Теории происхождения неврозов

Вопрос 20. Обзор теоретических направлений в психотерапии. Основные представители. Теории психотерапии. Концепции происхождения неврозов

Психодинамическое направление в психотерапии. Это направление в психотерапии основано на глубинной психологии — психоанализе. Общим, объединяющим взгляды всех представителей психодинамического подхода, являются представления о бессознательных психических процессах и психотерапевтических методах, которые используются для их анализа и осознания.

В настоящее время различают психоанализ и психоаналитическую (психоаналитически ориентированную, глубинно-психологически ориентированную) психотерапию. Последняя в свою очередь подразделяется на инсайт-ориентированную и поддерживающую психоаналитическую психотерапию.

И психоанализ, и психоаналитическая психотерапия основаны на теории Фрейда, на представлениях о бессознательном и психологическом конфликте. Их целью является помощь пациенту в осознании причины внутренних конфликтов, имеющих свои истоки в прошлом, в детстве, и проявляющихся у взрослых в виде симптоматики и определенных форм поведения и межличностного взаимодействия.

Психологическая концепция. Основоположником психоанализа является Фрейд.

Термин «психодинамический» предполагает рассмотрение психической жизни человека, психики с точки зрения динамики, взаимодействия, борьбы и конфликтов ее составляющих (различных психических феноменов, различных аспектов личности) и их влияния на психическую жизнь и поведение человека.

Бессознательные психические процессы. Центральными в психоанализе являются представления о бессознательных психических процессах, которые рассматриваются как основные детерминанты личностного развития, как основные факторы, движущие силы, определяющие и регулирующие поведение и функционирование человеческой личности. В целом, психическая жизнь человека рассматривается как выражение бессознательных психических процессов. Содержание бессознательного составляют инстинктивные побуждения, первичные, врожденные, биологические влечения и потребности, которые угрожают сознанию и вытесняются в область бессознательного.

Концепция личности. Рассматривая организацию психики, проблему личности, Фрейд создал топографическую (уровни сознания) и структурную (личностные структуры) модели.

Топографическая модель. Согласно топографической (более ранней) модели в психической жизни человека можно выделить три уровня: сознание (то, что осознается человеком в данный момент), предсознательное (то, что не осознается в данный момент, но является латентным и достаточно легко может быть осознано) и бессознательное (то, что не осознается в данный момент и практически не может быть осознано человеком самостоятельно без огромных усилий; оно включает инстинктивные импульсы, переживания, воспоминания, вытесненные в бессознательное как угрожающие сознанию).

Структурная модель. Более поздняя модель личностной организации. Согласно этой модели личность включает три структуры, три инстанции: Ид (Оно), Эго (Я) и Супер-Эго (Сверх-Я). Ид является источником психической энергии, действует в бессознательном и включает базальные инстинкты, первичные потребности и импульсы. Эго (разум) направляет и контролирует инстинкты. Эго функционирует на всех трех уровнях

сознания, является связующим звеном, посредником между Ид и внешним миром.

Супер-Эго — это моральный аспект личности, совесть и идеальное «Я». Оно формируется в процессе воспитания и социализации индивида за счет интернализации (усвоения) социальных норм, ценностей, стереотипов поведения.

Концепция патологии (концепция невроза). Фрейдом описано 9 основных типов неврозов(F40-F48).

Психоневроз обусловлен причинами, относящимися к прошлому, и объясним только в терминах личности и истории жизни. Фрейд выделял три типа психоневроза: истерическая конверсия, истерический страх (фобия) и невроз навязчивых состояний. Симптомы этих неврозов можно интерпретировать как конфликт между Эго и Ид.

Актуальный невроз обусловлен причинами, относящимися к настоящему, и объясним в терминах сексуального поведения пациента. Он является физиологическим последствием нарушений в половом функционировании. Фрейд различал две формы актуального невроза: неврастению как результат половых излишеств и невроз тревоги как результат отсутствия разрядки полового возбуждения.

Нарциссический невроз связан с неспособностью пациента к образованию переноса.

Невроз характера выражается в симптомах, которые по своей сути являются чертами характера.

Травматический невроз вызывается потрясениями.

Невроз переноса развивается в ходе психоанализа и характеризуется навязчивым интересом пациента к психоаналитику.

Невроз органа обозначает психосоматическое заболевание, однако этот термин употребляется достаточно редко.

Детский невроз проявляется в детском возрасте, при этом классический психоанализ исходит из того, что неврозам у взрослых всегда предшествуют детские неврозы.

Невроз страха (тревоги) обозначает или любой невроз, в котором тревога является главным симптомом, или один из видов актуального невроза.

Психотерапия. Исходя из представлений об организации и механизмах функционирования психики и возникновения неврозов, Фрейд разработал соответствующий этому лечебный метод. Ключевыми понятиями психоанализа как психотерапевтической системы являются свободные ассоциации, интерпретация, перенос и сопротивление.

Задача психотерапевта-психоаналитика состоит в том, чтобы вскрыть и перевести в сознание бессознательные тенденции, влечения и конфликты, способствовать осознанию. Психоаналитик строит процесс таким образом, чтобы облегчить проявление и понимание бессознательного. Общие подходы к осознанию бессознательного и конкретные методические приемы обусловлены теоретическими представлениями Фрейда о способах и путях выражения бессознательного.

Психодинамическое направление в психотерапии со времени классического психоанализа

Фрейда получило дальнейшее развитие в трудах его учеников и последователей. Наиболее известными в этих направлениях являются: аналитическая психология (Юнг), индивидуальная психология (Адлер), волевая терапия Ранка, активная аналитическая терапия Штекеля, интерперсональная психотерапия Салливана, интенсивная психотерапия Фромм-Райхманн, характерологический анализ Хорни, гуманистический психоанализ (Фромм), Эго-анализ Кляйн, Чикагская школа (Александер, Френч), секторная терапия Дойча, объективная психотерапия Карпмана, краткосрочная психодинамическая психотерапия (Александер, Сифнеос, Малан, Беллак, Девенлу, Страпп), психобиологическая терапия Майера, биодинамическая концепция Массермана, адаптационная психодинамика Радо, гипноанализ (Волберг), характерологический анализ Райха и некоторые другие.

