Патопсихологическое исследование шизофрении

Патопсихологическое исследование шизофрении

Основными направлениями работы патопсихолога являются следующие. 1. Решение задач

txt fb2 ePub html

на телефон придет ссылка на файл выбранного формата

Шпаргалки на телефон — незаменимая вещь при сдаче экзаменов, подготовке к контрольным работам и т.д. Благодаря нашему сервису вы получаете возможность скачать на телефон шпаргалки по клинической психологии. Все шпаргалки представлены в популярных форматах fb2, txt, ePub , html, а также существует версия java шпаргалки в виде удобного приложения для мобильного телефона, которые можно скачать за символическую плату. Достаточно скачать шпаргалки по клинической психологии — и никакой экзамен вам не страшен!

Если вам нужен индивидуальный подбор или работа на заказа — воспользуйтесь этой формой.

Патопсихологическое исследование включает следующие этапы. 1. Изучение истории бо

Методы патопсихологического исследования

Методы, применяемые для патопсихологического исследования, можно разделить на стандартизированные и нестандартизированные.

Нестандартизированные методы направлены на определение конкретных нарушений психической деятельности и составляются индивидуально для каждого больного.

К нестандартизированным методам патопсихологического исследования относятся:

1) метод «формирования искусственных понятий» Л. С. Выготского, который используется для выявления особенностей понятийного мышления при различных психических заболеваниях, прежде всего при шизофрении и некоторых органических поражениях головного мозга;

2) метод «классификации предметов» Гольдштейна, который применяется для анализа различных нарушений процессов отвлечения и обобщения;

3) методы «классификация», «предметные картинки», «исключение предметов», «исключение понятий», «толкование пословиц» и другие методы исследования мышления;

4) метод «корректурных проб» Анфимова-Бурдона и метод «черно-красных цифровых таблиц» Шульте-Гор-бова (для исследования внимания и памяти), а также методы набора слогов и слов, методы Крепелина и Эббингауза применяют для исследования кратковременной памяти;

5) метод «незаконченных предложений»;

6) метод «попарных профилей»;

7) тематический апперцепционный тест (ТАТ) и другие методы для исследования личности.

Основным принципом при использовании не-стандартизированных методов исследования является принцип моделирования определенных ситуаций, в которых проявляются те или иные виды психической деятельности больного. Заключение патопсихолога основывается на оценке конечного результата деятельности больного, а также на анализе особенностей процесса выполнения заданий, что позволяет не только выявить нарушения, но и сопоставить нарушенные и сохранные стороны психической деятельности.

Стандартизированные методы широко применяются в диагностической работе. В данном случае специальным образом подобранные задания предъявляют в одинаковой форме каждому испытуемому. Таким образом, появляется возможность сопоставить способы и уровни выполнения задания испытуемым и другими лицами.

Практически все нестандартизированные методы могут быть стандартизированы. Следует отметить, что для качественного анализа особенностей психической деятельности большинство субтестов, входящих в стандартизированные методы, можно использовать в нестан-дартизированном варианте.

Б. В. Зейгарник считает, что патопсихологический эксперимент направлен:

1) на изучение реальной деятельности человека;

2) на качественный анализ различных форм распада психики;

3) на раскрытие механизмов нарушенной деятельности и возможности ее восстановления.

К нестандартизированным методам патопсихологического исследования относятся: 1) метод «формирования искусственных понятий» Л. С. Выготского.

1. Изучение истории болезни, беседа с врачом и постановка задачи патопсихологического исследования.

Методы, применяемые для патопсихологического исследования, можно разделить на стандартизирован.

Какой пакет экспериментальных методик необходимо использовать в патопсихологических исследованиях? Долгое время в психологических исследованиях господствовал метод.

Долгое время в психологических исследованиях господствовал метод количественных

Определите основные принципы построения патопсихологического исследования.

Методы, применяемые для патопсихологического исследования, можно разделить на стандартизированные и . подробнее ».

Методы археологического исследования. Археология – это история, вооруженная лопатой. Приемы изучения археологических источников (памятников).

Методы психофизиологии. Центральное место в ряду методов психофизиологического исследования занимают различные способы регистрации электрической активности.

Порядок проведения патопсихологического исследования. Патопсихологическое исследование включает следующие этапы. 1. Изучение истории бо.

Методы исследований в психологии управления. Методом исследования называют способ, путь получения необходимой информации о.

cribs.me

22. Принципы построения патопсихологического исследования

Патопсихологическое исследование включает в себя ряд компонентов: эксперимент, беседу с больным, наблюдение за поведением больного во время проведения исследования, анализ истории жизни заболевшего человека (которая представляет собой профессионально написанную врачом историю болезни), сопоставление экспериментальных данных с историей жизни. Чрезвычайно важно (хотя в силу объективных обстоятельств это не всегда возможно) проводить исследование в динамике, т.е. через год-два.

Методы психологического исследования в зависимости от указанных психических величин разделяются на следующие:

Методы анализа ощущений.

Методы анализа восприятия.

Методы измерения времени психических процессов.

Методы анализа воспроизведений:

Методы анализа сложных психических актов.

При организации патопсихологического эксперимента соблюдается несколько правил:

эксперимент должен моделировать психическую деятельность, осуществляемую человеком в труде, учебе, общении;

в эксперименте необходимо обнаружить структуру не только нарушенных, но и оставшихся сохранными форм психической деятельности;

построение экспериментальных приемов должно учитывать возможность поиска решений самим больным, а также позволять патопсихологу вмешиваться в деятельность больного для выяснения того, как больной воспринимает помощь экспериментатора и может ли ею воспользоваться;

экспериментально-психологические приемы следует направить на раскрытие качественной характеристики психических нарушений;

результаты экспериментально-психологического исследования нужно точно и объективно фиксировать.

Беседа. Обычно беседа с больным состоит из двух частей.

Первая часть общения психолога и испытуемого осуществляется вне эксперимента, т. е. до и после экспериментальной работы. Эта беседа зависит от поставленной перед психологом задачи, от сведений, полученных из истории болезни, от состояния больного. В беседе психолог должен избегать обсуждения с больным его болезненных переживаний, во всяком случае не делать этого по собственной инициативе. Например, не надо задавать больному вопросы о том, испытывает ли он галлюцинации, в чем содержание его бреда. Такие вопросы должен задавать врач. Это требование диктуется тем, что психолог не должен вмешиваться в стратегию и тактику лечения и подменять лечащего врача. Конечно, если больной сам заговорит на такие темы, психологу следует его выслушать, запротоколировать его высказывания и постараться тактично перевести беседу на решение задач эксперимента.

В своей беседе психолог должен учитывать отношение больного к ситуации эксперимента, к экспериментатору. Но самое главное заключается в том, что и беседа, и эксперимент обязаны содержать элементы деонтологии: больного необходимо ободрить, настроить на успешное выполнение экспериментальных заданий. В правильно проводимой беседе всегда присутствуют элементы психотерапевтического воздействия. В некоторых случаях беседа может быть направлена на изменение установок и отношений больного, т. е. иметь коррекционный характер.

Вторая часть беседы происходит непосредственно во время эксперимента, патопсихолог при этом обычно оказывает больному помощь в выполнении экспериментальных заданий.

