Логопедия Заикание белякова дьякова

Настоящая книга предназначена для студентов дефектологических факультетов педагогических институтов и логопедов. Она направлена на совершенствование подготовки педагогических кадров и логопедической помощи заикающимся. Материал книги соответствует программе и учебным планам для отделения логопедии дефектологических факультетов.

В настоящее время заикание представляет собой одну из острых проблем логопедии. Во всем мире признается, что заикание является сложной проблемой как в теоретическом, так и в практическом аспектах. Проблема заикания интенсивно изучается и освещается в литературе на протяжении всего 20-го века. Научная разработка проблемы заикания в отечественной логопедии связана с именами известных психиатров И.А. Сикорского, Н.Г. Неткачева и В.А. Гиляровского.

В настоящее время интерес к проблеме не падает, более того, начиная с 1994 года регулярно проходят Международные симпозиумы, посвященные только проблеме заикания. Эти научные конгрессы собирают более тысячи ученых из стран всего мира. Регулярно издается международный специальный журнал “Fluen y Disorders” (“Нарушение плавности”), который также посвящен этой монопроблеме. Огромный интерес ученых всего мира к проблеме заикания свидетельствует о ее актуальности.

В отечественной логопедии разработан оригинальный подход в оценке клинической картины заикания. Выделение двух клинических форм заикания — невротической и неврозоподобной — позволяет наиболее полно оценить не только судорожные проявления в речи заикающихся, но и особенности личности как в начальный период развития заикания, так и при его хронификации. Помимо судорожных запинок, заикание включает в себя нарушения высшей нервной деятельности, связанные в одних случаях с органическим поражением ЦНС, в других случаях — с невротической реакцией. Наблюдаемая при заикании хронификация процесса вызывает, как правило, вторичную невротизацию в качестве реакции личности на основное заболевание, что делает заикание сложнейшим патологическим процессом, который может сопровождать человека всю его жизнь.

В настоящее время от логопеда требуется не только знание практических приемов коррекции речи при заикании, но и понимание целостной клинической и психолого-педагогической картины этого сложного патологического состояния, а также знаний клинических проявлений невротических и неврозоподобных состояний. Только при этом условии могут быть правильно интерпретированы психофизиологические, психологические и психолого-педагогические данные о заикающихся, что и определяет направление реабилитационных, а также профилактических мероприятий.

Настоящая книга представляет собой попытку освещения актуальных для широкой логопедической практики различных аспектов изучения заикания. В своем изложении авторы опираются не только на данные литературы, но и на результаты многолетних исследований, проведенных в “Лаборатории патологии речи” ВНИИ им. В.П. Сербского и на кафедре логопедии Московского педагогического государственного университета.

Структура и расположение четырех глав книги соответствует основной ее задаче — способствовать усвоению студентами учебной программы по курсу “Заикание”.

В первой главе учебника “Основные механизмы устной речи” даны представления о ее анатомо-физиологических механизмах. Дается краткое описание дыхательного, фонаторного и артикуляционного отделов периферического речевого аппарата; представлены основные структуры ЦНС и их функции, обеспечивающие речевую деятельность; даны акустические характеристики устной речи, которые, как правило, нарушаются при заикании.

Современные представления о системной организации речи изложены через описание функциональной системы речедвигательного акта. Анализ нарушения программы действия (устная речь) через призму представлений о функциональной системе дает возможность выделить то звено патогенеза, которое ведет к заиканию.

В этой же главе описаны возрастные особенности функциональной системы устной речи. В ней обоснована возрастная неустойчивость речедвигательных стереотипов в дошкольном возрасте, объясняются причины избирательной непрочности речевой системы при воздействии различных вредоносных факторов.

Глава вторая посвящена собственно заиканию: его феноменологии, этиологии, клинической и психолого-педагогической характеристикам заикающихся с невротической и неврозоподобной формами заикания.

Сегодня многие специалисты, работающие в области заикания, считают, что успешная практическая работа по реабилитации заикающихся едва ли возможна без тщательной клинической и психолого-педагогической дифференциации заикающихся. В данной главе выделены наиболее актуальные для широкой логопедической практики вопросы дифференциальной диагностики. В этой же главе представлен анализ заикания с психолингвистических позиций, поскольку такой анализ позволяет рассмотреть в едином комплексе нарушение речевого процесса при заикании от замысла до моторной реализации высказывания. В конце главы дан современный взгляд на некоторые патогенетические механизмы заикания с обоснованием основных направлений коррекционного воздействия при разных формах заикания.

Третья глава посвящена основным направлениям комплексной психолого-педагогической реабилитации заикающихся. В ней раскрыто основное содержание задач логопедической работы. В связи с этим подробно освещен ряд логопедических технологий: торможение патологических речедвигательных стереотипов; регуляция эмоционального состояния; развитие моторных систем организма; формирование речевого дыхания, навыков рациональной голосоподачи и голосоведения; развитие просодической стороны речи; развитие планирующей функции речи. Логопедические технологии раскрыты через содержание конкретных приемов и упражнений.

В этой же главе подробно освещаются вопросы психолого-педагогического обследования заикающихся разных возрастов, а также представлены различные авторские системы комплексных психолого-педагогических воздействий (Власова Н.А., Pay Е.Ф., Селиверстов В.И., Чевелева Н.А., Миронова С.А., Андронова Л.3., Некрасова Ю.Б., Шкловский В.М. и др.). Глава завершается описанием методов профилактики заикания.

Глава четыре посвящена организации учебного процесса по курсу “Заикание”, что позволит как студентам, так и преподавателям оптимизировать учебный процесс по данной проблеме.

Учебник по разделу логопедии “Заикание” заканчивается практически материалом, который отражает разнообразные аспекты практической работы с заикающимися.

Учебник рассчитан на студентов дефектологических факультетов, логопедов, психологов и врачей.

pedlib.ru

Логопедия, Заикание, Белякова Л.И., Дьякова Е.А., 2012

В учебном пособии рассматриваются вопросы этиологии и патогенеза заикания с позиций современных достижений психофизиологии, психологии и коррекционной педагогики, подробно проанализированы клиническая и психолого-педагогическая характеристики невротической и неврозоподобной форм заикания, изложены современные подходы к реабилитации заикающихся, впервые интегративно представлены логопедические технологии формирования плавной речи у заикающихся, даны методические разработки организации учебного процесса для студентов и практических работников, осваивающих данный раздел логопедии. В учебном пособии представлена авторская позиция по проблеме заикания.

Для студентов учреждений высшего профессионального образования. Может быть интересно логопедам, психологам, врачам, лицам, страдающим заиканием, и их родителям.

АКУСТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ УСТНОЙ РЕЧИ.

Устная речь характеризуется многими физическими параметрами. Наряду с ее содержательной стороной большое значение для восприятия слушателем имеет просодическая сторона речи.

Просодия, по мнению Н.И. Жинкина, является высшим уровнем развития языка. Просодическое оформление текста подчинено семантико-синтаксической задаче речевого высказывания. Оно включает совокупность психофизиологических, ситуационных, потребностно-мотивационных и экстралингвистических показателей. Этот комплекс в конечном счете и определяет акустико-артикуляционные характеристики просодии в целом.

Глава 1. Основные механизмы устной речи

1.1. Анатомо-физиологические механизмы речи

1.2. Акустические характеристики устной речи

1.3. Речевой онтогенез

1.3.1. Этапы речевого развития

1.3.2. Сензитивный период и гиперсензитивные фазы речевого развития

1.3.3. Развитие речевого дыхания

2.1. Феноменология заикания

2.2. Этиология заикания

2.3. Психолого-педагогическая и клиническая характеристика заикающихся

2.3.1. Клиническая и психолого-педагогическая характеристики заикающихся с невротической формой речевой патологии

2.3.2. Клиническая и психолого-педагогическая характеристики заикающихся с неврозоподобной формой речевой патологии

2.4. Психолингвистический анализ речи заикающихся

2.5. Некоторые патогенетические механизмы заикания

2.5.2. Патогенетическое обоснование основных направлений комплексной психолого-педагогической реабилитации заикающихся

Глава 3. Основные направления комплексной психолого-педагогической реабилитации заикающихся

3.1. Клиническое и психолого-педагогическое обследование заикающихся

3.2. Логопедические технологии формирования плавной речи у заикающихся

3.2.1. Охранительный речевой режим

3.2.2. Регуляция эмоционального состояния

3.2.3. Развитие координации и ритмизации движений

3.2.4. Формирование речевого дыхания

3.2.5. Формирование навыков рациональной голосоподачи и голосоведения

3.2.6. Развитие просодической стороны речи

3.2.7. Развитие внутреннеречевого планирования

3.2.8. Инструментальные методы воздействия

3.3. Воздействие на личность заикающихся

3.4. Системы комплексных реабилитационных психолого-педагогических воздействий

3.4.1. Комплексные системы реабилитации заикания у дошкольников

3.4.2. Комплексные системы реабилитации заикающихся подростков и взрослых

3.5. Профилактика заикания

Глава 4. Организация учебного процесса по курсу «Заикание»

4.1. Организация деловых игр

4.2. Анализ логопедического занятия

4.3. Задания для самостоятельной работы

4.4. Контрольные вопросы и задания по курсу «Заикание»

Практический материал, используемый в работе с заикающимися

Приложение 1. Приемы активизации невербальных способов общения

Приложение 2. Специализированная аутогенная тренировка для взрослых заикающихся

Приложение 3. Упражнения для развития речевого дыхания у детей

Приложение 4. Упражнения для формирования речевого дыхания у подростков и взрослых

Приложение 5. Упражнения для работы над голосом

Приложение 6. Упражнения для использования на логоритмических занятиях

Приложение 7. Комплекс массажных движений, рекомендуемых при заикании

Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате и читать:

nashol.com

Логопедия Заикание белякова дьякова

Белякова Л.И., Дьякова Е.А. Заикание. Учебное пособие для студентов педагогических институтов по специальности “ Логопедия ” — М.: В. Секачев, 1998. Книга « Логопедия. Заикание » Л. И. Белякова, Е. А. Дьякова, «Эксмо-Пресс», 2001 г. Рейтинг книги 4.7 из 5 (3 читателя).

Белякова Л. И. , Дьякова Е. А. Заикание. Учебное пособие для студентов педагогических институтов по сп.

Стр. 1. В учебнике рассматриваются вопросы этиологии и патогенеза заикания с позиций современных достижении психофизиологии, психологии и коррекционнон педагогики; подробно проанализированы клиническая и психолого- педагогическая характеристики невротической и неврозоподобной форм заикания; изложены современные представления о реабилитации заикающихся, впервые интегративно представлены логопедические технологии формирования плавной речи у заикающихся; даны методические разработки к оргаиизации учебного процесса со студентами и практическими работниками, осваивающими данный раздел логопедии. В книге представлена авторская позиция по проблеме заикания. Книга рассчитана для студентов дефектологических факультетов, логопедов, психологов, врачей. Настоящая книга предназначена для студентов дефектологических факультетов педагогических институтов и логопедов.

  • I место среди иностранных учебников по проблеме заикания за учебник.

Белякова Л. И. Логопедия : Заикание / Л.И. Белякова, Е.А. Дьякова. – 2-е изд.,

&nbsp.

  • Белякова Л.И., Дьякова Е.А. Заикание. Учебное пособие для студентов

    педагогических институтов по специальности “Логопедия” — М.: В. Секачев,

    В книжном интернет-магазине OZON можно купить учебник Логопедия. Заикание другие школьные учебники от автора Лидия Белякова, Елена Дьякова. В настоящее время заикание представляет собой одну из острых проблем

    логопедии. Во всем мире признается, что заикание является сложной&nbsp.

    Она направлена на совершенствование подготовки педагогических кадров и логопедической помощи заикающимся. Материал книги соответствует программе и учебным планам для отделения логопедии дефектологических факультетов. В настоящее время заикание представляет собой одну из острых проблем логопедии.

    В учебнике рассматриваются вопросы этиологии и патогенеза заикания с.

    Научная разработка проблемы заикания в отечественной логопедии&nbsp. I место среди иностранных учебников по проблеме заикания за учебник Белякова Л. И. Логопедия : Заикание / Л.И. Белякова, Е.А. Дьякова. – 2-е изд..

    Во всем мире признается, что заикание является сложной проблемой как в теоретическом, так и в практическом аспектах. Проблема заикания интенсивно изучается и освещается в литературе на протяжении всего 2. Научная разработка проблемы заикания в отечественной логопедии связана с именами известных психиатров И.