Из отечественных концепций психотерапии к психодинамическому направлению можно отнести систему патогенетической психотерапии Мясищева и ее развитие в виде личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии Карвасарского, Исуриной, Ташлыкова.

Поведенческое направление в психотерапии. Основано на психологии бихевиоризма и использует принципы научения для изменения когнитивных, эмоциональных и поведенческих структур.

Психологическая концепция. Теоретической основой поведенческой психотерапии является психология бихевиоризма. Это направление в психологии сформировалось в начале XX в. Его основоположником является Уотсон, который ввел этот термин. Значительное влияние на формирование бихевиоризма оказали также эксперименты Торндайка, заложившие основу для его возникновения, а также труды Павлова и Бехтерева.

Центральной проблемой бихевиоризма является проблема приобретения индивидуального опыта или проблема научения (обучения) — приобретения различных умений и навыков.

Поведенческая психотерапия, по сути, представляет собой клиническое использование теорий научения, сформировавшихся в рамках бихевиоризма.

Концепция патологии (концепция невроза). Будучи психологической основой поведенческой психотерапии и поведенческого направления в медицине, бихевиоризм определяет и их подход к проблеме здоровья и болезни. Согласно этим представлениям, здоровье и болезнь являются результатом того, чему человек научился и чему не научился, а личность — это опыт, который человек приобрел в течение жизни. Невроз (F40-F48) при этом не рассматривается как самостоятельная нозологическая единица, поскольку нозологический подход отсутствует. В центре внимания оказывается не столько болезнь, сколько симптом, который понимается как поведение, точнее, как нарушение поведения.

Невротический симптом (невротическое поведение) оценивается как неадаптивное или патологическое поведение, возникшее в результате неправильного научения. Адаптация, с точки зрения бихевиоризма, является основной целью поведения. Нарушения поведения в рамках поведенческого направления являются приобретенными, то есть представляют собой усвоенную неправильную реакцию, которая не обеспечивает необходимый уровень адаптации.

Психотерапия. С точки зрения представителей поведенческого направления здоровье и болезнь являются результатом того, чему человек научился и чему не научился. Неадаптивное поведение и клинические симптомы рассматриваются как результат того, что человек чему-то не научился или научился неправильно (усвоенная неадаптивная реакция, которая сформировалась в результате неправильного научения). В соответствии с этими представлениями о норме и патологии основная цель клинико-психологических вмешательств в рамках поведенческого подхода заключается в том, чтобы переучить, заменить неадаптивные формы поведения на адаптивные, «правильные», эталонные, нормативные.

Отношения между пациентом и психотерапевтом носят обучающий (воспитательный, образовательный)

Психотерапия представляет собой открытый процесс, непосредственно контролируемый врачом.

Опытное (экзистенциально-гуманистическое) направление.Традиционно в него включают разные психотерапевтические школы и подходы, которые объединены общим пониманием цели психотерапии и путей для ее достижения. Личностная интеграция, восстановление целостности и единства человеческой личности рассматриваются как основная цель психотерапии, которая может быть достигнута за счет переживания, осознания, принятия и интеграции нового опыта, полученного в ходе психотерапевтического процесса.

Психологическая концепция.Гуманистическая психология, которую часто называют «третьей силой в психологии» (после психоанализа и бихевиоризма) сформировалась как самостоятельное направление в 50-х гг. XX в. В основе гуманистической психологии лежит философия европейского экзистенциализма и феноменологический подход. Экзистенциализм привнес в гуманистическую психологию интерес к проявлениям человеческого бытия и становлению человека. Феноменология описательный подход к человеку без предварительных теоретических построений, интерес к субъективной (личной) реальности, к субъективному опыту, опыту непосредственного переживания («здесь-и-теперь») как основному феномену в изучении и понимании человека. Можно отметить и некоторое влияние восточной философии, которая стремится к соединению души и тела, единству человеческого духовного начала. Предметом гуманистической психологии является личность как уникальная целостная система, не являющаяся чем-то заранее данным, а представляющая собой открытую возможность самоактуализации, присущую только человеку. Именно целостный подход к человеку как уникальной личности является одним их фундаментальных положений гуманистической психологии. В рамках гуманистического подхода в качестве основной человеческой потребности, детерминанты поведения и развития человеческой личности рассматривается потребность в самоактуализации, стремление к развитию и осуществлению своих потенциальных возможностей, к осуществлению определенных жизненных целей. Важным условием успешной реализации этой потребности является наличие адекватного и целостного образа «Я», отражающего истинные переживания, потребности, свойства и стремления человека. Такая Я-концепция формируется в процессе принятия и осознания всего многообразия своего собственного опыта, чему способствуют определенные условия воспитания и социализации индивида.Концепция патологии (концепция невроза).Главной человеческой потребностью в рамках гуманистического подхода является потребность в самоактуализации. Невроз (F40-F48) при этом рассматривается как результат невозможности самоактуализации, как результат отчуждения человека от самого себя и от мира.

В рамках гуманистического (экзистенциально-гуманистического, опытного)

подхода психические нарушения, в частности, невротические расстройства, рассматриваются как результат блокирования специфически человеческой потребности: невозможности самоактуализации, отчуждения человека от самого себя и от мира, невозможности раскрыть смысл собственного существования.

Роджерс клиент-центрированная психотерапия, получившей широкое распространение и оказавшей значительное влияние на развитие групповых методов. Для Роджерса задачи психотерапии заключаются в создании условий, способствующих новому опыту (переживаниям), на основании которого пациент изменяет свою самооценку в положительном, внутренне приемлемом направлении. Происходит сближение

реального и идеального образов «Я», приобретаются новые формы поведения, основанные на собственной системе ценностей, а не на оценке других. Психотерапевт последовательно реализует в ходе своей работы с пациентом три основные переменные психотерапевтического процесса. Первая — это эмпатия. Вторая — безусловное положительное отношение к пациенту или безусловное положительное принятие. Безусловное принятие предполагает отношение к пациенту как к личности, обладающей безусловной ценностью, независимо от того, какое поведение он демонстрирует, как оно может быть оценено, какими качествами он обладает, болен он или здоров. Третья — собственная конгруэнтность или аутентичность психотерапевта. Она означает истинность поведения психотерапевта, поведение, соответствующее тому, какой он есть на самом деле.

lektsii.org

Теории происхождения права.