Тесты представляют собой стандартные наборы заданий и материалов, с которыми работает испытуемый. Стандартной является и процедура предъявления заданий: они даются в определенной последовательности, время выполнения и оценка результатов регламентированы. Опросники

Опросниками называют методики, материалом которых являются вопросы, на которые обследуемый должен ответить, либо утверждения, с которыми обследуемый должен согласиться или не согласиться. Ответы могут даваться в свободной форме (опросники открытого типа) или выбираться из вариантов, предлагаемых в опроснике (опросники закрытого типа).

Различают опросники-анкеты и личностные опросники.

Тест Розенцвейга — проективная методика исследования личности. В качестве стимульного материала используются 24 рисунка, на которых изображены лица, находящиеся во фрустрационной ситуации.

Персонаж, изображенный слева, произносит слова, которыми описывается фрустрация — собственная или другого индивида. Над персонажем справа имеется пустой квадрат, в который обследуемый должен вписать первые пришедшие на ум ответы. Черты и мимика персонажей в рисунках отсутствуют. Ситуации, изображенные на рисунках, могут быть разделены на две группы:

2) ситуации-общения. Тест Роршаха — одна из самых популярных проективных методик. Стимульный материал теста состоит из 10 стандартных таблиц с черно-белыми, цветными, симметричными, слабоструктурированными изображениями (так называемые «пятна» Роршаха). Обследуемому предлагается ответить на вопрос: «Что изображено на рисунке, на что это похоже?» Производится дословная запись всех высказываний испытуемого с учетом контекста (предъявляемого рисунка, сопутствующего элемента поведения и т. п.). Тест тематической апперцепции, сокращенно ТАТ — по первым буквам его англоязычного названия. Наряду с тестом Роршаха считается одним из наиболее авторитетных и распространенных.

Материал теста — таблицы с картинками, изображающими неопределенные ситуации, допускающие различное понимание и толкование. Тест цветовых предпочтений Люшера в классическом варианте представлен в двух основных формах: полный (73 цветовые таблицы) и краткий, использующий 8 цветов. Первый вариант достаточно сложный в проведении и интерпретации и применяется, как правило, в тех ситуациях, когда требуется углубленное обследование, а другие методы недостаточно адекватны. Второй вариант менее трудоемкий, легко обрабатываются результаты обследования и проста процедура интерпретации. Восьмицветовой набор включает в себя 4 основных цвета и 4 дополнительных. Четыре основных цвета (синий, зеленый, красный, желтый) играют особую роль, и каждый из них имеет свое значение, выражает одну из основных потребностей. 23. Представление о патопсихологическом сидроме

Любой патопсихологический эксперимент включает в себя наблюдение за больным, поведение, беседу с ним, анализ истории жизни, течение заболевания.

Россолимо предложил количественный метод изучения психики. Метод Россолимо позволил ввести эксперимент в клинику. Эксперимент стал активно применяться в психиатрии. Любой патопсихологический эксперимент должен быть направлен на выяснение структуры патопсихологического синдрома.

Патопсихологический синдром — это относительно устойчивая, внутренне связанная совокупность отдельных симптомов.

Симптом — это единичное нарушение, которое проявляется в различных сферах: в поведении, эмоциональном реагировании, познавательной деятельности больного.

Патопсихологический синдром не является непосредственно данным. Для его выделения необходимо структурировать и интерпретировать получаемый в ходе исследования материал.

При этом важно помнить, что характер нарушений не является специфичным для того или иного заболевания или формы его течения. Он является лишь типичным для них.

Эти нарушения должны оцениваться в комплексе с данными целостного психологического исследования. Сложность заключается в суждении, почему больной то или иное делает.

Представления о патопсихологическом синдроме позволяет прогнозировать появление наиболее типичных для данного заболевания расстройств. Соответственно прогнозу реализовать определенную стратегию и тактику эксперимента. Т.е. подбирается стиль проведения эксперимента, подбор гипотез для проверки материала испытуемого. Не нужно быть предвзятым.

Для синдромального подхода в психиатрии, как и в медицине, важно определение существенных особенностей нарушения психической деятельности, что обеспечивает полноту анализа и обоснованность выводов исследователя.

Патопсихологический синдром при шизофрении, при эпилепсии, при диффузных поражениях головного мозга — хорошо проработаны. При психопатии патопсихологический синдром не выделен.

Необходимо выделить структуру патопсихологического синдрома.

Патопсихологический синдром может меняться с течением заболевания в зависимости таких характеристик заболевания как: форма, длительности, время возникновения, качества ремиссии, степень дефекта. Если заболевание началось раньше, то заболевание затронет те сферы, при которых возникло заболевание. (При подростковом возрасте эпилепсия затронет всю психическую сферу, накладывает отпечаток на личность).

При шизофрении: приступообразная форма. Есть и непрерывно текущая форма. При таком заболевании наблюдаются психические изменения.

Что нужно анализировать?

Составляющие патопсихологического синдрома.

1. особенности аффективного реагирования, мотивации, системы отношений больного — это мотивационный компонент деятельности

2. проводятся анализ отношения к факту обследования

3. как испытуемый реагирует на экспериментатора (заигрывает, пытается произвести впечатление)

4. анализ отношения к отдельным заданиям (проверка памяти), изменения поведения в процессе эксперимента.

5. Анализ выполнения задания, отношение к результату (может быть безразлично). Необходимо все фиксировать.

6. Анализ отношения к оценкам экспериментатора.

Характеристика действий больного при решении познавательной задачи: оценка целенаправленности, подконтрольности действий, критичности.

Тип операциональной оснащенности: особенности процесса обобщения, изменение избирательности познавательной активности (операции синтеза, сравнения)

Характеристика динамического процессуального аспекта деятельности: то есть как деятельность меняется во времени (для больного свойственно неравномерность работоспособности при заболевании сосудов головного мозга).

Отдельный симптом ни о чем не говорит.

Для дифференциальной диагностики: психолог должен уделять наибольшее внимание тем симптомам, которые с наибольшей надежностью позволяют дифференцировать патопсихологические синдромы различных заболеваний. То есть если возникла ситуация: нужно отдифференцировать шизофрению или психопатию. Нужно знать, в чем отличия? Психопатия менее серьезно по сравнению с шизофренией.

Для диагностики используются исследования процессов мышления и эмоционально волевой сферы, причем важно обнаружить различие в соотношении симптомов. Для шизофрении более характерны ослабление мотивации (много чего не хотят), оскудение эмоционально-волевой сферы, нарушение смыслообразования, наблюдается снижение или неадекватность, парадоксальность самооценки.

Все эти нарушения сочетаются с операциональной и динамической сторонами мышления. При этом главным в нарушении мышления является изменение мотивационного компонента. Недоступна коррекция ошибок. Отказ от исправлений. У них недостаточно мотивации для выполнения задания хорошо.

При психопатии: отмечается яркость, неустойчивость эмоционального и мотивационного компонентов деятельности. А иногда возникающее нарушение мышления также носит неустойчивый характер. Стойкие нарушения отсутствуют. При этом обусловленные эмоционально ошибки быстро исправляются (произвести впечатление на экспериментатора). Необходимо четко представлять себе какие методики позволяют это эффективно исследовать.

Для дифференциальной диагностики шизофрении и психической патологии, вызванной органическими нарушениями в синдроме наибольшее внимание уделяется другим симптомам. Помимо эмоционально-волевой сферы и мышления, анализируются особенности умственной работоспособности. Как быстро больной истощается? Какой темп выполнения задания? Для органических нарушений свойственно быстрое истощение.

П — аффективно-эндогенный (в клинике ему соответствуют маниакально-депрессивный психоз и функциональные аффективные психозы позднего возраста).

