Речь при заикании

Что общего у Мэрилин Монро, Уинстона Черчиля, Льюиса Кэррола и Исаака Ньютона?

Разумеется, талант и известность, но их объединяет не только это. Все они заикались.

Заикание — сложное нарушение речи, проявляющееся расстройством её нормального ритма, непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов, что происходит вследствие судорог органов артикуляции. Иными словами, заикание — это нарушение ритма и плавности речи, порождающее затруднения в устном общении.

Здоровый человек 7-10 процентов речи произносит с прерыванием — повторяет отдельные слова или фразы (звуки: э–э, м-м, или междометия). Однако, когда перерывы в речи составляют более 10 процентов — это уже заикание. В то время, как для большинства людей речь считается чем-то самим собой разумеющимся, заикающиеся испытывают неимоверные трудности при использовании устной речи в повседневной жизни.

В разных странах мира процент заикающихся неодинаков и зависит от некоторых национальных черт, например, от особенностей темперамента, определяющих в известной мере такие характеристики языка как темп, ритм, расстановка пауз, интонация. В Европе число заикающихся уменьшается с запада на восток: у французов — 5,7 %, у немцев — 2%, у русских — 1,2%. Чаще всего заикание возникает у детей в возрасте от двух до пяти лет, причем мальчики страдают этим дефектом речи в 4 раза чаще девочек. Очень важно не пропустить первые признаки заикания: речь ребенка неуверенная, неплавная, с частыми повторами слов, сопряжена с видимым напряжением и часто расстраивает его. Иногда малыш внезапно замолкает и вовсе отказывается говорить. В таком случае необходимо срочно обратиться к логопеду. Наивысшего развития заикание достигает обычно в юношеском возрасте, а после 30 лет начинает ослабевать.

Любые нарушения речи , в том числе заикание, лучше всего удается скорректировать при максимально раннем начале лечения. В настоящее время разработано множество методик лечения заикания – от лекарственных препаратов и иглоукалывания до специальных антизаикательных устройств и компьютерных программ.

На сегодняшний день ученые выделяют два основных типа заикания. Первый возникает у детей с дефектом нервной системы. Причины такого заикания: наследственная предрасположенность, травма при родах, тяжело протекающая беременность матери, частые болезни в первые годы жизни. Внешне ребенок кажется вполне здоровым и умным, вот только заикается. А при неврологическом обследовании у таких детей находят, как правило, признаки повышенного внутричерепного давления, изменение рефлексов и повышенную судорожную готовность.

Второй тип заикания возникает у детей с изначально здоровой нервной системой. Заиками они становятся в результате неврозов, вызванных сильным переутомлением и стрессами. Причины невротичного заикания могут быть самыми разнообразными: испугала неожиданно упавшая со шкафа кошка, перетрудился, заучивая по просьбе родителей непомерно большое количество стихов, расстроился из-за болезни дедушки. Разумеется, не каждый ребенок после просмотра фильма о Фредди Крюгере станет заикаться, но впечатлительный и нервный — вполне. При таком типе заикания дефект речи может усиливаться при эмоциональном возбуждении и нервно-психическом напряжении.

Существуют и экзотические причины заикания. Бывает, что ребенок начинает заикаться, чтобы стать похожим на заикающегося родственника или знакомого. А некоторые дети навсегда становятся заиками, после того, как их в принудительном порядке переучат из левшей в правшей.

На заикание может быть похоже такое нарушение речи как скандированная речь, при которой больной говорит то быстро, то медленно, то громко, то тихо — такой выговор характерен для заболевания мозжечка и иначе называется речевой атаксией. Истинное заикание усиливается при волнении, ослабевает в спокойной обстановке, заикающиеся люди хорошо поют.

Заикание это результат периодически возникающих судорог мышц речевого аппарата — языка, губ, мягкого неба или нижней челюсти. Несколько кратковременных сокращений мышц приводят к непроизвольному повторению отдельных звуков и слогов ( клоническое заикание ), сильное длительное сокращение мышц вызывает задержку речи ( тоническое заикание ); часто имеет место смешанная форма заикания , когда сочетаются оба вида нарушений. Иногда к судорогам мышц речевого аппарата присоединяются судороги мышц лица и конечностей — возникают непроизвольные, насильственные движения.

Почему же появляются эти странные судороги? Почему одни люди заикаются, а другие нет? Причины заикания лежит очень глубоко, в головном мозге человека. Именно там расположены особые нервные центры, отвечающие за речь. Чтобы мы могли общаться не только с помощью гримас и жестов, еще в раннем детстве нервные клетки нашего мозга формируют три важные структуры, контролирующие речь. Центр Брока — голосовой центр, отвечает за работу мышц и связок, участвующих в речи. Центр Вернике — слуховой центр, распознает собственную речь и речь окружающих. Ассоциативный центр — анализирует, что было сказано и принимает решение, о чем говорить дальше. Слаженная работа этих центров формирует так называемый речевой круг: Голосовой центр позволяет нам сказать фразу и одновременно активизирует центр слуха. Слуховой центр воспринимает речь и дает команду ассоциативному центру: «Думай!». А тот, подумав, активизирует голосовой центр. И так далее.

Периодические разрывы речевого круга вследствие неодинаковой скорости работы речевых центров и лежат в основе заикания. Как совершенно верно отмечал еще Сикорский, заикание чаще всего возникает у детей. Именно в возрасте 2-5 лет, когда речевые центры и синхронная связь между ними только формируется, спровоцировать заикание легче всего.

Механизм заикания современная медицина представляет примерно так. Вышеперечисленные изменения нервной системы могут привести к перевозбуждению центра Брока (самого мощного из речевых центров). Скорость его работы увеличивается, и речевой круг временно размыкается. Перевозбуждение переносится на расположенные рядом участки коры головного мозга, отвечающие за двигательную активность. В результате возникают мышечные судороги, человек заикается, а центр Брока расслабляется до нормы и снова замыкает речевой круг. Интересно, что нервные импульсы при перевозбуждении нервной системы и согласные звуки (особенно глухие) близки по своей частотной характеристике. Поэтому заикание практически всегда возникает на согласных и очень редко на гласных.

Прерывание речи при заикании бывает разным. Возможны повторения звуков или слогов, блоки молчания, неестественное растягивание звуков. Заикание часто сопровождаются напряжением и тревогой, гримасами лица или тиком.

Если ваш ребенок колеблется перед началом речи, повторяет слова, запинается перед произношением слова или фразы, присмотритесь к нему повнимательнее. Многие дети торопятся сказать что-либо, и не успевают выразить свою мысль в правильной словесной форме. Неуверенная, неплавная речь и повторения в возрасте от двух до семи лет является вариантом нормы. Но если они встречаются слишком часто и связаны с напряжением или избегающим поведением, это может указывать на начинающееся заикание.

Следующие признаки указывают на начальную стадию заикания:

  • Часто встречающиеся повторы слов.
  • Пролонгированные звуки.
  • Избегание ситуации общения, фразы: «Я не могу этого сказать».
  • Расстроенный вид.
  • Напряженный вид мышц лица и шеи.
  • Речь с неожиданными подъемами громкости голоса.

medportal.ru

Глава 6. Коррекция речи при заикании

6.1. Методы и приемы коррекции речи при заикании

В разные исторические периоды вопрос о лечении заикания решался по-разному. В начале первого тысячелетия приоритет­ным было мнение о необходимости хирургического вмешатель­ства. Считалось, что подсечки мышц, устранение нагноений в полости рта и прочего должны приводить к устранению этого де­фекта речи. Однако хирургический метод впоследствии не оп­равдал себя. Лидирующими методами стали дидактические. За­икающихся в основном тренировали в приемах правильной ре­чи. Отрабатывалось правильное произнесение звуков, слов, фраз, тренировалась выразительная речь. В этот период были со­зданы многие ценные методы по отработке речевого дыхания, коррекции голоса и артикуляции, используемые в логопедиче­ской практике и до сих пор. Особенно важными здесь являются работы А.И. Сикорского, Г. Гутцман, И.К. Хмелевского и др. Особый дидактический метод в виде рациональной психотера­пии предложил Е. Фрешельс. Однако через некоторое время ста­ло ясно, что одни логопедические приемы не обеспечивают же­лаемого терапевтического эффекта.

Дидактическое направление сменилось психологическим, в котором основное значение придавалось учету индивидуальных особенностей личности заикающегося, а также тому, чтобы со­здать вокруг него максимально благоприятную в психологическом плане среду. Об этом писали Ю.А. Флоренская, В.Н. Мясищев, С.С. Ляпидевский, A.M. Свядощ, Г.Е. Сухарева и др.

В каждый из периодов терапии заикания были созданы цен­ные методы и приемы воздействия на пациента. В настоящее время стало очевидным, что все направления, разрабатываемые ранее, необходимо объединить. Наиболее ощутимый положи­тельный эффект дает только комплексная система лечения за­икания. Его невозможно преодолеть без лечения нервной систе­мы в целом, и речевой в частности. В каждом конкретном случае способ лечения требует учета индивидуальных особенностей за­болевания и характера заикающегося. Необходимо «привести в порядок» его личность. Прежде всего, усилия здесь должны быть направлены на устранение комплекса неполноценности (если он уже появился), на формирование веры в свои силы, на убежде­ние в том, что заикание — это не крах жизненных планов, а пре­одолимая преграда на пути к их осуществлению. Особенно тяже­лы эти состояния у подростков, что объясняется целым рядом причин. Следует выработать адекватное отношение заикающе­гося к своему речевому дефекту, чтобы он не «приписывал» окружающим то отношение к себе, которого у них обычно нет. Необходимо убедить пациента в истинном масштабе помех, ко­торые несет в себе заикание. Обучение «технике» речи является важным, но тем не менее не самостоятельным способом устра­нения дефекта.

Психотерапевтическое направление реабилитационного комп­лекса, используемого при заикании, в первую очередь актуально для взрослых. Маленький ребенок, к счастью, еще не осознает всех моментов, которые могут играть психотравмирующую роль, Тем не менее многих детей заикание нервирует, мешает выска­заться. Нередко дети чувствуют беспокойство, волнение по это­му поводу взрослых и пока еще бессознательно заостряют вни­мание на отрицательных моментах речевого общения. Затем это «запавшее в память» беспокойство дает ростки будущего страха речи, дискомфорта речевого общения. Следовательно, не только взрослый, но и ребенок нуждается в мерах по профилактике ис­кажений личности, предотвращению образования невротиче­ских комплексов.

Кроме того, работа по устранению заикания требует комплексного лечения пациента, т.е. от всех болезней, которыми он страдает. Лечение заикания должно носить комплексный характер. Это положение получило научно обоснованное завершение и работах профессора, академика РАО В.М. Шкловского. Оно является необходимым условием достижения ощутимого успеха.

Исходя из идеи комплексного лечения заикания, в ее вопло­щении должны участвовать:

Врачи-психоневрологи, которые назначают необходимые лекарства, исходя из состояния нервной системы.

Врачи-психотерапевты, которые используют разные виды психотерапии, включая гипноз, аутотренинг, а также разные приемы экстрасенсорного воздействия.

Иглотерапевты. Они, воздействуя на специальные точки (нервные узлы), снимают нервное напряжение.