Можно выделить следующие основные теории происхождения права:

теологическая теория – одна из самых древних. Полагается, что правовые нормы исходят от Бога. Понятие права связывалось со справедливостью, правосудием. Главным фактором, поддерживающим общественный порядок, было наказание. Фома Аквинский различал право и закон, определяя закон как установление разума, а право – как высшую справедливость. Теологическая теория нашла выражение в идеях неотомизма (Ж. Маритен). Согласно этому течению право представляет собой отражение божественного разума в общественном порядке.

естественно-правовая теория утверждает, что право – результат соглашения людей. В обществе вместе с позитивным правом, созданным гос-вом, существует естественное право, свойственное человеку от природы. Под естественным правом понимаются равные ко всем законы природы, следовательно, гос-ные законы также должны быть одинаково справедливы ко всем. Сторонники: Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо.

историческая теория находится в оппозиции к естественно-правовой. Право по этой теории не явл изобретением людей, оно возникает естественно и постепенно и присуще только данному народу, законодатель лишь фиксирует сложившееся право в нормативно-правовых актах. Право не обладает универсальностью и не может быть перенесено в другое общество. Сторонники: Ф. Савиньи, Г. Гуго, Г. Пуха.

марксистская теория полагает, что право возникает одновременно с возникновением гос-тва и имеет одинаковые с гос-вом причины возникновения и развития: разделение труда, появление частной собственности, раскол общества на классы. Право стало инструментом гос-тва, классовым регулятором общественных отношений. Основной функцией права полагалось принуждение, подчинение воле господствующего класса. Сторонники: К. Маркс, Ф. Энгельс.

психологическая теория считает, что источником формирования права являются внутренние переживания людей. У каждого народа существует интуитивное право, которое развивается постепенно и не зависит от воли извне. В создании права решающую роль играют правосознание и правовая культура народа. Сторонник: Л.И. Петражицкий, З.Фрейд.

Основные черты нормативистского, социологического и философского подходов к пониманию права.

Представители: Штаммлер, Новгородцев, Кельзен и др.

правом признается государственная воля, выраженная в обязательном нормативном акте, обеспеченном принудительной силой гос-тва;

право есть система (пирамида) норм, на вершине которой находится «основная (суверенная) норма», а каждая низшая черпает свою законность в норме более значительной юридической силы;

в основании пирамиды норм находятся индивидуальные акты – решения судов, договоры, предписания и пр.

существование права зависит от логичности и стройности системы, юридических правил поведения и не имеет обоснования вне норм долженствования, т. е. влечет за собой определенные обязанности.

нормативный подход больше, чем какой-либо другой, подчеркивает определяющее свойство права — его нормативность. Иметь в виде руководства общее правило — это благо, особенно если оно всеобщее и устойчивое.

нормативность в данном подходе органически связана с формальной определенностью права, что существенно облегчает возможность руководствоваться правовыми требованиями.

фиксированность средств гос-ного принуждения в случаях нарушения права.

противостояние режиму произвола и беззаконию.

косвенная ориентация на необходимость возведения в закон надлежащей (справедливой, моральной, прогрессивной и т.п.) воли.

ориентация на подзаконное нормативное регулирование общественных отношений в ходе юридической практики.

признание широких возможностей государства влиять на общественное развитие.

фактически проигнорирована содержательная сторона права (права личности, нравственные начала юридических норм и пр.);

недооценена связь права с социально-экономическими, политическими и духовными факторами развития общества;

преувеличена роль государствав установлении эффективных юридических норм.

Социологическая теория права (теория «живого» права).

Представители: Эрлих, Жени, Муромцев и др.

Социологический подход концептуально сформировался во второй половине XIX в., в рамках школы «свободного права». Нормы права, рассчитанные на свободную конкуренцию, в новых условиях развития капитализма перестали удовлетворять потребности общественного развития. Суды вынуждены были так интерпретировать законы, что под видом толкования фактически устанавливались новые нормы. Идеологи нового правового мышления призвали к открытому и свободному судейскому правотворчеству. Отсюда тезис: «Право следует искать не в нормах, а в самой жизни».

право воплощается не в естественных правах и не в законах, а в реализации законов. Закон находится в сфере должного, а право в сфере сущего;

право есть юридические действия, юридическая практика, правопорядок, применение законов и т. п. Это реальное поведение субъектов правоотношений.

ориентируется на реализацию права, приобретает практическое осуществление;

отмечается приоритет общественных отношений как содержания над правовой формой;

согласуется с ограничением государственного вмешательства в экономику, с децентрализацией управления.

если право есть реализация законов, то теряются критерии правомерного и неправомерного, т. к. реализация может быть как законной, так и противозаконной;

отсутствие прочной юридической основы предпринимаемых действий и уверенности в конечных их результатах;

решение юридических дел в пользу экономически и политически сильного, в ущерб слабым, малообеспеченным, не стоящим у кормила политической власти;

правотворческая деятельность фактически перенесена на судей и администраторов в связи, с чем увеличивается опасность получения некомпетентного результата.

Философское право является одним из этапов (периодов) развития теории естественного права. Еще в глубокой древности наметилось различие права (естественного) и закона. Данная теория наиболее логически завершенную форму получила в период буржуазных революций 17-18 вв. (Представители Гоббс, Локк, Радищев).

— право и закон разделены – законы принимаются гос-вом, а право – высшее, подлинное, естественное право, данное человеку от рождения

— право и мораль отождествляются (в основе правотворческих и правоприменительных процессов должны быть заложены моральные принципы – свобода, равенство, справедливость).

Идеи Руссо, Гоббса были восприняты и развиты немецкими философами Кантом, Гегелем. Они утверждали, что существуют высшие, не зависимые от гос-тва нормы и принципы, олицетворяющие разум, справедливость, объективный порядок.

Право, по Канту, — «это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».

По Гегелю, право означает осуществление свободы свободной воли или еще короче — «наличное бытие свободы».

Основной постулат рассматриваемого направления — вывод о существовании высших, постоянно действующих, независимых от гос-тва норм и принципов, олицетворяющих разум, справедливость, объективный порядок ценностей, мудрость Бога, не только являющихся директивами для законодателя, но и действующих напрямую. Оттенки мнений многообразны, но практика ориентируется на поиск лучшего решения — справедливого и разумного.