    А. Сикорского, Н. Г. Неткачева и В. А. Гиляровского. В настоящее время интерес к проблеме не падает, более того, начиная с 1. Международные симпозиумы, посвященные только проблеме заикания. Эти научные конгрессы собирают более тысячи ученых из стран всего мира.

    Регулярно издается международный специальный журнал “Fluen y Disorders” (“Нарушение плавности”), который также посвящен этой монопроблеме. Огромный интерес ученых всего мира к проблеме заикания свидетельствует о ее актуальности. В отечественной логопедии разработан оригинальный подход в оценке клинической картины заикания. Выделение двух клинических форм заикания — невротической и неврозоподобной — позволяет наиболее полно оценить не только судорожные проявления в речи заикающихся, но и особенности личности как в начальный период развития заикания, так и при его хронификации.

    В книжном интернет-магазине OZON можно купить учебник Логопедия.

    Заикание. другие школьные учебники от автора Лидия Белякова, Елена

    Помимо судорожных запинок, заикание включает в себя нарушения высшей нервной деятельности, связанные в одних случаях с органическим поражением ЦНС, в других случаях — с невротической реакцией. Наблюдаемая при заикании хронификация процесса вызывает, как правило, вторичную невротизацию в качестве реакции личности на основное заболевание, что делает заикание сложнейшим патологическим процессом, который может сопровождать человека всю его жизнь. В настоящее время от логопеда требуется не только знание практических приемов коррекции речи при заикании, но и понимание целостной клинической и психолого- педагогической картины этого сложного патологического состояния, а также знаний клинических проявлений невротических и неврозоподобных состояний. Только при этом условии могут быть правильно интерпретированы психофизиологические, психологические и психолого- педагогические данные о заикающихся, что и определяет направление реабилитационных, а также профилактических мероприятий. Настоящая книга представляет собой попытку освещения актуальных для широкой логопедической практики различных аспектов изучения заикания. В своем изложении авторы опираются не только на данные литературы, но и на результаты многолетних исследований, проведенных в “Лаборатории патологии речи” ВНИИ им. В. П. Сербского и на кафедре логопедии Московского педагогического государственного университета.

    Структура и расположение четырех глав книги соответствует основной ее задаче — способствовать усвоению студентами учебной программы по курсу “Заикание”. В первой главе учебника “Основные механизмы устной речи” даны представления о ее анатомо- физиологических механизмах.

    Дается краткое описание дыхательного, фонаторного и артикуляционного отделов периферического речевого аппарата; представлены основные структуры ЦНС и их функции, обеспечивающие речевую деятельность; даны акустические характеристики устной речи, которые, как правило, нарушаются при заикании. Современные представления о системной организации речи изложены через описание функциональной системы речедвигательного акта. Анализ нарушения программы действия (устная речь) через призму представлений о функциональной системе дает возможность выделить то звено патогенеза, которое ведет к заиканию. В этой же главе описаны возрастные особенности функциональной системы устной речи. В ней обоснована возрастная неустойчивость речедвигательных стереотипов в дошкольном возрасте, объясняются причины избирательной непрочности речевой системы при воздействии различных вредоносных факторов.

    Глава вторая посвящена собственно заиканию: его феноменологии, этиологии, клинической и психолого- педагогической характеристикам заикающихся с невротической и неврозоподобной формами заикания. Сегодня многие специалисты, работающие в области заикания, считают, что успешная практическая работа по реабилитации заикающихся едва ли возможна без тщательной клинической и психолого- педагогической дифференциации заикающихся. В данной главе выделены наиболее актуальные для широкой логопедической практики вопросы дифференциальной диагностики. В этой же главе представлен анализ заикания с психолингвистических позиций, поскольку такой анализ позволяет рассмотреть в едином комплексе нарушение речевого процесса при заикании от замысла до моторной реализации высказывания.

    В конце главы дан современный взгляд на некоторые патогенетические механизмы заикания с обоснованием основных направлений коррекционного воздействия при разных формах заикания. Третья глава посвящена основным направлениям комплексной психолого- педагогической реабилитации заикающихся. В ней раскрыто основное содержание задач логопедической работы.

    В связи с этим подробно освещен ряд логопедических технологий: торможение патологических речедвигательных стереотипов; регуляция эмоционального состояния; развитие моторных систем организма; формирование речевого дыхания, навыков рациональной голосоподачи и голосоведения; развитие просодической стороны речи; развитие планирующей функции речи. Логопедические технологии раскрыты через содержание конкретных приемов и упражнений. В этой же главе подробно освещаются вопросы психолого- педагогического обследования заикающихся разных возрастов, а также представлены различные авторские системы комплексных психолого- педагогических воздействий (Власова Н. А., Pay Е. Ф., Селиверстов В. И., Чевелева Н. А., Миронова С. А., Андронова Л. 3., Некрасова Ю.

    Б., Шкловский В. М. Глава завершается описанием методов профилактики заикания. Глава четыре посвящена организации учебного процесса по курсу “Заикание”, что позволит как студентам, так и преподавателям оптимизировать учебный процесс по данной проблеме.

    Учебник по разделу логопедии “Заикание” заканчивается практически материалом, который отражает разнообразные аспекты практической работы с заикающимися. Учебник рассчитан на студентов дефектологических факультетов, логопедов, психологов и врачей. Л. Белякова Е. Дьякова. Март, 1. 99. 8 г.

    ninaalferova.weebly.com

    Белякова, Е.А. Название: Заикание. Издательство: Academia, 2003 Вид издания: Хрестоматия Формат: doc Размер: 1,61 mb. Учебное пособие для студентов педагогических институтов по специальности Логопедия М.: В. Секачев, 1998. — 304 с.: ил.

    Белякова, Е.А. Дьякова: Заикание.

    Название Белякова Л.И., Дьякова Е.А. Заикание Файл 1.doc Дата 04 29 Размер 1763kb. Сообщение на тему Заикание и Белякова Л.М., Дьякова Е.А. Скачать материалСикорский И. О заикании Хватцев М. Заикание 1959 Волкова Г. Заикание и В хрестоматии представлены. Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате и читать: Скачать книгу Логопедия, Заикание, Белякова Л.И., Дьякова Е.А., 2012 — fileskachat.com. Название: Логопедия. Заикание Автор: Л. Дьякова Издательство: Academia Объем: 224 ISBN.

    [ Страница 1 ] — Белякова Л.И., Дьякова Е.А. Учебное пособие для студентов педагогических институтов по специальности “Логопедия” — М.: В.

    Секачев, 1998. — 304 с.: ил. Например, кончик языка, боковые мышцы, мышцы спинки языка, мышцы корня и т.д. Можно выделить функционально отдельные волокна, которые выполняют свою особую роль в произнесении звука.

    При произнесении отдельного речевого звука часть мышечного волокна может быть напряжена, а другая часть расслаблена. Напряжение артикуляторной мышцы в процессе устной речи связано не только с конкретной работой по произнесению отдельного звука. Оно несет на себе влияние остаточного напряжения от произнесении предыдущего звука, а также подготовительное напряжение, связанное с произнесением последующего звука, которые входят в состав слова (коартикуляция). Кроме этого, эмоциональное состояние, в котором находится говорящий, также влияет на степень напряжения мышц как языка, так и всего речевого аппарата. Таким образом, мышцы языка испытывают комплекс различных влияний. Каждый речевой звук — результат сложных мышечных синергий, то есть одновременных сокращений разных мышечных волокон, относящихся к разным функциональнвм группам. Наиболее сложные мышечные синергий необходимы для артикуляции переднеязычных звуков, т.е.

    Смычных, щелевых, дрожащего “р”. Необходимые для этого тонкие движения мышц кончика языка осуществляются при условии фиксации корня языка его внешними мышцами, а также мышцами подъязычной кости и шеи. Артикуляцией называется работа периферических органов речи по воспроизведению звуков. Артикуляция согласных происходит при расслабленных мышечных стенках резонаторных полостей, в то время как в ротовой полости имеется локальный фокус произвольно сокращенных мышц. Гласные звуки — это своего рода “озвученный выдох”.

    При их артикуляции происходит тоническое напряжение мышечных стенок резонаторных полостей при отсутствии преграды на пути струи выдыхаемого воздуха. Речевая артикуляция — это произвольные движения, которым ребенок обучается в дошкольном возрасте.

    Для формирования речевой артикуляции в процессе речевого онтогенеза необходимы те сложнейшие координаторные механизмы центральной нервной системы, которые способны регулировать специфическую точную работу мышц артикуляторного аппарата, обеспечивающих устную речь. Нервная система, обеспечивающая работу речевого аппарата, состоит из центральной и периферической частей. Периферические нервы иннервируют мышцы речевого аппарата. Центральная часть нервной системы состоит из нескольких отделов, тесно взаимодействующих между собой. Ядра, от которых отходят периферические нервы, иннервирующие речевой аппарат, расположены в стволе мозга (варолиев мост, продолговатый мозг), в шейном и грудном отделе спинного мозга (рис.

    Продолговатый мозг состоит из ядер черепно-мозговых нервов (подъязычного, языкоглоточного и частично тройничного), а также нисходящих и восходящих проводниковых систем. Часть ядерных образований (оливы) продолговатого мозга связаны с мозжечком и имеют отношение к экстрапирамидной системе.

    Другая часть ядер (пирамиды) содержит нейроны пропрецептивной (суставномышечной) чувствительности. В продолговатом мозге располагаются центры, которые регулируют сердечную деятельность, дыхание и другие вегетативные функции.

    Продолговатый мозг обеспечивает также непроизвольные функции сосания, глотания, чихания, моргания и некоторые другие. Проводящие пути продолговатого мозга связывают его со стриопаллидарной системой, корой больших полушарий, лимбической системой, ретикулярной формацией. Все проводящие пути продолговатого мозга являются продолжением путей спинного мозга. Через варолиев мост проходит пирамидный (двигательный) путь, пути от коры к мозжечку, общечувствительный путь, путь от ядер слухового нерва. В варолиевом мосту находится несколько ядер, в том числе ядра слухового, лицевого и тройничного нервов.

    Следующими, более сложно организованными отделами центральной нервной системы являются стволовые и подкорковые ядра, благодаря которым осуществляются элементарные безусловно-рефлекторные голосовые реакции типа вскрикивания, стона, плача, смеха. Подкорковые (базальные) ядра располагаются в толще белого вещества полушарий мозга.

    Часть ядер подкорковой области входит в важное в функциональном отношении образование—стриопаллидарную систему. Стриопаллидарная система является, в свою очередь, составной частью экстрапирамидной системы, которая участвует в реализации двигательных актов. Стриопаллидарная система осуществляет перераспределение тонуса мышц в процессе выполнения движений, подготавливает мышцы к двигательной активности (фоновый тонус). ‘Благодаря данной системе в онтогенезе вырабатывается плавность движений, постепенная их экономия и автоматизация. Считается, что данная система обеспечивает ритм движений, в том числе и речевых, а также принимает непосредственное участие в автоматизации двигательного акта.

    Стриопаллидарная система связана с корой головного мозга, пирамидной системой и некоторыми другими образованиями. Часть подкорковых ядер входит в другую функциональную систему — лимбнко-ретикулярный комплекс. Под данным термином понимают целый комплекс тесно взаимосвязанных структур мозга, который играет важную роль в регуляции эмоций и висцеро-соматических-реакций организма. Данный комплекс обеспечивает эмоционально-адаптивные поведенческие реакции, мотивационные формы поведения. В лимбико-ретикулярном комплексе важное значение имеет таламус, который принимает участие, в активизации процесса внимания и в организации эмоций (рис.

    Именно на уровне таламуса происходит формирование вегетативных и некоторых психических компонентов эмооций. По данным некоторых авторов, таламус принимает участие в контроле за спонтанной речью. Тесная связь таламуса со стриопаллидарной системой проявляется в обеспечении им сенсорного компонента автоматизированных движений. Область, находящаяся непосредственно под таламусом, — гипоталамус, является сложным рефлекторным аппаратом, благодаря которому происходит поддержание постоянства внутренней среды организма (гомеостаз). Гипоталамус контролирует деятельность всех эндокринных желез. Эта часть мозга является центром, регулирующим состояние: сон-бодрствование.

    Гипоталамус обеспечивает вегетативные реакции, сопровождающие эмоции (частота сердечных сокращений, дыхание, потоотделение и т.д.). Ретикулярная формация ствола мозга играет основополагающую роль корково-подкорковых взаимоотношений.

    Она состоит из нервных клеток и густой сети нервных волокон, идущих в различных направлениях и связывающих разные части мозга. Следующей структурой более высокого функционального уровня являются подкорково-мозжечковые ядра и их проводящие системы.