Психологи, которые, изучая личность заикающегося, вы­являют слабые стороны его характера и помогают ему исправить их. Психологи учат заикающегося общаться в разных жизненных ситуациях, а также помогают ему выразить себя творчески — в музыке, живописи, игре на сцене и прочем.

Логопеды учат правильно дышать во время речи, пользо­ваться голосом, легко артикулировать, говорить плавно и рит­мично. Распространено мнение, что у заикающихся есть особен­но трудные звуки, что они больше заикаются, например, на бук­ве «п», чем на букве «с». Но это неверно. Трудны не сами звуки. Заикающихся подводит ожидание неудачи при произнесении какого-либо звука, что и приводит к появлению запинок. Поэто­му задача логопеда не исправить произношение этих звуков, а доказать, что говорить их так же легко, как и все другие.

Инструкторы по ЛФК. При заикании полезны оздорови­тельные мероприятия, включающие закаливание, массаж, физ­культуру. Это, во-первых, укрепляет организм, во-вторых, про­исходит как бы «сбрасывание» через мышцы отрицательной нервной энергии.

При этом следует подчеркнуть, что хотя каждый специалист вносит важную лепту в лечение заикания, ни один из них не смо­жет устранить его самостоятельно. Поэтому врачи, или психоло­ги, или логопеды, которые гарантируют, что вылечат заикание, работая в одиночку, как правило, не выполняют своих обеща­ний. Даже комплексный метод, к сожалению, не всегда приво­дит к полному излечению.

Таково положение с терапией заикания не только в нашей стране, но и вообще в мире. Причина — прежде всего в недоста­точной изученности этого недуга. Заикание — рецидивирующее заболевание. Оно часто сопровождается обострениями и внезап­ными возвратами болезни после, казалось бы, ее полного устра­нения.

На речь заикающегося влияет все: и психическое, и физиче­ское состояние организма. Иными словами, не только заболевания или слабость центральной нервной системы являются врага­ми заикающегося, но и практически любые болезни. Они ослаб­ляют организм и могут «сбивать» речевые зоны мозга с режима работы. Так что здоровьем заикающегося надо заниматься со всех сторон.

Для устранения заикания применяются также различные тех­нические устройства. Все они имеют целью изменить патологи­чески закрепленные акустические характеристики речи заикаю­щихся. В настоящее время известны четыре типа аппаратов, изменяющих акустические характеристики речи путем воздейст­вия на ее разные параметры, а именно на звукопроизношение, силу звука (в сторону звукоусиления), ритмические характерис­тики, а также путем введения «эхо»-эффекта. Наиболее часто на практике используется последний способ. Существует аппарат «Эхо», основанный на принципе задержанной обратной связи. Ее принцип был в 1952 году сформулирован Б. Ли, в 1959 году Б. Адамчиком предложено само устройство, которое в 1965 году модифицировано Л.Я. Миссуловиным для коррекции речи рус­скоязычных заикающихся. Суть метода состоит в использовании биологической обратной связи (БОС), которая имеет место при каждом акте живого организма. Она состоит в том, что в мозг обязательно поступают сигналы о результатах его выполнения. Эффект обратной связи закрепляет как нормативные действия, так и патологические. Изменяя привычные параметры обратной связи можно воздействовать и на сам выполняемый акт, в том числе и речевой. При использовании аппарата «Эхо» заикаю­щийся слышит через наушники собственную речь в отставлен­ном режиме, т.е. не по ходу говорения, а через некоторое время. Это «сбивает» его с патологического стереотипа речи, и она «вы­равнивается». Длительность такого эффекта индивидуальна: у одних заикающихся она является стойкой, у других — недолгов­ременной. На идее изменения патологического стереотипа гово­рения основаны и другие технические устройства — «Монолог», «ЧАО Биосвязь» и др.

В лечении заикания, начиная с возраста половой зрелости пациента, используется и гипноз. Гипноз может ввести в такое состояние, когда речь станет нормативной, но лишь на время. За сеансом гипноза обязательно должна следовать специальная ритмика режима молчания и его грамотного «снятия». Затем не­обходима упорная работа не только по технике речи, но и по введению полученных навыков в жизнь. Это сложная и длительная система тренировок рассчитана на применение полученных на занятиях речевых навыков в разных жизненных ситуациях.

Особенно важно выбрать оптимальное направление логопеди­ческой работы при заикании, поскольку именно она наиболее прямо связана с состоянием речи.

Существуют различные школы логопедического воздействия при заикании, по концепции в значительной мере отличающие­ся друг от друга. Так, одни специалисты считают, что обязателен «перевод» заикающегося на медленную, плавную речь — речь нараспев. Они мотивируют это тем, что, когда заикающиеся по­ют, они не заикаются. Только что ребенок или взрослый не мог сказать ни слова, но вот запел — и заикание исчезает. Объясня­ется это тем, что пение имеет четкий и, главное, повторяющийся (периодичный) ритм, заранее известный поющему, в отличие от речи, которая не имеет таких «подсказок». В ней ритм постоянно меняется, т.к. он сложнее музыкального. Приближая речь к пению — говоря медленно и нараспев, заикающиеся существен­но облегчают себе задачу. Однако они редко используют речь на­распев для жизни. Очевидно, причиной этого является то, что медленная речь не позволяет выразить себя эмоционально, не позволяет оставаться в речи самим собой, а постоянно «играть роль» очень трудно. Темп речи — одна из важнейших характе­ристик личности.

Другой способ «обхода» запинок — это ритмизированная речь, т.е. говорение с жестким слоговым или словесным ритмом, когда каждый слог или каждое слово выделяется голосом, а их цепочки произносятся равномерно. Этот прием тоже «убирает» запинки, но также, как и речь нараспев, мало пригоден для жизни.

Большое значение этому приему придается В.М. Шкловским и сотрудниками Московского Центра патологии речи и нейрореабилитации. В начале курса обучения используется жесткий по-слоговой ритм, с течением времени он ослабляется (нивелирует­ся), подключается словесный ритм, а затем и он интериоризируется (убирается внутрь). Таким образом, делается расчет на выработку нового способа плавной, слитной, ритмически орга­низованной речи, которая должна вытеснить старый патологи­ческий стереотип речи с запинками.

Значительный период времени отводится тому, чтобы ритми­зированной речи придать выразительность, т.е. приспособить ее для передачи эмоционального состояния говорящего. Большую роль в этом играют групповые логопедические и психокоррекционные занятия, где больные общаются в рамках приемов роле­вой терапии. Постепенно больные должны «приспособить» речь с нивилированным ритмом к использованию ее в различных жизненных ситуациях и в конце концов перейти на норматив­ный способ говорения, лишенный ритмических опор, имеющих внешнее выражение. Следовательно, медленная и ритмизиро­ванная речь может рассматриваться лишь как этап на пути к нор­мальной речи. Ее роль в основном состоит в том, чтобы убедить пациента, что он может говорить без запинок. Затем необходимо выработать нормативный способ говорения.

Работа по коррекции речи при заикании обычно включает упражнения по нормализации речевого дыхания, голосоподачи, артикулирования.

Заключительный этап рассчитан на выработку навыка пуб­личной речи. Это особенно актуально для взрослых заикающих­ся. Для этого также существует ряд специфических функцио­нальных тренировок, требующих длительного грамотного про­фессионального сопровождения пациента.

Иногда врачи и, что еще более непростительно, логопеды от­казывают в лечении двухлетним детям с заиканием, рекомендуя отложить это до пятилетнего возраста. Это грубая ошибка. При заикании лечение нужно начинать немедленно, как только оно возникло — в инициальной стадии. При этом необходимо пом­нить следующее:

Заикание — проявление неустойчивости процессов нервной деятельности или органического поражения нервной системы.

Обращаться к специалистам по устранению заикания сле­дует сразу же, как только оно обнаружено.

Ни в коем случае нельзя выказывать при ребенке своего волнения по поводу заикания и не употреблять в его присутст­вии само слово «заикание».

Нужно стараться самим говорить спокойно, не растягивая слова, но и не убыстряя темпа речи.

Следует строго следить за общим состоянием здоровья за­икающегося ребенка, своевременно лечить его и обязательно закаливать, приобщая к спорту.

Необходимо обеспечить ребенку максимум положительных эмоций: ровное доброжелательное отношение со стороны взрослых, занятие любимым делом (музыкой, рисованием, танцами и т.д.), исключив при этом чтение психотравмирующих книг, просмотр таких же фильмов, слишком возбуждающие игры.

Последний совет требует, однако, уточнения. Многие специалисты по заиканию рекомендуют детям, проходящим лечение, желательно щадящий режим, то есть ограничение всех видов эмо­ционального воздействия. Они советуют совсем не читать за­икающемуся ребенку книг, не водить в театр, не разрешать смотреть даже детские передачи по телевизору. Они также считают Полезным ограничить речь ребенка или же вообще перевести его в режим молчания.

Теоретически эти рекомендации правильны. Нервную систе­му заикающегося следовало бы максимально релаксировать. Од­нако сделать это часто не под силу ни специалистам, ни родите­лям. Ребенок не хочет молчать, он хочет играть с любимыми иг­рушками, общаться с детьми, требует развлечений. Запрет всего этого сам по себе является насилием, а именно его необходимо избежать при правильной линии поведения с ребенком. Значит, выход один: ослабить запреты и оберегать ребенка от отрица­тельных эмоций, умело направлять его поведение, находить не травмирующие нервную систему способы удовлетворения жела­ний. Такой подход одновременно направлен и на закаливание психики. Ведь ограничение эмоциональных нагрузок не может продолжаться вечно, а как только запрет будет снят, возбуждение обрушится на психику ребенка с удвоенной силой.

Еще более сложен вопрос с наказаниями. Каждое наказание может «сорвать» нервную систему и спровоцировать обострение заикания. С другой стороны, не наказывать ребенка — значит, упустить время выработки соответствующих возрасту норм пове­дения. Приходится лавировать, искать золотую середину. Чтобы у ребенка не создавалось впечатления безнаказанности, иногда можно сделать вид, что они на замечены. Если же запрет необ­ходим, он должен носить спокойный характер, без нервозности со стороны запрещающего. В дальнейшем неприятный осадок от запрета родители могут восполнить лаской и другими проявле­ниями любви.

Само по себе ровное, спокойное, доброжелательное общение с ребенком — прекрасное средство лечения любого невротиче­ского состоянии, в том числе и заикания. При благоприятном стечении обстоятельств заикание может исчезнуть и никогда больше не возникать. К сожалению, бывает это не так часто, как хотелось бы. Тем не менее главное — вовремя принять меры.