Слабой стороной этого подхода является уменьшение формально-юридических свойств права, в результате чего теряется четкий критерий законного и незаконного, т.к. основывается на абстрактных позициях. Кроме того, такое толкование права связано не столько с правом, сколько с правосознанием, которое у различных людей различно в силу объективных и субъективных причин.

studfiles.net

/ №1 Теории происхождения славян

Теории происхождения славян.

А) «Дунайская» или «балканская» миграционная теория.

Автор «Повести временных лет» («ПВЛ») – Нестор – первый, кто попытался ответить на вопрос откуда и как появились славяне. Он определил территорию славян, включая земли по нижнему течению Дуная и Паннонию. Именно с Дуная начался процесс расселения славян, то есть славяне не были исконными жителями своей земли, речь идет о их миграции. Следовательно, киевский летописец явился родоначальником так называемой миграционной теории происхождения славян, известной как «дунайская» или «балканская». Популярной она была в сочинениях средневековых авторов: чешских и польских хронистов XIII – XIV вв. Это мнение долго разделяли историки XVIII – нач. XX вв. Дунайскую «прародину» славян признавали, в частности, такие историки, как С. М. Соловьев, В. О. Ключевский и др. По мнению В. О. Ключевского, славяне переселились с Дуная в Прикарпатье. Исходя из этого, в его работе прослеживается мысль о том, что « история России началась с VI в. на северо-восточных предгорьях Карпат». Именно здесь, по мнению историка, образовался обширный военный союз племен во главе с племенем дулебов-волынян. Отсюда восточные славяне расселились на восток и северо-восток до Ильмень озера в VII – VIII вв. Так В. О. Ключевский видит славян сравнительно поздними пришельцами на своей земле.

Б) «Скифо-сарматская» миграционная теория.

Впервые она зафиксирована Баварской хроникой XIII в., а позднее воспринята многими западноевропейскими авторами XIV – XVIII вв. Согласно их представлениям, предки славян продвинулись из Передней Азии вдоль Черноморского побережья и осели под этнонимами «скифы», «сарматы», «аланы» и «роксаланы». Постепенно славяне из среднего Причерноморья расселились на запад и юго-запад.

В начале XX в. вариант близкий к «скифо-сарматской» теории предложил академик А. И. Соболевский. По его мнению, названия ре, озер, гор в пределах расположения древних поселений русского народа якобы показывают, что русские получили эти названия от другого народа, который был здесь раннее. Такой предшественницей славян, по предположению Соболевского, была группа племен иранского происхождения (скифского корня). Позже эта группа ассимилировалась с жившими далее к северу предками славяно-балтийцев и дала начало славянам где-то в берегах Балтийского моря, откуда славяне и расселились.

Эта теория разработана крупным историком и языковедом А. А. Шахматовым. По его мнению, первой прародиной славян был бассейн Западной Двины и Нижнего Немана в Прибалтике. Отсюда славяне, приняв имя вендов ( от кельтов), продвинулись на нижнюю Вислу, откуда только что перед ними ушли в Причерноморье готы ( рубеж II – II вв.). Следовательно, здесь ( Нижняя Висла), по мнению А. А. Шахматова, была вторая прародина славян. Наконец, когда готы ушли из Причерноморья, то часть славян, а именно восточная и южная ветви, двинулась на восток и юг в Причерноморье и образовала здесь племена восточных и южных славян. А значит, следуя этой «прибалтийской» теории, славяне явились пришлыми на землю, на которой они затем создали свои государства.

Существовали и существуют ряд других теорий миграционного характера происхождения славян и их «прародины». Это и «азиатская», это и «среднеевропейская» (по которой славяне и их предке оказывались пришельцами из германии (Ютландии и Скандинавии), расселяясь отсюда по Европе и Азии, вплоть до Индии), и ряд других теорий.

Очевидно, что согласно миграционной теории, славяне изображались по летописным данным сравнительно поздним пришлым населением на занимаемой ими территории (VI – VIII вв.), т. е. авторы этой теории не считали их постоянными обитателями тех земель, где славяне были известны с древности.

Автохтонные (от греч. autochthon – местный) — биологический вид, обитающий на месте, в котором произошел.

Эта теория признавалась в советской историографии. Подобный взгляд был у чешских исследователей в 50-70–х годах, которые были последователями авторитетного ученого по славянству — Л. Нидерле.

Они считали, что славянство образовалось на обширной территории, в состав которой вошла не только территория современной Польши, но так же значительная часть современной Украины и Белоруссии. По этой точке зрения, восточные славяне явились автохтонными жителями на своей земле. Подобные взгляды были высказаны некоторыми Болгарскими и Польскими учеными.

Подробнее о взгляде советской историографии:

Первоначально складывались отдельные мелкие разрозненные древнейшие племена на определенной обширной территории, которые затем образовались в более крупные племена и их объединения и, наконец, в исторически известные народы, образующие нации. Следовательно, народы образовались в ходе истории не от единого исконного «пранарода» с его «праязыком» путем последующего его распадения и расселения из какого-то первоначального центра («прародины»), а наоборот, путь развития в основном шел от первоначальной множественности племен к последующему постепенному их объединению и взаимному скрещиванию (ассимиляция). При это мог, конечно, идти в отдельных случаях и вторичный процесс: дифференциации уже сложившихся раннее крупных этнических общностей.

3.Взгляд на происхождения славян в современной науке.

Предыстория восточных славян своими корнями уходит в глубокую древность. Их далекие предки существовали еще до того, как сложилась славянская общность. Именно они, отдельные предки протославян, в результате своего культурного сближения дали славянство. И корни этого процесса археологами прослеживаются с III тыс. до н. э. Тогда племена предков протославян жили еще материнским родом, но уже знали мотыжное земледелие и скотоводство. Установлено, что в рамках IV тыс. до н. э. скотоводческо-земледельские племена, носители Балкано- Дунайской археологической культуры, занимали область нижнего течения Днестра и Южного Буга. Следующим этапом было расселение известных «трипольских» племен – III тыс. до н.э. Это были племена с развитым для своего времени скотоводческо-земледельческим хозяйством, обитатели огромных поселков.