IV — экзогенно-органический (в клинике ему соответствуют экзогенно-органические поражения головного мозга- церебральный атеросклероз, последствия черепно-мозговой травмы, токсикомании и т. д.);

V — эндогенно-органический (в клинике — истинная эпилепсия, первичные атрофические процессы в головном мозге);

VI — личностно-аномальный (в клинике — акцентуированные и психопатические личности и обусловленные в значительной мере аномальной почвой психогенные реакции);

VII — психогенно-психотический (в клинике — реактивные психозы);

VIII — психогенно-невротический (в клинике — неврозы и невротические реакции).

studfiles.net

Патопсихологическое исследование эмоций у больных шизофренией;

Патопсихологическое исследование познавательной сферы больных шизофренией.

Обучающий эксперимент в патопсихологии, его значение для дифференциальной диагностики олигофрении и задержки психического развития.

Обучающий эксперимент — форма естественного эксперимента, который характеризуется тем, что изучение тех или иных психических процессов происходит при их целенаправленном формировании. При этом с помощью данного метода выявляется не столько наличное состояние знаний, умений, навыков, сколько особенности их становления. В его рамках испытуемому сначала предлагается самостоятельно овладеть новым действием или новым знанием (напр., сформулировать закономерность), затем, если это не удалось, ему оказывается строго регламентированная и индивидуализированная помощь. Весь этот процесс сопровождается констатирующим экспериментом, благодаря которому удается установить различие начального, „актуального“ уровня и конечного, соответствующего „зоне ближайшего развития“. Обучающий эксперимент используется не только в теоретической психологии, но и для диагностики умственного развития, в частности в патопсихологии для дифференциальной диагностики олигофрении и задержки психического развития (позволяет определить зону ближайшего развития, тем самым вскрыть структуру дефекта: у детей с ЗПР зона ближайшего развития – больше, шире, чем у детей с олигофренией). Обучающий эксперимент стал применяться в отечественной психологии в конце 30–х гг.

Примеры обучающего эксперимента – методики «Классификация фигур», «клипец».

О.Э. – не может рассматриваться как отдельная методика, это особый принцип построения эксперимента, который может быть применен при видоизменении любой из методик. Этот принцип предложен Выготским. На основе этого принципа экспериментальная методика перестраивается след. образом: избираются заведомо трудные для испытуемого задания, а затем экспериментатор помогает ребенку сделать эту задачу, обучает его решению. Помощь экспериментатора строго регламентирована в виде фиксированных инструкцией кратких «уроков». В отличие от обычных методик, в которых показателями являются типы ошибок и способы решений заданий, — при ОЭ, показателями характеризующими обучаемость ребенка являются количество и качество помощи, необходимой ему для правильного выполнения заданий.

При патопсихологическом исследовании больных шизофренией обнаруживаются своеобразные, диагностически значимые, изменения мышления, перцептивной деятельности и аффективно- личностных свойств. Проявления психической патологии при этом носят суммарный характер, они не могут быть адресованы к одной из сфер психической деятельности, поэтому в их описании мы будем часто прибегать к характеристике результатов исследования, получаемых с помощью той или иной методики, в первую очередь максимально валидных, в диагностике шизофренического процесса. В то же время следует отметить, что практически не существует методик, которые являлись бы совершенно диагностически не значимыми при исследовании больных шизофренией. Например, кривая запоминания 10 слов по типу "плато" при отсутствии клинически определяемого снижения памяти является косвенным признаком наличия аффективно-личностных изменений по шизофреническому типу.

Искажение процесов обобщения и отвлечения у больных шизофренией особенно легко выявляется при исследовании методикой классификации. Распределение карточек на группы

производится больными чрезмерно обобщенно, без связи с реальным содержанием явлений,

либо же по несущественным, необычным, неадекватным признакам. Приводим примеры

выполнения задания по методике классификации больными шизофренией.

Больная А. провела классификацию, руководствуясь скончаниями написанных на карточках слов. Так, в одну группу она объединила мак, жук, в Другую — морковь, гусь,

тетрадь, лошадь. Отдельные группы она подобрала по количеству букв в словах: пила, рыба, коза, слон.

Больная П. при классификации выделила следующие группы: живые существа женского и

мужского пола: грибы, неодушевленные предметы мужского, женского и среднего рода:

растения мужского, женского и среднего рода; предметы, имеющие лишь множественное число; людей мужского и женского пола..

Во втором случае наглядно видно игнорирование больной существенных связей, вся

классификация проведена ею в основном по грамматическому принципу. Весы и часы

оказываются случайно в одной группе, но не потому, что они являются измерительными

приборами, а в связи с грамматическими особенностями этих слов. В основе классификации, проведенной больной П., не лежит какая-то единая система. Больная одновременно применила для классификации несопоставимые критерии.

Нередко больные шизофренией при классификации минуют первый этап выполнения задания и сразу же делят все карточки на две (живая и неживая природа) группы.

По характеру проведения классификации больными шизофренией нередко можно судить о

нарушениях у них целенаправленности мышления, приводящих к непродуктивности мыслительной деятельности, хотя выполнение отдельных достаточно сложных заданий

свидетельствует, что интеллектуальный уровень у них не снижен. Примером этого является приведенная выше классификация, построенная на несопоставимых критериях. Об этом же свидетельствует проведение классификации на разных уровнях обобщения — наряду с достаточно обобщенными нередко на основе выделения абстрактного признака группами

остается множество единичных, не рубрифицированных карточек ("Их ни с чем объединить

нельзя, они сами по себе"- говорит больной).

При выполнении заданий по методике исключения больные также производят обобщение

по несущественным, формальным признакам.

Больной Л. объединяет в одну группу ножницы, катушку и трубку — "все они имеют

сквозные отверстия, а наперсток имеет лишь входное отверстие". Он же объединяет весы, очки и часы и исключает термометр — "по принципу общности отношений деталей. Весы при

воздействии факторов внешней среды могут колебаться, у очков можно передвигать ушки, а часы имеют заводной механизм".

Легкость актуализации "слабых", чрезмерно обобщенных признаков обнаруживается, когда больному шизофренией предъявляют карточку, где изображены далекие друг от друга предметы. Здоровые обследуемые в таких случаях либо отказываются выполнить задание,

говоря, что эта карточка не содержит изображений трех предметов, которые можно было бы обобщить, либо дают обусловленно-формальное решение ("если вы настаиваете, то можно так. но это неправильно"). Больные шизофренией в этих случаях легко производят обобщение и отстаивают правильность решения задачи. Так, например, предъявляется карточка, на которой нарисованы роза, яблоко, шуба, книга.

Больной С.: "Роза, яблоко и книга имеют листья".

Больной О.: "Если в грамматике разбираться, то книга, роза, и шуба женского рода, а

яблоко — среднего рода".

При исследовании методикой исключения нередко у больных шизофренией обнаруживаются явления разноплановости мышления. Одно и то же задание больной выполняет в нескольких вариантах (иногда один из них правильный). При этом предпочтение какому-либо решению не отдается. Так, больная П. одно и то же задание решает двояко: "Можно объединить

монету, будильник и карманные часы и выделить стенные часы, так как они граненой формы. А можно выделить монету-это все часы по производству, а это деньги. Все зависит от постановки вопроса. Если по форме — то первое решение, а по производству — второе".