    Они обеспечивают основные просодические компоненты звучной речи: темп, плавность, громкость, индивидуальный тембр, эмоциональную выразительность. Мозжечок обеспечивает очень важную функцию — координацию движений, регуляцию мышечного тонуса и равновесие. Благодаря его деятельности обеспечивается точность, целенаправленность движений. Мозжечок имеет тесные связи со многими отделами нервной системы.

    У человека под влиянием социальной среды в процессе онтогенеза формируются особые структуры коры больших полушарий мозга, функция которых обеспечивает речевой праксис (рис.3). Собственно речевые движения являются одним из видов произвольных движений. Возбуждение, возникая в двигательных областях коры, передается мышцам речевых органов. Пирамидный путь (кортико-нуклеарный) проводит импульсы от коры мозга в первую очередь к ядрам черепно-мозговых нервов, располагающихся в продолговатом и спинном мозге, и к другим структурам нижележащих функциональных уровней. В самой нижней части премоторной извилины левого полушария (главным образом, у правшей) расположена височная область, в центре которой находится зона Брока, функцией которой является реализация двигательной стороны речи. На заднем участке височной извилины, на стыке первичной слуховой и двигательной коры головного мозга находится зона Вернике, с функцией которой связывают восприятие речи.

    “Центры” речи” (в том числе письмо, счет), как ограниченные участки мозга, где “заложена” конкретная функция, выделяются достаточно условно. Эти “центры” расположены на стыках тех зон мозга, где заканчиваются нервные пути от различных органов чувств. Именно там осуществляется высший корковый анализ, необходимый для реализации таких функций как зрение, слух, осязание и т.п. Для развития такого мощнейшего психического и психомоторного акта, как речь, необходимо формирование функциональных связей между определенными корковыми зонами. Стыки этих зон и создают как бы “центры” речи.

    Еще в прошлом веке установлена асимметрия локализации речевых зон. Многочисленные современные нейрохирургические данные свидетельствуют о том, что организация речи осуществляется при взаимодополняющем постоянном взаимодействии двух полушарий.

    К настоящему времени накоплены данные о том, что у человека имеются биологические различия в организации и функционировании полушарий мозга, которые создают предпосылки к детерминации когнитивных процессов. Целый ряд структур левого полушария мозга характеризуется большими различиями по сравнению с симметричными отделами правой гемисферы. Особенно это выражено во вторичных отделах слуховой коры, также как и в задней части постцентральной извилины, обеспечивающей кинестетическую афферентацию артикуляционного аппарата. Нейроанатомические различия имеются не только в “речевых” зонах, но и в других структурах, в первую очередь затылочных и верхнетеменных. Три основные модальности (т.е.

    Ощущение звука, света, осязания) наиболее представлены в левой гемисфере (у правшей). В то же время величина правой лобной коры больше левой, что позволяет связывать обеспечение наиболее сложных уровней регуляции психической активности с правым полушарием. Известно, что повреждение левого полушария на ранних этапах онтогенеза не приводит к алалии, так как в правом полушарии имеются нейроанатомические предпосылки для развития “речевых” зон. При поражении правого полушария нарушаются невербальные психические функции, что не компенсируется левым полушарием.

    С деятельностью правого полушария связывают регулирование активности речевых центров левого полушария, обеспечение помехоустойчивости речевого слуха, интонационные характеристики речи, конкретность и предметность высказываний. С деятельностью левого полушария связаны, главным образом, языковые уровни: фонологическая система, морфологический механизм словообразования, синтаксическое структурирование высказывания, кратковременная и долговременная словесная память. В настоящее время выяснено, что только 15% леворуких имеют центры речи в правом полушарии.

    У 70% леворуких эти центры представлены в левом полушарии, у 15% центры речи представлены билатерально. Преимущественная роль отдельного полушария проявляется лишь в определенной фазе формирования или реализации речи. До настоящего времени не теряют актуальности представления А.Р. Лурии о принципах работы центральной нервной системы. Лурия выделяет три функциональных блока в деятельности мозга.

    К первому блоку он относит подкорковые структуры и структуры лимбической системы, которые обеспечивают тонус коры мозга, регулируют состояние бодрствование-сон. Второй блок включает кору задних отделов больших полушарий.

    Считается, что этот блок является основным в обеспечении познавательных процессов. В структуре второго блока выделяют три зоны. В первичных зонах осуществляется анализ раздражении от органов чувств. Участки коры первичной зоны строго соответствуют раздражениям, идущим от определенных органов чувств (слух, зрение и пр.). Анализ возбуждений, приходящих в первичные зоны, осуществляется во вторичных зонах. Они имеют так же, как и первичные зоны, специфическую модальность.

    Первичные и вторичные зоны — это корковые отделы анализаторов (зрительного, слухового и др.). Третичные зоны являются зонами перекрытия корковых отделов анализаторов, где происходит интеграция полученной чувственной информации различных модальностей. Третий блок мозга включает передний отдел больших полушарий, куда входят моторные, премоторные и префронтальные области. Этот блок обеспечивает регуляцию и контроль социального поведения. Моторная организация речевого акта обеспечивается вторичными отделами постцентральной области и нижними отделами левой премоторной области. В постцентральной области происходит анализ ощущений движения речевых органов. Эти ощущения поступают от мышц речевых органов (кинестезии).

    В премоторной области синтезируются программы речедвигательного акта (кинемы). В третичных отделах коры больших полушарий происходит сложнейшая аналитико-синтетическая деятельность, следствием которой является перекодирование акустико-моторной информации, поступающей из вторичных зон, в смысловые схемы. Результатом деятельности речевых областей мозга является импульсация, которая проводится сначала к ядрам периферических нервов, а затем с их помощью к мышцам речевого аппарата. Таким образом, речь представляет собой сложнейший феномен человеческой психики. Она формируется в результате взаимодействия различных уровней и областей мозга.

    Наличие и качественные характеристики речи зависят от совместной синхронной работы многих зон коры правого и левого полушарий при условии функционирования нижележащих структур мозга. 1.2 Акустические характеристики устной речи Устная речь характеризуется многими физическими параметрами. Наряду с ее содержательной стороной, большое значение для восприятия ее слушателем имеет просодическая сторона речи. Просодия, по мнению Н.И. Жинкина, является наивысшим уровнем развития языка. Просодическое оформление текста подчинено семантико-синтаксической задаче речевого высказывания.

    Оно включает совокупность целого ряда показателей, таких как психофизиологические, ситуационные, потребностно-мотивационные и экстралингвистические. Этот комплекс в конечном итоге и определяет акустико-артикуляционные характеристики просодии в целом. Основной составляющей просодии является интонация. Через интонацию выявляется смысл речи и ее подтекст. Она представляет собой одну из важнейших сторон устной речи. Интонация представляет собой сложное явление, которое включает в себя несколько акустических компонентов.

    Это тон голоса, его тембр, интенсивность или сила звучания голоса, пауза и логическое ударение, темп речи. Все эти компоненты участвуют в членении и организации речевого потока в соответствии со смыслом передаваемого сообщения.

    Акустическими коррелятами интонационных характеристик являются изменения интенсивности и частоты основного тона голоса, а также длительности отдельных фонетических элементов. Тон голоса формируется при прохождении воздуха через глотку, голосовые складки, полости рта и носа. Дополнительной артикуляционно-акустической окраской голоса является тембр (“цвет голоса”). Если тон голоса может быть общим для многих людей, то тембр голоса является таким же индивидуальным, как отпечатки пальцев. Отдельные характеристики просодии объединяются и координируются между собой темпо-ритмической организацией речевого потока. Темп речи принято определять как скорость протекания речи во времени или как число звуковых единиц, произносимых в единицу времени.

    Звуковой единицей могут быть звук, слог и слово. Темп речи может также определяться как скорость артикуляции и измеряться числом звуковых единиц, произносимых в единицу времени. У взрослого темп речи в спокойном состоянии варьируется от 90 до 175 слогов в минуту.

    В практике выделяют три основных вида темпа: нормальный, быстрый и медленный. Темп у одного и того же человека может быть как стабильным, так и изменяющимся. Стабильный темп речи может реализовываться только на коротких отрезках сообщения. Темп играет значительную роль в передаче эмоционально-модальной информации.

    Резкие отклонения темпа речи от средних величин — как ускорение, так и замедление — мешают восприятию смысловой стороны высказывания. Темп речи во многом определяет своеобразие другого параметра речи — ритма. Ритм речи представляет собой звуковую организацию речи при помощи чередования ударных и безударных слогов. Темп и ритм находятся в сложной взаимосвязи и взаимозависимости. Различают ряд компонентов ритма.

    Основным свойством речевого ритма является регулярность. Метрические признаки ритма составляют его “скелет”, что отражено в метрических схемах (количество и порядок ударных и безударных слогов). Различают еще и неметрические признаки ритма, которые входят в понятие мелодики речи. Темпо-ритмическая организация устной речи является тем стержнем, который объединяет и координирует все составляющие устной речи, включая лексико-грамматическое структурирование, артикуляторнодыхательную программу и весь комплекс просодических характеристик. В настоящее время можно говорить о таких понятиях, как темпо-ритмоинтонационное членение речи, которое возникает не в результате звуковой аранжировки, готовой лексико-синтаксической структуры высказывания, а в процессе текущего формирования мысли и ее вербализации.

    Темпо-ритмоинтонационное членение пронизывает все фазы построения высказывания, начиная от намерения говорящего (интенция) и включая лексикосинтаксическое структурирование, а также моторно-дыхательную ритмизацию речевого потока (артикуляция и дыхание). В роли элементарной единицы просодии выступает синтагма, т.е. Отрезок высказывания, объединенный интонационным и смысловым значением. Она имеет физиологическую целостность и отграниченность и выступает как ритмический период устной речи. Синтагма связана со смыслом, а значит с синтаксисом и интонацией.

    В прозе синтагма в среднем включает 2-4 слова, а в стихе — 2-3 слова. Она произносится на одном речевом выдохе и представляет единый артикуляционный комплекс. Синтагму, произносимую на одном речевом выдохе, без пауз в процессе беспрерывной артикуляции, можно связывать с понятием плавности речи. Другими словами, плавная речь характеризуется единым артикуляционным комплексом произнесения синтагмы на одном речевом выдохе. В нормальной речи плавность органически сочетается с паузами, которые являются необходимым компонентом речевого высказывания. Их длительность и характер распределения в речевом потоке во многом определяют ритмикомелодическую сторону интонации. Паузу принято определять как перерыв в звучании голоса на определенное время.

    При этом акустическим коррелятом паузы является падение интенсивности голоса до нуля, а физиологическим — перерыв в работе артикуляционных органов. Самые короткие паузы связаны с особенностями произношения смычных согласных. Они характеризуются отсутствием голоса на тот период, пока органы артикуляции находятся в сомкнутом состоянии перед “взрывом”. В среднем они длятся около 0,1 сек.

    В процессе устной речи периодически появляется необходимость сделать вдох для удовлетворения биологических потребностей и для поддержания оптимального подсвязочного давления в процессе речи. Это происходит в момент так называемых “дыхательных пауз”.

    Их частота и длительность зависит от общего темпа речи и границ синтагм. Эти паузы несут на себе также и смысловую нагрузку, так как членят текст на смысловые отрезки. Продолжительность этих пауз составляет в среднем 0,5-1,5 сек. В контекстной устной речи, в отличие от чтения, паузы встречаются не только на границах синтагм, но и внутри них. Их продолжительность очень вариабельна.

    Эти паузы получили названиепауз хезитации. Существует несколько гипотез относительно пауз хезитации. Считается, что эти паузы характеризуют период напряженной умственной деятельности, связанной с решением мыслительной задачи (“что сказать?”), а также с осуществлением планирования высказывания на лексико-грамматическом уровне, т.е. Длительность пауз отражает мыслительную активность говорящего в процессе внутреннеречевого планирования высказывания. Все акустические характеристики устной речи постепенно оформляются в процессе речевого онтогенеза и становятся достаточно стабильными и индивидуальными у взрослого человека. 1.3 Функциональная система речедвигательного акта Речевая артикуляция, являющаяся базисом устной речи, представляет собой психомоторный акт, ее формирование подчиняется тем же законам, что и формирование любого произвольного движения (поведенческий акт).

    Согласно концепции П.К. Анохина (1975), функциональная система любого поведенческого акта включает в себя, прежде всего, афферентный синтез, который программирует действие (программа действия) на основе фило- и онтогенетической памяти, эмоций, ориентировочного рефлекса, обстановочных афферентаций, доминирующей мотивации и обратных афферентаций.