Основные приемы преодоления заикания в инициальной стадии развития должны проводиться на фоне лечения, общеук­репляющих мероприятий, значительного объема физических на­грузок. Физические упражнения в первую очередь должны быть направлены на выработку общей ритмической базы, от которой зависит режим функционирования регуляторных систем мозга. К видам движения, эффективным в этом отношении, относятся ходьба, бег, плавание, езда на велосипеде и т.п. Как видно, все эти виды движений имеют нечто общее, а именно их ритм носит итеративный (последовательно-равномерный) характер, а спо­соб осуществления отличается реципрокостью, т.е. поочередностью в задействовании конечностей и вообще сторон тела. Это способствует «выравниванию» на элементарном, базисном уровне, оказывающем восходящее влияние на межполушарное взаи­модействие. Опыт показывает, что дозировка таких движений должна быть значительной: у ребенка должны появиться при­знаки физической усталости, ослабляющей выраженность нев­ротического компонента.

studfiles.net

Независимый сайт о заикании

Содержание логопедических занятий

Дидактический принцип систематичности и последовательности в логопедических занятиях с заикающимися отражается, прежде всего, в логическом расположении содержания этих занятий, когда сообщение определенных знаний и воспитание навыков правильной речи у заикающихся происходит в строго систематическом и последовательном порядке с учетом их речевых возможностей, когда весь процесс обучения идет от простого к сложному, от известного к неизвестному, от легкого к трудному.

Непостоянство проявлений заикания известно давно. И с давних пор специалистов не покидает надежда найти средство или способ удержать, закрепить возможности свободной речи у заикающегося: будь то при какой-то определенной форме речи или каких-то особых ситуациях. Специалисты разных времен постоянно находились и находятся в поисках таких приемов, способов, средств, которые позволили бы перенести эти зачатки свободной речи у заикающихся в обстановку естественного общения с окружающими людьми. Истории известны многочисленные попытки создать разные системы постепенных последовательно усложняемых упражнений, которые должны были бы служить в качестве переходного мостика от легких форм речи для заикающихся к более трудным. Эти упражнения являлись бы одновременно и той необходимой тренировкой, которая должна позволить заикающемуся говорить, не задумываясь, свободно в любых условиях.

Что же это за факторы, которые могут влиять на усиление или ослабление судорог? Ведь знание этих факторов позволит найти и способы, как управлять речевыми судорогами, предупреждать их или избегать.

Оказывается таких факторов много. Одни из них относятся к особенностям собственно устной речи человека. Другие могут быть отнесены к особенностям внешних условий, окружающих человека в момент его речевого общения, или к особенностям его внутреннего состояния при этом.

Наблюдения показывают, что на речь заикающегося ребенка оказывает влияние разная степень ее самостоятельности.

Это значит, что частота и сила речевых судорог зависит от того, говорит ли ребенок сам (задает вопросы, самопроизвольно выражает свои мысли, желания) или делает это с чьей-либо помощью. Эта помощь (прямая или косвенная) может выражаться в подсказке ему образца фразы и даже просто в совместном ее проговаривании.

В зависимости от степени самостоятельной речи в ней можно выделить несколько постепенно усложняющихся этапов:

Сопряженная речь, когда ребенок вслед за логопедом и вместе с ним произносит фразы.

Это наиболее легкая для заикающихся форма речи. В случае даже очень тяжелых форм заикания ребенок сопряженно говорит совершенно свободно. Это связано с тем, что при этой форме речи он фактически лишь копирует чужую фразу (ее конструкцию, манеру произнесения), да и произносит ее даже не самостоятельно, а с посторонней помощью. Степень самостоятельности здесь практически сводится к нулю.

Отраженная речь предполагает (в отличие от сопряженной) только лишь повторение ребенком фразы вслед за логопедом без ее совместного проговаривания.

Как видим, ребенок здесь также использует полностью чужую конструкцию фразы, ее темп, интонацию, манеру произнесения, но он уже лишен частично помощи в виде совместного ее проговаривания. Это тоже обычно доступная для всех заикающихся детей форма речи.

Ответы на вопросы сначала простые, затем развернутые — это следующая, более сложная форма речи для заикающегося. Вопросы типа: кто нарисован на картинке, как зовут девочку, какого цвета платье на ней, сколько гусей на лугу и пр. — требуют от ребенка конкретного несложного ответа.

В отличие от отраженной речи здесь уже появляются элементы самостоятельной речи. Правда, это пока еще отдельные самостоятельно вставленные слова, и в то же время это еще и как бы полуотраженная речь. Ведь ответ на конкретно поставленный вопрос позволяет ребенку использовать и определенную конструкцию предложения, и почти все слова, содержащиеся в вопросе, добавив лишь 1—2 слова.

Сложнее заикающемуся ребенку давать развернутые ответы на вопросы типа: что делает мальчик (или кто-то другой), почему, для чего? На такие вопросы ребенок вынужден отвечать развернутой фразой и не одной. Но у него уже нет возможности опереться на поставленный вопрос. Такие ответы приближают ребенка к самостоятельной речи.

Пересказ еще более усложняет речь заикающегося, так как требует от него сразу произнести уже не 1—2 фразы, а значительно больше. Здесь могут встретиться не только простые, но и сложные фразы. И нужно их последовательно и связно передать слушателю. В пересказе тоже есть некоторые моменты, которые облегчают речь заикающегося ребенка. Это прежде всего материал, изложенный кем-то: пересказ сказки, рассказа, увиденного диафильма и пр. Значит, есть уже какой-то образец. Достаточно запомнить последовательность изложения, отдельные конструктивные примеры — и вот уже есть помощь.

Рассказ — это уже полностью самостоятельное изложение материала по какой-то теме: по картинке, по впечатлениям, оставшимся от экскурсии, прогулки и пр.

И наконец, спонтанная речь (самопроизвольная, самостоятельная) — самая сложная для заикающихся, ибо она предполагает естественное и активное речевое общение с окружающими: вопросы, просьбы, обращения, сообщения, обмен мыслями, выражение желаний и пр.

Таким образом, свободная самостоятельная речь у заикающихся детей воспитывается на речевых занятиях в такой последовательности:

1) сопряженно-отраженная речь;

2) ответно-вопросная форма речи;

3) пересказ и рассказ;

4) спонтанная речь.

Другим фактором, который может оказывать влияние на состояние речи заикающихся, может быть разная степень ее подготовленности.

Для заикающегося имеет значение и то, как подготовлен речевой материал, которым он собирается оперировать.

Заикающемуся легче говорить тогда, когда текст выучен наизусть. Здесь нет необходимости подыскивать слова, необходимые конструкции предложений, последовательно излагать материал. Тем более само заучивание наизусть предполагает обычно неоднократное проговаривание вслух определенного речевого материала. Следовательно, здесь есть и некоторая предварительная тренировка речи.

Речь заикающегося льется свободнее и тогда, когда он заранее отрепетирует необходимый материал вслух или хотя бы предварительно мысленно продумает, что он хочет сказать и в какой последовательности будет это излагать.

Проявления заикания усиливаются, когда текст незнакомый и нужно говорить экспромтом, т.е. без предварительной подготовки.

Учитывая все перечисленные условия, речевые упражнения здесь строятся в следующей последовательности:

1) заученный текст;

2) отрепетированный вслух;

3) мысленно продуманный;

4) незнакомый текст, экспромт.

Следующим фактором, способным влиять на появление или исчезновение речевых судорог у заикающихся, является разная сложность речевой структуры.

Обычно заикающиеся легко произносят отдельные звуки, реже — слоги, еще реже — слова. Трудности у них, как правило, возникают в начале изложения (трудно начать говорить), в начале смыслового отрезка развернутой фразы (после дыхательной или смысловой паузы) или в начале простой фразы. Нередко остановки, «спотыкания» появляются на некоторых определенных («трудных») звуках.

Итак, трудности в речи заикающегося возрастают в зависимости от того, произносит ли он отдельные звуки, слова или фразы. В последнем случае чаще всего встречаются запинки. Причем в сложной фразе их больше, чем в простой, а в связных по смыслу фразах (пересказ, рассказ) больше, чем в отдельно взятых.

Отсюда и возрастающая сложность речевых упражнений. Вначале звуки и слоги, затем отдельные слова, потом фразы от простых к сложным и, наконец, связная речь.

Степень громкости речи заикающегося также влияет на свободное ее течение.

Как правило, заикающиеся всегда говорят свободно шепотом, у них никогда не наблюдается судорог и при беззвучной речи, т.е. тогда, когда они только беззвучно артикулируют, «произносят» фразу без единого звука. Заикающиеся говорят свободнее тихо, чем громко. Но как парадокс наблюдается иногда и обратная картина, когда громкая и даже очень громкая речь у заикающегося ребенка звучит совершенно без запинок. Это бывает не часто и наблюдается обычно у детей робких, тихих, застенчивых.

Поэтому свободная и громкая речь у заикающихся достигается обычно путем последовательных речевых упражнений, произносимых ими беззвучно, шепотом, тихо, громко , обычным голосом.

На речь заикающихся благотворно действуют плавность и ритмичность. Даже по этому поводу бытует мнение, что для избавления от заикания нужно петь или читать стихи, или говорить нараспев, т.е. сильно растягивать гласные звуки.

Действительно, при пении, ритмичной стихотворной речи или при разговоре «нараспев» речевые судороги заикающихся или вовсе отсутствуют, или значительно уменьшаются. Однако это вовсе не значит, что, пользуясь только этими формами речи, можно избавиться от заикания. К тому же, как показывают наблюдения, искусственно растянутая речь («нараспев») не приживается у заикающихся. Они ее стыдятся не меньше, чем своих запинок, и обычно предпочитают пользоваться заикливой, но привычной речью, нежели новой, искусственной речью, обращающей на себя внимание окружающих.

В речевые занятия с заикающимися детьми вводят пение и ритмизованную речь. Такой вид упражнений используют для совершенствования и развития голоса, дыхания, артикуляции, а также для того, чтобы еще раз обратить внимание ребенка на имеющуюся у него возможность говорить свободно. Речь «нараспев» не используется, как правило, на занятиях, но от нее осталась опора на гласные звуки в начале фразы в тех случаях, когда ребенок затрудняется начать ее с согласного звука.

Определенное облегчение испытывают заикающиеся, когда свою речь сопровождают какими-то ритмичными движениями.

Однако наша устная речь разнометрична, т.е. мы в речи пользуемся разными ритмами. Поэтому задача логопеда состоит в том, чтобы последовательно перевести у него навыки свободной речи с ритмизованной на разнометричную, т.е. обычную речь.

Таким образом, плавность и ритмичность речи у заикающихся воспитывается в такой последовательности:

2) пение с движениями;

3) ритмизованная речь (стихи, затем проза) в сопровождении движений;

4) ритмизованная речь (стихи, проза) без движений;

5) опора на гласные звуки;

6) разнометричная речь.

Мы уже отмечали выше, что в зависимости от эмоционального состояния ребенка его речь заметно меняется. В минуты подавленного настроения или, наоборот, повышенного возбуждения его речь значительно ухудшается по сравнению с той, которая у него бывает в минуты душевного равновесия и положительных, но не сильных эмоций.

Задача воспитания правильной речи у заикающегося здесь заключается в тренировке этой правильной речи при разных эмоционально острых состояниях ребенка. Логопед должен научить заикающегося владеть собой и своей речью независимо от настроения, от эмоционального возбуждения или подавленности.

На эмоциональное состояние человека может серьезно влиять окружающая обстановка, люди и характер его деятельности. Влияние перечисленных факторов на эмоциональное состояние заикающегося отражается на качестве его речи.