Больной Ж. объединяет в одну группу солнце, керосиновую лампу и свечу и исключает

электрическую лампочку. При этом он рассуждает следующим образом: "Электрическая

лампочка слишком пахнет цивилизацией. Цивилизация убила все, что оставалось в человеке хорошего. Вообще-то, нет надобности исключать ни один из этих предметов, но, руководствуясь подтекстом, я исключил электрическую лампочку. Кроме того, в ней нет очевидности горения, накала нити. Иначе были бы какие-нибудь лучи подрисованы. Таким образом, здесь могут быть два плана: первый-субъективно-индивидуальный, а второй — обусловленный необходимостью конкретного ответа на прямой вопрос". Задание, требующее обобщения измерительных приборов, больной решает так: "Здесь могут быть три плана. Первый план — я исключаю очки. При этом руководствуюсь нежеланием слепоты духовной. Очки — это символическая согласованность, свидетельствующая о слепоте. Второй план — при рассмотрении с позиций человеческой необходимости использования в быту — нужны все четыре предмета. Есть и третий план — все эти предметы, кроме весов, являются более единичными, цельными по своей природе". Эти явления разноплановости наблюдаются и при обследовании больных шизофренией другими экспериментальными методиками, предполагающими целенаправленную и последовательную деятельность (например, соотношение пословиц с фразами), так как разноплановость-проявление нарушения целенаправленности мышления (Б.В. Зейгарник, 1958).

Случайные, неадекватные ассоциации обнаруживаются в пиктограммах больных шизофренией. Следует отметить, что методика пиктограмм выявляет нарушения ассоциативного процесса часто тогда, когда они еще остаются незаметными при исследовании другими методиками.

Методика пиктограмм требует от обследуемого умения уловить общее в слове и рисунке,

хотя значение слова само по себе шире, чем то, что можно изобразить рисунком, и значение рисунка шире, чем слова, они должны лишь в какой-то части совпадать (Г.В. Биренбаум, 1934; Б.В. Зейгарник, 1958; А.Р. Лурия, 1962). Обнаруживаемые при исследовании методикой пиктограмм у больных шизофренией расстройства соотнесения абстрактно-смысловых и предметно-конкретных компонентов аналитико-синтетической деятельности можно расценивать как результат нарушения взаимодействия сигнальных систем. Этим же можно объяснить и то обстоятельство, что для больных шизофренией неравнозначными оказываются предметный и словесный варианты методики исключения.

При исследовании методикой пиктограмм больных шизофренией нередко отмечается своеобразная легкость, с которой они подбирают образы для опосредования. Пиктограммы,

особенно к словам абстрактного содержания, не представляют для них такой трудности, как для больных с интеллектуальной недостаточностью вследствие органического поражения мозга.

По Г. В. Биренбаум (1934), они отображают характерную для мышления этих больных "пустую" символику-это не присущая здоровым способность абстрагировать (высшее проявление психической деятельности), а вычурный, формальный способ искаженного отражения действительности, обусловленный аутизмом больного шизофренией.

С.В. Лонгинова (1972) разработала четкую систематику наблюдающихся у больных

шизофренией при исследовании методикой пиктограмм образов, избираемых для опосредования. Так, выделяется выбор образов, неадекватный по содержанию. Сюда относится выбор весьма отдаленного от заданного слова образа, например к слову "справедливость" — стакан с водой. Далее к этой группе пиктограмм С. В. Лонгинова относит пустой, выхолощенный, бессодержательный выбор, например использование для пиктограмм точек, линий.

При этом для опосредования избирается образ, лишенный сам по себе какого бы то ни

было содержания. Выбор на основе актуализации чувственного впечатления, например к слову "разлука" — темный квадрат ("Темный квадратик — это олицетворение печали, разлука обычно сопровождается печалью. Темный цвет соответствует настроению, которое бывает при разлуке"). Пиктограммы по созвучию: "отчаяние" — чайник. С.В. Лонгинова выделяет также пиктограммы, построенные с учетом какого-то фрагмента, обычно неудачно выбранного конкретной ситуацией, например к слову "надежда"-скамейка ("Когда надеются, то обязательно ждут. Стоя ждать неудобно").

Вторую, характерную для больных шизофренией, группу пиктограмм, по С.В. Лонгиновой, составляют основанные на неправильном выборе с потерей целенаправленности действия. Здесь — множественный тип выбора, когда для опосредования избираются образы нескольких предметов, конкретный выбор с расплывчатостью и с символическим объяснением, например к слову "разлука"- стена, мусорное ведро и человек ("Стена, мусорное ведро и человек сидит на этом ведре, обхватив голову, и думает, что снова один, Человека, как ненужную личность, бесполезность его существования, можно ассоциировать с мусором. Стена-символ одиночества. "); стереотипность выбора, когда для создания совершенно различных пиктограмм используется один и тот же узкий набор образов.

Б.Г. Херсонский (1982) установил тесную связь между характером пиктограмм и психическим состоянием больных шизофренией. В состоянии обострения отмечается резкое

снижение числа адекватных образов, смещение стереотипной установки, употребление букв.

Неадекватные ассоциации наблюдаются и в ассоциативном эксперименте. Речевая реакция

в этих случаях связана не со словом-раздражителем, а с каким-нибудь посторонним

раздражителем (зрительным, звуковым). Атактическая речевая реакция вообще не обусловлена наличием конкретного внешнего раздражителя.

У больных шизофренией в словесном эксперименте нередки низшие, примитивные (по А.Г. Иванову-Смоленскому, 1928) речевые реакции: эхолалические, отказные, по созвучию.

Причем количество их обычно возрастает с течением процесса. Иногда удается обнаружить

соответственно содержанию бреда наличие неиндифферентных словесных раздражителей. При

воздействии их оказывается заметно увеличенным латентный период, речевая реакция многословна, отражает бредовые переживания больного. Так, при ипохондрической форме

шизофрении такими неиндифферентными раздражителями оказываются названия болезней и

внутренних органов, в которые больные проецируют испытываемые ими неприятные ощущения.

В ассоциативном эксперименте нередко обнаруживается и своеобразное изменение восприятия слов больными шизофренией. Слова для них приобретают множественное значение в связи с различной трактовкой их составных элементов. В этих случаях можно говорить о расшатывании смысловой структуры слова (патологический полисемантизм, по М.С. Лебединскому, 1938). Примером этого может служить следующая ассоциативная пара в

словесном эксперименте: мужество — холостяк.

С преобладанием случайных, несущественных ассоциаций, с актуализацией "слабых"

признаков предметов и явлений связаны и наблюдающиеся у больных шизофренией явления

бесплодного мудрствования — резонерства. В результате специального патопсихологического исследования Т.И. Тепеницына (1965) описала структуру резонерства. Психологический анализ позволил автору установить наличие в структуре резонерства следующих компонентов: слабость суждений (выхолощенность ассоциаций, потеря целенаправленности, соскальзывания); непременное условия возникновения резонерства — аффективные изменения, проявляющиеся в в неадекватности выбора предмета обсуждения, в претенциозно-оценочной позиции больного и склонности к большим обобщениям по поводу относительно незначительных объектов суждения. Из аффективных изменений Т.И. Тепеницына выводит и такую особенность резонерства, как многоречивость, указывая, что это следствие неадекватной позиции больного к

ситуации. Отсюда же и многозначительность и своеобразный неуместный пафос высказываний.