    Функциональные системы — это динамические, саморегулирующиеся организации, деятельность которых способствует получению жизненно важных для организма приспособительных результатов. В живом организме можно выделить четыре группы приспособительных результатов: 1 — ведущие показатели внутренней среды, определяющие нормальный метаболизм тканей; сюда относится давление крови, уровень сахара и пр.; 2 — результаты поведенческой деятельности, удовлетворяющие основные биологические потребности организма; 3 — результаты социальной деятельности человека, удовлетворяющие его социальные потребности, обусловленные его положением в определенной общественно-экономической формации. Каждая функциональная система представляет собой до некоторой степени замкнутую систему благодаря постоянной связи с периферическими органами и особенно за счет постоянной афферентации от этих органов. Состояние каждой функциональной системы находится в тесной зависимости от качества и количества афферентных импульсов.

    Эти импульсы могут быть как прямыми, т.е. Являющимися стимулами к совершению действия, так и обратными афферентациями, сигнализирующими о качестве полученного результата действия. Всякая функциональная система обладает регуляторными свойствами, присущими ей как целому и отсутствующими у ее частей. Чрезвычайно важным является то, что регулятивные свойства функциональной системы заключаются прежде всего в том, что при любом дефекте в одной из ее частей, приводящем к нарушению полезного эффекта, происходит перестройка составляющих ее процессов. Наиболее отчетливой закономерностью системной деятельности является прогрессивное снижение значимости неведущих афферентных влияний из общей суммы афферентации данной системы (например, снижение зрительного контроля при автоматизации движений).

    Конечным итогом сужения афферентации всегда является сохранение какой-то остаточной, иногда очень ограниченной, “ведущей афферентации” (например, слуховая оценка устной речи). Интегративный характер функциональной системы сказывается в том, что при любом нарушении ведущих афферентных импульсаций или при отклонении в конечном результате мгновенно вступают в действие “резервные афферентации”, т.е. “незначимые” ранее импульсы, вследствие чего функциональная система как целое сохраняет свою полезную для организма архитектуру. Афферентный синтез как специфический механизм функциональной системы Всякому эффекту, рабочему или приспособительному результату обязательно предшествует стадия синтеза разнородных по качеству возбуждений. Физиологический смысл любого из внешних и внутренних раздражении состоит в том, что оно может иметь или пусковой характер (например, сигнал к началу выполнения какого-либо действия) или оно может быть своеобразным фактором, который подготавливает интегрированную реакцию. Анохина были выделены основные формы афферентации, из которых складывается стадия афферентного синтеза.

    Доминирующая мотивация. Любой поведенческий акт направлен на удовлетворение потребности организма. Если потребности нет, то нет и избирательной системы возбуждений (например, пищевых и других жизнеобеспечивающих потребностей). Трудно представить себе поведенческий акт без соответствующего побуждения. Любая внешняя информация, попадающая в ЦНС, сопоставляется и оценивается “на весах” мотивации, доминирующей в данный момент. Доминирующая мотивация играет как бы роль фильтра, который отбирает нужное для удовлетворения потребности и отбрасывает лишние раздражители, неадекватные для исходной мотивационной установки.

    То есть в данный момент определяется значимость афферентной информации для господствующих мотивационных возбуждений. Доминирующая мотивация, подбирает информацию, необходимую для выработки решения к действию для получения соответствующего приспособительного эффекта.

    Обстановочная афферентация. Этот вид раздражении относится не только к стационарной обстановке, в которой осуществляется тот или иной поведенческий акт, но включает большое число последовательных и одновременных раздражителей, которые в конечном итоге создают общую ситуацию для реализации действия Эти раздражители создают предпусковую интеграцию возбуждения, которая позволяет организму быть готовым к осуществлению определенного действия Пусковая афферентация Представляет собой стимул или условный раздражитель по И П. Павлову Память. Большую роль в афферентном синтезе играют механизмы памяти. Это прошлый опыт живого организма, как генетический, так и онтогенетический.

    Совокупность обстановочных и пусковых афферентаций тесно связана с мобилизацией из аппаратов памяти необходимых компонентов, способных сделать поведенческий акт максимально точным. Ориентировочный рефлекс. Синтетическая обработка притекающей информации была бы неполной, если бы все время не пополнялась активным процессом ориентировочно-исследовательского рефлекса. Этот рефлекс имеет два нейрофизиологических компонента, корковый и подкорковый.

    Появление ориентировочного рефлекса связано с активацией гипоталамуса и ретикулярной формации, которые тонизируют кору больших полушарий мозга снизу вверх, а угашение его связано с активным корковым тормозным процессом, который идет сверху вниз. Афферентный синтез не может иметь места без взаимодействия всех тех возбуждений, которые рождаются в рецепторных аппаратах, возникают на подкорковом уровне и затем в различных комбинациях поднимаются до клеток коры больших полушарий. Именно на уровне коры головного мозга происходит то наиболее полное взаимодействие восходящих возбуждений, в результате которого формируется цель действия. На стадии афферентного синтеза происходит тесное взаимодействие мотивационных возбуждений с возбуждениями, обусловленными действием на организм внешних обстановочных афферентаций и специальных пусковых раздражении. Это взаимодействие строится на основе доминантных взаимоотношений.

    В каждом конкретном случае может доминировать либо возбуждение, сформированное на основе внутренней потребности организма, либо обусловленное воздействием на организм внешних раздражителей. Каждое из этих возбуждений в построении целенаправленной деятельности использует механизм генетической и индивидуальной памяти. Афферентный синтез чрезвычайно многогранен в тех случаях, когда формируется поведенческий акт.

    Ни один поступок и ни одна цель поведения не могут быть сформированы без предварительного сопоставления многочисленных внутренних и внешних сигнализаций организма, т.е. Без афферентного синтеза. Стадия афферентного синтеза завершается принятием решения. Принятие решения. На этой стадии происходит выбор ведущей для данного момента “линии поведения”. Процесс “принятия решения” неизбежно является выбором одной определенной формы поведения. Этот выбор может протекать быстро, автоматически, т.е.

    Автоматизированным путем. Он может включать и сознание, тогда выбор совершается значительно медленнее.

    Четко проследить затруднение выбора можно на многих примерах Чаще всего это связано с наличием сильной ориентировочной реакции, т.е. Получением новой информации, которую организм не связывал до этого с ожидаемым результатом действия.

    Рефлекс “Что такое?” часто тормозит действие, не дает ему проявиться вовсе. Например, человеческий мозг способен улавливать тончайшие нюансы в процессе коммуникативной функции, и здесь принятие решение протекает, как правило, с участием сознания.

    Импульсивные поступки могут возникать в тех случаях, если кора избыточно возбуждена или заторможена. Второй существенный объективный признак “принятия решения” — соотношение между большим объемом исходной афферентации, использованной в стадии афферентного синтеза, и строго определенным ограниченным количеством афферентных возбуждений, которые используются после “принятия решения” для формирования поведенческого акта. Нейрофизиологические данные последних лет отчетливо показали, что к одному и тому же нейрону могут конвергировать самые разнообразные формы возбуждений. Таким образом, “принятие решения” представляет собой критический пункт, в котором происходит быстрое освобождение “избыточных степеней свободы” и организация комплекса эфферентных возбуждений, способных обеспечить вполне определенное действие. Результат действия как самостоятельная физиологическая категория. Центральные афферентные возбуждения в комплексе формируют программу действия. Непосредственно после “принятия решения” реализуется поток эфферентных возбуждений, который обеспечивает периферическое действие в соответствии с программой действия.

    Совершенно очевидно, что действие совершается не ради самого действия. Организм интересует конечный результат, т.е. Соответствует ли достигнутое желаемому. Целенаправленное поведение постоянно находится под контролем поступающих от проприорецепторов потоков обратной афферентации в процессе осуществляемого действия. Кроме того, динамически происходит оценка этапных результатов совершаемого действия. За счет процессов постоянного сравнения этапов действия и его результатов во внешней среде, благодаря обратным афферентациям и коррекции афферентного синтеза, осуществляется достижение конечного приспособителыюго результата.

    Таким образом, целенаправленный поведенческий акт заканчивается последней “санкционирующей” стадией (“санкционирующая” обратная афферентация). Обратная афферентация. Первые указания на большую роль мышечных афферентных импульсов были сделаны Сеченовьш (1863), однако он им придавал несколько иное значение, подчеркивая этим лишь всеобъемлющее значение кинестезии, т.е. Участия мышечных импульсов во всех проявлениях организма животного и человека. Представления об обратной афферентации связаны с информацией организма о результатах совершенного действия, которая дает возможность организму оценить степень успеха выполняемого действия. Это не только проприорецепция.

    Эта оценка шире, она позволяет организму получить информацию о том, удовлетворяет ли его совершенное действие или это действие надо повторить, изменить и т.д. Всю категорию обратных афферентации (по П.К. Анохину) можно разделить на две отдельные формы: поэтапная обратная афферентация, которая соответствует осуществлению определенного этапа данного поведенческого акта, и “санкционирующая” обратная афферентация, которая закрепляет наиболее успешную интеграцию афферентных возбуждений и завершает логическую функциональную единицу поведения. Количество этапов выполнения действия зависит от широты задачи и от характера действия. В простейших случаях этапная афферентация может стать и “санкционирующей”, т.е. Корригирующее вмешательство обратной афферентации происходит только тогда, когда нарушаются стандартные функциональные взаимоотношения в пределах целой функциональной системы. Санкционирующая стадия.

    На этой стадии происходит оценка организмом результата своего целенаправленного действия. Иными словами, параметры достигнутого результата (через возбуждение соответствующих рецепторов) вызывают потоки обратной афферентации.

    Если характер обратной афферентации соответствует ранее запрограммированной модели (как бы “сличение” того, что надо получить, с тем, что вышло на самом деле), то происходит удовлетворение ведущей потребности, и поведенческий акт заканчивается. В состав афферентного контрольного аппарата входят все параметры вероятных результатов будущего действия.

    Анохину, это акцептор результата действия, по Е.Н. Соколову — модель результата действия. Аппарат акцептора результата действия.

    Анохин (1968) и Е.Н. Соколов (1972) разработали представления о том, что внешнему действию всегда предшествует стадия формирования модели результата данного действия. Всякий раз создаются условия для сравнения реально достигнутых результатов с результатами, запрограммированными на основе предшествующего опыта. Это позволяет животному или человеку исправлять ошибки своей поведенческой деятельности.

    Целенаправленный поведенческий акт заканчивается не просто действием, а завершается полезным приспособительным результатом, удовлетворяющим доминирующую потребность. Согласно П.К. Анохину, именно полезный результат является подлинным системообразующим фактором. Таким образом, функциональная система — это результат интегративной деятельности целого организма, который складывается динамически для достижения любого его приспособительного акта на основе определенных взаимоотношений, объединяющих специальные центральные и периферические образования (рис. Речевая артикуляция, как известно, осуществляется в результате деятельности сложной сенсо-моторной системы, конечным итогом которой является приведение в готовность оральной, фонаторной и дыхательной мускулатуры к выполнению артикуляторной задачи сообразно интегрированной в мозгу программе.

    Функциональная система речи В функциональной системе экспрессивной речи роль организующего фактора играют кинестетические и слуховые афферентации, полученные от результата действия, т.е. Это подтверждает известное высказывание И.П. Павлова о том, что особое значение для развития речи имеют кинестетические раздражения речевых органов. Именно поэтому И.П.

    Павлов считал кинестезию базисом, или “базальным компонентом речи” (1951, т. Одной из составляющих афферентного синтеза в функциональной системе является филогенетическая и онтогенетическая речевая память. Первая представлена в речевой системе врожденной программой артикуляторных движений. В период гуления и первых стадий лепета (примерно до 6-ти месяцев жизни) эта программа реализуется независимо от состояния слуха детей.

    Для ее осуществления необходима целостность и достаточная зрелость анатомофизиологических связей. Внешние раздражители (слуховые, зрительные) не влияют на ее выполнение. В этот период происходит самовозбуждение системы и циркуляции возбуждения без стимуляции извне (слепые и глухие дети также имеют период гуления и лепета).

    На этом этапе развития ребенок способен произносить разнообразные звуки, которые не входят в систему родного языка. На ранней стадии онтогенеза речи идет диффузная отработка фонаторнодыхательных механизмов, лежащих в основе устной речевой.