Ребенок, например, обычно спокойнее и увереннее чувствует себя в домашней обстановке, иногда в привычных условиях детского сада, у родственников. Здесь и речь у него лучше. А вот в незнакомой обстановке он смущается, чувствует себя неуверенно, настороженно, при этом он особенно остро ощущает свою неполноценность и речь его становится значительно хуже.

Точно так же и с окружающими людьми. Близкие, деликатные, доброжелательные люди действуют на него успокаивающе, ободряющие. Он их не стесняется, чувствует себя с ними легко, уверенно, не обособленно, и речь значительно лучше, чем с теми, кого он боится, не знает, стесняется.

Поэтому-то на речевых занятиях важно предусмотреть подбор не только самих речевых упражнений, но и различных ситуаций, в которых должны проводиться занятия. В зависимости от обстановки последовательность речевых упражнений может быть выражена так: тренировка правильной речи в хорошо знакомой, привычной обстановке; в малознакомой; в незнакомой, чужой.

В зависимости от общественного окружения: в одиночестве (здесь обычно дети говорят совершенно свободно); с близкими и друзьями; с воспитателями; с малознакомыми людьми; с незнакомыми.

И наконец, деятельность заикающегося ребенка также может влиять на качество его речи в зависимости: а) от ее вида (дидактические и подвижные игры, рисование, лепка и пр.); б) от степени сложности (элементарные действия, комплекс действий) и в) от отношения ее к речи во времени (описание того, что есть, было или будет).

Так, на занятиях по ручной деятельности с заикающимися дошкольниками логопед Н.А.Чевелева обнаружила, что речь у них лучше, когда они непосредственно сопровождают свои действия словами, т.е. одновременно проговаривают, что каждый из них в данный момент делает.

Например: «Я отрезаю полоску бумаги»; «Я скатываю шарик из пластилина» и т.д. При этом, безусловно, чем проще действие, тем легче ребенку описать его.

Значительно труднее заикающемуся ребенку рассказать о предстоящих своих действиях, тем более, если они сложные. Здесь нужно предварительно представлять себе мысленно весь процесс, выбрать правильную последовательность и средства выражения своих мыслей. Ребенок в данном случае лишен возможности опереться на зрительный и тактильный анализаторы, как это он делает при описании. Все это затрудняет его речь, способствует учащению и усилению запинок.

Как видно из изложенного, факторов, от которых в известной мере зависит появление или исчезновение речевых запинок у заикающихся детей очень много. Какие же из них главные? Что принять за основу? Степень самостоятельности? Подготовленности? Сложности структуры? Громкости? Плавности и ритмичности? Обстановки и общественного окружения? Видов деятельности?

Все перечисленные факторы имеют значение для перевоспитания речи заикающихся детей. Недооценка одного из них будет мешать успешности или прочности вырабатываемых навыков правильной речи у ребенка, может неожиданно спровоцировать заикание после, казалось бы, успешного завершения речевых занятий. Поэтому логопед должен приложить все свое умение и знания, чтобы ничто не помешало успешному проведению занятий и не вызвало рецидива.

Существование такого многообразия факторов, влияющих на состояние речи заикающегося ребенка, позволяет логопеду комбинировать различные виды речевых упражнения так, чтобы всегда предугадать возможность возникновения речевых судорог и избежать их. Также возникает возможность для тренировки правильной речи и фиксирования на ней внимания заикающегося ребенка. А в случае срывов логопед должен помочь ребенку опереться на знакомые и легкие для него речевые стереотипы, для того, чтобы заикающийся вновь мог преодолеть речевые трудности.

В.И. Селиверстов «Заикание у детей»

Понимание своего речевого недостатка, неудачные попытки самостоятельно избавиться от него или хотя бы замаскировать нередко порождают у заикающихся определенные психологические особенности: стеснительность вплоть до робости, стремление к уединению, речебоязнь, чувство угнетенности и постоянные переживания за свою речь. Иногда и наоборот, расторможенность, показную разболтанность и резкость.

Массаж выполняется для снятия напряжения и скованности речевых и мимических мышц и, наоборот, для повышения тонуса слабых и вялых мышц. Чтобы снять напряжение с лица, расслабить его, можно использовать так называемый самомассаж. Здесь мы познакомимся с двумя его видами: гигиеническим и вибрационным.

Гигиенический массаж выполняется поглаживанием, при этом активизируются расположенные близко к коже нервные окончания. Этот массаж выполняет двойную роль: он снимает напряженность и скованность лицевых и мимических мышц и усиливает тонус этих мышц, если они слабые.

www.stuttering.su

Stuttering — Независимый сайт о заикании

Логопедические упражнения для коррекции заикания у подростков и взрослых.

Описание: Обсуждение различных методик лечения заикания.

Общение с представителями и авторами методик.

Также я не рекламирую себя, как специалиста. Не скрою, я работаю логопедом-дефектологом много лет и большая часть моей практики посвящена заиканию и тяжелым нарушениям речи. Я просто размещаю полезную информацию, потому что считаю, что люди с заиканием должны иметь бесплатный доступ к ней.

Дыхательные упражнения при заикании у подростков и взрослых.

Цель: формирование речевого выдоха, координированного с речевым потоком.

1. Не заниматься дыхательными упражнениями сразу после еды.

2. Если у вас возникло головокружение и темнота в глазах, прекратите выполнение упражнения.

1.Вдох производится через нос (рот закрыт), выдох — через рот.

2. Вдох должен быть коротким и бесшумным. Выдох должен быть продолжительным и осуществляться без усилий. Между вдохом и выдохом не должно быть пауз.

3. При вдохе поднимается стенка живота, как будто набирает в себя воздух. При выдохе стенка живота опадает — воздух выходит наружу.

4. Во время осуществления диафрагмального вдоха плечи, ключицы и грудная клетка остаются неподвижными, расслабленными.

Порядок выполнения: спокойно вдохнуть и резко выдохнуть воздух через рот так, как будто вы быстро задуваете свечу. После этого сразу делаете спокойный диафргамальный вдох, см. Упражнение 2.

1.Сделайте резкий выдох (упражнение 1), чтобы выпустить из лёгких остатки воздуха.

2.Затем сделайте спокойный вдох носом. При этом живот должен надуться так, как будто набирает в себя воздух. Грудная клетка в этот момент почти не поднимается.

3.Выдох — плавный, спокойный и длительный. Живот при этом сдувается, как будто выпускает воздух.

4.Продолжайте дышать животом. Сделайте несколько повторений.

1. Садитесь на стул, кресло или диван. Без опоры спины. Спина должна быть прямой, без прогиба в пояснице и без сутулости в плечах. Расслабьте плечи и лопатки: слегка отведите их назад и опустите вниз.

2. Голову держите прямо, подбородок параллельно полу.

3. Ноги согните под углом 90 градусов и поставьте стопы параллельно друг другу так, чтобы между ними можно было поставить перпендикулярно еще одну стопу.

4. Положите руку на живот в область между пупком и нижней границей грудной клетки.

5. Сделайте резкий выдох (см. упражнение 1).

6. Затем спокойный вдох носом — живот надувается. И выдох — живот сдувается. Повторите несколько раз. Грудная клетка не должна двигаться.

1.Встаньте прямо. Ноги прямые. Стопы плотно прижаты к полу, расположены параллельно друг другу и расстояние между ними — одна ступня, поставленная перпендикулярно.

2.Спина прямая — без прогиба в пояснице и без сутулости в плечах. Плечи и лопатки опущены и слегка отведены назад.

3.Руки вытянуты вдоль туловища, кисти расслаблены.

4.Голова расположена прямо, подбородок параллельно полу.

5.Положите руку на живот в область между пупком и нижней границей грудной клетки.

6.Сделайте один резкий выдох (см. упражнение 1).

7.Затем сделайте спокойный вдох носом — живот надувается. И выдох через рот — живот сдувается. Сделайте несколько повторений.

Иногда нужно просто прочитать.

Комплекс артикуляционных упражнений при заикании.

1. Удержание нижней челюсти вариант №1. Опустить нижнюю челюсть вниз на расстояние трёх-четырёх пальцев, поставленных на ребро между верхними и нижними зубами. Губы должны быть расслаблены, избегайте натянутого положения губ. Удерживать опущенную челюсть в течение 10 секунд. Затем закрыть рот и отдохнуть 3-5 секунд. Сделать 5 повторений.

2. Удержание нижней челюсти, вариант №2. Открыть рот, выставить нижнюю челюсть вперёд, как можно дальше. Задержать в таком положении на 10 секунд, закрыть рот и отдохнуть 3-5 секунд. Сделать 5 повторов.

Динамические упражнения для нижней челюсти.

не допускайте содружественных движений, при выполнении упражнений, например — поворот головы вправо, когда челюсть движется в правую сторону;

следите за тем, чтобы нижняя челюсть не уходила вперед. Она должна находится или под верхними зубами или за ними.

2. Положение челюсти — вариант №1. Представить, что к подбородку подвешен груз, который надо поднять вверх. При этом напрягать подбородок и все мышцы под ним. Выполнить упражнение в комфортном темпе. Затем закрыть рот и отдохнуть 5-7 секунд. Повторить 4 раза.

3. Имитировать жевательные движения с открытым ртом в течение 10 секунд. Отдохнуть 5-7 секунд. Повторить 2 раза.

2. Имитировать полоскание горла водой с запрокинутой головой. Выполнить один раз в течение 10 секунд.

3. Имитация глотательных движений. Выполнить 3-4 глотательных движения с небольшими паузами между ними. Если трудно выполнять это упражнение, используйте стакан с водой и сделайте 3-4 медленных глотка воды.

Как правильно читать текст вслух.

1. Начинайте с выбора произведения. Для чтения на первых порах отлично подходят басни Эзопа, рассказы Н.Носова, В.Драгунского, К.Ушинского, М.Пришвина, М.Горького.

Например, Котёнок Васька / сидел на полу возле комода / и ловил мух //. И вот Васька увидел / что одна муха / села на шляпу. //

Знак / — короткая пауза между словами внутри предложения. Знак // — длинная пауза между предложениями.

После того, как вы расставили ударения и паузы, можно начинать читать вслух.

Индивидуальная логопедическая практика.

Упражнения для голоса.

1. Выполняйте упражнения для голоса сразу после дыхательной и артикуляционной гимнастики.

2. Звуки произносите на диафрагмальном дыхании.

3. Каждый звук произносите чётко и громко, с хорошей артикуляцией.

4. Старайтесь воспроизводить звуки низким голосом так, чтобы чувствовалась вибрация в груди.

— хорошая артикуляция гласных звуков (лабиализация) — это когда вы произносите звуки и совершаете движения губ в полном объёме. Например, звук «а» — нижняя челюсть опущена вниз, губы не натянуты, расслаблены. Получается полное, открытое звучание. Если рот немного прикрыть или сильно напрячь губы, то звук приглушается.

— первый вдох вы делаете всегда через нос. Например, вдох носом, живот надулся, на выдохе произносите звук «а», живот сдувается. Затем вдыхаете ртом, живот надулся и на выдохе произносите звук «о», вдох ртом и на выдохе звук «у».

— звук всегда должен идти из груди, из так называемого грудного резонатора. Если положить руку на верхнюю часть грудной клетки, то можно почувствовать вибрацию во время длительного произнесения гласных звуков.