Триполитания – историческая область в Ливии. В прибрежной полосе Триполитании были основаны три финикийские колонии – Сабрата, Лептис-Магна, Эа.

На рубеже III-II тысячелетий до н.э. у этих племен состоялся переход от неолитических орудий к обработке бронзы, к плужному земледелию. Развитие скотоводства привело к повсеместной борьбе за стада и пастбища. Складывается патриархальный род. Пастушеские племена, носители культуры «шнуровой керамики и боевых топоров», расселились на обширных пространствах Центральной и Восточной Европы от Рейна до Волги и достигли южных участков Балтийского побережья. Предки балтов, славян и германцев в то время еще не были так разделены между собой. Около XV в. до н. э. движение их племен остановилось. И эти территории были заселены различными этническими племенами с различным уровнем социального и культурного развития. Если признать прародиной славянской общности ко времени расцвета бронзового века широкую полосу Центральной и Восточной Европы, то восточный предел ее образовали Припять, Средний Днепр, верховья Днестра и Южного Буга, бассейн Роси. Эта праславянская земля совпадает с ареалом (землей, площадью) так называемой тшинецкой археологической культуры XV-XII вв. до н. э. Население с культурой славянского типа в конце II тыс. до нашей эры благодаря плужному земледелию добилось существенных хозяйственных результатов. В I тыс. до н. э. экономическая и культурная жизнь находилась уже на заметно высоком уровне. Произошел переход к обработке железа. И этот период характеризуется многообразием культурных особенностей у отдельных предков славян.

С конца I тыс. до н. э. до VI-V вв. н. э. – начало праславянского периода. В этот период устанавливается культурная, а также языковая общность при известном племенном своеобразии. Именно в этот промежуток времени, а точнее с VIII в. до н. э., внимание первых историографов все чаще стали привлекать южные районы Восточной Европы и западная окраина Великой степи, где эллино-азиатские этносы вошли в соприкосновение с кочевыми скифами. Это коснулось и истории славянского этноса. Восточная группировка праславян – обитатели междуречья Днестра и Днепра — оказывается оторванной от основного этнокультурного массива славян и попадает в ареал скифской культуры (сер. I тыс. до н. э.). Так значительная часть праславян была включена в орбиту скифского объединения и подвергалась их влиянию. Здесь уместно вспомнить описания, которые оставил Геродот о «скифах-пахарях (земледельцах), именуемых сколотами. Рядом исследователей подразумевается, что это и есть праславяне. Археологически и местопребывание соотносится с подольской и милоградской культурами. Скифская культура разорвала непрерывность праславянской тшинецкой культуры. Когда скифское господство рухнуло в результате войн, меньше всего пострадали племена западных и северо-западных славян междуречья Среднего Днестра и Днепра. Именно они сравнительно быстро освободились от скифского господства, хотя влияние последних в среде славян укоренилось надолго. Находясь в тесном контакте с западными соседями, эта часть славян быстрее всего возродила традиции праславянской культуры, что нашло отражение в пшеворской (на западе) и зарубинецкой (на востоке) культурах в 1-й четверти I тыс. до н. э. Стадия праславянского единства продолжалась. Племена, оставившие зарубинецкие древности, в этот период составляли огромный массив, распространяясь в пределах украинской лесостепи и по ее северной периферии. В дальнейшем, через несколько столетий, их потомки сыграют решающую роль в формировании, по Начальной летописи, восточнославянских группировок. Но до этого им пришлось пройти большой путь развития, историческая протяженность и трудность которого были обусловлены событиями начавшейся эпохи «великого переселения народов» — эпохи гуннского нашествия IV- V века н. э. во многом изменили этническую евразийскую карту.

В отличии от своих южных соседей – скифов, фракийцев, кельтов, в среде которых еще во второй половине I тысячелетия до н. э. возникла государственность, праславянские зарубинецкие племена не вышли пока за границы первобытного строя жизни. Однако, судя по археологическим данным, уже четко отмечается, что они распадались на ряд локальных группировок. В их среде выделяется отдельная семья, а несколько таких семей составляют территориально-соседскую общину, т. е. социальную организацию, которая возникает в момент распада первобытно общинного строя и формирования новых предгосударственных образований.

Представляется, что после того, как в середине I тыс. до н.э. под ударами гуннов рухнули западно- славянские оседлости (Черняховская археологическая культура), потомки носителей зарубинецкой культуры, жившие севернее их и менее подверженные разрушению, стали расселятся на юг, причем эта волна расселения была более мощной, чем некогда на север. В области Среднего и Верхнего Поднепровья праславянские группировки, объединившие известные по летописи северян, полян, бужан и уличей, в третей четверти I тыс. н. э. создают одно из древнейших восточнославянских объединений, получившее в источниках наименование «Русская земля», в которую не вошли лежавшие рядом земли древлян, дреговичей, волынян (дулебов) и хорватов.

В сложных условиях формировались северные восточнославянские племена вятичей, кривичей, словенов новгородских. Они так же были потомками зарубинецких племен, однако включали в себя элементы как славянские, так и балтийские.

Вопрос о том, откуда и какими путями продвигались славяне, осевшие в Новгородской земле с середины I тыс. н. э., на археологическом материале, как утверждает В. В. Седов, пока не может быть решен. Можно утверждать, что обширные пространства Верхнего Поднепровья и Полоцко-Витебцкого Подвинья вплоть до VII в. были заселены племенами днепровских балтов. Отметим немаловажный факт, что славяне, расселившиеся в бассейне озер Ильмень и Псковского, какое-то время были отрезаны от основной массы славянства. Подобная картина расселения славян наблюдается в начале средневековья и в некоторых других районах Европы (Седов,1989).

В VI-VII вв., можно сказать, завершается период праславянской истории. Расселение славян на обширнейших пространствах, их активное взаимодействие с иноэтническими племенами привели к культурной дифференциации славянского мира и членение единого языка на отдельные славянские языки. Происходит складывание современных славянских народов, у которых образуются общественные классы с их противоречиями и начинают возникать первые государственные образования.

studfiles.net

«Все объясняется гениталиями»

Человек социален, сексуален и смертен. Основатель теории психоанализа Зигмунд Фрейд создал концепцию психологии человека, которая сегодня используется при описании всех аспектов личности. При этом его постоянно ругали при жизни и горячо критикуют после смерти. Известный историк европейской культуры Питер Гай написал книгу о Фрейде-ученом и Фрейде-человеке. Она так и называется «Фрейд». На русском языке она выйдет на следующей неделе в издательстве «КоЛибри». «Лента.ру» публикует отрывок из жизнеописания знаменитого ученого.