    Филогенетически заложенная большая “степень свободы” произносимых в этом возрасте звуков является предпосылкой к овладению в дальнейшем фонетической системой любого языка. Собственно онтогенез речевой функции (формирование онтогенетической речевой памяти) начинается с поздних этапов лепета, когда для дальнейшего развития речи становятся необходимыми слуховые афферентации, связанные с родным языком. Для овладения речью ребенку нужен слуховой (в особенности) и зрительный контакт с человеком. Присущее раннему этапу лепетного “языка” большое разнообразие генетически обусловленных звуков уменьшается.

    Часть голосовых рефлексов угашается, другая часть — подкрепляется и упрочивается при подражании окружающим людям, появляются новые артикуляторные комплексы, образуя со временем систему речедвигательных рефлексов. Известно, что восприятие речевых сигналов идет через фонемы — элементарные структуры слова. Усвоение фонемного состава слова связано с образованием в речедвигательной памяти устойчивой “фонемной решетки” (Н.И. Жинкин, 1952).

    В последующем возрастном периоде, от полутора до шести лет, идет интенсивное накопление словаря и овладение грамматически оформленной речью в процессе общения. Овладение языком предполагает точную дифференциацию всех элементов слышимой, произносимой или читаемой речи (фонем, артикулом, графем), и этот анализ неизбежно связан с речедвигательным произнесением слов вслух, шепотом или про себя. Правомерно считать, что именно в дошкольном возрасте у детей, благодаря постоянной кинестезической и слуховой оценке (обратная афферентация) результата действия перебираются все степени свободы и оставляются только те, которые содействуют получению данного результата (П.К. Анохин, 1968), т.е. Фонетическому эталону родного языка.

    У здоровых детей в 6 лет, несмотря на хорошее развитие экспрессивной речи, сформированы лишь основные параметры речеобразовательных механизмов: речедвигательные программы действия остаются непрочными, легко нарушаются при усложнении задачи, координаторные взаимоотношения моторно-дыхательных компонентов речи неустойчивы, то есть речевой моторный акт является недостаточно автоматизированным. К 10-ти годам моторно-дыхательные компоненты речевой функциональной системы становятся более координированными, избирательными и экономичными. Функциональная система речевой деятельности является наиболее сложной и важной в системе поведенческой деятельности человека.

    Представление о функциональной системе речи, знание о том, как формируется программа речевых движении, какое значение имеют специфические и неспецифические афферентации, позволяют более глубоко рассмотреть патогенез речевых нарушений и, в частности, заикания. Рассмотрение патогенетических механизмов заикания через призму представлений о функциональной системе также дает возможность проанализировать нарушение программы действия на стадии афферентного синтеза и выделить то его звено, которое ведет к патологическому результату действия. Знание о том, как на стадии афферентного синтеза с введением новых афферентаций можно изменить программу действия, а следовательно, и качество устной речи, как результата действия, позволяет по-новому проанализировать механизм коррекционных воздействий при заикании. Для того чтобы наиболее полно представить себе функциональную систему речи и ее нарушение при заикании, необходимо обратиться к речевому онтогенезу. 1.4 Речевой онтогенез Анатомические и функциональные особенности ЦНС и периферического речевого аппарата не являются зрелыми с рождения ребенка и достигают зрелого уровня только в процессе общесоматического, полового и нервнопсихического развития.

    Первый год жизни, несмотря. Что ребенок еще не говорит, является очень важным для развития тех систем мозга и психической деятельности, которые связаны сформированием речи. Устная речь предполагает наличие голоса, и крик ребенка в первые недели и месяцы жизни уже характеризует состояние тех врожденных нервных механизмов, которые будут использованы при становлении речи. Крик здорового ребенка характеризуется звонким и продолжительным голосом, коротким вдохом и удлиненным выдохом. Уже вскоре после рождения крик приобретает различную обертональную окраску в зависимости от состояния ребенка.

    Так, крик “голода” отличатся от крика, связанного с охлаждением ребенка, или другими состояниями ощущения дискомфорта (протопатическими, т.е. Врожденными чувствами). Крик является первой интонацией, значимой по своему коммуникативному содержанию, которая в дальнейшем оформляется как сигнал недовольства. Ко 2-3-му месяцу жизни крик ребенка значительно обогащается интонационно. При крике отмечается усиление некоординированных движений рук и ног. С этого возраста ребенок начинает реагировать криком на прекращение общения с ним, удаление ярких предметов из ноля зрения и т.п.

    Нередко дети реагируют криком на перевозбуждение, особенно перед засыпанием. Интонационное обогащение крика свидетельствует о том, что у ребенка начала формироваться функция общения. Период интенсивного-интонационного обогащения крика совладает с определенным этапом развития моторики.

    Ребенок начинает держать голову вертикально, разжимать и сжимать кисть, удерживать вложенный в руку предмет. В это же время ребенок начинает прислушиваться к звукам речи, отыскивать взглядом источник звучания, поворачивать голову к говорящему, сосредотачивая свое внимание на лице, губах взрослого. К 2-3-м месяцам жизни появляются специфические голосовые реакции — гуление. К ним относятся звуки кряхтения, радостного повизгивания. Их с трудом можно идентифицировать со звуками родного языка. Однако можно выделить звуки, которые напоминают гласные (а, о, у, э), наиболее легкие для артикулирования; губные согласные (п, м, б), обусловленные физиологическим актом сосания, и заднеязычные (г, к, х), связанные с физиологическим актом глотания. В период гуления, помимо сигналов неудовольствия, выраженных криком, появляется интонация, сигнализирующая о состоянии благополучия рёбёнка, которая время от времени начинает носить выражение радости.

    Периоды гудения бывают особенно длительными в моменты эмоционального общения со взрослыми. Дети пристально смотрят в лицо говорящего человека. Если в эти моменты мимика и интонация взрослого радостны, то дети отчетливо повторяют мимические движения (эхопраксия) и подражают голосовым реакциям (эхолалия). Между 4-мя и 5-ю месяцами жизни начинается следующий этап предречевого развития ребенка — лепет. Этот период совпадает с формированием у ребенка функции сидения. Первоначально ребенок пытается присаживаться. Постепенно у него возрастает способность удерживать туловище в положении сидя, что обычно окончательно формируется к б-ти месяцам жизни.

    В этот период лепетных звуков появляется признак локализованности и структурация слога. Голосовой поток, характерный для гуления, начинает распадаться на слоги, постепенно формируется психофизиологический механизм слогообразования. Гуление и первый этап лепета осуществляются благодаря врожденным программам центральной нервной сиетемы, не зависят от состояния физического слуха детей и не отражают фонетический строй родного языка, т.е. Они являются филогенетической речевой памятью в функциональной системе речи.

    В 1-м полугодии жизни идет диффузная отработка координации фонаторнодыхательных механизмов, лежащих в основе формирования устной речи. Лепетная речь, являясь ритмически организованной, тесно связана с ритмическими движениями ребенка, потребность в которых появляется к 5-6-ти месяцам жизни.

    Взмахивая руками или прыгая на руках у взрослых, он по несколько минут подряд ритмически повторяет слоги “та-та-та”, “га-га-га” и т.д. Этот ритм представляет собой архаическую фазу языка, что и объясняет его раннее появление в речевом онтогенезе. Поэтому очень важно давать ребенку свободу движения, что влияет не только на развитие его психомоторики, но и на формирование речевых артикуляций. Дальнейшее развитие речи связано с обязательным речевым (слуховым) и зрительным контактом со взрослым человеком, т.е. Необходима сохранность слуха (в первую очередь) и зрения. На этом этапе онтогенеза лепетного языка у ребенка с сохранным слухом прослеживаются явления аутоэхолалии.

    Ребенок подолгу повторяет один и тот же открытый слог (ва-ва-ва, га-га-га). При этом можно заметить, как он сосредоточенно слушает себя (второй этап в развитии лепета). После 8-ми-месяцев постепенно звуки, не соответствующие фонетической системе родного языка, начинают угасать. Часть лепетных звуков, которые не соответствуют фонемам слышимой ребенком речи, утрачиваются, появляются новые речевые звуки, сходные с фонемами речевого окружения. В этот период развития ребенка начинает формироваться собственно речевая онтогенетическая память. Постепенно у ребенка благодаря слуховым обратным афферентациям формируется фонетическая система родного языка. Выделяют и третий этап в развитии лепета, во время которого ребенок начинает произносить “слова”, образованные повторением одного и того же слога по типу: “баба”, “ма-ма”.

    В попытках вербальной коммуникации дети в 10-12 месяцев жизни уже воспроизводят наиболее типичные характеристики ритма родного языка. Временная организация таких доречевых вокализаций содержит элементы, аналогичные ритмическому структурированию речи взрослых. Такие “слова”, как правило, не соотносятся с реальным предметом, хотя ребенок произносит их достаточно четко. Этот этап лепета обычно бывает коротким, и ребенок вскоре начинает говорить первые слова.

    Сроки и темп развития понимания речи окружающих расходятся со сроками и темпом формирования устной речи. Уже в 7-8 месяцев дети начинают адекватно реагировать на слова и фразы, которые сопровождаются соответствующими жестами и мимикой. Например, ребенок поворачивает голову и глаза в ответ на вопрос: “Где баба?”, “Где мама?” и т.п.

    То есть, в это время начинает развиваться соотношение звукового образа слова с предметом в конкретной ситуации. При многократном повторении взрослым слов в сочетании с показом предмета у ребенка постепенно образуется связь между зрительным представлением предметов и звучащим словом. Таким образом, понимание слышимого слова устанавливается задолго до того, как ребенок может его произнести. Закономерность, проявляющаяся в значительном преобладании импрессивного словаря над экспрессивным, остается у человека на всю жизнь. Первые слова появляются к концу первого года жизни. Этот период совпадает с новым этапом развития психомоторики.

    Ребенок начинает делать первые шаги, в короткое время обучается ходить. Развивается активная манипулятивная деятельность рук. В захватывании кистью предметов начинает участвовать большой палец и конечные фаланги остальных пальцев. Наблюдаются некоторые различия в темпах развития речи у мальчиков и девочек. Есть указания на то, что у девочек слова появляются на 8-9 месяце жизни, у мальчиков — на 11-12 месяце. Произнося первые слова, ребенок воспроизводит их общий звуковой облик, обычно в ущерб роли в нем отдельных звуков.

    Все исследователи детской речи единодушны в том, что фонетический строй речи и словарь дети усваивают не параллельно, а последовательными скачками. Освоение и развитие фонетической системы языка идет вслед за появлением слов, как семантических единиц.

    Первые слова, употребляемые ребенком в речи, характеризуются целым рядом особенностей. Одним и тем же словом ребенок может выражать чувства, желания и обозначать предмет (“Мама” — обращение, указание, просьба, жалоба). Слова могут выражать законченное целостное сообщение, и в этом отношении равняться предложению.

    Первые слова обычно-представляют собой сочетание открытых повторяющихся слогов (ма-ма, па-па, дя-дя и т.д.). Более сложные слова могут быть фонетически искажены при сохранении части слова: корня, начального или ударного слога. По мере роста словаря фонетические искажения проступают более заметно. Это свидетельствует о более быстром развитии лексико-семантической стороны речи по сравнению с фонетической, формирование которой требует созревания фонематического восприятия и речевой моторики. Речевая активность ребенка в этом возрасте ситуативна, тесно связана с предметной-практической деятельностью ребенка и существенно зависит от эмоционального участия взрослого в общении.

    Произнесение ребенком слов сопровождаетсягкак правило, жестом и мимикой. Скорость овладения активным словарем в дошкольном возрасте протекает индивидуально. Особенно быстро пополняется словарь в последние месяцы 2-го года жизни. Исследователи приводят разные данные по количеству слов, употребляемых ребенком в этот период, что указывает на большую индивидуальность в темпе развития речи. К концу второго года жизни формируется элементарная фразовая речь. Существуют также большие индивидуальные различия в сроках ее появления.

    Эти различия зависят от многих причин: генетической программы развитая, интеллекта, состояния слуха, условий воспитания и т.д. Элементарная фразовая речь включает в себя, как правило, 2-3 слова, выражающие требования (“мама, дай”, “папа, иди”, “Лиле пить дать”). Если к 2,5 годам у ребенка не формируется элементарной фразовой речи считается, что темп его речевого развития начинает отставать от нормы. Для фраз конца второго года жизни характерно то, что они большей частью произносятся в утвердительной форме и имеют особый порядок слов, при котором “главное” слово стоит на первом месте. В этом же возрасте дети начинают говорить с игрушками, картинками, домашними животными. К двум годам речь становится основным средством общения со взрослыми. Язык жестов и мимики начинает постепенно угасать.