2. Вдох через нос и на выдохе произносите звук «о» — губы округлены.

3. Вдох через нос и на выдохе произносите звук «у» — губы вытянуты вперёд, без напряжения.

1. Диафрагмальный вдох через нос (живот надувается), выдох через рот и одновременно громко произнести звук «а» — живот сдувается. Внимательно: звук «а» произносить громко, но не кричать. Челюсть при этом опускается вниз (3-4 пальца, поставленных на ребро), губы не напряжены.

2. Вдох через нос и на выдохе громко произносите звук «о» — губы округлены.

4. Вдох через нос и на выдохе произносите звук «ы» — губы слегка растянуты в улыбке, без напряжения.

Перед тем, как сказать первое сочетание звуков, делаете вдох носом, перед следующими сочетаниями звуков делаете добор воздуха ртом — быстрый, лёгкий вдох, без паузы. Знак / означает короткую паузу для добора воздуха через рот. Знак // означает длинную паузу.

АЭ/ АЭАЭ/ АЭАЭАЭ/ АЭАЭАЭАЭ/ АЭАЭАЭАЭАЭ//

АЭО/ АЭОАЭО/ АЭОАЭОАЭО/ АЭОАЭОАЭОАЭО/ АЭОАЭОАЭОАЭОАЭО//

ОЫ/ ОЫОЫ/ ОЫОЫОЫ/ ОЫОЫОЫОЫ/ ОЫОЫОЫОЫОЫ//

ОЫУ/ ОЫУОЫУ/ ОЫУОЫУОЫУ/ ОЫУОЫУОЫУОЫУ//

АОУЫ/ АОУЫАОУЫ/ АОУЫАОУЫАОУЫ/ АОУЫАОУЫАОУЫАОУЫ//

www.stuttering.su

Технические средства коррекции речи при заикании

На разных этапах коррекции речи заикающихся можно использовать различные технические средства обучения. В настоящее время известны четыре типа изменения акустических характеристик речи с помощью аппаратов: заглушение, звукоусиление, ритмизация, «отставленная» речь или «ЭХО».

Действие этих аппаратов на речь заикающихся проявляется в снижении выраженности судорожных проявлений дефекта.

1. ЗВУКОЗАГЛУШЕНИЕ собственной речи, как прием в работе по преодолению заикания, известен еще со времен Демосфена. В качестве заглушающего фона используется «БЕЛЫЙ ШУМ», акустически напоминающий шум прибоя.

А. В. Крапухин механизм влияния «БЕЛОГО ШУМА» трактует следующим образом:

— повышение громкости речи наблюдается при всех видах заглушения (эффект Ламбарди);

— возникает разрыв привычной слухоречевой связи;

— звукозаглушение выполняет роль отвлечения от речевого акта. Но главным образом положительный результат при звукозаглушении принадлежит эффекту повышения громкости.

2. ЗВУКОУСИЛЕНИЕ, как метод устранения заикания, был предложен В. А. Раздольским в 1965 г. Эффект наступает благодаря изменению привычной громкости собственной речи.

3. МЕТРОНОМ, или метод ритмической стимуляции речи, известен столь же давно, как и метод заглушения.

В 1828 году французский врач Коломбо организовал в Париже первый в мире отофонетический институт для лечения различных дефектов речи, в том числе и заикания. Он разработал метод лечения заикания, на первом этапе которого предлагал заикающимся говорить нараспев, затем читать и пересказывать прочитанный текст под ритмические удары сконструированного им специального прибора, частота ритмических ударов в котором менялась с помощью специального устройства. Усвоению навыка изменения темпа и ритма речи он придавал большое значение. Основой его метода явились ритмическое дыхание и ритмическая речь. Его исследования получили всеобщее признание и были удостоены премии Парижской Медицинской Академии.

В 1968 году Н. Азбин, используя ритмический вибротактильный стимулятор-касалку, получил эффект в 90 процентах случаев.

Положительный результат в работе по улучшению техники речи заикающихся с использованием метронома получил Дж. Бреди (1969 г.).

В 1959 г. в статье «Механизм заикания» Н.И. Жинкин писал, что как только речь переходит на скандирование, метрическое произнесение, заикание проходит, так как все слова выравниваются по слоговой динамике. Заикание возобновляется при быстрой речи, так как появляется разнометричность и разнодлителъность слов. Каждая новая мера метра должна быть упреждена. Еще К.С. Станиславский подметил, что речь следует за жестом и мимикой. Поэтому впереди надо пустить силу, которая, как на «буксире», потянет за собой переменное упреждение. В дальнейшем «буксир» можно ослабить, либо совсем убрать. Именно таким «буксиром» может стать метроном. Темпоритмические упражнения, произнесение текстов под метрономом во второй половине девятнадцатого века описал К.С. Станиславский в своей книге «Работа актера над собой». Эти упражнения являются частью его знаменитой системы.

4. «ЭХО» или ЭФФЕКТ ОТСТАВНОЙ РЕЧИ — открыт Б. Лее в 1952 г. Эффект отставной речи связывают с нарушением обратной слуховой связи. Суть эффекта отставной речи состоит в том, что сигнал, подаваемый в микрофон, говорящий слышит с запаздыванием, как в лесу или в горах. Существует много способов задержки сигнала, но самым распространенным до некоторого времени являлся магнитофонный.

Метод лечения, основанный на принципе «регуляции обратной связи» с помощью «ЭХО-аппарата», предложил польский автор Б. Адамчик в 1959 г. При применении этого метода пациент говорит в микрофон, который соединен со звукозаписывающей головкой магнитофона. Записанный текст поступает на звукоснимающую головку, усиливается, а затем передается в наушники, через которые пациент слышит свою собственную речь с некоторым запаздыванием.

В 1981 году А.В. Крапухин в установке «Логос», наряду со звукозаглушением и звукоусилением, использовал эффект «Эхо». В отличие от ранее применяемых аппаратов, задержка обратного речевого сигнала была основана на электронном принципе, что позволило получить значительное улучшение качества звучания и снизить время задержки без снижения эффективности воздействия. В 1988 году на смену первого поколения «ЭХО-магнитофонов» пришли более портативные и удобные для использования в различных ситуациях аппараты «АИР» (Л.Я. Миссуловин).

Предлагаемый аппарат «МОНОЛОГ» объединяет функции звукозаглушения, звукоусиления, ритмической стимуляции, воспроизведения речи с определенной задержкой («ЭХО»).

Используя четыре основные технические средства, аппарат позволяет получать разнообразные комбинации.

Эффект ЗВУКОЗАГЛУШЕНИЯ может быть использован на всех этапах занятий как самостоятельно, так и в комбинаций с другими показателями. Исследования показали, что максимальный эффект может быть достигнут в комбинации с метрономом, а также с «ЭХО».

ЗВУКОУСИЛЕНИЕ — осуществляется в диапазоне от нормального звучания до дискомфортного восприятия, что обеспечивает возможность добиться резкого снижения громкости собственной речи говорящего. Звукоусиление рекомендуется использовать на ранних этапах работы. Так как эффект изменения громкости речи способствует уменьшению фиксации «а речевом дефекте, а также снижению судорожного компонента заикания.

На более поздних этапах работы —- звукоусиление в комбинации с «ЭХО» дает положительный результат в период автоматизации полученных навыков.

МЕТРОНОМ — в работе с аппаратом «МОНОЛОГ» ритмическая стимуляция осуществляется путем подачи в наушники щелчков метронома в диапазоне от 40 до 140 ударов в минуту.

На ранних этапах формирования навыка равнометричной речи метроном желательно сочетать с задержкой речевого сигнала. В этом случае параллельно будут отрабатываться навыки интонационно-мелодической выразительности, плавности и слитности речи.

«ЭХО» — дает задержку речевого сигнала в диапазоне от 10 до 200 мл/сек., что, в свою очередь, улучшает качество звучания, замедляет речь, способствует коррекции просодической стороны речи и, наконец, что, пожалуй, является самым важным — СПОСОБСТВУЕТ ФОРМИРОВАНИЮ НАВЫКА РЕЧЕВОГО САМОКОНТРОЛЯ.

Заложенные в аппарате «Монолог» функции звукоусиления, звукозаглушения, ритмической стимуляции, «эхо» — не только способствуют снижению выраженности судорожного компонента заикания, но и помогают преодолеть некоторые нарушения звукопроизношения, недостатки темпоритмической и интонационно-мелодической организации речи как при органических, так и при функциональных речевых расстройствах. Людям речевых специальностей аппарат помогает овладеть навыками голосоведения, паузирования, а также навыками слитной, плавной, благозвучной, выразительной речи.

Возможность варьировать в различных комбинациях и сочетаниях заложенные в аппарате функции позволит осуществить индивидуальный подход и индивидуальный режим работы для каждого, добиваясь тем самым высокой эффективности в преодолении различных речевых расстройств.

Одним из основных достоинств аппарата является его малый размер и вес, техническая простота и доступность для каждого пользователя, автономное питание от батарейки, что позволяет использовать прибор для отработки правильной речи не только в условиях стационара и домашних условиях, но и в общественных местах.

Большая часть человечества — праворукие и только — 5—12% из всех леворукие. Зарубежные ученые отмечают, что из года в год количество леворуких нарастает: в 1928 г. среди взрослых было выявлено 3,3% леворуких женщин и 4,7% леворуких мужчин. В 1973 г. число леворуких женщин увеличилось до 8,8%, а мужчин до 10,4%, а в 1979—88 годах достигло 12,4% среди женщин и 13,9% среди мужчин. Конечно, леворуких меньшинство и еще меньше их становится по мере взросления. Опыт многих стран мира, в которых леворуких детей не только не переучитывают, но и создают все условия для нормального существования, обучения, получения профессии, убедительно показал, что бережное отношение к этим детям благоприятно сказывается на их развитии.

Негативное отношение к леворукости имеет давнюю и длительную историю. Как правило, в различных культурах положительные качества соотносились с правым, отрицательные — с левым. Древность этого предрассудка подтверждает и лингвистический анализ. Во многих языках «левый» является не только синонимом слов «неловкий», «неуклюжий», но и «нечистый», «неискренний», «зловещий».

«Я все понимаю, — жалуется мама леворукого сына, — но ничего с собой поделать не могу, воспринимаю леворукость как недостаток, даже, признаюсь, как ущербность». «Что бы вы ни говорили, — продолжает разговор учительница начальных классов, — это должно быть очень неудобно — писать левой рукой. И я тоже, может быть, невольно, смотрю на леворукого как на неспособного сделать все как надо». «Нет, нет, нет, — настаивает бабушка, — у него (у леворукого внука) не может быть все в порядке, что-то нарушено, что-то не так. Иначе отчего это несчастье?»

С подобными взглядами на леворукость и таким отношением мы сталкиваемся очень часто. Отчего это? От нашего всеобщего нетерпения и нетерпимости к иному, другому? От желания, чтобы ребенок ничем не отличался от «обычных детей» и был «как все»? К сожалению, и сейчас бытует представление о связи между леворукостью и более низкими умственными способностями, несмотря на то, что специальные психико-физиологические исследования не дают для этого никаких оснований.