Мы уже приводили образцы резонерских суждений больных шизофренией, наблюдающихся при

выполнении ими заданий по методикам исключения, пиктограмм. Особенно легко выявляется

резонерство методикой определения понятий. Вот примеры такого рода резонерских формулировок:

Пальто — предмет элегантности, которая подчеркивает вкус носящего. Кроме того, иногда

пальто защищает от холода и атмосферных влияний.

Дружба — это ассоциация нескольких взаимно одинаково развитых людей. В противном

случае они, если дружащие находятся в неодинаковой стадии развития своего интеллекта, не будут друг друга понимать, и дружба превратится в недружелюбие.

Выступает резонерство и при объяснении больными смысла прочитанных рассказов. Вот

как был понят больным рассказ "Колумбово яйцо":

"Колумб, прежде чем отправился в экспедицию, все предварительно взвесил: ибо самое

трудное — это подготовка к экспедиции, а не свершение. Что касается яйца, то теоретически оно не может стоять вертикально, так как разбитое яйцо — это уже не яйцо. Дело в том, что яйцо — это идея путешествия. Идеи бывают разные — осуществимые и неосуществимые. Поставив яйцо вертикально, Колумб продемонстрировал согражданам превращение идеи неосуществимой в осуществимую".

Представляет интерес понимание больными шизофренией переносного смысла пословиц.

При уже выраженном шизофреническом дефекте скрытый смысл пословиц оказывается для

больных недоступным — пословица трактуется формально. Примеры этого:

— Один в поле не воин.- Одному в поле скучно. Яблоко от яблони недалеко падает.-

Яблоко, как и все в природе, подчиняется закону Ньютона о всемирном притяжении. Не все то золото, что блестит.- Золото является золотом среди металлических изделий, а уголь среди истопных. Нефть — тоже золото, только черное.

Однако нередко (при относительно меньшей выраженности шизофренического дефекта)

больные, оперируя прежним жизненным опытом, дают правильное толкование пословиц. В этих случаях результативным является соотнесение пословиц с фразами. Наряду с правильными обнаруживаются ошибочные решения, часто по формально-лексическому сходству, например:

Не все то золото, что блестит.- Художник сделал статуэтку с позолоченной головой.

Цыплят по осени считают.-Цыплята вырастают к осени.

Иногда отсутствует и формальное сходство между пословицей и фразой. Объяснение

больными своего решения задания оказываются паралогическим, резонерским. Так, больной О. отнес к пословице "Плохую овцу из стада вон" фразу "Если сам отрезал неправильно, не следует винить ножницы". Мотивирует он это следующим образом: "Эти две фразы,

характеризующиеся однотипностью отношения к объекту. Плохую овцу удаляют из стада. А

если отрезал неправильно, то в досаде отбрасывают в сторону ножницы. Здесь однотипным

является то, что объект, который удаляется, виноват".

Обычно соотношение пословиц и фраз позволяет выявить и разноплановость — к одной и той же пословице больные относят несколько фраз и ни одной из них не отдают предпочтения, каждый вариант решения они считают правильным.

В тех случаях, когда такие ошибочные суждения единичны, эпизодичны, можно говорить

о соскальзываниях. Соскальзывания наблюдаются у больных шизофренией при их относительной сохранности. Б.В. Зейгарник (1962) относит соскальзывания к нарушениям

логического хода мышления и характеризует их следующим образом: правильно решая какое-

либо задание или адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждение последовательно, не исправляя допущенной ошибки.

Эти соскальзывания внешне напоминают наблюдающиеся при астенических состояниях

явления непоследовательности суждений. Однако у больных шизофренией ошибочные суждения возникают вне связи с истощаемостью, они обусловлены своеобразным нарушением

ассоциативного процесса, большей частью не корригируются исследующим. Даже при

разъяснении обследуемому, как следовало бы выполнить задание, он по-прежнему отстаивает свое решение, приводя резонерские, паралогические мотивировки. Кроме того, у больных шизофренией не удается уловить определенной связи между степенью трудности задания и появлением ошибочных суждений.

Соскальзывания легче обнаруживаются при исследовании методиками, содержащими множество примерно одинаковых по трудности заданий (классификация, исключение,

образование аналогий и т. д.). Так, правильно выполняя задания по методике исключения, обследуемый внезапно в одном из примеров объединяет катушку, трубку и наперсток и исключает ножницы ("по продолговатости, по вытянутости трубки"). Последующие более трудные задания он выполняет правильно. Когда исследующий показывает ему правильное решение, обследуемый говорит, что можно это задание выполнить по-разному, и отстаивает свое ошибочное суждение. И при отнесении фраз к пословицам у больных шизофренией также нередко наблюдаются соскальзывания, примеры которых приводились выше.

Представляют интерес исследования перцепционной деятельности больных шизофренией.

Проведенные экспериментально-психологические исследования (Ю.Ф. Поляков, 1965: Ю.В. Иванников, 1965; И.Е. Богданов, 1965) показали, что при шизофрении обнаруживаются

нарушения восприятия, проявляющиеся в своеобразных особенностях опознания зрительных

образов в условиях неполной информации — рисунков с неполными контурами изображения,

либо нечетких, расфокусированных при проекции на экран, изображений.

Мы совместно с Е.С. Вайнманом (1970) исследовали опознание зрительных образов больными шизофренией при другом построении опыта, когда задание с самого начала

представляет обследуемому возможность выдвижения тех или иных гипотез, менее ограниченных заданными условиями, менее предопределенных уже имеющейся зрительной

информацией. Такое построение эксперимента позволяет более полно проанализировать течение познавательных процессов во времени и их зависимость от логического строя и

В связи с этим была избрана предложенная А.М. Парачевым (1965), построенная по принципу игры "Морской бой" методика логического решения задачи опознавания цифр, при

которой удается судить о последовательности рассуждений, о характере логической, операционной стороны мыслительных процессов при познавательной деятельности. Получены

данные, свидетельствующие о наличии при шизофрении расстройств познавательной деятельности, характер и степень выраженности которых зависели от глубины психического дефекта, нарушений мотивационного компонента поисковой деятельности. Отмечались выраженные нарушения логического строя деятельности — необычные ходы объяснялись соображениями симметрии или чередовались в шахматном порядке. Достигнутый успех недостаточно учитывался в дальнейшей поисковой деятельности. Иногда отмечались нецелесообразные, нецеленаправленные ходы даже тогда, когда была уже известна большая

часть искомой цифры. Немотивированные ходы носили характер соскальзывания на более низкий уровень выполнения задания. Выдвигались лишенные реальных оснований гипотезы. В отдельных фрагментах цифр улавливались сугубо формальные особенности. Например, увидев в найденном им фрагменте цифры 5 сходство с бумерангом, больной надолго отвлекался от выполнения задания и рассуждал о происхождении бумеранга и о вероятной возможности его обнаружения в таблице.

Отношение больных к опыту свидетельствует об определенном эмоциональном снижении.

Отсутствуют соответствие между количеством полученной информации и положительными эмоциональными реакциями, а также отрицательные эмоциональные реакции на стадии опыта, характеризующейся увеличением количества возможных гипотез. У части больных в процессе опыта все же отмечалось некоторое эмоциональное оживление за счет эмоций.

Рассуждения больных в процессе опыта носят характер резонерских, отличаются многословием, отсутствием содержания, отрывом от реальной ситуации. Часто больные в своих рассуждениях привлекают категории высшей математики, философские, хотя выполнение задания этого не требует.

Полученные данные демонстрируют наблюдающиеся у больных шизофренией расстройства такой стороны познавательной деятельности, как логический ход анализа и оценки информативности стимулов при опознавании зрительных образов. Причем эти расстройства

тесно связаны с характерными для больных шизофренией нарушениями мышления и аффективно-личностными нарушениями.