    Речевое развитие ребенка формируется оптимально При индивидуальном общении его со взрослым. Ребенок должен ощущать не только эмоциональное участие в его жизни, но и постоянно на близком расстоянии видеть лицо говорящего.

    Недостаток речевого общения с ребенком существенно сказывается на его развитии не только речевом, но и общем психическом. На третьем году жизни резко усиливается потребность ребенка в общении. В этом возрасте не только стремительно увеличивается объем общеупотребительных слов, но и возрастает возникшая в конце второго года жизни способность к словотворчеству. Первоначально это явление выглядит как рифмование (“Аньдюшка — полюшка”), затем изобретаются новые слова, имеющие определенный смысл (“копатка” вместо “лопатка”; “отключить дверь” вместо “отпереть дверь” и т.д.). В речи трехлетнего ребенка постепенно формируется умение правильно связывать разные слова в предложения.

    От простой двухсловной фразы ребенок переходит к употреблению сложной фразы с использованием союзов, падежных форм существительных, единственного и множественного числа. Со второго полугодия третьего года жизни значительно увеличивается число прилагательных. После трех лет интенсивно развивается фонематическое восприятие и овладение звукопроизношением. Считается, что звуковая сторона языка при нормальном речевом развитии ребенка полностью формируется к четырем-пяти годам жизни. Звуки русского языка появляются в речи ребенка в следующей последовательности: взрывные, щелевые, аффрикаты. Позднее всего дети обычно начинают произносить дрожащий “р”. Формирующиеся нормативные речевые звуки по началу крайне неустойчивы, легко искажаются при возбуждении или утомлении ребенка.

    Артикуляторная программа в онтогенезе формируется таким образом, что безударные слоги в процессе устной речи подвергаются компрессии, т.е. Длительность произнесения безударных гласных значительно редуцируется. Ритмической структурой слова ребенок овладевает постепенно. В дошкольном возрасте ребенок плохо управляет своим голосом, с трудом меняет его громкость, высоту.

    Только к концу четвертого года жизни появляется шепотная речь. Начиная с четырех лет жизни фразовая речь ребенка усложняется. В среднем предложение состоит из 5-6 слов. В речи используются предлоги и союзы, сложноподчиненные и сложносочиненные предложения.

    В это время дети легко запоминают и рассказывают стихи, сказки, передают содержание картинок. В этом возрасте ребенок начинает оречевлять свои игровые действия, что свидетельствует о формировании регуляторной функции речи. К пяти годам ребенок полностью усваивает обиходный словарь. В 5-6 лет ребенок овладевает типами склонений и спряжений. В его речи появляются собирательные существительные и новые слова, образованные с помощью суффиксов. К концу пятого года жизни ребенок начинает овладевать контекстной речью, т.е.

    Самостоятельно создавать текстовое сообщение. Его высказывания начинают напоминать по форме короткий рассказ. В активном словаре появляется большое количество слов, сложных по лексико-логической и фонетической характеристикам. Высказывания включают фразы, требующие согласования большой группы слов. Наряду с количественным и качественным обогащением речи, возрастанием ее объема в речи ребенка 5-6-ти лет наблюдается увеличение грамматических ошибок, неправильные изменения слов, наблюдаются нарушения в структуре предложений, затруднения в планировании высказывания. В период становления монологической речи идут поиски адекватного лексикограмматического оформления высказывания, что выражается в появлении пауз хезитации. Пауза хезитации отражает мыслительную активность говорящего, связанную с поиском адекватной лексемы или грамматической конструкции.

    По мнению Р.Е. Левиной, в этом возрасте аффективное напряжение ребенка относится не только к содержанию контекстной речи, но и к ее лексикограмматическому оформлению.

    Примерно к шести годам формирование речи ребенка в лексикограмматическом плане можно считать законченным (Р.Е. Левина, 1969). К седьмому году жизни ребенок употребляет слова, обозначающие отвлеченные понятия, использует слова с переносным значением. К этому возрасту дети полностью овладевают разговорно-бытовым стилем речи.

    *** Наряду с постепенным овладением лексико-грамматическим строем и фонетической системой родного языка, в дошкольном возрасте постепенно развиваются механизмы координации между дыханием, фонацией и артикуляцией, что обеспечивает формирование речевого дыхания. В возрасте 3-х лет эти механизмы находятся в фазе начального становления. В этом возрасте ребенок может произносить отдельные слова или фразы в любую фазу дыхания, как во время вдоха, так и во время выдоха, а также в период паузы между ними. Это может внешне выражаться в “захлебывании” речью, речью на вдохе и пр.

    Характеристика дыхания в процессе устной речи у ребенка 3-х лет. (Регистрируется речь на вдохе).

    Обозначения: 1 — время (сек). 2 — пнеймограмма (регистрация дыхания); 3 — фонограмма (регистрация голоса); В возрасте 6-ти лет соотношение артикуляторного и дыхательного компонентов в процессе устной-речи продолжает оставаться непостоянным.

    Однако произнесение одного слова вслух у большинства детей уже происходит в фазе начала выдоха. При этом длительность выдоха соответствует выполняемой речевой задаче, т.е. Длине произносимого слова. В то же время в процессе произнесения фразы дыхание нарушается. Дети этого возраста еще не могут произнести всю фразу в процессе одного выдоха. Часть фразы может произноситься ими на вдохе, или они делают для этого дополнительный поверхностный вдох для полного завершения фразы (рис. Характеристика дыхания в процессе устной речи у ребенка 6-ти лет.

    (Регистрируется нарушение дыхания в процессе произнесения фразы). Обозначения: 1 — время (сек); 2 — пнеймограмма; 3 — фонограмма. Как видно на рис. 6, взаимоотношения дыхания и артикуляции у детей легко нарушаются при усложнении речевой задачи, т.е. Речедвигательный акт в целом остается недостаточно автоматизированным. У детей 10-ти лет так же, как и у взрослых, произнесение как отдельных слов, так и фразы, всегда происходит в фазе выдоха (рис. К этому возрасту происходит формирование циклов речевого дыхания, которые начинают соответствовать синтагматическому делению текста.

    Характеристика дыхания в процессе устной речи у ребенка 10-ти лет Обозначения: 1 — время (сек); 2 — пнеймограмма; 3 — фонограмма. Формирование координаторных механизмов в деятельности периферического речевого аппарата проходит сложный процесс. Становление речевого дыхания завершается лишь к 10-ти годам. Таким образом, в дошкольном возрасте проходит процесс интенсивного формирования двух основных сторон речевого процесса: психического и речедвигательного. Нормальное развитие речи позволяет ребенку перейти к новому этапу — овладению письмом и письменной речью. Сензитивный период и гиперсензитивные фазы речевого развития Весь период речевого развития от 1 до 6 лет считается сензитнвным, т.е. Особо чувствительным как к восприятию речи окружающих, так и к влиянию разных факторов внешней и внутренней среды.

    Именно в этот период дети могут особо продуктивно освоить устную речь. Хорошее здоровье ребенка и благоприятная речевая среда способствует формированию высокоразвитой речи. Если в сензитивный период развития речи организм ребенка претерпевает влияние каких-либо вредоносных воз. Действий (факторы риска),то нормальный процесс речевого развития нарушается.

    Это происходит либо вследствие устранения ряда необходимых условий для формирования речи (нарушение речевого общения со взрослыми, потеря слуха и т.п.), либо вследствие появления новых “вредоносных” факторов (резкое увеличение сенсорной информации, постоянное шумовое окружение, обилие новых людей в окружении ребенка, смена языковой среды и т.п.). В любом случае, овладение устной речью в период воздействия вредоносных факторов затрудняется. Соматические и особенно нервно-психические заболевания, а также эмоциональная депривация, ограничение речевого общения могут вести к задержке, искажению и патологии речевого развития. Помимо того, что весь период от 1 до 6 лет считается сензитивным для развития речи, на этом фоне отмечаются достаточно ограниченные по времени гиперсензитивные фазы. Первая из них относится к периоду накопления первых слов.

    Условно это период от 1 до 1,5 лет. Гиперсензитивность этой фазы сводится, с одной стороны, к тому, что адекватное речевое общение взрослого с ребенком позволяет ребенку достаточно быстро накапливать слова, являющиеся основой для дальнейшего нормального развития фразовой речи, с другой стороны, недостаточное речевое общение со взрослым, соматические и психические стрессы легко приводят к разрушению формирующейся речи. Это может проявляться в задержке появления первых слов, в “забывании” тех слов, которыми ребенок уже владел, и даже в остановке речевого развития. Вторая гиперсензитивная фаза в развитии речи относится в среднем к периоду трех лет (2,5-3,5 года).

    Это период, когда ребенок активно овладевает развернутой фразовой речью. То есть, в это время ребенок делает переход от несимволической к символической вербализации (от конкретных к отвлеченнообобщенным формам общения), от односложных фраз к комплексным и иерархически организованным синтаксическим и семантическим структурам. Именно в этот период резко усложняется внутреннеречевое программирование. Реализация ребенком речевого замысла на этом этапе сопровождается не только психическим, но и эмоциональным напряжением. Все это отражается на характере устной речи. В речи ребенка появляются паузы, которые могут возникать не только между отдельными фразами, но и в середине фраз и даже слов (дизритмия речевого высказывания).

    Появление пауз внутри слов как между слогами, так и внутри слогов т.е. Онтогенетические паузы хезитации, характерны только для детей в период формирования фразовой речи. Эти паузы свидетельствуют об интенсивном формировании внутриречевого программирования. Помимо пауз, появляются повторения слогов, слов или словосочетаний — физиологические итерации. Этот период сопровождается определенными особенностями речевого дыхания. Ребенок может начинать речевое высказывание в любую из фаз дыхательного акта: на вдохе, выдохе, в паузу между выдохом и вдохом. Нередко речевые высказывания детей этого возраста сопровождаются выраженными вегетативными реакциями: покраснение, учащение дыхания, общее мышечное напряжение.

    В этот период речь самого ребенка становится средством его интеллектуального и речевого развития. У ребенка трех лет появляется повышенная потребность в речевой активности. Он говорит постоянно, обращается к взрослому с вопросами, инициативно подключая взрослого в общение с собой. Любые, главным образом, психические стрессы в этот период, а также любые виды сенсорных деприваций могут не только изменить темп речевого развития (задержку речевого развития), но и привести к патологии речи (заикание). Третий гиперсензитивный период наблюдается в 5-6 дет, когда в норме формируется контекстная речь, т.е. Самостоятельное порождение текста. В этот период у ребенка интенсивно развивается и существенно усложняется механизм перехода внутреннего замысла во внешнюю речь.

    Как и в возрасте трех лет, центральная нервная система детей 5-б дет испытывает особое напряжение в процессе речи. И это время можно наблюдать “сбои” речевого дыхания в момент произнесения сложных фраз, увеличение количества и длительности пауз, связанных с затруднениями лексико-грамматического оформления высказывания. Ребенок в этом возрасте, с одной стороны, крайне чувствителен к качеству речевых образцов контекстной речи взрослых, с другой стороны, психические стрессы могут привести к возникновению речевой патологии (заиканию), а ограничение речевого общения, низкий уровень речевого окружения приводят к недостаточной сформированности монологической речи. В дальнейшем эта недостаточность плохо компенсируется и требует специальной помощи.

    Таким образом, возрастные особенности устной речи, свидетельствующие о неустойчивости речевой функциональной системы в дошкольном возрасте, делают понятной причину ее избирательной непрочности при воздействии различных вредоносных факторов. Знание закономерностей речевого онтогенеза в дошкольном возрасте и особенностей протекания гиперсензитивных периодов позволяет глубже понять причину появления заикания в дошкольном возрасте. ГЛАВА 2 Заикание Заикание определяется как нарушение темпа, ритма и плавности устной речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Начало этого расстройства речи падает обычно на период интенсивного формирования речевой функции, т.е. 2-6-летний возраст детей. В связи с этим некоторыми авторами оно называется эволюционным заиканием (Ю.А.

    Флоренская, 1949 и др.) или заиканием развития (К.П. Совак, 1983 и др.). Заикание, начавшееся у детей в дошкольном возрасте, рассматривается в литературе как самостоятельная речевая патология, в отличие от так называемого симптоматического заикания или “вторичного”, которое наблюдается при различных заболеваниях головного мозга органического генеза или ряда нервно-психических расстройств. 2.1 Феноменология заикания Речевые судороги Судороги мышц речевого аппарата в процессе устной речи являются основным симптомом заикания.