И все же тревога за здоровье и развитие леворуких детей не лишена основания. Известен факт, что среди подростков с девиантным поведением (поведением, отклоняющимся от принятых норм) и среди тех, кто совершил противоправные действия, отмечается значительное число леворуких. Однако, и это важно подчеркнуть, причина кроется не в леворукости как таковой, а в отрицательном отношении к этим людям в детстве, возможно, в насильственном переучивании, которое травмирует личность ребенка, создавая ситуацию так называемого «декстра-стресса» (декстра (лат.) — правый, стресс (англ.) — давление, напряжение) — стрессовых воздействий праворукой среды. Ученые предполагают, что отказ от переучивания, истинное внимание и бережное отношение к леворуким детям позволяют уменьшить отрицательное влияние декстра-стресса на здоровье и формирование личности, снижают нарушения физического и психического здоровья.

Люди так долго и упорно боролись за право леворукого оставаться леворуким, так убедительно доказывали, что среди левшей немало известных и даже гениальных людей, что в последние годы появились сторонники другой и тоже крайней точки зрения — все левши гениальны, творчески одарены, имеют блестящие математические способности. Однако и такие взгляды могут нанести не меньше вреда, чем нетерпимость и негативное отношение к леворукости, вызывая у ребенка тревожность и неуверенность из-за невозможности соответствовать завышенным ожиданиям родителей.

Пока еще нет четкого и однозначного ответа на вопрос о том, что является причиной леворукости и чем отличаются праворукие и леворукие люди, одно несомненно — леворукость нельзя считать причиной нарушений или отклонений в развитии, причиной сниженных интеллектуальных и физических возможностей. Ясно и другое — преимущественное владение рукой зависит не от «хотения» ребенка или его упрямства, не от его желания или нежелания, а от особой организации деятельности мозга, определяющей не только «ведущую» руку, но и некоторые особенности организации высших психических функций. Ценой больших усилий можно научить леворукого ребенка работать правой рукой, но нельзя изменить его биологическую суть.

Мнения ученых о том, как и почему возникает леворукость, не только различны, но и противоречивы. Естественно, что в теориях происхождения леворукости за основу принимаются не только различные факторы (социокультурные, патологические, генетические), но и их комплексное сочетание.

Одной из первых теорий возникновения леворукости была социальная теория английского ученого С. Джексона, считавшего леворукость результатом привычки, влияния социальных условий среды. Бывают ситуации, когда праворукие люди под влиянием внешних обстоятельств, а не в силу биологических причин, становятся левшами. Наиболее частыми причинами такой леворукости (иногда называемой вынужденной) являются травмы правой руки (переломы, вывихи, растяжения связок), перенесенные в раннем детстве.

Исследования, проведенные в разных странах, в том числе и в нашей стране, показывают, что среди леворуких детей очень высока частота патологии беременности и родов, родовых травм. Нельзя исключить, что существует генетически обусловленный повышенный риск родовых травм в определенных семьях. И тогда действительно патологическая леворукость может проявляться в разных поколениях. Вероятность появления леворукого ребенка увеличивает так называемый родовой стресс. Родовой стресс обычно определяют наличием не менее, чем двух неблагоприятных факторов, среди которых низкая масса тела новорожденного, слишком быстрые или затянувшиеся роды, применение инструментов при родовспоможении, асфиксия новорожденного и ряд других. Следует разграничить леворукость и эти нарушения, выделив, возможно, как единую причину возникновения и леворукости, и нарушений в развитии ребенка патологические факторы, связанные с течением беременности и родов.

Факт существенного преобладания леворуких в клинических выборках, в группах детей со школьными проблемами неоспорим, однако это не дает основания делать выводы о причинно-следственной связи леворукости и этих влияний. Еще раз подчеркнем — леворукость в таких случаях скорее сопровождает нарушения в состоянии здоровья и отклонения в развитии, причем те и другие проявления могут иметь как единую общую причину, так и разные факторы, определяющие их возникновение.

Часто встречающаяся семейная леворукость заставила ученых ответить на вопрос о возможности передачи этого признака по наследству. Еще в 20-х годах было доказано, что вероятность обнаружить леворукого ребенка у праворуких родителей всего 2%, она возрастает до 17%, если один родитель леворукий, и увеличивается до 46%, если леворуки оба родителя. В пятидесятые годы нашего столетия эти цифры уточнили, но они не сильно различаются: 50% детей становятся левшами, если оба родителя левши, 16,7% — если один из родителей левша, и 6,3% — если в семье не было леворукого.

Генетические модели происхождения леворукости предполагают, что здесь важное значение имеют факторы дородового развития, в том числе и эндокринный статус матери и ребенка, определяющий развитие правого и левого полушария мозга в период внутриутробного развития. В то же время почти все исследователи отмечают, что леворукость не наследуется как простой признак.

Во многих теориях возникновения леворукости используется идея различной функциональной организации мозга у правшей и левшей, факт асимметрии мозга. Мы привыкли говорить о мозге как о едином органе, но на самом деле единство мозга складывается из деятельности двух его полушарий. Каждое полушарие, несмотря на почти одинаковое строение, имеет и свои специфические особенности, и свои функции. Различия левой и правой руки при выполнении движений являются прямым отражением неравнозначности и специфичности двух полушарий мозга — левого и правого. Уточним: у праворуких людей преимущественно левое полушарие координирует работу мышц правой руки, а у леворуких людей эта функция принадлежит правому полушарию.

Изучение функциональной организации мозга у леворуких детей и, особенно, характера межполушарного взаимодействия у них обнаруживает следующие факты. Предпочтение правой руки связано с несколько большим функциональным объединением корковых структур, то есть более жестко «завязаны» не только все зоны каждого полушария, но и полушария между собой. У леворуких — более автономны не только полушария, но и выявлена меньшая жесткость взаимодействия корковых структур в каждом полушарии. Вполне вероятно, что большее разнообразие картины функциональной организации мозга в процессе деятельности леворуких связано именно с меньшей жесткостью функциональной организации, с большим количеством «степеней свободы», позволяющим более гибко, разнообразно и незапрограммированно выбирать варианты стратегии деятельности. Гибкость выбора и смены стратегий деятельности у леворуких напрямую связаны с неустойчивостью выбора и сохранения этой стратегии. В этих вопросах еще много неизвестного, спорного, противоречивого, но то, что функциональная организация мозга левшей не зеркальна и не симметрична правшам, не оспаривается. Все это еще раз обращает наше внимание на тот факт, что заставляя леворукого ребенка работать правой рукой, мы пытаемся изменить не характер предпочтения руки, а переделать его биологическую природу.

Учитывая все эти факты, по-видимому, более корректным было бы представление о гетерогенной (разнопричинной) природе леворукости. Можно выделить: леворукость, обусловленную различными патологическими факторами, а также леворукость, имеющую в основе смешанный генез. Нельзя исключить и вариант вынужденного предпочтения руки (вынужденной леворукости) вследствие утраты, дефекта конечности, патологии периферического отдела анализаторной системы и др. причин. Фактически можно выделить три основных варианта предпочтения левой руки: (1) генетическую леворукость; (2) патологическую леворукость, обусловленную в значительной мере пре- и перинатальными нарушениями в развитии мозга; (3) вынужденную леворукость. Причем возможны различные сочетания этих вариантов, что значительно осложняет выделение природы их происхождения и требует разработки специальных методов диагностики, причин и степени предпочтения руки.

Итак, мы пока не знаем, почему у большинства людей на земле более ловкой, сильной и точной оказывается правая рука, и почему только часть — их зеркальное отражение. А значит, мы еще далеки от разгадки тайны происхождения леворукости.

Человеку издавна было известно, что преимущественное владение одной из рук (леворукость или праворукость) — не единственный вариант асимметрии двигательной активности левой и правой половины человеческого тела и органов чувств. Асимметрия рук, как правило, сочетается с другими видами асимметрии — асимметрией ног, лица и тела, зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса.

В процессе индивидуального развития ребенка формируется свой, характерный для каждого человека тип сочетаний моторной (двигательной) и сенсорной (чувствительной) асимметрии. По-видимому, для праворуких более характерна правосторонняя двигательная и чувствительная асимметрия. У левшей соотношение моторной и сенсорной асимметрии не выражено столь четко, и это еще одна тайна левшей, которая ждет своей разгадки. Многообразие видов двигательной и чувствительной асимметрии, различное их сочетание объясняют небольшой процент «чистых», или абсолютных левшей и правшей. И, по-видимому, чистые левши и правши — не самые оптимальные варианты. Исследования показали, что и сильно праворукие, и сильно леворукие дети имеют худшие показатели организации деятельности, а также более низкий коэффициент интеллекта. Можно предположить, что у сильных левшей, как и у сильных правшей, нарушается не какая-то отдельная функция, а баланс взаимодействия правого и левого полушарий мозга, что, возможно, и дает «сбой» в организации деятельности.

Многочисленные исследования особенностей и отличий левшей и правшей, к сожалению, пока не дают ясного и четкого представления о том, чем отличаются левша и правша по организации высших психических функций. Нет однозначных данных, кто способнее, у кого выше интеллект, для кого характерно творческое мышление, кто более конкретный, а кто абстрактный, кто эмоциональнее и музыкальнее. Как показывает опыт, левши, как и правши, могут быть самыми разными. Несомненно другое — индивидуальные различия среди правшей и левшей могут быть значительно большими, чем между правшами и левшами. Есть гениальные левши и гениальные правши, есть неловкие левши и еще более неловкие правши. Есть еще много других, непохожих ни на кого и отличающихся от всех и левшей и правшей. И это еще раз подтверждает, что леворукостьиндивидуальный вариант нормы.

Особенно важно определить ведущую руку перед школой (а если есть какие-то сомнения, то лучше сделать это раньше, в четырех-пятилетнем возрасте). Ведь именно в этом возрасте ребенок учится правильно держать карандаш, ручку, учится писать, и необходимо, чтобы он выполнял эти сложные действия ведущей рукой, а переучивание может отрицательно отразиться на росте и развитии ребенка, привести к серьезным нарушениям здоровья. Обычно в младшем дошкольном возрасте родители и воспитатели редко обращают внимание на то, какая рука у ребенка ведущая. К тому же дети стараются выполнять новые для них действия так, как учат их взрослые и подражая им. «Возьмите ложку в правую руку», — учит детей воспитательница в детском саду, и дети обычно безропотно выполняют ее указание. Так происходит насильственное переучивание в дошкольном возрасте, и многие родители даже не подозревают, что их ребенок левша, что его переучили.

Существует несколько вариантов определения рукости.

Есть отдельные тесты — пробы, которые традиционно используются для определения леворукости. Например, переплетение пальцев рук. Тест должен выполняться быстро, без подготовки. У правшей сверху ложится большой палец правой руки, у левшей — левой. Правда, несмотря на большую популярность, тест мало информативен.

Еще один известный тест — «поза Наполеона» :— скрещивание рук. У правшей правая кисть сверху на левом предплечье, а левая кисть — под правым предплечьем, у левшей — сверху кисть левой руки, а под левым предплечьем — правая.

Третий — аплодирование. У правшей при аплодировании более активная правая рука, у левшей — левая. Этот тест считается информативным у взрослых, а дети чаще хлопают обеими ладошками.