Для диагностики шизофрении важно исследование эмоциональных проявлений обследуемого. Характеристика эмоциональной сферыбольных в клинике обычно является результатом субъективной оценки врачом поведения больного и его взаимоотношений с окружающей средой. В связи с этим понятно значение возможности объективно регистрировать в патопсихологическом эксперименте эмоциональные расстройства у психически больных, в первую очередь у больных шизофренией. Особенно трудно бывает оценить эмоциональность больных с еще не сформировавшимся грубым эмоциональным дефектом, при нерезко выраженных явлениях эмоционального уплощения ("неопределенный тип аффекта", по Я.П. Фрумкину и И.Я. Завиляяскому, 1970).

Впечатление об эмоциональных особенностях обследуемого складывается в процессе самого экспериментально-психологического исследования, даже без применения специальных методик. При этом учитывается характер установления контакта с обследуемым, его отношение к ситуации исследования, интерес к оценке исследующим его решения. Больные шизофренией часто безразлично относятся к патопсихологическому исследованию, замечание исследующего о неправ.ильности избранного модуса решения заданий не влияет на дальнейшую деятельность больного. Эмоциональные расстройства, наряду с искажением процесса обобщения, играют определенную роль в том, что ошибочные суждения больных шизофренией в эксперименте не корригируются.

В диагностике шизофрении психиатры большое значение придают отношению больного к

болезни, его личностной позиции в этом плане. Выяснению отношения к болезни в значительной мере способствует исследование самооценки по методике Т. Дембо и С.Я.

Рубинштейн. Для больных шизофренией характерно определение своего места по шкале

здоровья у ее полюсов. Обычно — это полюс абсолютного здоровья, и в беседе больные

мотивируют такое свое решение тем, что считают себя здоровыми психически и физически. "Я совершенно здоров,- говорит больной Я.,-а в больнице я нахожусь из-за мамы. Вот ее и спрашивайте о ее здоровье. Очевидно, она-то и больна". Иногда самооценка относится к противоположному полюсу, например при ипохондрической форме шизофрении и при некоторых вариантах бреда физического воздействия, протекающего с сенестопатиями. Здесь самооценка мотивируется болезненными представлениями о своем физическом здоровье. Однако особенности самооценки определяются не только доминирующим психопатологическим синдромом, но и стадией его развития. Так, на начальном этапе ипохондрического симптомообразования, когда испытываемые больным телесные ощущения особенно для него актуальны, это приводит к признанию себя соматически больным. При значительной давности течения процесса, когда оенестопатически-ипохондрические ощущения сменяются ипохондрически-бредовыми трактовками и теряют свою аффективную значимость, мы встречаемся и с самооценкой другого рода. Например, больной О. мотивирует свое решение при исследовании самооценки следующим образом: "Я здоров. В свое время состояние моего здоровья определяла флотская комиссия. Я был значкистом ГТО. Так что в отношении духовно-

физического состояния здоровья я не считаю себя больным. Правда, у меня легкие поражены туберкулезом и сгнили, но это условно. Здоровье человека — это его история".

Наблюдается и размещение отметки самооценки в других точках шкалы, обозначающее

некую "компромиссную" позицию больного. Так, больной П., располагает отметку между

полюсом и серединой шкалы и мотивирует это следующим образом: "Мнение врачей и мое о

моем состоянии расходятся. Возможно, моя нервная система и подвергалась заболеванию в

прошлом. Ведь со мной работала кибернетическая машина, а это не всегда проходит гладко- не все выдерживают. Поэтому и отбирают для работы с кибернетической машиной людей с наиболее устойчивой нервной системой. Та.к вот, с точки зрения врачей, это, возможно, и считается болезнью, но я придерживаюсь другого мнения, я совершенно здоров". Таким образом, и в этом случае мы имеем дело с кажущейся "компромиссностью" личностной позиции больного и отсутствием у него сознания болезни.

В определенной степени об аффективно-личностных нарушениях можно судить по результатам методик, направленных на изучение характера ассоциаций. При этом больше

данных удается получить при пользовании методиками, менее жестко определяющими решение задания, т. е. содержащими элементы проективности (словесный эксперимент, пиктограммы).

Как правило, набор слав-раздражителей для этого должен включать слова, насыщенные

эмоциональным содержанием (печаль, счастье, страх, любовь и т. д.). Особенно показательны в этом аспекте результаты обследований больных шизофренией методикой пиктограмм. Избираемые больными для опосредованного запоминания образы оказываются лишенными эмоционального содержания, а их связь со словом-раздражителем мотивируется больными порезонерски, с учетом не столько существенных, сколько "слабых" признаков. Примером этого могут служить следующие пиктограммы: к слову "печаль" — развернутая книга ("в книге Рокуэлла Канта есть печаль, сомнения, мировая скорбь"), к слову "героический поступок"- стрела ("я думаю о войнах древности"), "счастье"-две параллельные вертикальные линии ("счастье может быть полным только вдвоем"), "дружба"-папиросы ("есть такие папиросы "Дружба"), "сомнение" — часы с одной стрелкой ("сомневаюсь в их правильности").

Обнаружение таких пиктограмм позволяет прийти к заключению о наличии эмоциональных

изменений иногда даже в тех случаях, когда при обычном клиническом исследовании их трудно уловить.

При обследовании больных шизофренией по методу Роршаха (Л.Ф. Бурлачук, 1979) отмечается их своеобразно обобщающий подход к интерпретации слабоструктурированного

материала. При этом наблюдается значительное уменьшение количества "стандартных" форм, объясняемое тяготением этих больных к созданию неадекватного целого, к "необычному" обобщению. Примеры таких ответов: "какой-то сплав" (табл. 1), "собачье мясо" (табл. 1).

Коррелятом этих особенностей в мышлении можно считать искажение процесса обобщения.

Фактически отсутствуют кинестетические интерпретации, их количество даже меньше, чем у больных эпилепсией.

Проявлением выраженных эмоциональных изменений, эмоциональной тупости в эксперименте является отсутствие каких-либо цветовых интерпретаций. Нередки абсурдные ответы типа "похоже на чужую собственность" (табл. VII). В интерпретациях больных шизофренией встречались неологизмы, в некоторых случаях интерпретация относилась больным к себе, например: "это человек, у него почки на месте, где у меня желудок" (табл. III). Нередки интерпретации "растительного" содержания, когда больной интерпретирует изображение как какое-либо растение: "цветок, который я выращиваю" (табл. VIII).

При исследовании по методу Вартегга (А.Т. Чередниченко, 1975) у больных шизофренией

обнаруживалось недостаточно аффективно-адекватное отношение к ситуации исследования.

Нередко больные принимались рисовать, не дослушав инструкцию, либо игнорировали ее.

Рисунки носили фрагментарный, нередко символический характер. Отмечалась диспропорциональность отдельных деталей рисунка. У некоторых больных рисунки никак не

соотносились со знаком- образцом. При этом отмечались стереотипии (при выраженном

психическом дефекте). Интерпретация рисунков носит формально-резонерский характер. Так, больной К. почти без связи с заданными знаками рисует неправильный четырехугольник. Этот рисунок он называет "Пища богов".

Часто в квадратах бланка у больных шизофренией встречаются обусловленные их

бредовыми переживаниями надписи, содержащие неологизмы, бессмысленные аббревиатуры.