Смерть отца, последовавшая в октябре 1896 года, дала Фрейду мощный импульс к превращению структуры, которую он начал создавать, в дело всей его жизни. Но перед тем как извлечь максимальную пользу из печальной утраты, он должен был исправить серьезный промах, который определял направление его мыслей в середине 90-х годов XIX столетия. Ему следовало избавиться от своей теории совращения — утверждения, что все неврозы являются результатом сексуального насилия над ребенком, совершенного братом, слугой или отцом. Эта теория совращения во всей ее бескомпромиссности выглядит совершенно неправдоподобной. Принять ее и восторгаться ею мог только такой фантазер, как Флисс. Удивительно не то, что Фрейд отверг эту идею, а то, что он сначала согласился с ней.

И все-таки сия теория его явно привлекала. Всю жизнь теоретическое мышление Фрейда бесплодно металось между сложностью и простотой — это, как мы уже убедились, хорошо видно по описанным им историям болезни. Признанием сложности он отдавал должное удивительной противоречивости человеческого опыта, намного более богатого, чем могли предположить психологи, изучающие только сознание (свое представление о сложности Фрейд воплотил в понятие «множественность причин», термин, впервые появившийся в 1895 году: симптомы, сны и другие продукты работы подсознания должны иметь несколько причин, обусловленных наследственностью и окружающей средой, предрасположенностью и травмами, и все они обычно сводят разнообразие импульсов и ощущений к обманчиво простым проявлениям — прим. автора). Одновременно Фрейд лелеял идеал простоты; целью своих научных исследований он считал сведение на первый взгляд разных психологических явлений к нескольким четко очерченным категориям. В своей клинической практике Фрейд наблюдал многое такое, что его венские коллеги находили неприличным и даже немыслимым: загадочные последствия гипноза, любовные заигрывания пациентов, снятие истерических симптомов разговорами, тайное действие сексуальности. В действительности он был готов поверить в вещи, еще более невероятные. Более того, в середине 90-х годов, все еще стремящийся к собственному вкладу в науку, который до сих пор ему не удавалось сделать, Фрейд мог приветствовать теорию совращения в качестве удачного обобщения, объясняющего ряд заболеваний как результат действий одного рода — кровосмесительного совращения или изнасилования.

С учетом идеи Фрейда, что неврастения в значительной степени обусловлена сексуальными проблемами, до признания теории совращения правдоподобной оставался маленький логический шаг. Тем не менее этот шаг дался ему непросто. Истинный буржуа, Фрейд принял данную теорию лишь после того, как преодолел сильное внутреннее сопротивление. Некоторые его учителя и коллеги, которыми он восхищался, — Шарко, Брейер и Рудольф Хробак, известный венский гинеколог, открыто намекали, что нервные заболевания всегда связаны, как выражался Брейер, с secrets d’alcove. Но Фрейд быстро «забыл» их мимолетные замечания или случаи из практики, которые они рассказывали в его присутствии. В начале 1886 года на приеме в клинике Шарко он случайно услышал, как тот со свойственной ему живостью рассуждает, что серьезное нервное заболевание молодой женщины связано с импотенцией ее мужа или его сексуальной неопытностью. В таких случаях, настаивал Шарко, все объясняется гениталиями: «Mais, dans des cas pareils c’est toujours la chose genitale, toujours… toujours… toujours» («Но в подобных случаях всегда все объясняется гениталиями, всегда… всегда… всегда» — фр.). Годом позже Хробак направил к Фрейду интересную пациентку. Она страдала от приступов на первый взгляд необъяснимого страха, и Хробак с необычным для себя цинизмом приписал эти приступы половому бессилию ее мужа. От ее болезни, сказал он Фрейду, поможет лишь одно средство, но это предписание супруг не в состоянии исполнить: «Penis normalis. Dosim repeatur!» («Пенис обыкновенный. Многократно!» — лат.).

Столь смелые суждения, основанные на опыте, но никоим образом не интегрированные в общепризнанные объяснения психических заболеваний, молча жили в памяти Фрейда приблизительно до 1893 года, когда он был готов включить их в теорию неврозов. Мы знаем, что в записке, которую Фрейд отправил Флиссу в феврале 1893-го, он кратко объявил о желании заявить и проверить свою теорию о том, что «неврастения на самом деле может быть исключительно сексуальным неврозом». Естественно, в историях болезни, включенных в «Исследование истерии», Фрейд намекал, иногда довольно туманно, что проблемы его пациентов имеют сексуальное происхождение.

Размышляя о роли памяти в формировании нервных болезней, Зигмунд Фрейд считал ответственными за них психическую или физическую травму, полученную человеком в раннем возрасте. Он быстро терял интерес к «текущим» неврозам — неврозам, вызванным сегодняшним, а не прошлым опытом. «Я уже открыл тебе великую клиническую тайну, устно или письменно? — спрашивал он Флисса в октябре 1895 года, когда все еще работал над своим проектом. — Истерия — следствие пережитого сексуального страха в досексуальный период. Невроз навязчивых состояний — следствие сексуального удовольствия в досексуальном возрасте, которое впоследствии трансформируется в упреки [самому себе]». К тому времени Фрейд уже был не удовлетворен расплывчатостью широких диагностических категорий, таких как неврастения, и начинал более точно классифицировать неврозы. Но его термин «досексуальный» указывает на то, что идея детской сексуальности еще не привлекла его внимание, хотя уже появилась на горизонте. «Досексуальный, — объяснял Фрейд Флиссу, — строго говоря, означает допубертатный; значимые события действуют только как воспоминания». Теперь эти значимые события, по мере того как их вспоминали пациенты, становились сексуальными травмами — результатом убеждения или грубого нападения? — пережитыми в детстве.