Очень информативны и интересны пробы на одновременные действия обеих рук, например, рисование. Линии фигур, нарисованные ведущей рукой, более четкие, ровные, менее выражен тремор (дрожание руки), углы не сглажены, точки соединения не расходятся.

Учитывая, что скорость движения и сила ведущей руки больше, чем неведущей, можно использовать разные виды заданий на определение скорости и силы правой и левой руки. Для оценки скорости можно использовать число постукиваний указательным пальцем за 10 секунд, число касаний ручкой плоскости листа при постукивании за 10 секунд.

Однако наиболее распространенным является метод количественной оценки рукости с помощью опросников. Опросники для определения рукостиочень разнообразны, но практически все они содержат стандартный набор вопросов. Первый — почти всегда: какой рукой человек пишет легче, красивее, затем — какой рукой бросает мяч, зажигает спичку, режет ножом, ножницами, раздает карты, забивает гвоздь, держит расческу и т.д.

Однако любой опросник — это самооценка, а специальные исследования доказали, что самооценка не всегда совпадает с объективной оценкой рукости. Еще сложнее использовать опросники при оценке рукости у детей, поэтому исследователи предпочитают оценивать рукость у детей в ходе непосредственного наблюдения за деятельностью ребенка, отмечая, какая рука более активна и чаще используется в деятельности, какой рукой движения выполняются более ловко и точно.

Французская исследовательница М. Озъянс предложила следующий набор проб для определения рукости. Полный набор состоит из двадцати заданий.

1) Завинтить крышки на бутылках.

2) Зажечь спички.

3) Разрезать бумагу ножницами.

4) Вставлять стержень, иголку в небольшие отверстия пуговиц, бусин, геометрических фигур.

5) Почистить обувь щеткой.

6) Намотать нитку на катушку.

7) Перелить воду из одного сосуда в другой.

8) Попасть иголкой, булавкой в небольшую точку.

9) Отвинтить гайку (рукой, ключом).

10) Сложить мелкие предметы в узкий цилиндр.

11) Разложить (раздать) карточки (карты).

12) Проколоть дырочки (5—6 укалываний).

13) Стереть ластиком предварительно нарисованные крестики.

14) Продеть нитку в иголку.

15) Почистить себя, стряхнуть с себя соринки, пыль.

16) Капнуть из пипетки в узкое отверстие бутылки.

17) Достать бусинку ложкой из стакана.

18) Позвонить колокольчиком, дернуть за шнур звонка.

19) Закрыть, открыть молнию на сумке.

20) Взять стакан и сделать несколько глотков воды.

В тех случаях, когда выбирается рука для письма, М. Озъянс советует выбирать для ребенка следующие задания: зажигание спичек, накалывание бусин, переливание воды, прокалывание дырочек, раскладывание карточек, стирание ластиком рисунка, отряхивание, капание из пипетки, доставание бусинки из стакана, звонок в колокольчик. В этой сокращенной батарее тестов используются в основном бытовые действия, требующие ловкости и точной координации движений. Важно, что все они непривычны и не натренированы, что позволяет получить более надежное представление о превосходстве одной руки над другой.

Эффективность тестирования во многом зависит от соблюдения некоторых важных условий. Во-первых, тестирование проводится один на один с ребенком. Во-вторых, обстановка должна быть спокойной, благожелательной, не следует фиксировать внимание ребенка на том, что вы определяете «рукость». В-третьих, исследователь должен сидеть за столом строго напротив ребенка. В-четвертых, все приспособления, пособия, предметы следует класть перед ребенком строго на середину стола, на равном расстоянии от правой и левой руки ребенка.

Отечественные исследователи для определения рукости часто используют батарею тестов, предложенную М.Г. Князевой и В.Л. Вильдавским, состоящую из следующих заданий.

Первое задание — рисование. Положите перед ребенком лист и карандаш, предложите ему нарисовать то, что он хочет (или может). После того, как он закончит рисунок, попросите его нарисовать то же самое другой рукой. При анализе рисунков будут отчетливо видны различия в выполнении одних и тех же заданий ведущей и неведущей рукой. Рисунки, выполненные ведущей рукой, более четкие, пропорциональные, линии более ровные, тремор выражен значительно меньше, нет дополнительных штрихов, разорванных линий.

Второе задание — открывание небольшой коробочки, например, спичечного коробка. Ребенку предлагаются несколько коробков, чтобы повторение действия исключило случайность в оценке этого теста. Задание: «Найди спичку в одной из коробок». Ведущей считается та рука, которая совершает активное действие (открывает, закрывает).

Третье задание —- «Построй колодец из палочек (спичек)». Ведущая рука — та, которая используется более активно.

Четвертое задание — «Игра в мяч». Нужен небольшой мяч, который можно бросать и ловить одной рукой. Мяч кладется на стол прямо перед ребенком, и взрослый просит взять мяч, бросить ему и поймать его несколько раз.

Пятое задание — вырезание ножницами по контуру рисунка из любой открытки (вырезать цветок, зайчика, узор). Ведущая — более активная рука, причем это не обязательно та рука, в которой ребенок держит ножницы, так как ножницы могут быть неподвижны, а открытку ребенок будет поворачивать, облегчая процесс вырезания. Это задание можно заменить раскладыванием карточек лото (карт). Все карточки (10—15 штук) ребенок должен взять в одну руку, а другой (как правило, эта рука ведущая) раскладывать карточки.

Шестое задание — нанизывание бисера (или пуговиц — для младших школьников) на иголку с ниткой или шнурок. Ведущей считается та рука, которая выполняет активное движение, независимо от того, в какой руке ребенок держит иголку или шнурок.

Седьмое задание — выполнение вращательных движений. Ребенку предлагают открыть несколько пузырьков с завинчивающимися крышками. Ведущая та рука, которая более активна. Учтите, ребенок может держать пузырек за крышку, а крутить сам пузырек.

Восьмое задание — развязывание узелков. Заранее неплотно завяжите несколько узлов из шнура средней толщины. Ведущей считается та рука, которая развязывает узел (другая держит узел). Можно использовать иной вариант этого задания — составление цепочки из скрепок. Как правило, ребенок в одной руке держит скрепку, а другую пытается присоединить.

Девятое задание — «Построй из кубиков дом, ограду, сложи рисунок по образцу». Как ведущая, оценивается рука чаще берущая, укладывающая и поправляющая кубики, детали.

Для того чтобы не держать в уме результаты выполнения заданий, удобно занести их в таблицу.

При выраженном предпочтении левой руки ставится знак (+) в графу «Левая рука», при предпочтении правой — в графу «Правая рука». Если при выполнении тестов ребенок одинаково часто использует как правую, так и левую руку, знак (+) ставится в графу «Обе руки».

Казалось бы, все очень просто. Однако, нередко все бытовые действия ребенок может лучше выполнять левой рукой, а графические — правой. Существуют даже специальные термины «графическое функциональное превосходство» (то есть могут быть «графические левши» и «графические правши») и «бытовое функциональное превосходство», характеризующее преимущественное владение левой или правой рукой в бытовых действиях (то есть могут быть «бытовые левши» и «бытовые правши»). Исследования французских ученых показали, что в 90% случаев «графические» левши оказываются и бытовыми левшами, а графические правши бытовыми правшами. Есть дети — амбидекстры (не проявляющие явного предпочтения правой руки, одинаково владеющие и правой, и левой рукой) и в бытовых, и в графических действиях. Все это разнообразие вариантов необходимо принимать во внимание при выборе руки для письма. Оно показывает, как важно вовремя, еще до начала активного обучения письму, правильно определить ведущую руку. От взрослых требуется внимание и терпение, умение во всех случаях с пониманием отнестись к желанию ребенка работать той или иной рукой. Если на этом этапе у вас возникают трудности и сомнения — обратитесь к специалистам.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть: леворукость — это не просто преимущественное владение левой рукой, но и отражение определенной межполушарной асимметрии, отличное от праворуких распределение функций между правым и левым полушариями головного мозга. Все это будет проявляться и в высших психических функциях ребенка, и в его деятельности, в приспособлении к различным влияниям среды.

Еще более сильны различия между детьми, имеющими леворукость разного происхождения, а именно: генетически закрепленную леворукость, патологическую леворукость, вынужденную леворукость. Леворукие дети не однородная группа и трудности обучения в каждом отдельном случае имеют свои причины. Исследователи, изучающие особенности развития леворуких детей, подчеркивают, что леворукие дети требуют особого внимания, и это наиболее существенно при поступлении в школу. Многие рассматривают леворуких | детей как группу риска — риска школьной дезадаптации, школьного стресса, риска трудностей в процессе обучения. Школа, учеба, особенно в первые месяцы, в первый год требуют от ребенка длительного напряжения, вызывают значительное утомление, предъявляют повышенные требования к личностным качествам ребенка. Новый коллектив, новые друзья, новые требования — это совсем не просто для любого ребенка, а для леворуких — тем более, так как значительная часть леворуких детей имеет факторы риска и нарушения в развитии, а значит они будут более чувствительны к действию любых неблагоприятных воздействий — будь то эмоциональные перегрузки или большой объем учебной работы.

Период приспособления к школе довольно продолжителен по времени — А—6 недель. Опросы показывают, что родители «отводят» на адаптацию не больше одной-двух недель, учителя — больше: две-три недели. А реальные сроки продолжительнее в два раза. В этот период трудно все: и следующие друг за другом новые уроки (нужно быстро переключаться с одного непривычного вида деятельности на другой, столь же непривычный), и значительная статическая нагрузка (нужно сидеть в относительно неподвижной позе, не вертясь), и незнакомые дети (хорошо еще тем, кто ходил в детский сад, а как справиться с неловкостью тем, кто был до школы дома). Специальные исследования показали, что леворукие дети имеют некоторые особенности адаптации в школе: им еще труднее, чем остальным, потому что для них характерны повышенная эмоциональность и впечатлительность. Кроме того, повышенный уровень тревожности сочетается у леворуких детей с возбудимостью, чувствительностью, неуверенностью в себе, ответственностью, добросовестностью, а также хорошим пониманием социальных нормативов. Они, как и другие дети 6—8 лет, ориентированы на общение со сверстниками, которое служит для них источником положительного эмоционального подкрепления. Поэтому возникновение конфликтов во взаимоотношениях со взрослыми и сверстниками является для левшей сильным психотравмирующим фактором и создает дополнительные трудности в процессе адаптации к школе.

Чаще всего дилемма переучивать или нет возникает в начале школьного обучения. Ведь в реальной жизни у левшей в праворуком мире возникает много проблем. Бытовая техника, приборы, станки, пульты управления рассчитаны в основном на праворуких людей, а значит возможны ограничения в выборе профессии. Пусть они не широки, но все же. Оправдывая переучивание, многие родители объясняют это желанием помочь ребенку «спокойно жить потом», в праворуком мире. Родители говорят: «Вдруг это как-то помешает ему в жизни», «В школе все дети пишут правой рукой. Зачем же ему выделяться?», «Мне кажется это какое-то упрямство, можно научиться и правой работать». Результаты опросов показывают, что около 42% родителей леворуких детей хотят переучить своего ребенка и, переучивая, считают, что в этом нет ничего особенного.