    Речевые судороги возникают только в момент речи или при попытке начать речь и выражаются в непроизвольном сокращении мышц речевого аппарата. Судороги мышц речевого аппарата имеют различную локализацию, тип и силу выраженности.

    Принято выделять два основных типа речевых судорог: тонические и клонические. Тонические речевые судороги проявляются в виде насильственного резкого повышения тонуса мышц, захватывающего обычно несколько мышечных групп (например, мышцы языка, губ, щек и т.п.). Заикающийся в эти мгновения как бы скован. Рот при этом может быть полуоткрытым либо, напротив, губы плотно сомкнуты. Лицо отражает большое напряжение, которое прилагает заикающийся к тому, чтобы начать или продолжить речь. Акустически тоническая судорога проявляется в виде длительной паузы в речи, либо в виде напряженной и протяжной вокализации. Клонические речевые судороги характеризуются насильственным многократным ритмичным сокращением мышц речевого аппарата.

    При этом заикающийся обычно повторяет отдельные звуки либо слоги. Обычно клонические и тонические речевые судороги наблюдаются у одного и того же заикающегося. Локализация судорог Судороги мышц речевого аппарата могут проявляться во всех отделах речевого аппарата: артикуляционном, голосовом и дыхательном.

    Соответственно принято говорить об артикуляционных, голосовых и дыхательных судорогах. В клинической картине заикания, особенно при хронификации речевого дефекта, чаще встречаются смешанные судороги: дыхательно-артикуляционные, дыхательно-голосовые, артикуляционно-голосовые и т.д. До настоящего времени общепризнанно, что классическое описание речевых судорог при заикании представлено в монографии А.И. Сикорского “О заикании” (1889). Им выделено 16 форм различных речевых судорог в зависимости от их локализации. Судорога дыхательного аппарата Инспираторная судорога.

    Характеризуется внезапным резким вдохом, возникающем на разных этапах речевого высказывания, что приводит к необоснованной паузе. Инспираторные клонические судороги могут следовать друг за другом, не прерываясь выдохом. Эти судороги нарушают как фонацию, так и речевую артикуляцию. Сила инспираторных судорог бывает различной. Чаще всего они выражены слабо и акустически малозаметны. Лишь в очень редких случаях они бывают сильными и длительными.

    Инспираторные судороги обычно сопровождаются субъективными ощущениями заикающихся в виде чувства напряжения в груди. Экспираторная судорога характеризуется внезапным резким выдохом в процессе речевого высказывания. Для нее характерны сильные сокращения мускулатуры брюшного пресса.

    Во время приступа экспираторной судороги заикающийся может резко наклоняться вперед, а воздух резко и шумно проходит через раскрытую голосовую щель. Во время экспираторной судороги как артикуляция, так и вокализация приостанавливаются.

    Субъективно у заикающихся возникает тягостное ощущение необычного сжатия грудной клетки, нехватки воздуха. В случае значительной длительности и выраженности тонического напряжения мышц в структуру экспираторной судороги включается раскрытие голосовой щели, опускание нижней челюсти, поднятие небной занавески и раздувание крыльев носа. Судороги голосового аппарата Судороги голосового аппарата возникают, как правило, в момент попытки произнесения гласного звука. Различают три основных вида судорог голосового аппарата.

    Смыкательная голосовая судорога возникает при попытке начать речь или в середине речевого высказывания, что внезапно прекращает голосоподачу. Голосовые складки в момент судороги резко смыкаются, препятствуя прохождению воздуха. Основным признаком этого вида судорог является полное отсутствие звука, которое может быть различным по длительности. В этот период наступает как бы “мимолетная немота”. В связи с тем, что голосовая щель сомкнута, перекрывается прохождение воздушной струи, брюшная мускулатура напряжена. Заикающийся как будто “застывает”, лицо его становится неподвижным, мышцы всего туловища приходят в оцепенение.

    При длительной смыкательной голосовой судороге лицо заикающегося выглядит напряженным. В качестве объективных ощущений заикающиеся могут указывать на чувство напряжения в области гортани, груди и брюшных мышц, ощущение препятствия в области гортани. Вокальная судорога возникает в виде повышения тонуса голосовых мышц. Судорога возникает в процессе речи, как правило, на гласных звуках. Акустически вокальная судорога воспринимается как необычная продолжительность вокализации гласного звука.

    По мнению Сикорского А.И., наиболее часто эта форма встречается в инициальной стадии заикания у детей и может быть первым признаком начинающегося заикания, а также является предвестником будущих дыхательных и артикуляционных судорог. Иногда длительность вокальной судороги исчерпывает все резервное количество воздуха, и слово не может быть произнесено без нового вдоха. При вокальных судорогах тембр голоса и его частотные характеристики могут быть не нарушенными, однако иногда у заикающихся наблюдается вокальная судорога, при которой может меняться тембр голоса и его высота. Голос приобретает неприятное, фальцетообразное, то понижающееся, то повышающееся звучание.

    Вокальная судорога, локализуясь в области гортани, может захватывать шейные мышцы и нарушать деятельность всех мышц голосового аппарата. Иногда наблюдается полная приостановка артикуляторных движений до тех пор, пока не закончится вокальная судорога. Дрожащий или толчкообразвый гортанный спазм возникает при произнесении иди попытке произнесения гласных звуков. При этом речь прерывается, возникает дрожащий или прерывистый звук, что сопровождается полным отсутствием артикуляции. Иногда звуки слышны в виде отдельных медленных “ударов”. Во время дрожащего гортанного спазма голосовые складки то смыкаются, то размыкаются, в результате чего возникают нефонологические звуки.

    Для этой судороги характерна открытая ротовая полость, что может сопровождаться ритмическим отбрасыванием назад или опусканием головы вперед. Судороги артикуляционного аппарата Артикуляционные судороги разделяют на лицевые (губы, нижняя челюсть), язычные и судороги мягкого неба. Лицевые судороги Смыкательная судорога губ является одной из наиболее часто наблюдаемых судорог при заикании. Она характерна уже для ранних этапов развития этого речевого нарушения. Смыкательная судорога губ проявляется в виде спазма круговой мышцы рта, в результате чего губы сильно сжимаются, при этом другие лицевые мышцы могут не принимать участия в судороге.

    При попытке произнести звук щеки могут надуваться под напором воздуха, наполняющем полость рта. При смыкательной судороге губ нарушается произнесение губных звуков (п, б, м, в, ф).

    В тяжелых случаях судорога нарушает и произнесение звуков, которые по локализации относятся к язычным (т, д, к). Верхнегубная судорога наблюдается редко. Проявляется спазмом мышц, поднимающих верхнюю губу, а иногда и крылья носа.

    Возникает чаще с одной стороны лица, при этом ротовая щель принимает косое направление. Верхнегубная судорога чаще бывает тонической по типу. При этой судороге произнесение всех губных звуков является практически невозможным. Лицо становится асимметричным, искаженным. Нижнегубная судорога аналогична верхнегубной.

    Поражает одну или обе мышцы, опускающие угол рта. В том случае, если поражаются обе мышцы, наблюдается резкий отворот нижней губы.

    Изолированно наблюдается редко. Угловая судорога рта характеризуется резким оттягиванием угла рта справа или слева вместе с приподнятием,вго. Ротовая щель перекашивается в сторону судорожно сокращенных мышц. Может быть распространение судороги на мышцы носа, век, лба. Угловая судорога нарушает работу круговой мышцы рта. Заикающийся во время судороги не в состоянии сомкнуть губы, в результате чего расстраивается произнесение соответствующих согласных.

    Угловая судорога рта может возникать с обеих сторон рта. Она бывает как тонической, так и клонической. Судорожное раскрытие ротовой полости может протекать в двух вариантах: а) рот раскрывается широко с одновременным опусканием нижней челюсти; б) при сомкнутых челюстях резко обнажаются зубы. Очертания рта приобретают квадратную форму. Все мышцы артикуляционного аппарата крайне напряжены. Судорога носит обычно тонический характер и нередко иррадирует и может захватывать мышцы лба, век и всю мускулатуру лица. Сложная судорога лица.

    Хотя и выделена И.А. Сикорским в отдельную судорогу, однако, по его мнению, ве имеет самостоятельного значения, а представляет собой одно из проявлений выраженных в тяжелой степени различных лицевых судорог, включающих судороги лобных мышц, круговой мышцы век, ушных мышц. Сложная лицевая судорога, как правило, сопровождает судорогу круговой мышцы рта. По мнению ряда исследователей, она характерна для тяжелого заикания у взрослых. Язычные судороги Составляют вторую группу судорог артикуляционного аппарата и наблюдаются, как правило, при произнесении звуков, в артикуляции которых принимает участие язык.

    Различают несколько видов судорог языка. Судорога кончика языка является наиболее часто встречаемой среди артикуляторных судорог. Кончик языка упирается с напряжением в твердое небо, в результате чего артикуляция приостанавливается, выдох (а, значит, и фонация) в этот момент прекращается, возникает необоснованная пауза. Судорожный подъем корня языка выражается в насильственном подъеме корня языка вверх и оттягивании назад. Во время судороги происходит смыкание корня языка с небом, в результате чего полностью блокируется прохождение воздушной струи через ротовое отверстие. Эта судорога возникает при произнесении заднеязычных звуков (г, к, х).

    Изгоняющая судорога языка характеризуется выталкиванием языка наружу в пространство между зубами. Она может быть тонической и клонической. При тонической судороге язык может находиться высунутым из полости рта, а при клонической — периодически выдвигаться вперед и затем с силой втягиваться внутрь. Во время судороги произнесение звуков становится невозможным, дыхание нарушается, могут возникнуть даже болевые ощущения. Если судорога носит не резко выраженный характер, язык может оставаться в полости рта, лишь упираясь в зубы. Подъязычная судорога характеризуется опусканием нижней челюсти и открытием полости рта. Эта судорога охватывает мышцы, связанные с подъязычной костью.

    При этой судороге часто наблюдается повторение слогов и придыхания. Очень редко она носит самостоятельный характер, в основном сочетается с судорогами другой локализации. Судорога мягкого неба Данная судорога изолированно встречается крайне редко. Чаще она наблюдается в составе сложной общей генерализованной судороги артикуляционного аппарата.

    Во время судороги мягкое небо то поднимается, то опускается, в результате чего вход в носовую полость то открывается, то закрывается, что придает звукам нозализованный оттенок. Внешне судорога выражается внезапной остановкой речи и повторением звуков, похожих на “пм-пм” или “тн-тн”, “кнкн” и т.п. В зависимости от положения языка и губ.

    Субъективные ощущения заикающихся выражаются в чувстве неприятного напряжения, саднения и сухости в носу. Тяжесть проявления речевых судорог Различают тяжелую, среднюю и легкую степени проявления судорог. Оценка тяжести судорожной активности мышц речевого аппарата может не совпадать с оценкой тяжести заикания, так как это понятие включает множество факторов. До настоящего времени нет объективных показателей и единой методики для оценки степени тяжести заикания. Имеются разные мнения специалистов по этому поводу. Многие практики считают, что степень тяжести заикания определяется возможностью владения плавной речью в тех или иных видах речевой нагрузки.

    Так, легкая степень заикания квалифицируется в том случае, если судорожные запинки наблюдаются лишь в спонтанной связной речи. Средняя степень речевого дефекта определяется в тех случаях, когда запинки наблюдаются как в монологической, так и в диалогической формах речи. Тяжелая степень фиксируется в том случае, если судорожные запинки встречаются во всех формах речи, в том числе и сопряженной, и отраженной (Волкова Г.А., 1993; и др.). Другие ученые считают, что степень тяжести заикания определяется в целом степенью фиксации заикающихся на своем дефекте (В.И.

    Селиверстов, 1994). Существуют и другие, более формализованные оценки степени тяжести заикания, как-то: количественные показатели темпа речи, количество и длительность пауз, количество повторов, вставок лишних звуков и других искажений речи заикающихся (Ю.А. Кузьмин, 1990 и др.). Степень тяжести заикания у одного и того же заикающегося непостоянна и зависит от целого ряда условий: эмоционального состояния заикающегося в данный момент, эмоциональной значимости ситуации общения для данного заикающегося; от степени затруднений, связанных с формулированием высказывания; от наличия так называемых “трудных звуков” в словах, составляющих высказывание, т.д. Лингвистические факторы, способствующие появлению судорожных запинок Появление судорожных запинок часто связано с фонетическими характеристиками звуков.