К 1896-му Фрейд был готов изложить эти идеи на бумаге. В статье о защитных нейропсихозах, написанной в начале этого года, он на основе 13 случаев заключал, что подобные травмы, оказавшиеся причиной истерии, «должны принадлежать к раннему детству (допубертатному периоду) и заключаться в реальном раздражении гениталий (действиях, напоминающих соитие)». Несмотря на то что у пациентов с навязчивыми неврозами сексуальная активность была преждевременной, у них также наблюдались симптомы истерии, а следовательно, в детском возрасте они тоже были жертвами. Выявленные психоанализом случаи из детства, отмечал Фрейд, всегда печальные, а иногда просто омерзительные. Среди злодеев преобладали няни, гувернантки и другие слуги, а также, к сожалению, преподаватели и «невинные» братья.

В том же году, 21 апреля, Фрейд читал доклад «Этиология истерии» в венском Обществе психиатрии и неврологии и изложил свою теорию совращения перед аудиторией избранных профессионалов. Все его слушатели были знатоками извилистых тропинок эротики. Председательствовал великий Рихард фон Крафт-Эбинг, один из основоположников сексуальной психопатологии. Лекция Фрейда была ярким, высокопрофессиональным спектаклем. Исследователь истерии, сказал он, похож на исследователя-путешественника среди развалин покинутого города, с остатками стен, фрагментами колонн, досок со стертыми и неразборчивыми письменами. Он может откопать их, очистить, и если ему повезет, то камни заговорят — saxa loquuntur. Свое ораторское искусство Фрейд направил на то, чтобы убедить слушателей: они должны искать истоки истерии в сексуальном насилии над детьми. Все 18 пациентов, которых он лечил, отметил Фрейд, дают основания сделать этот вывод. Но его смесь красноречия и научной сдержанности была растрачена впустую. Доклад, писал он Флиссу несколько дней спустя, «был принят чрезвычайно холодно, а председательствовавший Крафт-Эбинг заметил: «Это смахивает на научную сказку». «И это после того, как им было продемонстрировано решение тысячелетней проблемы, истоки Нила!» — восклицал Фрейд. «Все они, — прибавил он, — мягко выражаясь, могут идти к черту — sie konnen mich alle gern haben». Похоже, Фрейд даже с Флиссом не давал себе воли.

Тот вечер основатель психоанализа не забудет никогда. Травмирующий осадок, который он после себя оставил, оказался основой для заниженных ожиданий, оправданием для пессимизма. Фрейд считал, что атмосфера вокруг него стала еще холоднее, а доклад, вне всяких сомнений, сделал его объектом остракизма. Как будто «все сговорились меня покинуть, — жаловался он Флиссу, — поскольку все вокруг уходит от меня». Фрейд утверждал, что невозмутимо переносит свою изоляцию, но его беспокоило отсутствие новых пациентов. Тем не менее он продолжал исследования и какое-то время принимал за истину пламенные признания больных. Как бы то ни было, Фрейд упорно учился слушать их, но постепенно овладевшие им дурные предчувствия стали непреодолимыми. В мае 1897 года ему приснился сон, что он испытывает «чрезмерно нежные чувства» к своей старшей дочери Матильде. Фрейд истолковал свое эротическое сновидение как желание найти «отца» в качестве причины невроза. Это, признался он Флиссу, погасило его «неутихающие сомнения» относительно теории совращения. Странная и неубедительная интерпретация, поскольку сон скорее усилил, чем ослабил беспокойство Фрейда. Он не домогался ни Матильды, ни других своих дочерей и прекрасно знал, что желание не тождественно действию. Более того, один из его научных принципов гласил, что желание видеть теорию подтвержденной вовсе не то же самое, что ее подтверждение. Однако в данный момент Фрейд воспринял сон как аргумент в пользу своей любимой теории.

Сомнения взяли верх летом и в начале осени 1897 года. Вернувшись в середине сентября из отпуска, «свежий, бодрый и обедневший», он, по большому секрету, признался Флиссу в том, что стало ему ясно в последние несколько месяцев: «Я больше не верю в мою теорию неврозов», то есть в свое чрезмерно упрощенное объяснение их причины. Это письмо, написанное 21 сентября 1897 года, вероятно, самое откровенное из всей личной переписки Фрейда. Он убедительно и подробно излагает Флиссу, почему утратил веру в теорию совращения. Во-первых, это отсутствие полного успеха в лечении, на который он рассчитывал. Во-вторых, упрощенная схема противоречит здравому смыслу. Поскольку истерия была распространена довольно широко, не обойдя и семью Фрейда, из этого следовало, что «в извращенности можно обвинить всех отцов, включая моего собственного». Фрейд 90-х годов XIX столетия не был склонен идеализировать отца, как он идеализировал Флисса, но включить Якоба в число тех, кто домогается детей, казалось ему абсурдом. Более того, если домогательства отцов являются единственным источником истерии, то такое неподобающее поведение должно быть практически правилом, поскольку реальных случаев истерии явно меньше, чем вероятных. Ведь заболевают не все жертвы. «Такое широкое распространение насилия над детьми маловероятно», — писал он. Кроме того, совершенно очевидно, что «бессознательное не отличает реальность», и поэтому разграничить правду и эмоционально достоверный вымысел невозможно. Теперь Фрейд был готов применить урок принципиального скептицизма, усвоенный за годы клинической практики. «Откровения» его пациентов были — по крайней мере, отчасти — плодом их воображения.