Нередко больные продуцируют плоские, совершенно лишенные объемности, неоконченные изображения. Такого рода незавершенный (по П. И. Карпову, 1926, "с невыясненной формой") рисунок представляет отдельные штрихи, линии, части геометрических

На рисунках апатичных больных линии едва заметны, рисунок получается бледным,

По данным Э.А. Вачнадзе (1972), больные шизофренией используют для своих рисунков

в основном блеклые тона. При исследовании методом Вартегга больные пользовались цветными карандашами, однако раскрашивали изображенные на рисунке предметы часто неадекватно: руку — в ярко-красный цвет, звезду-в черный и т. п. Так же, как и при исследовании по Роршаху, у больных шизофренией отмечалось значительное снижение частоты появления "стандартных" признаков.

Существенные результаты в исследовании личностно-аффективных особенностей больного обнаруживаются при предъявлении картинок, отличающихся сюжетной незавершенностью и большой эмоциональной насыщенностью. С этой целью могут быть использованы репродукции картин, специально подобранные фотографии, некоторые рисунки из набора ТАТ (далеко не все рисунки этой серии-обладают для обследуемых перечисленными выше свойствами). По наблюдениям Н. К. Киященко (1965), больные шизофренией при исследовании с помощью этих рисунков либо ограничиваются перечислением элементов рисунка, либо дают формально-абстрактную его характеристику, нередко оторванную от конкретного содержания. Как правило, отсутствует субъективное отношение к содержанию рисунка, стремление как-то интерпретировать его содержание, не выделяется эмоциональный

В качестве примера приводим описание картины художника Маковского "Объяснение":

Больной Н.: "Молодой человек пришел к девушке. Очевидно, какая-то сцена. По всей

видимости, семейная драма или интрижка".

Больной П.: "Молодая чета в музее".

Такой же характер носят и описания больными шизофренией специальных рисунков серии

Больной Н.: "Женщина сидит, пассивно задумавшись" (табл. 8FG).

"Мальчик думает активно: он над скрипкой сидит" (табл. 1).

Больной Н.: "Рвение человека к свету из темной комнаты" (табл. 14).

Больной В.: "Женщина сидит у окна" (табл. 8FG).

"Ленивый парень. Разве можно так с инструментом сидеть. Искусство нужно любить" (табл. 1).

Приведенные примеры не во всем однородны. Некоторые рассказы по рисункам лаконичны, выявляют присущий больным подход. Даже без просьбы исследующего больной как бы дает общую оценку показываемого рисунка, его рассказ сводится к резюмирующему впечатлению. В то же время больной В. дает несколько возможных версий развития сюжета по картине, каждая из них лишена эмоционального подтекста, позицию рассказчика можно охарактеризовать как созерцательную. Такой вариант ответа в методиках на исследование мышления свидетельствует о разноплановости его. Следует отметить, что и разноплановость мышления, по нашим наблюдениям, отмечается у больных шизофренией с

выраженным эмоциональным дефектом.

В рассказах некоторых больных отмечается общая стереотипная установка при описании

разных картинок, например, больной Н. все рисунки анализирует с точки зренияактивности или пассивности изображенных на них персонажей.

Несколько отличаются результаты исследования методикой ТАТ больных шизофренией,

осложненной алкоголизмом (В. М. Блейхер, Т. М. Красовицкая, 1980). Атипичность протекания шизофрении в этих случаях, по мнению большинства исследователей-клиницистов, заключается в меньшей выраженности личностного ущерба, в относительной сохранности эмоциональной сферы. У больных шизофренией, осложненной алкоголизмом, рудиментарны такие основные шизофренические симптомы, как аутизм и эмоциональная тупость, нередко у них проявляется своеобразная синтонность, относительно сохранна практическая приспособляемость. Эти клинические особенности были подтверждены экспериментальными данными. При исследовании методикой ТАТ у этих больных отмечалась известная эмоциональная сохранность, у них не наблюдались характерные для больных шизофренией с такой же давностью заболевания, но без алкогольной патопластики, лаконично-формальные "застывшие" сентенции. В то же время в рассказах по рисункам ТАТ проецировались болезненные переживания больных, особенно бредового характера. Так, по таблице, на которой изображены двое сосредоточенных мужчин — пожилой и молодой, больной составляет рассказ, лейтмотивом которого является тема заговора. В рассказах находило отражение отношение к ним больного- беспечно-эйфоричное или, наоборот, брюзгливо-недовольное. Отдельные суждения больных носили характер резонерских, однако в целом определение рисунка через краткую резонерски- формальную сентенцию не наблюдалось. Лексика обследуемых включала характерные для страдающих алкоголизмом колоритные жаргонные слова, что иногда придавало рассказу налет алкогольного юмора.

Таким образом, исследование обнаруживало своеобразный сложный "сплав" личностных свойств, присущих как шизофрении, так и алкоголизму, при известном смягчении первых.

Т.Н. Бояршинова (1975) обнаружила при исследовании методом ТАТ у больных вялотекущей шизофренией своеобразное в сюжетах рассказов по мере течения заболевания: от совершенно конкретного рассказа — к шаблонной стандартной последовательности определенных действий и далее к лишенному причинно-следственных

Эмоциональное снижение у больных шизофренией обнаруживается и при предъявлении им юмористических рисунков. Чувство юмора является одной из наиболее сложных, обобщенных форм эмоциональных проявлений, выявляющих личностные свойства человека, его отношение к ситуации (С. Л. Рубинштейн, 1940, 1976). Нарушения чувства юмора у больных шизофренией связываются со своеобразным расщеплением интеллекта и эмоций (А.С. Познанский, В.В. Дезорцев, 1970).

Наиболее рано нарушается юмористическое отношение к жизненным ситуациям, не являющимся, по С.Л. Рубинштейну, "претенциозно-юмористическими". В известной мере это

связано с недостаточной самокритичностью и проявлениями аутизма. Относительно длительное время более сохранным оказывается восприятие-явно юмористической продукции, например карикатур.

Нарушения чувства юмора при шизофрении достаточно разнообразны. В ряде случаев они

носят парциальный характер-отдельные юмористические рисунки интерпретируются правильно, тогда как другие воспринимаются формально, поверхностно. При значительной

выраженности психического дефекта расстройства чувства юмора носят более общий характер.

Однако и в этих случаях больные по стилевым особенностям рисунка могут правильно определить его жанр, но они не улавливают комизм ситуации. Исходя из определения жанра рисунка и пытаясь его интерпретировать как юмористический, больные нередко в качестве комических воспринимают детали и элементы сюжета, в действительности индифферентные в этом плане.

Особые затруднения у больных шизофренией вызывают серии рисунков, для правильного

развития сюжета в которых требуется известная ретроспекция, перекомпановка отдельных

фрагментов в соответствии с цельностью сюжета, что может быть объяснено изменением

мотивационного аспекта процесса восприятия. Восприятие лишается своей целенаправленности.

В описаниях юмористических рисунков часто выявляются те же особенности, что и при

построении сюжета по рисункам ТАТ: формально-оценочный подход, резонерски комментирующий характер суждений, иногда — разноплановость мышления. Их проявлению

способствует стимуляция исследующим позиции личностного смысла в деятельности больного.