    К звукам, которые чаще других сопровождаются судорогами, относятся глухие и звонкие смычные согласные, в особенности “п, т, к”, кроме этого, судороги часто появляются на сочетаниях этих звуков с другими согласными, например, “тр”, “ст”, “кр” и т.п. Судорожные запинки чаще встречаются при произнесении предложений, длинных и сложных по своей грамматической структуре. Запинки в большей степени вероятны в тех словах, которые не характерны для индивидуального словаря говорящего (малочастотные), а также в словах или словосочетаниях, которые несут основную информационную нагрузку во фразе (информационная значимость) говорящего. Кроме этого, на появление запинок влияет и ритмическая структура слова. Запинки главным образом возникают на предударных и ударных слогах. Напротив, они практически не появляются на заударных слогах.

    Наиболее же часто запинки возникают на первом слоге слова или фразы. Речевое дыхание В клинической картине заикания неизменно присутствуют расстройства дыхания. Неречевое дыхание заикающихся имеет свои особенности. Оно, как правило, поверхностное, ритм его недостаточно устойчив, легко нарушается при эмоциональном напряжении. Речевое дыхание представляет сбой высококоординированный акт, во время которого дыхание и артикуляция строго соотносятся в процессе речевого высказывания. У заикающихся эта координация нередко нарушается даже в процессе плавной речи.

    Перед вступлением в речь заикающиеся делают недостаточный по объему вдох, что не обеспечивает целостного произнесения интонационно-смыслового отрезка сообщения. Нередко заикающиеся (не только дети, но и взрослые) говорят на вдохе, либо в фазе полного выдоха. Нарушение речевого дыхания у заикающихся настолько сильно выражено, что многие исследователи склонны относить причину заикания к нарушению регуляции дыхательной функции. При коррекции заикания в практике, как правило, используется регуляция речевого дыхания, как один из ведущих приемов установления плавности речи. Сопутствующие речи движения Речь заикающихся, как правило, сопровождается сопутствующими движениями, которые проявляются у разных заикающихся по-разному: от раздувании крыльев носа и зажмуривания глаз до сложных движений всем туловищем. Так, у заикающихся в процессе речи могут наблюдаться кивательные движения головой, раскачивание туловищем, притоптывание, сжимание пальцев в кулаки и т.п.

    Эти сопутствующие движения обычно не носят характера эмоциональновыразительной жестикуляции, сопровождающей речь у незаикающихся людей. Часто эти движения являются насильственными, но могут носить и маскировочный (уловочный) характер.

    В некоторых случаях уловочные движения бывают настолько сложны, что начинают напоминать двигательные ритуалы. Так, например, перед тем, как начать речь, заикающийся закрывает глаза на несколько секунд, одновременно почесывая нос правой рукой, затем переступает с ноги на ногу и только после этого начинает говорить. Речевые уловки При хронически текущем заикании практически все заикающиеся используют в речи однообразные, многократно повторяющиеся на протяжении высказывания, семантически опустошенные лексемы типа: “да; вот; это самое” и т.п. Иногда произносимые звукосочетания могут быть бессмысленными (“куцо”). Такие явления в литературе, посвященной проблеме заикания, принято называть эмболофразией, а сами слова — эмболами. Эмболы нередко употребляются заикающимися перед так называемыми “трудными” звуками.

    Например: “Я хочу. Это вот, я хочу. Это вот, я хочу. Эмболы могут появляться в конце судороги как “вступление” в плавную речь. Довольно часто эмболы заполняют паузы, когда заикающийся затрудняется подобрать адекватные слова, соответствующие замыслу высказывания. Использование эмболов, как правило, не осознается заикающимся.

    Нередко в речи заикающихся наблюдается подмена слов, которые в момент высказывания им трудно произнести, на слова, которые произнести легче. Часто речевые уловки такого рода меняют смысл высказывания, что не всегда осознается заикающимися. Вегетативные реакции Устная речь у заикающихся подростков и взрослых обычно сопровождается вегетативными реакциями. Это может выражаться покраснением или побледнением лица, резким учащением сердцебиения. В процессе речи резко усиливается потоотделение, ладони становятся влажными, могут появиться капли пота на лбу, иногда становится влажным не только лицо, но и тело.

    Аналогичные вегетативные реакции могут наблюдаться и у здоровых лиц, но только в ситуациях сильного эмоционального напряжения. Логофобия У большого числа заикающихся, начиная с подросткового возраста, наблюдается патологическая личностная реакция на речевой дефект в виде боязни речевого общения — логофобия. Логофобия включает в себя навязчивые переживания и страх возникновения речевых.судорог. Этот страх усиливается в определенных ситуациях, в связи с чем у заикающихся появляется реакция избегания “речевых” ситуаций, наблюдается ограничение общения.

    Логофобия существенно осложняет общую картину данной речевой патологии. Логофобия у подростков, помимо ограничения общения, главным образом со сверстниками, нередко приводит к отказу заикающихся отвечать устно перед классом. Они переходят на письменные ответы. Все эти факторы отрицательно влияют на речевое состояние заикающихся. (Подробнее см.

    2.3.) Течение заикания Заикание, возникающее у детей дошкольного возраста, может наблюдаться в течение нескольких часов либо нескольких месяцев, а затем пройти либо спонтанно, либо в результате коррекционного воздействия. В большом числе случаев заикание приобретает хроническое течение. Соответственно различают несколько типов течения данного речевого расстройства. Регредиентный тип течения, при котором постепенно вся симптоматика заикания исчезает. Ослабляется тяжесть заикания, постепенно убывает или исчезает страх речи, уменьшаются сопутствующие и содружественные движения, т.е.

    Это благоприятный тип течения. Уменьшение и исчезновение симптоматики заикания может происходить спонтанно, в детском возрасте под влиянием адекватных лого-коррекционньк воздействий.

    В том случае, если заикание не проходит спонтанно в течение 6-ти месяцев от момента возникновения, то можно считать, что оно приобрело хроническое течение При хроническом течении заикания выделяют следующие типы. Стационарный тип течения— характеризуется достаточной стабильностью и монотонностью протекания речевого дефекта, т.е. Выраженность речевого дефекта, логофобии, сопутствующих психопатологических и моторных нарушений на протяжении определенного периода времени не претерпевает изменений. Таким образом, заикание не меняется как по тяжести проявления, так и по клинической картине.

    Рецидивирующий тип течения — наблюдается чередование периодов плавной речи с периодами заикания. Волнообразный тип течения — характеризуется периодическими колебаниями различной длительности то в сторону улучшения, то в сторону ухудшения речи, однако полного исчезновения заикания не наблюдается.

    Иногда эти колебания могут быть связаны с какими-либо причинами: например, ухудшение речи может наблюдаться в осенне-весенний период года, с поступлением в школу, пубертатным возрастом, службой в армии и т.п. В ряде случаев волнообразные изменения в речи и состоянии заикающегося могут проходить и без видимой причины. Прогредиентный тип течения — характеризуется тенденцией заикания к ухудшению. Вся симптоматика речевого дефекта усложняется, а состояние заикающегося постепенно ухудшается.

    2.2 Этиология заикания До настоящего времени нет единого взгляда на этиологию заикания. В то же время все исследователи сходятся во мнении, что при появлении заикания имеет значение ряд факторов. Определенный возраст ребенка. Состояние центральной нервной системы ребенка. Индивидуальные особенности протекания речевого онтогенеза.

    Особенности формирования функциональной асимметрии мозга. Наличие психической травматизации. Генетический фактор.

    Половой деморфизм. Можно перечислить еще целый ряд факторов, которые могут предшествовать появлению заикания (соматическая ослабленность, неправильные формы воспитания, аномальные черты характера, неблагоприятная социальная среда и т.д.). Независимо от того, какой этиологический фактор является ведущим в возникновении заикания, можно считать, что данный фактор, в первую очередь, снижает адаптивные свойства центральной нервной системы ребенка.

    При заикании, как правило, отсутствует специфическая одиночная причина, вызывающая данную речевую патологию, поскольку для этого необходимо сочетание ряда факторов. Итак, рассмотрим каждый из этиологических факторов отдельно. Определенный возраст ребенка По данным многочисленных наблюдений в подавляющем числе случаев первые признаки появляются в возрасте 2-6 лет. Имеются лишь единичные случаи, когда заикание появлялось после 7-ми лет.

    Такая возрастная избирательность появления заикания связана с тем, что формирующиеся в дошкольном возрасте координаторные механизмы речевой деятельности находятся в стадии интенсивного формирования. Физиологические исследования свидетельствуют о том, что любая функциональная система, находящаяся в стадии интенсивного развития, является избирательно ранимой под влиянием вредоносных факторов. Состояние центральной нервной системы Нередко у заикающихся отмечается органическое поражение мозга резидуального характера, возникающее во внутриутробном, пренатальном или постнатальном периодах развития.

    Это поражение, как правило, бывает диффузным, в то же время обычно отмечаются те или иные отклонения в состоянии моторньк структур мозга. В целом для заикающихся характерна недостаточность двигательной сферы, выраженная в разной степени. Речь предъявляет высокие требования к тонко дифференцированной моторной деятельности, совершенство которой зависит от целостности и степени зрелости центральной нервной системы. У части заикающихся исследования не обнаруживают органического поражения мозга. В то же время они характеризуются такими чертами поведения, как повышенная впечатлительность, тревожность, низкий уровень адаптации к новьм условиям, что свидетельствует об особом, более ранимом состоянии центральной нервной системы, чем в норме. Индивидуальные особенности протекания речевого онтогенеза В речевом развитии.

    tubetattoo283.weebly.com

    Это интересно:

    • Дамулин и в деменция *Кафедpа неpвных болезней Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова Неврологический журнал, 1999.-№3.-С.4-11. Под деменцией понимают пpиобpетенное наpушение интеллектуальных способностей вследствие оpганического заболевания головного мозга, пpиводящее к pасстpойствам социальных функций, снижению пpофессиональных навыков и способности к […]
    • От стресса жир на животе Как убрать жир с живота Не секрет, что в развитых странах та или иная степень ожирения наблюдается у значительной части населения. Задача, как убрать жир с живота и с боков, уже не считается только косметической проблемой. Избыточная масса тела существенно увеличивает риск ишемической болезни сердца, сахарного диабета второго типа, артериальной […]
    • Как лечит невроз навязчивых движений Навязчивый невроз — как не утонуть в потоке мыслей и движений Навязчивый невроз – это психическое расстройство, сопровождающееся тревогой, страхом, беспокойством и опасением. Навязчивые состояния – это сомнения, мысли и влечения, которые появляются помимо воли человека. В свою очередь навязчивые состояния вызывают движения […]
    • Больные анорексией пусть говорят Пусть говорят - Кожа до кости (болезнь анорексия, сильно худые девушки) * Если вам не хотите видеть рекламу - установите браузер FireFox и дополнение AdBlock Пусть говорят - Кожа до кости (болезнь анорексия, сильно худые девушки) Телеканал: Первый Канал. Доступность и продолжительность видео: 52 минуты онлайн. Возможность интерактива: […]
    • Как проявляется анорексия Анорексией называют психическое нарушение, при котором человек прекращает прием пищи и значительно теряет в весе. Наиболее часто анорексией страдают девушки, которые стремятся похудеть либо ограничить прибавку веса. Причинами выступают негативное восприятие своего тела и совершенно необоснованное волнение, связанное с якобы излишним увеличением […]
    • Что посоветовать при депрессии Депрессия… Выход есть! Уныние - томительное ощущение духа, вызванное бессильным гневом на судьбу или на других людей. Депрессивное изменение настроения, как нормальная реакция на неприятности и стресс, может возникать у любого человека и повторяться неоднократно в течение всей жизни. Только одни люди легко справляются с подобными переживаниями, а […]
    • Аутизм во владимире Звоните с 9:00 до 21:00 Перезвоним через 8 секунд О СТАВЬТЕ НОМЕР И МЫ ВАМ ПЕРЕЗВОНИМ Н аш специалист свяжется с вами в ближайшее время для бесплатной консультации Европейские натяжные потолки Бесплатный замер. Гарантия 15 лет. Работаем без предоплаты! Акция: "Третий потолок в подарок!" Акции и спецпредложения РАССЧИТАТЬ СТОИМОСТЬ […]
    • Лечение от заикания Общение с представителями и авторами методик. Дети отлично лечатся классической логопедией. занятий с логопедом и не потребуется. Обычно так и бывает . Лечение необходимо начать поскорее. во-первых, у нас 15 человек детей вместо 30 во-вторых, более качественная подготовка к школе, легче дети переживают поход в 1 класс. в-третьих, я считаю что […]