Крах теории совращения не заставил Зигмунда Фрейда отказаться от веры в сексуальную этиологию неврозов или, если уж на то пошло, от убеждения, что по крайней мере некоторые невротики были жертвами сексуальных домогательств отцов. Как и другие врачи, он сталкивался с подобными случаями (в медицинской литературе эта тема поднималась с осторожностью, но с начала XIX века сексуальные домогательства к маленьким девочкам со стороны отцов обсуждались публично. Еще в 1821 году французский психиатр Жан-Этьен Эскироль сообщал о таком случае, попытке отца изнасиловать 16-летнюю дочь, что привело к нервному срыву у девочки и повторяющимся попыткам самоубийства – прим. автора). Показательно, что в 1897 году, почти через три месяца после того, как он отказался от теории совращения, Фрейд по-прежнему писал, что его «уверенность в отцовской этиологии существенно укрепилась». Меньше чем через две недели он снова пишет Флиссу — на сей раз о том, что одна из его пациенток рассказала жуткую историю, в которую он склонен верить: в возрасте двух лет она была жестоко изнасилована отцом, извращенцем, который должен был наносить жертве кровоточащие раны, чтобы получить сексуальное удовлетворение. Фрейд еще два года не мог решительно «порвать» со своей теорией, а публично признал перемену в собственных взглядах только через шесть лет. Даже в 1924 году, по прошествии почти трех десятилетий после того, как он отказался от виновато названного «…ошибкой, которую с тех пор я неоднократно признавал и исправлял», Фрейд настаивал, что не все, написанное им в середине 90-х годов XIX века о сексуальных домогательствах к детям, заслуживает опровержения: «Совращение сохранило определенное значение для этиологии». Он прямо говорил, что две его первые пациентки, Катарина и фрейлейн Розалия Х., были жертвами домогательств отцов. Фрейд не собирался менять одну разновидность доверчивости на другую. Осознание того, что пациенты не всегда говорят ему правду, не означало, что он попал в ханжескую ловушку, утверждая, что благоразумные и чопорные буржуа не способны на отвратительную сексуальную агрессию. Фрейд отверг лишь теорию соблазнения как общее объяснение причины всех неврозов.

Это отречение открыло новую главу в истории психоанализа. Фрейд утверждал, что нисколько не расстроен, не растерян и не утомлен, и пророчески вопрошал: «Эти сомнения — лишь эпизод, который поможет дальнейшему проникновению вглубь?» Он признавал, что досадовал на утрату «ожидания неувядаемой славы». Оно было так приятно, как и надежда на «определенный достаток, полную независимость, возможность для путешествий, для воспитания детей без тех суровых лишений, в которых пропала моя молодость». Много лет спустя, вспоминая об этом поворотном пункте, Зигмунд Фрейд писал, что, когда теория совращения, «которая могла бы стать почти фатальной для зарождающегося психоанализа», рассыпалась под грузом ее неправдоподобия, наступила пора полной растерянности. «Мы утратили связь с реальностью…» Он был слишком увлечен и немного наивен.

Впрочем, смятение быстро прошло. В конце концов появилась мысль, что никому не следует отчаиваться из-за того, что он обманулся в своих ожиданиях. Это было типично для Фрейда. Осознав, что мир не похож на заботливую мать, душа которой до краев наполнена благами, предназначенными для нуждающихся чад, он принял этот мир. Если связь с реальностью была утрачена, значит, победила фантазия. Получается, Крафт-Эбинг был почти прав: то, что Фрейд рассказывал коллегам в тот апрельский вечер 1896 года, действительно было сказкой, а если точнее, собранием сказок, рассказанных ему пациентами. Но затем, поддерживаемый Флиссом, Фрейд понял, что в сказках спрятана правда. На освобождение от теории совращения он отреагировал тем, что начал намного серьезнее, чем раньше, относиться к сообщениям больных (и своим собственным), но не понимать их буквально. Фрейд стал читать их как закодированные послания — искаженные, цензурированные, умышленно замаскированные. Другими словами, он слушал с еще большим вниманием и избирательностью, чем когда-либо прежде. Это было трудное и тревожное время, но впереди ждала награда. «Быть совершенно искренним к самому себе, — писал Фрейд, — полезный опыт». Теперь перед ним был открыт путь к систематическому самоанализу, признанию эдипова комплекса и неосознанных фантазий.

www.lenta.ru

Это интересно:

  • Депрессия как побороть самому Как побороть депрессию самостоятельно Утрата радости, апатия и частые приливы грусти говорят о появлении депрессивного состояния. К таким симптомам очень важно отнестись серьезно и постараться побороть их самостоятельно. В противном случае заболевание обостриться, что может привести к печальным последствиям. Депрессия – это психическое […]
  • Как выйти из депрессия Как выйти из депрессии после расставания Расставание — это сложно и больно. Ни один парень, ни одна девушка, ни один человек не сможет чувствовать себя комфортно в течение какого-то срока после того, как это произошло. Даже люди с самой устойчивой психикой всё равно будут переживать. Это можно скрывать от окружающих, даже от себя самого, но […]
  • Депрессия в анамнезе Депрессия и беременность Депрессия у беременных – это ощущение печали, несчастья, эмоциональная неустойчивость, плаксивость, потеря интереса к жизни во время беременности. Проявление симптомов депрессии при беременности наблюдается примерно у 20 % женщин. Существует несколько факторов, провоцирующих развитие депрессии в столь, казалось бы, […]
  • Лечение параноидной шизофрении Течение параноидной формы шизофрении и ее лечение Параноидная шизофрения, согласно мкб-10, – психическая патология, которая относится к одному из типов шизофрении. Ее особенностью является преобладание бреда и (или) галлюцинаций. Остальные симптомы – аффективное уплощение, разорванность речи присутствую в легкой форме. Заболевание является самым […]
  • От анорексии к правильному питанию Переходим к правильному питанию за 20 дней! Подпишись и узнаешь много полезного и нужного! https://vk.cc/7LEtFn День первый – самый легкий! Приобрети новую посуду или если таковая имеется, кушай исключительно из нее! День второй. Кушаем 3 раза в день: завтрак, обед и ужин. Нельзя пропускать не один из приемов пищи. Можно устраивать перекусы, […]
  • Белякова дьякова заикание Белякова дьякова заикание В учебнике рассматриваются вопросы этиологии и патогенеза заикания с позиций современных достижении психофизиологии, психологии и коррекционнон педагогики; подробно проанализированы клиническая и психолого-педагогическая характеристики невротической и неврозоподобной форм заикания; изложены современные представления о […]
  • Воронка депрессии в нефтяной скважине это Радиус - воронка - депрессия Радиус воронки депрессии , обозначаемый обычно Нк, является границей внешней зоны. Радиус Лк условно называют контуром питания.  [1] Радиус воронки депрессии , обозначаемый обычно Ик, является границей внешней зоны. Радиус Нк условно называют контуром питания.  [2] Для установления распределения давления в […]
  • Ипохондрия как справиться Ипохондрия - что это? Ипохондрия: симптомы и лечение Ипохондрия — это состояние расстройства психики, характеризующееся фобией пациента по отношению к собственному здоровью. Такой человек убежден в наличии у него серьезных и даже смертельных недугов. В действительности же он может быть абсолютно здоров, не считая этого психического […]