Приводим характерное описание больным шизофренией серии. юмористических рисунков

Бидструпа, в которой изображается уснувший под деревом и хохочущий во сне человек, а

впоследствии выясняется, что причиной этого была корова, лизавшая его пятки и щекотавшая его:

"Ха-ха-ха! Корова лижет самодовольному мужчине Какой-то неизвестный мужчина подошел к дереву, разделся, повесил и лег отдыхать. Раззявил рот и приятно зевает. А затем он

задремал. Улыбается, а вот уже с сарказмом, иронично. Глупо улыбается. в состояние

блаженства и ему корова лижет пятку. Это ирония над образом жизни бездельников".

Эту же серию рисунков описывает другой больной:

"Какой-то незнакомый мне человек решил отдохнуть. Вот и лег он под деревом, на лоне

природы. Ему приснился смешной сон, разные комичные вещи, очевидно, он видел. Вот и

смеялся поэтому. Вдруг он почувствовал, что что-то мешает ему спать. Проснулся и видит, что это корова подошла. Подошла и лижет пятку. Это его и разбудило. Хочешь отдохнуть и выспаться-посмотри сначала, где ты лег отдыхать".

В ряде случаев больной относительно правильно улавливает развитие сюжета в серии

юмористических рисунков, но на вопрос исследующего — какой смысл вложен в этот рассказ — можно услышать резонерски-формальные ответы: "Если уж пасешь коров, то не спи в рабочее время"; "Собрался на охоту, выспись заранее". Другой больной, уловив сюжет рассказа в этой серии рисунков, нивелирует его эмоциональный подтекст общим контекстом рассказа: "Загорать пришел человек и решил заодно отдохнуть, поспать. Уснул. Во сне ему что-то почувствовалось приятное. Затем — все сильнее. Проснулся я оказалось, что корова лижет ему пятки. Видимо, это был хозяин пасущегося рядом стада коров".

Изменение личностной позиции у больных шизофренией обнаруживается и при исследовании уровня притязаний-деятельность их характеризуется безразличным отношением к результатам, к положительной или отрицательной оценке исследующим выполнения задания.

В выборе больными последующих заданий мало отражаются результаты предыдущего этапа.

Эти же особенности вообще характеризуют деятельность больных шизофренией в ситуации

патопсихологического исследования. Ценные данные для характеристики личностных

особенностей больных шизофренией дает методика ММРI. Шизофренический бред не имеет

эквивалента в данных проводимого с помощью методик типа функциональных проб патопсихологического исследования. Наш опыт свидетельствует о том, что при психологическом исследовании у больных параноидной шизофренией обнаруживаются лишь

характерные для шизофрении вообще расстройства мышления и аффективно-личностной сферы.

Выявление в ассоциативном эксперименте неиндифферентных, аффективно-значимых и

отражающих бредовые переживания больного слов-раздражителей не может считаться

достаточно надежным критерием. Исключение составляют данные, полученные с помощью

опросника MMPI. Профиль личности при параноидной шизофрении характеризуется

повышением показателей по шкалам 8, 6 и 4.

Используя в диагностике шизофрении психологические личностные опросники типа

MMPI, следует помнить, что получаемые с их помощью данные нельзя рассматривать

самостоятельно, без их соотнесения с результатами, полученными при патопсихологическом исследовании методиками типа функциональных проб. Это убедительно показано исследованиями А.А. Гоштаутаса (1972), изучавшего применение личностных опросников в диагностике параноидной шизофрении и отметившего, что показатели по шкалам играют важную роль в обобщенных оценках групп больных, но они потенциально недостаточны для целей индивидуальной нозологической психодиагностики.

Опросник MMPI может быть полезен и для выявления диссимуляции бреда. Для таких

больных характерно следующее: усредненный профиль выше средне-статистической нормы (70 Т-баллов) по шкалам 6 и 8 и снижен по шкалам 1,9 и 0. Представляют интерес обнаруживаемые при анализе профиля явления личностной дисгармонии — из данных опросника вытекает парадоксальное сочетание отгороженности со склонностью к установлению широких социальных контактов ("аутизм наизнанку").

Наши наблюдения показывают, что диссимуляция бреда может проявляться в профиле

личности по MMPI и иначе, в зависимости от степени выраженности дефекта и в известной мере от ситуационных установок.

Приводим собственное наблюдение.

Больной Р. Не работает 4 года, хотя к врачам не обращался и пенсии не оформил. Без

специальной подготовки усиленно занимается изысканиями в области математики и философии.

studopedia.su

Это интересно:

  • Навязчивость паранойя и перверсия Читать онлай навязчивость параноя Навязчивость, паранойя и перверсия Фрейд Зигмунд скачать. Читать онлай навязчивость параноя Скачать и слушать онлайн Сказка Прикол» Тут Вы можете слушать и скачать Сказка Прикол в формате mp3 бесплатно без регистрации, а также Хранители сказок: Очень нежная сказка для взрослых - Сказка Ганжина Маленькой, […]
  • Депрессия как побороть самому Как побороть депрессию самостоятельно Утрата радости, апатия и частые приливы грусти говорят о появлении депрессивного состояния. К таким симптомам очень важно отнестись серьезно и постараться побороть их самостоятельно. В противном случае заболевание обостриться, что может привести к печальным последствиям. Депрессия – это психическое […]
  • Умственная отсталость история изучения История становления учения по проблеме "умственная отсталость" (стр. 1 из 4) Кафедра психологии развития История становления учения по проблеме «умственная отсталость» Пузан Я.Г. – студент 3 курса 1.1 Отношение к слабоумным и развитие учения о слабоумии с древности и средние века 1.2 Влияние французской революции на развитие учения о […]
  • Глиатилин при аутизме Глиатилин: инструкция по применению и отзывы Латинское название: Gliatilin Код ATX: N07AX02 Действующее вещество: холина альфосцерат (choline alfoscerate) Производитель: Италфармако С.п.А. (Италия) Актуализация описания и фото: 21.03.2018 Цены в аптеках: от 592 руб. Глиатилин – ноотропный препарат, холиномиметик центрального действия. Форма […]
  • Стресс у ребенка в 1 год Понос у ребенка в 1 год без температуры Диарея беспокоит малышей первого года жизни очень часто. Нарушение стула может быть вызвано изменением питания, инфекционными и аутоиммунными заболеваниями, стрессами и другими причинами. Особенно опасно расстройство, сопровождающееся рвотой и другими симптомами. Однако даже появление поноса без температуры […]
  • Алкоголь и раздражительность Эпилепсия и алкоголь Эпилепсия и алкоголь связаны между собой двояко. Во-первых, пациенты с эпилепсией живут в таком же мире, как и все остальные люди. И алкогольные напитки соблазняют их так же, как и здоровых людей. Однако спиртное с эпилепсией – плохие друзья, так-как горячительные напитки провоцируют и усиливают припадки. При этом эпилепсия […]
  • Феназепам и шизофрения Международное непатентованное название Таблетки для приема внутрь. Раствор для парентерального (внутривенного и внутримышечного) введения. Таблетки, содержащие 0,5,1 или 2,5 мг бромдигидрохлорфенилбензодиазепина — активного вещества. Раствор для внутривенного и внутримышечного введения 1 мг бромдигидрохлорфенилбензодиазепина в 1 мл. Таблетки […]
  • Выпадения волос анорексия Какие народные средства от выпадения волос у женщин эффективнее для лечения? Густая грива блестящих волос – настоящий женский фетиш. Каждый день несколько волосков остаются на расческе, и это нормально: периодически они обновляются, и на месте выпавших вырастают новые. Тревогу стоит бить, когда «волосопад» принимает выраженный характер. В таких […]