому, как этот набор ищут генетики и что им уже удалось обнаружить, будет посвящена вторая часть нашей истории.

      alev.biz

      Это интересно:

      • От стресса жир на животе Как убрать жир с живота Не секрет, что в развитых странах та или иная степень ожирения наблюдается у значительной части населения. Задача, как убрать жир с живота и с боков, уже не считается только косметической проблемой. Избыточная масса тела существенно увеличивает риск ишемической болезни сердца, сахарного диабета второго типа, артериальной […]
      • Боязнь быть на улице одному Лечение Агорафобии, Страха выйти на улицу Страх, испытываемый в открытых местах или при выходе на улицу переживается человеком эмоционально. Агорафобия с паническими атаками лечится. Страх выхода на улицу часто сопровождается проявлениями такой симптоматики как паническая атака, что так или иначе связано с непосредственными изменениями нервной […]
      • Причины последствий от стресса От гриппа до потери памяти: 5 неожиданных последствий стресса Независимо от того, застряли ли вы в пробке, находитесь на собеседовании или спешите на первое свидание, вы в любом случае испытываете влияние стресса. Просто потому, что стрессовые факторы присутствуют в нашей жизни на регулярной основе. Но если одни из нас поддаются им, то другие […]
      • Болезни печени от стресса Болезни печени от стресса Ученые установили прямую связь между заболеваниями печени и хроническим стрессом. Результаты исследования экспертов Эдинбургского университета и Копенгагенской университетской больницы показали большую склонность к развитию гепатита и цирроза у людей, которые плохо спят и постоянно нервничают. Примечательно, что лица, […]
      • Ожирение от анорексии От анорексии до ожирения Опубликовал: admin в Эффективное похудение 09.04.2018 0 25 Просмотров Здравствуйте, уважаемые Читательницы! Сегодня мы поговорим о том, почему можно дойти от анорексии до ожирения. Ничто так не способно повысить самооценку, как восхищенные взгляды противоположного пола и завистливые своего. С древних времен красивое тело […]
      • Сладости и стресс Сладости для диабетиков Сладости для диабетиков и возможность их употребления являются вопросом спорным. Ведь данное заболевание характеризуется нарушением в процессах усвоения сахара организмом. Таким образом, очевидной кажется необходимость полностью отказаться от различного вида сладостей. Однако сделать это, разумеется, очень непросто. […]
      • Психическое расстройство потеря памяти Психические заболевания с потерей памяти Психические заболевания с потерей памяти Синдром потери кратковременной памяти При этой разновидности амнезии человек забывает вещи, только что с ним произошедшие. В повседневной жизни мы часто жалуемся на плохую память, и когда забываем что-то купить или сделать, говорим «память отшибло». Но каково это на […]
      • Русь и золотая орда проблемы взаимоотношения Учебные материалы по Истории России ответы на вопросы в краткой и полной форме Русь и орда: проблемы взаимовлияния После нашествия монголо-татар такие сильные княжества, как Черниговское, Галицко-Волынское, Смо­ленское, теряют независимость и входят в состав Лит­вы и Польши. Другими словами, перестает существовать политическая структура, […]