Однако, надо четко осознавать чемможет заплатить леворукий ребенок за переучиваниеи удобства жить в праворуком мире.

Накоплено огромное количество наблюдений, что у переученных левшей на всю жизнь остается более тонкая координация левой руки. Очень часто переученные левши только пишут правой рукой (причем почерк их, как правило, далек от совершенства), а все остальные бытовые и профессиональные действия выполняют все же левой рукой. Кроме того, навязывание ребенку несвойственного ему варианта двигательной деятельности чрезмерно напрягает его, приводит к неустойчивости внимания (то, что учитель отмечает как неусидчивость и невнимательность), высокой истощаемости, резкому снижению работоспособности (при выполнении письменных работ первые предложения написаны аккуратно, четко, без ошибок, но вдруг все резко меняется, и учитель жалуется на то, что «ребенок не старается»). Ребенку трудно включиться в новую работу, переключиться на другой вид деятельности. Переучивание может даже становиться психогенным фактором риска возникновения неврозов. Ведь переучивая ребенка, навязывая не свойственный его биологической природе тип деятельности, мы нарушаем баланс взаимодействия полушарий головного мозга, вторгаемся в чрезвычайно сложные и несформированные еще механизмы координации и управления движениями, нарушаем естественный ход совершенствования этих механизмов в процессе возрастного развития и обучения. То есть мы намеренно создаем условия для трудностей, неудач, неумелости, неловкости. В итоге, совершая многие действия неловко и неумело, ребенок ощущает неуверенность в своих силах, тревожность, нерешительность, боязнь повторить неудачу, обиду и унижение. Стараясь избежать столь тяжелых переживаний, ребенок часто просто отказывается рисовать или писать. Однако, отказ от рисования и письма возможен только до школы. В школе конфликт между возможностями ребенка и требованиями к нему становится неизбежным. Ребенок боится, но вынужден подавлять свой страх, он не уверен в своих силах, но должен работать, бесконечно подавляя свои эмоции. Все это приводит к повышенной возбудимости ребенка, неадекватности его реакций, нарушениям сна, невротическим изменениям личности.

Например, родители леворукого Алеши С. рассказывали, что в их семье леворукость передается по наследству по мужской линии. И деда, и отца переучивали, но почерк у них до сих пор ужасный. Алешу начали переучивать буквально с рождения. Переучивание привело к тому, что он вообще перестал брать в руки карандаш и старался все делать двумя руками, чтобы взрослые «не придирались». Родители настояли, чтобы Алеша учился писать правой рукой, и безуспешно бились с «плохим почерком» два года. Но если бы только почерк. Алеша стал раздражительным, плаксивым, упрямым. Готовый замкнуться по любому поводу или устроить истерику просто так, он делал все, что угодно, лишь бы не садиться за уроки. Причем, устные он готовил «в пять минут», а то, что нужно было писать, «становилось мукой». Когда не получалось, Алеша злился и все перечеркивал. Его заставляли переписывать, он занимался этим по 3—4 часа в день. Алеша стал плохо засыпать, у него стала дрожать правая рука, он стал придерживать ее левой рукой. В итоге Алеше потребовалась серьезная помощь невропатолога.

Такие примеры убедительно показывают, что насильственное переучивание леворуких детей в дошкольном возрасте, и особенно в процессе обучения в школе, может быть причиной не только школьных трудностей, но и нарушений психического здоровья ребенка. Считается, что при переучивании леворукого ребенка угнетаются функции правого полушария, и это может привести к нарушению не только речевых функций, но и зрительно-пространственных способностей. При этом страдают зрительно-двигательные координации, умение анализировать пространственные соотношения объектов, ослабляется внимание, резко замедляется темп интеллектуальной деятельности. Переучивание нарушает баланс взаимодействия правого и левого полушарий и приводит к неустойчивости психической деятельности и обучения.

Кроме того, существуют наблюдения, что навязанное двигательное обучение может в какой-то мере приводить и к замедлению роста ребенка. Переученные дети продолжительное время могут оставаться самыми маленькими в классе. Некоторые исследователи считают, что факт угнетения роста — результат тормозящего влияния на формирование морфологических структур при навязанном двигательном обучении через неведущую в моторном отношении сторону.

Родителям леворукого ребенка важно помнить:

• леворукость сама по себе — не патология, а один из возможных вариантов нормы;

• леворукий ребенок очень раним И требует бережного, внимательного и доброго отношения;

• у леворукого ребенка есть особенности развития, которые необходимо учитывать в процессе обучения и развития.

Итак, что же делать родителям, как помочь леворукому ребенку справиться с возникающими у него проблемами?

Первое условие — леворукий ребенок никогда, ни в какой форме, ни в какой ситуации не должен чувствовать ваше негативное отношение к леворукости. Причем речь идет не только о прямых упреках и порицаниях. Вполне достаточно вашего тяжелого вздоха, вашего упоминания о его неловкости. Ребенок может не показать вида, даже не до конца осознать это, однако, он еще раз вспомнит, что у него «что-то не так».

Второе условие — не драматизируйте ситуацию школьных неудач. Ребенок должен быть уверен, что нет ничего непоправимого, что все трудности преходящи, и с вашей помощью он с ними справится. Однако постарайтесь понять их истинные причины, чтобы помочь ребенку. Если не дается письмо, если буквы корявы и штрих неуверенный — нужны занятия по развитию моторики и зрительно-моторных координаций. Хороши при этом лепка, рисование, вышивание, вязание и другие действия, развивающие координацию движений пальцев, кисти. Если ребенок пишет зеркально, путает похожие по написанию буквы и цифры, правую и левую стороны, займитесь тренировкой зрительно-пространственного восприятия. Если речь ребенка бедна и невыразительна, предложения односложны, если ему трудно описать даже простую ситуацию, не откладывая, займитесь этой работой. Проконсультируйтесь с учителем, обратитесь к логопеду и получите необходимые консультации. Типичные трудности поведения леворукого ребенка — чрезмерное двигательное беспокойство, неусидчивость, невнимательность, повышенная возбудимость, раздражительность или, наоборот, вялость, отказ от работы — нельзя снять окриком или наказанием. Родителям надо не усугублять это состояние, успокоить ребенка, дать ему расслабиться, снять напряжение.

Третье условие — рациональный режим дня. Ведь леворукий ребенок, как правило, возбудим, быстро утомляется. Если вы отмечаете проявления такого утомления или даже невротических расстройств, освободите ребенка от «продленки», дайте возможность днем час-полтора поспать или просто полежать. Не забывайте, что 3—3,5 часа необходимо оставить для прогулок, игр на воздухе, а продолжительность сна должна быть не меньше 11 часов (для детей 6—7 лет).

Четвертое условие — приготовление уроков не должно быть причиной ссор, взаимного раздражения, конфликтов. Лучше, если с первого дня ребенок будет садиться за уроки сам и научится просить вас о помощи, если он в ней нуждается. Жалобы родителей на то, что «он сам не может», как правило, уже результат. Ребенок очень быстро привыкает к тому, что не он, а вы отвечаете за качество подготовки к урокам и легко перекладывает это на вас. Готовить уроки в один присест не стоит, гораздо эффективнее такой режим: через каждые 15—20 минут работы 10—15-минутный отдых, который ребенок может использовать по своему усмотрению. У ребенка должно быть право самому выбирать, что он будет делать вначале, а что в конце. Ребенок должен иметь право на ошибку и при этом быть уверен, что ошибки не караются, а исправляются.

Мы рассказали вам об одном из множества признаков, составляющих неповторимую индивидуальность вашего ребенка — о левшестве. Многие считают, что им можно пренебречь, подровняв под большинство, переучив малыша. Надеемся, нам удалось убедить вас в том, что делать этого не стоит.

lektsii.org

Это интересно:

  • От стресса жир на животе Как убрать жир с живота Не секрет, что в развитых странах та или иная степень ожирения наблюдается у значительной части населения. Задача, как убрать жир с живота и с боков, уже не считается только косметической проблемой. Избыточная масса тела существенно увеличивает риск ишемической болезни сердца, сахарного диабета второго типа, артериальной […]
  • 40 лет депрессия Согласно исследованию по всему миру депрессивным состоянием после 40 лет страдают более 2-х миллионов человек. Специалисты полагают, что причина этой огромной цифры исходит из-за адаптации людей к изменению жизни. Итак, что наиболее часто является причиной депрессии после 40 лет!? Женщины часто взгромождают на себя тяжелый груз «разрываясь» между […]
  • При заикании речевая карта Речевая карта на ребенка дошкольного возраста с заиканием Речевая карта на ребенка дошкольного возраста с заиканием..……………….2 Конспект фронтального логопедического занятия при заикании на этапе ограничения речи (в режиме молчания)………………………………………….5 Конспект фронтального логопедического занятия по преодолению темпо-ритмических нарушений у […]
  • Невроз сердца чем опасен от чего развивается, как лечится и чем опасен невроз? Часто заканчивается суицидом Взять 30 г измельченных корней дягиля лекарственного, залить 500 мл белого вина, настаивать сутки при периодическом взбалтывании. Процедить. Принимать по 1/2 рюмки два раза в день. Взять 100 г молодых листьев березы, измельчить, залить 2 стаканами теплой кипяченой […]
  • Как вылечить шизофрению народными средствами Как вылечить шизофрению Рецепты, которые помогут вылечиться от шизофрении. Лечение шизофрении требует настойчивости и терпения, и при строгом соблюдении всех рекомендаций можно добиться успеха. Отнюдь не последнее место в преодолении болезни занимает фитотерапия. При явной агрессии смешайте 2 ст. ложки травы чабреца, корня девясила, 3 ст. ложки […]
  • Цитокины лечение шизофрении Цитокины - классификация, роль в организме, лечение (цитокинотерапия), отзывы, цена Функции цитокинов в организме регуляция продолжительности и интенсивности иммунных реакций (противоопухолевая и противовирусная защита организма); регуляция воспалительных реакций; участие в развитии аутоиммунных реакций; определение выживаемости клеток; […]
  • Классификация судорог заикания Виды и типы заикания Заикание – это вид нарушения, который проявляется расстройством темпа речи, кратковременными перерывами в момент беседы или повторным воспроизведением букв и звуков. Здоровый человек 5-7 процентов речи произносит с запинанием, но если этот процент возрастает свыше 10-ти – это считается симптомом болезни. Основные […]
  • Маркеры оксидативного стресса научная статья по теме ВЛИЯНИЕ ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ НА ПОКАЗАТЕЛИ МАРКЕРОВ ОКСИДАТИВНОГО СТРЕССА В ПЕЧЕНИ И ТИМУСЕ КРЫС Биология Текст научной статьи на тему «ВЛИЯНИЕ ИОНИЗИРУЮЩЕГО ИЗЛУЧЕНИЯ НА ПОКАЗАТЕЛИ МАРКЕРОВ ОКСИДАТИВНОГО СТРЕССА В ПЕЧЕНИ И ТИМУСЕ КРЫС» ?РАДИАЦИОННАЯ БИОЛОГИЯ. РАДИОЭКОЛОГИЯ, 2013, том 53, № 3, с. 229-235 ВЛИЯНИЕ […]